03 июня 2015
Z Интервью Все выпуски

Акция у офиса Сводной мобильной группы российских правозащитников в Чечне


Время выхода в эфир: 03 июня 2015, 11:16

Т.Фельгенгауэр Елена Милашина у нас на прямой телефонной связи, журналист «Новой газеты». Елена, здравствуйте!

Е.Милашина Здравствуйте!

Т.Фельгенгауэр Давайте, на, объясним нашим слушателям, где вы находитесь в Грозном, и что за акция там должна быть, что сейчас там происходит?

Е.Милашина Я сейчас не буду говорить, где я нахожусь, это сейчас не важно. А ситуация следующая в Грозном. Сегодня планировался митинг против журналистов, против «Эха Москвы», «Новой Газеты», «Дождя», «Открытой России», «Коммерсанта», которые поднимаются последнее время темы по Чечне скандальные, на которые очень плохо реагирует власть. Видимо, сегодня ночью им запретило руководство Чечни проводить этот митинг, и они его переформатировали в митинг в защиту убитого Джамбулата Дадаева. Это, если помните ставропольская спецоперация, в ходе проведения которой ставропольские полицейские убили ДжамбулатаДадева. И этот митинг в количестве 3 тысяч человек и примерно сейчас около 1,5 тысяч человек на самом деле участвует в этой акции – проходит непосредственно около дома, где находится офис сводной мобильной группы, это «Комитет против пыток». Его возглавляет Игорь Каляпин, известный правозащитник, член СПЧ, который в декабре месяце обратился с заявлением по факту высказывания Рамзана Кадырова о НЕРЗБ граждан Чечни, за то, что они родственники боевиков и уничтожения их домов. После этого офис СМГ был сожжен. Этот офис восстановлен и все равно СМГ остается, видимо, мишенью для Рамзана Кадырова. И сейчас проходит там митинг, который трудно назвать митингом, потому что уже есть стрельба.

Я опубликовала видео и фотографии штурмующих людей. Там человек 10-20 в капюшонах, в больничных масках, черных масках с ломами, кувалдами и вооруженных. Они пытаются залезть на балкон офиса СМГ в данный момент на втором этаже. И по фотографии, которую я публикую это видно. Они пытаются также сломать дверь офиса сводной мобильной группы, и толпу призывают идти на правозащитников, бить правозащитников.

Т.Фельгенгауэр Елена, я смотрю фотографии в вашем Фейсбуке. Я не вижу там вообще полиции…

Е.Милашина Нету полиции, нет людей в форме. Акцию координируют люди в гражданке с рациями. И все это должно выглядеть как сами граждане, обычные жители Грозного, которые сегодня утром, когда шли на митинг – это было отчетливо слышно – говорили: «А чего нас туда созвали? Кто такие российские правозащитники? Что мы здесь делаем?» То есть эти люди не совсем понимают, куда их вывели и зачем. Но это должно все выглядеть так, что это сами жители Чечни протестуют против присутствия здесь российских правозащитников, которых Рамзан неоднократно и накануне опять в большом сюжете обвинил в том, что они работают против Чечни, они защищают граждан Чечни и получают за это деньги.

Т.Фельгенгауэр Елена, известно ли вам, может быть, сами члены этой самой мобильной группы звонили в полицию и пытались вызывать их?

Е.Милашина Наданным момент я не знаю, потому что сводная мобильная группа сообщает информацию в свой офис в Нижнем Новгороде, и они тоже ведут онлайн-трансляцию. Связи с ними сейчас у меня лично нет. Вызывали ли они полицию? Ну, естественно, после того, как была стрельба, они должны это сделать, я думаю, они это сделают. Но это нужно обращаться непосредственно к секретарю «Комитета против пыток» Ивану Жильцову, потому что здесь СМГ и я наблюдаю только со стороны.

А.Плющев Понятно. Это Александр Плющев. А вы, Лена, не в курсе, внутри здания кто-то есть?

Е.Милашина Внутри да. В офисе СМГ все сотрудники. Их трое человек местных сотрудников и двое прикомандированных. Возглавляет сводную мобильную группу Альберт Кузнецов. И у них был разработан общий план. Они хотели выйти к митингующим, если, конечно, эти митингующие мирно были бы настроены и попытаться с организаторами акции поговорить, объяснить. Потому что претензии, почему они не защищают, например, родственников убитого Джамбулата Дадаева. Дело в том, что никто к сводной мобильной группе из родственников Дадаева не обращался. Если бы обратились, то они бы рассмотрели это заявление, безусловно, как они, собственно говоря, работают по заявлению другого Дадаева, подозреваемого в убийстве Бориса Немцова, который обратился к ним по факту того, что к нему якобы применялись пытки, и сейчас «Комитет против пыток», московский офис активно работает по этой ситуации. То есть это не та ситуация, что выборочно защищают кого-то, а кого-то не защищают. Это только зависит от того, есть заявления от самих потерпевших или их родственников или нет.

Но в данный момент это просто натравливание под прикрытием толпы, собственно говоря, хулиганов, — хотя это уже и по-другому можно называть, потому что они применяют оружие, — на этот офис, на сотрудников сводной мобильной группы, на правозащитников, которые работают в Чечне, в связи с тем, что сами правозащитники чеченские работать в Чечне не могут после убийства в 2009 году Натальи Эстемировой.

А.Плющев Спасибо большое! Корреспондент «Новой газеты» Елена Милашина, которая сейчас находится в Грозном, была у нас на прямой линии.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире