Время выхода в эфир: 20 июня 2015, 12:32

Т. Троянская Мы находимся в студии «Эхо Москвы» на Петербургском экономическом форуме. Я приветствую продюсера Александра Роднянского. Здравствуйте.

А. Роднянский Здравствуйте.

Т. Троянская Только что с коллегами вы говорили о технологиях индустрии кино, это конечно проблема очень важная. Но мне кажется, проблема номер один в России это все-таки, что мы будем смотреть в кинотеатрах, а поскольку падение рубля, во-первых, спровоцировало то, что дистрибьюторы очень избирательно покупают кино и в Европе и в Америке и в других странах, во-вторых, недавнее интервью Владимира Мединского, министра культуры, где он сказал, прикрываясь словами Сумарокова, первого директора публичного театра, он сказал, что художник не должен самовыражаться, а он должен воспитывать народ и власть должна с художником вместе действовать.

А. Роднянский Заодно.

Т. Троянская Да.

А. Роднянский Ну что же, давайте все же начнем с главного. У нас этот кризис, о котором вы упомянули он помимо плохой новости для дистрибьюторов, о которой собственно вы и сказали, необходимости селективно относиться к международному контенту или пересматривать условия и характер сделок, до недавнего времени собственно говоря и приводивших на экраны российских кинотеатров большое количество международных кинофильмов означает очень хорошую новость для российских продюсеров. Потому что изменившийся курс рубля означает много меньшее количество рисков, которые на сегодняшний день продюсеры должны брать для себя, для производства тех или иных фильмов. То есть иными словами при наличии здоровой индустрии, опирающейся не только на государственное финансирование, что безусловно на сегодняшний день является главной целью российской индустрии, потому что уж слишком высокая зависимость от госфинансирования означает нездоровый характер индустрии. Здоровая индустрия это та, которая опирается на рынок. То есть на привычку, желание зрителей смотреть кино в кинотеатрах. И вот соответственно в этих обстоятельствах большее количество фильмов могут делать авторы, учитывая доступность современных технологий и десакрализированный характер современного кино, когда его можно снять на цифру на любом носителе, на фотоаппарате современном и выпустить на разнообразных платформах, все же является тем фактом, который свидетельствует о невозможности охватить даже очень высоким государственным чиновникам все богатство производимого в  стране контента. Я вам должен сказать, что на фестиваль Кинотавр, который я возглавляю последние 11 лет, каждый год подается все больше и больше фильмов, сделанных неожиданными людьми в регионах, не профессионалами, они очень часто выглядят любительски сделанными, но среди них встречаются вполне любопытные и яркие картины. То есть иными словами российская индустрия на сегодняшний день представляет из себя много более сложный и интересный рабочий, что ли организм, способный предложить своей аудитории в будущем разнообразные фильмы. Как ориентированные на широкую аудиторию. Так и авторские эксперименты.

А.Роднянский: Рынок осложнил деятельность дистрибуции и облегчил производство кино

Т. Троянская Про Кинотавр мы еще поговорим. А я все-таки как зритель рассуждаю. То есть вы говорите о том, что чем меньше мы будем смотреть европейское и американское независимое кино, тем больше и лучше у нас будет отечественное.

А. Роднянский Я не связываю дистрибуционную ситуацию с производственной в России. Я лишь говорю о том, что рынок осложнил деятельность дистрибуции и облегчил производство. Иными словами все равно международное кино на российский рынок приходить будет. Просто за него будут меньше платить. Или не платить вовсе, а договариваться на других условиях. Как это было в 90-е от результатов проката в России, потому что те, кто делают картины в мире, будь то США, Франция, Германия или любой другой рынок, они безусловно заинтересованы в перспективах проката фильмов, в том числе и на девятом по размеру рынке мира, каковым является Россия. То есть я никогда не имел в виду ограничения и позитивные стороны ограничения международного кинематографа в прокате. Наоборот он должен и будет предлагаться нашей аудитории. Но на этом фоне количество русских фильмов может вырасти. А глядишь с количеством, это очень часто бывает, потому что я не сторонник теория малокартинья, распространенной в 50-е годы, чем меньше фильмов, тем больше и лучше контроль над ними. И шедевры на потоке, лучше сделать 10 фильмов, но все шедевры. В сталинские времена. Такого не получается. Я сторонник того, что из большего количества фильмов соответственно можно выбрать значительно большее количество удачных картин. И вот эта ситуация может сложиться в России тоже.

Т. Троянская А эти уступки уже наблюдаются или вы просто рассуждаете чисто теоретически.

А. Роднянский Ну как, мы в этом году, можно как угодно объяснять состояние дел, выбирали для кинофестиваля 14 фильмов конкурсной программы, которые могут идти только премьерные картины. То есть не выбирали картины, вышедшие в прокат уже из 86 произведенных фильмов для большого экрана. То есть это означает, если добавить с поправками все то, что вышло в прокат или не предполагалось для фестивального отбора, то в России выпускается в год около 100-120 кинофильмов. Как минимум. Это очень большая цифра, сопоставимая с объемами производства кинематографа в советские годы в СССР. То есть иными словами мы имеем представление о том, что кинематограф на сегодняшний день зажил своей, не напрямую связанной от госфинансирования, играющего по-прежнему ключевую роль в существовании наших фильмов и в производстве их, зажил своей самостоятельной жизнью.

Т. Троянская Давайте к Мединскому. Художник и власть.

А. Роднянский Послушайте, позиция Мединского давно известна. Он человек и в этом смысле его даже достоинство – никогда не скрывавший своей, что ли вполне понятной, знакомой нам по недавнему прошлому позиции. Он считает, что роль госчиновника в области культуры является, так скажем, административное влияние на определенные типы кинофильмов. Мы имеем деньги, мы представляем государство, мы вправе говорит Мединский, выбрать те фильмы, которые нужны государству. Мы как бы утверждает он, не запрещаем ни один фильм…

Т. Троянская Пусть растут все цветы, но поливать мы будем…

А. Роднянский Только те, которые нам нравятся. Это его позиция. Понятное дело, было бы странно, когда вы разговариваете с продюсером, продюсер это рыночная функция, она рожденная новыми временами, чтобы я согласился с этой позицией. Мне казалось, что функция государственного чиновника в области культуры поддерживать, прежде всего, все талантливое или все то, что имеет перспективу оказаться интересным очень разным зрителям, живущим в огромной стране. Зрителям, расходящимся по взглядам, убеждениям. Вкусам и предпочтениям. И мне представляется, что долгие последние два десятка лет существования российского кинематографа были связаны на самом деле с чрезвычайно позитивной ролью министерства культуры, которое поддерживало очень разное кино. И если оторваться от выступлений и слов даже министра Владимира Мединского, можно увидеть, что и на сегодняшний день подавляющее большинство очень сложных, подчас противоречивых, критичных, социально-значимых картин были сделаны при поддержке министерства культуры.

Т. Троянская Но это еще прошлая история.

А. Роднянский Это не просто прошлая, это история уже деятельности Мединского. Например, наш фильм, безусловно, расколовший аудиторию на абсолютно полярные точки зрения, я имею в виду «Левиафан» был в том числе поддержан министерством культуры…

Т. Троянская Но потом не мог выйти в прокат долгое время.

А. Роднянский … времен Мединского. Но не, потому что кто-то запрещал. Мы тянули с прокатом. Я просто говорю о другом, что жизнь сложнее. Понятна его публичная позиция. Но когда министерство культуры и лично министр сталкивается с фактом талантливых людей и интересных замыслов, отказать в поддержке им становится все труднее.

Т. Троянская Но вопрос таланта тоже оспаривается тем же Мединским периодически.

А.Роднянский: Функция чиновника от культуры – поддерживать все то, что имеет перспективу оказаться интересным зрителям

А. Роднянский Мы же не обсуждаем личную точку зрения, я лишь говорю о другом. О том, что если вы возьмете, например, прошлый год, уйдем в сторону от упомянутого кинофильма, к которому я имею отношение. Несколько фильмов дебютантов, «Класс коррекции» Ивана Твердовского, фильм Нигина Сайфуллаева «Как меня зовут», картина Юрия Быкова «Дурак», картина Александра Котта «Испытание». Картины сложные, непростые, содержательные. Часть из них очень острые, социальные, они все были поддержаны государством. И это на самом деле позитивное явление. Поэтому мы проходили разные этапы существования кинематографа, и мы привыкли выживать в разных обстоятельствах. Я не согласен с позицией заявленной в этом выступлении, но я точно понимаю, что мы, тем не менее, будем делать и я говорю не только о себе, о многих коллегах. Те фильмы, которые считаем важными для наших зрителей, для тех, для кого мы работаем. И полагаем, что в условиях нынешних обстоятельств многим чиновникам министерства культуры будет сложно отказывать талантливым режиссерам и авторам в поддержке их кинофильмов. Для этого нужно мне кажется найти другие аргументы.

Т. Троянская - Это мы посмотрим. «Код Дурова» это картина, над которой вы сейчас работаете. Она при поддержке фонда кино?

А. Роднянский Она создавалась вначале при поддержке фонда кино, но в связи с тем, что мы затянули с производством картины, в силу того, что мы долго и чрезвычайно детально работали над сценарием, мы как-то несколько раз меняли направление.

Т. Троянская Почему меняли?

А. Роднянский Потому что мы столкнулись со спецификой что ли аудиторных предпочтений. Поверьте, что не политических. Потому что если политических, мы бы не покупали сами права на книгу Николая Кононова «Код Дурова» и всерьез не занимались бы историей, связанной с Павлом Дуровым. Создателем сети Вконтакте. Второй по размеру социальной сети в мире. Мы просто вдруг и для себя достаточно твердо уяснили, что истории успеха в России, у нас прецедентов много, не пользуются в силу разных социальных, психологических что ли, исторических факторов столь значимым интересом, каковым пользуются они в США. История Цукерберга, мальчишки, который создал фейсбук, сделанная необычайно талантливыми авторами я имею в виду Арона Соркина и Дэвида Финчера, она вызвала и дискуссии, но и масштабный зрительский интерес. Несопоставимый, конечно, с интересом к большим зрелищным блокбастерам. Но тем не менее. Мы же столкнулись с тем, что байопик, то есть биографический фильм о 27-летнем мальчишке, который потратил 8 или 9 лет своей жизни на свое дело, может оказаться невостребованным аудиторией. Мы вошли в дискуссию сами с собой и начали делать картину, собственно о сети. О потребностях людей коммуницировать друг с другом. Здесь конечно потребовалось время. Мы собственно от фильма биографического пришли к многолинейной, сложной, насыщенной разными историями картине об Интернете и социальной коммуникации. О потребности в коммуникации. О том, как отличаются люди в реальной жизни, в офлайне от своих же аватаров, то есть от самих себя в онлайне. И соответственно мы вернули деньги, не выйдя в срок в производство, мы вернули деньги фонду кино. Но мы сделаем эту картину, но там была и поддержка министерства культуры. Она небольшая и не думаю, что она займет более в результате 15-20% бюджета, но она была. И соответственно в этом смысле, картина будет тоже сделана при поддержке министерства культуры. Титр этот будет.

А.Роднянский: Функция чиновника от культуры – поддерживать все то, что имеет перспективу оказаться интересным зрителям

Т. Троянская Когда картина должна выйти?

А. Роднянский Я надеюсь, что мы начнем снимать ее осенью, и тогда она будет в следующем году.

Т. Троянская В дальнейшем вы планируете с министерством и фондом кино взаимодействовать?

А. Роднянский Роль государственного финансирования в России это фактически единственный инструмент, который каким-то образом уравнивает российскую индустрию, равно как это происходит с общественными и государственными фондами в европейских странах, в конкуренции с колоссальной транснациональной индустрией, каковой является Голливуд. Преимущество Голливуда состоит в том, что он опирается на способность и умение, выработанное за сто лет истории американских фильмов пересекать все границы и выходить одновременно в 70-80 странах мира. Это их ключевое преимущество. Любой американский продюсер, запуская тот или иной фильм в производство, рассчитывает на выпуск такого фильма и выстраивает свой бюджет и свои планы в зависимости от перспектив выхода во всем мире. Любой русский продюсер рассчитывает только на русскоязычный рынок. В этих обстоятельствах наличие госфинансирования безусловно, является одним из немногих что ли страховочных механизмов, позволяющих принимать на себя те колоссальные риски, которые из себя представляет киноиндустрия, не способная быть просчитанной, угаданной так легко. Она всегда зависит, она черный ящик. Это знает любой, кто сталкивается с кино. У самых выдающихся продюсеров мира, самых успешных от Стивена Спилберга до Джерри Брукхаймера, от Сильвера до Скотта Рудина, всегда есть некое соотношение успехов, удач и неудач. Это есть у каждого, так вот для тех, кто берет риски, принимает на себя в России, госфинансирование, будь это министерство культуры или фонд кино, является единственным возможным страховочным механизмом.

Т. Троянская Но вы понимаете, что отправляясь на питчинг, любой режиссер или продюсер понимает, что это нельзя, это нельзя, это нельзя.

А. Роднянский Конечно. Я же участвую в питчингах. Это вообще продюсерское дело, как правило. Это ограничения, я же не сказал, что государственная поддержка это единственно возможный способ. Я сказал, что это наиболее гарантированный. В наших обстоятельствах нужно исходить из того, до какой степени ты хочешь сделать тот или иной фильм. Я верю и всегда верил в то, что главным в кинематографе являются не деньги, а идеи и таланты. То есть те люди, на которых можно ставить. Всегда придуманную историю можно рассказать либо дешевле, либо рациональнее. Либо эффективнее. Если ты по-настоящему в нее веришь. Мы первые государственные деньги на кинофильмы получили буквально 2-3 года назад. На самом деле все фильмы, например, Андрея Звягинцева та же «Елена» были сделаны без единой копейки госфинансирования. Или картины, которые мы делали другие, даже очень сложные и большие. Доля госфинансирования в удачной картине «Девятая рота» составляла процентов 10, а вышедшая очень громкая и мягко говоря, неоднозначно прозвучавшая «Обитаемый остров» составляла процента два. Притом, что был очень дорогой фильм. То есть иными словами мы этими деньгами не пользовались никогда. Но сейчас в условиях рисков это конечно дополнительный плюс. Если же нет, значит, мы будем каждый раз, как и наши коллеги принимать то решение, которое является главным в жизни продюсера. Рисковать или не рисковать. Веришь в картину, веришь в ее авторов – значит рискуешь.

Т. Троянская Из тех картин, которые были на Кинотавре, мы все увидим?

А. Роднянский Я уверен.

А.Роднянский: Истории успеха в России не пользуются в силу разных факторов столь значимым интересом, как в США

Т. Троянская Они все прокатное удостоверение уже получили?

А. Роднянский Это уже дело продюсеров, полагаю, что все получат. Вопрос в другом. В том, что любой кинофестиваль, в частности Кинотавр существует для поддержки кинематографа нелинейного, то есть не напрямую адресованного зрителю. Не того кинематографа, для продвижения которого достаточно рекламы. Оповещения в кинозалах или на телеэкранах о том, что выходит тот или иной фильм с замечательными артистами. С такими-то спецэффектами. На ту или иную тему. В этом случае все понятно, фестиваль это своего рода навигатор для людей, ищущих сложное, содержательное или любопытное, неожиданное кино. Свежее. Навигатор для них в новом кинематографе, который либо не имеет возможности выходить напрямую с большими рекламными бюджетами, либо эти рекламные бюджеты неэффективны, не имеют никакого смысла в силу того, что та аудитория, которой адресован тот или иной фильм, не смотрит, например, телевидение регулярно или те передачи, в которых традиционно считается необходимым выпускать те или иные картины. И в этом смысле успех Кинотавра состоит в том, что например, в прошлом году из 14 фильмов программы 10 вышли в прокат. Раньше такого не было. У нас бывали годы, 10 лет назад, 15 лет назад, когда подавляющее большинство участников конкурсных программ Кинотавра не выходили в прокат вовсе. На сегодняшний день сам по себе фестиваль, известность у прессы, потому что главными гостями фестиваля всегда являются четыре категории, любого фестиваля. Первое – участники, для них это делается, второе – пресса. Потому что только пресса в состоянии заметить фильм, написать, привлечь внимание тех, кто интересуется такого рода необычным кинематографом. Третье – это те, кто дают жизнь фильму. Дистрибуторы и показчики. Мы неслучайно приглашаем тысячи владельцев кинотеатров и дистрибуторов ровно с той целью, чтобы они увидели те фильмы, на риск показа которых они раньше не шли. И это происходит. И я абсолютно убежден, что из программы нынешнего Кинотавра подавляющее большинство фильмов выйдет в широкий прокат.

Т. Троянская А, опираясь на эти фильмы, вы говорили о раздемократизации кино в России.

А. Роднянский Я говорил, опираясь, в том числе и на эти фильмы, я говорил из понимания того, что я вижу вокруг. Что на сегодняшний день огромное количество людей пробуют себя в профессии. Вот мы в этом году посмотрели для того, чтобы отобрать 20 фильмов конкурсной программы короткого кино, — 415 фильмов. Сделанных людьми, которые либо заканчивали профессиональные учебные заведения, либо не заканчивали. Иными словами, на сегодняшний день это не означает качество кино, поверьте. Это то же самое как говорить о блогерах, как о литераторах профессиональных. Это не так. Но, безусловно, на сегодняшний день доступность кинотехнологии вот такого что ли жанра, не большого аттракционного кино, а кинематографа привычных для аудитории жанров. Драмы, мелодрамы, детектива, триллера, чего угодно. Фильма ужасов. Означает значительно более широкий круг поиска талантливых людей и свежих идей.

Т. Троянская Спасибо. Александр Роднянский, продюсер был у нас в гостях.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире