Время выхода в эфир: 17 апреля 2015, 06:10

О. Рябцева «ВКонтакте» — это нечто непонятное, филиал ада, сидящий в «Зингере» в центре Питера с огромным штатом, которое очень редко дает комментарии. Ты вообще не давал интервью еще ни разу.

Г.Лобушкин Да.

О. Рябцева Вот, собственно, объясни, что такое «ВКонтакте»? Это 50 человек, которые делают – что?

Г.Лобушкин Ну смотри, 50 человек – это не очень много, это небольшой штат по сравнению с такими игроками, как «Яндекс», «Мэйл.ру», «Гугл» и другие. 50 человек в команде разработки – это очень-очень мало. И всего у нас в принципе команда достаточно сплоченная, небольшая. У нас есть агенты поддержки, которые сидят дома или в коворкинге. Есть еще один офис в Санкт-Петербурге и в Москве, и в Киеве еще.

О. Рябцева А там он, что делает?

Г.Лобушкин Они продают рекламу в основном. Плюс киевский офис, он достаточно самостоятельный, они не только продают рекламу. Там есть представители, есть пресс-секретарь, человек, который общается с прессой; есть маркетинговый представитель, который заключает партнерства и прочее и реклама тоже. Москва – это рекламный один практически.

О. Рябцева То есть весь мозг сидит в Питере.

Г.Лобушкин Весь мозг в Питере и, более того, он сейчас в том здании, где мы сейчас с тобой находимся, в доме «Зингера» — это главный штаб наш.

О. Рябцева И здесь 50 человек, которые разработчики, пресс-служба…

Г.Лобушкин Пресс-служба, разработчики и маркетинговый отдел, часть какая-то его сидит. Раньше это были только разработчики. Это была принципиальная позиция Павла Дурова, чтобы все, кто не занят в создании продукта, они были бы отделены. Это очень важное значение имело, поскольку, Павел Дуров всегда считал, и, я думаю, сейчас до сих пор считает, что это люди разных взглядов, разных вибраций. И не то, что там кто-то плохой, кто-то хороший, а просто разные по энергетике люди, они должны быть в разных местах.

О. Рябцева Ты согласен с этим?

Г.Лобушкин Я думаю, да. И мне очень повезло, как человеку, не занятому напрямую в создании продукта, находиться рядом с этими людьми.

О. Рябцева Ты им помогаешь как? Как твой день начинается.

Г.Лобушкин Вот смотри, почему появилась пресс-служба? Мы начали с того, что ты говоришь, что про «ВКонтакте» никто не знает, а это такой филиал ада. Я надеюсь, что это филиал ада в хорошем плане, то есть что-то происходит такое магическое, демоническое – никто просто об этом не знает. И на самом деле пресс-служба исторически появилась для того, чтобы какие-то мифы, которые уже закрепились в обществе по поводу «ВКонтакте» – их разрушать. Их целый список есть, начиная от того, что «ВКонтакте» – это проект ФСБ и заканчиваем тем, что Павел Дуров ест детей.

О. Рябцева Подожди, по поводу ФСБ. Это правда, что вы можете сдавать аккаунты и информацию о пользователях в органы, что вы с ними сотрудничаете?

Г.Лобушкин Ну, как понять «сотрудничаем»? У нас не сидят эфэсбэшники, и нет у них телефона, куда они могут позвонить и попросить что-то…

Лобушкин:Пресс-служба появилась, чтобы мифы, которые уже закрепились по поводу «ВКонтакте» — их разрушать

О. Рябцева Горячая линия.

Г.Лобушкин Да. Нет такого телефонного права, оно у нас не работает. У нас есть законные процедуры, в рамках которых мы обязаны работать, поскольку мы российская компания. Да и любая компания, которая работает на российском рынке. Я думаю, что это есть и в других странах. У нас есть определенный алгоритм действий, с помощью которого органы следственные, судебные, еще какие-то могут получить какую-то информацию от нас. Это все прописано в законе, и мы его исполняем. Поэтому я не знаю, входит ли ФСБ сюда. Роскомнадзор, которые присылает к нам запросы на удаление какого-то контента, есть судебные органы, прокуратура. И в рамках своих компетенций они могут получать какие-то сведения он нас. Но каждый запрос у нас проверяет юрист, модератор.

О. Рябцева Что они обычно просят: имя, фамилия, место рождения?

Г.Лобушкин Смотря что происходит. Если произошло какое-то уголовное преступление, и суд постановил, что для его расследования, раскрытия или еще каких-то действий необходимо получить сведения «ВКонтакте», то мы можем предоставить место подключения, еще какие-то сведения…

О. Рябцева Переписку.

Г.Лобушкин Переписка – тут сложный вопрос, потому что уже предоставление переписки – это нарушение конституционных прав. Если мне не изменяет память, по-моему, это 23-я статья Конституции, которая гласит о том, что каждый гражданин имеет право на тайну переписки, поэтому, когда мы раскрываем переписку, мы предупреждаем… И только по решению суда, хочу заметить, то есть никакой другой орган не может у нас запросить переписку. Это только по решению суда, и мы предупреждаем, что в этом случае нарушаются конституционные права гражданина.

О. Рябцева А пользователь узнает о том, что его переписку вы передаете в суд?

Г.Лобушкин Я так понимаю, что он узнает из суда. Я, если честно, не совсем знаком с этой процедурой, как это происходит, но, я думают, что постфактум узнает только.

О. Рябцева Смотри, есть еще такой миф, что если что-то удалить со страницы, то это удаляется навсегда.

Г.Лобушкин Не обязательно, и не сразу. Во-первых, из интернета удалить невозможно ничего. Все, что попало хоть раз в интернет, оно останется в интернете – надо с этим смириться. У нас, если ты удаляешь, оно удаляется, но кого-то оно могло сохраниться на жестком диске или в кэшах поисковых систем.

О. Рябцева Это, собственно, не только про «ВКонтакте», но вообще про интернет.

Г.Лобушкин Это про интернет, да, это не только про «ВКонтакте».

О. Рябцева У тебя есть своя личная страница «ВКонтакте». Есть такие правила для всех, что нужно там писать, а что не нужно писать и делать?

Лобушкин:Целый список мифов, начиная от того, что «ВК» – проект ФСБ и заканчивая тем, что Павел Дуров ест детей

Г.Лобушкин Ты знаешь, эти правила никто никогда не вырабатывал, они с течением времени появляются, то есть ты начинаешь чувствовать, что можно писать, что нельзя. И надо понимать, что человек, который публично представляет компанию, я например, или любой другой представитель компании, он должен уяснить одну простую вещь, что у него не может быть собственного мнения. Все, что он пишет, – он может хоть обклеить предупреждениями, что это его личное мнение, оно не относится к компании – он должен забыть про это. У него нет личного мнения. У него есть мнение компании, потому что, когда будут писать… Если выложить – я даже не знаю, какое есть приличное сравнение – ну, в общем, какой-нибудь шокирующий контент выложить, сказать, что «это мое личное мнение, компания к этому не имеет никакого отношения», то, когда его будут цитировать, они не будут говорить, что Гоша Лобушкин – хороший мальчик: выложил картинку смешную. Будут говорить: «Георгий Лобушкин – пресс-секретарь «ВКонтакте»» — и будет ездить упоминание именно «ВКонтакте» или любой другой компании, чей представитель там что-то публикует. Были скандалы, недавно, кстати, на вашей радиостанции…

О. Рябцева Я улыбаюсь, что да, это тот самый кодекс, который я писала: «Правила поведения в соцсетях».

Г.Лобушкин Да. Я не знаю, насколько нужен кодекс. Наверное, когда большая компания или корпорация или любая структура, то нужен какой-то регламент. Вот я знаю, у ВВС, например, регламентировано вплоть до использования Emoji они хотят.

О. Рябцева Это смайликов.

Г.Лобушкин Смайликов да, то есть настолько все регламентировано. У нас, конечно, такого нет. У нас компания собрана из людей, которые близки под духу. Вот есть такое понятие common sense, когда все чувствуют, что надо писать, что не надо, и в целом мы в принципе справляемся.

О. Рябцева Они думают, о других коллегах, когда пишут, думают, какой урон может принести компании?

Г.Лобушкин Конечно, конечно, как это отразиться на компании. То есть у компании есть имидж какой-то, и все сотрудники, даже непубличные, его чувствуют, поэтому не возникало необходимости говорить, что вот это ерунда какая-то, это надо убрать, это, вообще, нас позорит. В принципе не было ни одного скандала еще – тьфу-тьфу-тьфу, — связанного с тем, что сотрудник «ВКонтакте» что-то написал и что-то получилось так. То есть, если они и были, то они были спровоцированы нарочно.

О. Рябцева То есть соцсети – это не личное, а все-таки публичное пространство.

Г.Лобушкин Ну да. Тут как бы надо понимать, если ты публичный человек, то твои аккаунты в соцсетях – это публичные страницы. Надо отдавать себе в этом отчет.

О. Рябцева А если ты не работаешь ни в какой организации, все равно публичное?

Г.Лобушкин Смотря насколько тебе необходимо, чтобы публика знала о тебе что-то, ты можешь делать публично или не публично. У кого-то, например, «ВКонтакте», скажем, это для общения с родными и близкими, а другие сети – Твиттер и Фейсбук – они для работы. Вот если человек публичная, медийная персона, то он разделяет сети, например, на личные и не личные. А если человек в принципе не публичный, то, в общем-то, мы позволяем ему настройками приватности ограничить все максимально удобно.

О. Рябцева Мы с тобой заговорили про соцсети. Чем «ВКонтакте» отличается от «Фейсбука»?

Г.Лобушкин Во-первых, у нас разные представления о, скажем так, концепции. Когда мы создаем продукт, они максимально различаются в плане фокуса. Мы фокусируемся на интересах пользователей. Мы, как пользователи, создаем продукт для себя. Я не могу говорить за «Фейсбук», но мы ориентируемся, прежде всего, на то, как мы, наши родные, друзья будем использовать продукт, и он получается хорошо, потому что нам нравится им пользоваться, и, соответственно, нравится пользоваться всем остальным, и поэтому, я думаю, что мы именно из-за этого занимаем лидирующую позицию.

Лобушкин:Все, что попало хоть раз в интернет, оно останется в интернете — надо с этим смириться

О. Рябцева «ВКонтакте» – это площадка для коммуникаций или для распространения информации?

Г.Лобушкин Это и для коммуникации и для распространения информации. Две основополагающе вещи у нас: это лучшее коммуникационное средство в интернете и лучшая площадка для распространения информации.

О. Рябцева За счет чего?

Г.Лобушкин Во-первых, это простой интерфейс, не нагроможденный ничем. Там ни рекламы, там простые настройки, он работает максимально быстро, мультиплатформенный – вот это основные, наверное, такие.

О. Рябцева Смотри, я обычно «ВКонтакте» захожу за двумя вещами. Первое – это послушать музыку или посмотреть сериал, которые пока еще есть — мы еще с тобой об этом поговорим. А есть другая история – это сообщения, то, что ты сказал – диалоги. Я со всеми своими друзьями стараюсь переписываться «ВКонтакте». Правда, удобно и просто. Но, насколько вообще нужна такая соцсеть, в которой я делаю всего вещи, и скоро из-за авторского права останется только одна функция? То есть, это месенджер, что ли «ВКонтакте» станет?

Г.Лобушкин Есть приложения Месенджера, им пользуются – там вообще одна функция. И ничего, неплохо ими пользуются. Нет, «ВКонтакте» ты можешь использовать ради одной функции, кто-то ради двух функций, кто-то приходит только в игры поиграть. Играют в приложении, заводят аккаунты, они ничем не заполнены – они играют в игры, ну им нравится.

О. Рябцева Это популярно?

Г.Лобушкин Да. «ВКонтакте» самая популярная в Восточной Европе игровая платформа. И мы ее так же развиваем, как и другие сервисы: как и личные сообщения, как видеораздел, аудиораздел и остальные. Ты, скажем, приходишь послушать музыку. Кто-то приходит написать родным. Кто-то – написать новости. Я вот, например, использую ее на все сто, то есть практически все сервисы, которые предоставляет соцсеть, я использую на полную катушку, плюс фотографии смотрю своих друзей, старых знакомых, с кем переписываться, может быть, не имеет смысла, потому что нет личных точек соприкосновения, но я всегда знаю об их жизни, и что у них происходит – они выкладывают фотографии.

О. Рябцева Во что ты играешь?

Г.Лобушкин А вот играя я сейчас последнее время ни во что. Я просто не успеваю. Я раньше иногда поигрывал в игры, как бы тестировал, еще что-то смотрел. Сейчас просто уже не остается времени.

О. Рябцева Аудитория «ВКонтакте» – ты можешь мне число сказать и кто это, откуда, из каких городов и стран.

Г.Лобушкин Это 70 миллионов пользователей в сутки. 65% — это Россия, по-моему, и 25% — это Москва, Санкт-Петербург. Это люди всех возрастов. Тут, в общем, все, мы говорим, что все. У нас нет целевой аудитории. У нас целевая аудитория – это 0+.

Лобушкин:Человек, который публично представляет компанию, должен уяснить — у него не может быть собственного мнения

О. Рябцева Все говорят, что «ВКонтакте» – для «школоты».

Г.Лобушкин Это миф. Это, кстати, один из тех мифов, из того списка мифов, с которого мы начали говорить. Да, есть такое представление, что «ВКонтакте» – для «школоты». Это не совсем так. Да, у нас все школьники, но у нас не только школьники. Они как бы ярче себя проявляют. У нас есть взрослая аудитория, там люди любых профессий. Но молодая аудитория, она более активна и она ярче себя проявляет, поэтому, скорей всего, она более заметна. А, скажем, на других площадках есть… то есть, почему кажется, что «Фейсбук» — взрослая аудитория? У нас эта же взрослая аудитория, просто у нас еще рядом с ней находятся школьники и студенты. У них их нет.

О. Рябцева Какие еще мифы есть и стереотипы?

Г.Лобушкин О том, что «ВКонтакте» заходят, например, послушать музыку и посмотреть видео. То есть мы популярны только за счет музыки и только за счет видео. Это неправда, потому что у нас эти разделы у нас не входят даже в пятерку самых популярных. Да, люди слушают музыку, потому что она есть, или смотрят видео. Они смотрят кино, и я хочу сказать, что, например, фильмы – их не смотрят настолько много, чтобы это было драйвером роста, потому что мы не можем просто переоценивать возможности роста интернет-соединения в России. У нас 70 миллионов каждый день. Даже 1 миллион людей, который может себе позволить загрузить ролик каждый день и для этого заходит «ВКонтакте» – это очень много.

О. Рябцева Почему? Потому что интернет в России плохой, или что?

Г.Лобушкин То есть да, как бы мы сейчас прирастаем в основном интернет-мобильными соединениями – там возможности не позволяют так запросто загружать фильмы. Конечно, сейчас в больших городах есть LTE, везде есть Wi-Fi, но люди не заходят для этого, не регистрируются «ВКонтакте», чтобы посмотреть видео. Сейчас очень много сервисов, которые предоставляют эти возможности, и они гораздо более удобны, наверное, структурированы. Хотя мы и развиваем свою видеоплатформу, у нас на нее большие планы. И очень много правообладателей уже сами загружают нам ролики в своих плеерах или в нашем плеере, монетизируют через наш плейер – мы даем такую возможность. То есть они могут загрузить фильм и за счет рекламы, которую мы показываем, получать доход от этого.

О. Рябцева Как отличается видео правообладателя от видео со стороны, пиратского видео? Они как-то помечены галочкой?

Г.Лобушкин Сейчас у нас есть технология, которая может находить выложенные пользователями видео, то есть не правообладателем, а обычным пользователем. Если он выкладывает кино, то мы с помощью такой технологии находим такой ролик. Мы его не удаляем, мы его можем заменить на видео правообладателя, зачастую это просто даже видео лучшего качества, пользователь не потеряет это видео, но оно будет монетезироваться: перед ним будет показываться, скажем, реклама.

О. Рябцева То есть это автоматически происходит?

Лобушкин:Если ты публичный человек, то твои аккаунты в соцсетях — это публичные страницы

Г.Лобушкин Это происходит автоматически, да. То есть у нас для сотрудничества с правообладателями есть широкий набор инструментов. Мы можем удалить видео, мы можем удалить и потом запретить выкладывать его. Или можем – смотря какая модель – просто договориться и правообладатель будет получать доход. У нас есть сторонние плейеры, подключенные: плейер «Первого канала», еще какие-то… Они могут в своем плейере, как YouTube, например: мы можем посмотреть ролики YouTube прямо в социальной сети, никуда переходить не надо. Его так же можно найти в поиске в обычном. То есть, если человек ищет какое-то кино, которое он хочет посмотреть или сериал – вот как ты смотришь. Ты переживаешь, что их скоро удалят. То, может быть, их не удалят, может быть, их сделают легальными и ты будешь их так же смотреть дальше. А, может быть, удалят – ну, тогда ты не посмотришь, нигде не посмотришь. Но, скорей всего, его сделают легальным или он будет доступен в плейере правообладателя, но тоже «ВКонтакте», и ты будешь точно так же его находить в обычном для себя поиске и даже не заметишь, скорей всего, разницы.

О. Рябцева Есть процентное соотношение, сколько процентов правообладателей, а сколько от пользователей.

Г.Лобушкин Мы пока просто не считали, честно.

О. Рябцева Ну, почему ты врешь?

Г.Лобушкин Я тебе серьезно говорю.

О. Рябцева О’кей, хорошо.

Г.Лобушкин Или, во всяком случае, у меня нет под рукой этих цифр…

О. Рябцева Но ты понимаешь, что это же очевидный вопрос… Если у вас очень мало правообладателей, и весь контент на сайте – музыка и видео — от пользователей, то зачем, вообще, ограничивать?

Г.Лобушкин Нет, пользовательское видео – это не только пиратский контент.

О. Рябцева Нет, я имею в виду сейчас только пиратский контент. Пиратское видео меня не интересует. Меня интересуют только фильмы, сериалы, мультики. Вот смотри, ты убираешь все сериалы или заменяешь, которые были размещены пользователем, и вместо 80-ти сериалов остается 3, потому что у остальных нет лицензий от правообладателей, так получается? Например, HBO. У вас есть согласие с HBO? Нет. Значит, половины американских сериалов «ВКонтакте» не будет просто.

Г.Лобушкин У HBO или, по-моему, у американских сериалов есть партнеры в России, которые через свои платформы крутят эти сериалы. У нас есть, например, приложение «Амедиатека» и там можно посмотреть практически сразу все… почти все американские сериалы.

О. Рябцева Почти все.

Г.Лобушкин Да, почти все, О’кей. Ну, хорошо. Я могу просто узнать. Но смотри, тут надо еще понимать, если выложен сериал, он не считается пиратским, пока кто-то не сказал, что он пиратский, потому что мы доверяем пользователю. Мы предупреждаем пользователя, что выкладывать пиратский контент запрещено. И поэтому любой контент, который выложен, если за ним не пришел правообладатель, то он еще не признан пиратским, и, может быть, даже и не будет признан – тут сложно сказать.

О. Рябцева То есть контент, и на него либо жалуется пользователь, тогда вы проверяете его на пиратство?

Г.Лобушкин Нет, у нас есть раздел DMCA на сайте для правообладателей.

О. Рябцева Что это?

Г.Лобушкин Dmca – Digital Millennium Copyright Act – это закон, по которому работают все крупные площадки мировые. Скажем так, контент выложенный, он не признается пиратским, пока за ним не пришел правообладатель. Правообладатель можно по этой процедуре удалить спорный контент, предоставив все необходимо документы.

О. Рябцева Или просто удалить и не заменить.

Г.Лобушкин Да, это как бы самый простой алгоритм работы с таким контентном. У нас приходит правообладатель, говорит: «Вот у меня есть права на него, вы нарушаете мои права, пожалуйста удалите». Мы удаляем. Это не только видео, аудио, это может быть любой контент — фотография… в общем, не важно. Мы тоже по такой штуке работаем…

О. Рябцева А пользователи часто жалуются на пиратский контент?

Г.Лобушкин Пользователи не могут жаловаться, то есть у пользователей нет прав жаловаться на пиратский контент. У пользователя есть право пожаловаться на запрещенный контент. Пользователи используют это право достаточно успешно и помогают нам модерировать ресурс, чтобы на нем не было каких-то противоправных материалов.

О. Рябцева Кстати, про противоправные материалы. Смотри, мат, неправдивая информация, ругательства и так далее – вот кто должен нести за это ответственность: пользователь, площадка или кто? Или Роскомнадзор ходит и всех стреляет сам?

Г.Лобушкин У нас в штате модераторов всегда есть юристы, которые дают юридическую экспертизу. Скажем так: если модератор не уверен, что этот контент должен быть в социальной сети, то он, скорей всего, оставит его юристу. Если и юридическая команда не уверена, то мы оставляем это на откуп Роскомнадзору, если случай неочевидный. Просто есть очевидные случаи, то есть суперпонятно: противоправный контент, — то мы, конечно, удаляем. Есть у нас такой сервис жалоб. Любую фотографию, видео – не важно – записи на стене – мы их проверяем очень быстро. Если не уверены – проверяют юристы. Если они не уверены, то тогда просто его не трогаем. Если за ним придет Роскомнадзор, то мы уже будем принимать какие-то меры.

О. Рябцева Вот ответственность, когда Роскомнадзор приходит, он должен наказывать пользователя или площадку, на которой размещено это?

Г.Лобушкин А я не уверен, что Роскомнадзор компетентен кого-то наказывать.

О. Рябцева Ну штрафы выписывать. Он же это делает. Выписывает рекомендации.

Г.Лобушкин Мы, как платформа, мы – провайдер мнений. Мы нейтральная площадка, поэтому мы и говорим, что мы даем возможность высказаться всем, абсолютно всем независимо ни от чего, если они не нарушают закон. Мы должны смотреть за соблюдением закона, и мы его, в общем-то, скорей всего, будем соблюдать. Поэтому, если регулятор признает, — что маловероятно, — что виноваты мы в распространении какого-то негативного материала, противозаконного, то мы будем объяснять, почему.

О. Рябцева Помнишь, была история с «Яндексом», когда у них были выложены какие-то фотографии. То ли судебное разбирательство было, то ли Роскомнадзор попросил удалить и обвинил «Яндекс» в этом, что на их площадке есть неугодные картинки, изображения и так далее. И «Яндекс» очень долго пытался объяснить, что «мы дайджест, то есть, по сути, мы генерируем то, что уже размещено другими пользователями в интернете». И виноват был «Яндекс», площадка. Вот насколько это, вообще, адекватно?

Лобушкин:Контент выложенный, он не признается пиратским, пока за ним не пришел правообладатель

Г.Лобушкин Мне кажется, просто пока, видимо, регулирующее законодательство не поспевает за развитием технологий, потому что «Яндекс» — это поисковая машина, он не генерирует сам контент. Он просто помогает быстро добраться до того контента, который сгенерирован пользователями, так же, как и «ВКонтакте» в общем-то. Поэтому, если по закону – опять же надо посмотреть все обстоятельства этого дела – получилось так, что виноват «Яндекс», ну, скажем, физически эти картинки лежали на серверах «Яндекса», которые кэшируют информацию, — у них есть сервера, — то, может быть, можно наказать. Но идеологически это, наверное, неправильно.

Поисковая машина и разработчики, которые находятся в этой компании и делают хороший продукт, они не должны отвечать за то, что кто-то им противоправно пользуется. Как если наказать дорожные службы за то, что на дорогах происходят аварии, сбивают пешеходов. Построили дороги, а у вас тут сбили пешехода. Пожалуйста, вот, человек, который на катке ездит, он же не должен нести ответственность. Потому что дорожное законодательство лучше сделано, у него было больше времени трансформироваться до адекватных каких-то процедур, чем законодательство, которое регулирует IT-сферу. Так же, как и «ВКонтакте», например, у нас иногда возникает недопонимание с Роскомнадзором, когда в какой-то группе – ну, то есть, когда группа сама по себе, может быть, и хорошая, — но там один пост выложен, который может нарушать закон, или комментарий. И нам приходит ссылка, например, закрыть все сообщество. Но это, скорей всего, не совсем правильно, потому что мы так перебаним всю социальную сеть, все профили. Мы говорим, что «смотрите, эта противозаконная информация находится по такой ссылке конкретной; она более конкретная, чем то, что вы присылаете». И нам чаще всего удается найти какой-то компромиссное решение. И мы сохраняем все сообщество, удаляем только непосредственно место, где нарушается закон.

О. Рябцева Роскомнадзор прислушивается?

Г.Лобушкин У нас пока есть вроде понимание, что, скажем, из-за одной записи или комментария не обязательно удалять всю группу, мы можем удалить конкретно, нарушающую материал.

О. Рябцева К сайту «Эхо Москвы» несколько было вынесено предупреждений как раз о том, что пользователи размещали какие-то неугодные и не очень хорошие комментарии. И нам лично очень тяжело было объяснить, что это открытая площадка, комментарии мы не убираем специально, чтобы была возможность высказаться. Но, когда пользователь писал что-то с матом, и мы не успевали удалить, например, висело полчаса на сайте. Роскомнадзор приходил с бумажечкой и говорил: «Вот смотрите». Я просто не могу понять, люди, которые координируют интернет, они не понимают, что такое интернет, что такое свободное поле в интернете?

Г.Лобушкин Мне кажется, да. Но это не одна из бед. Просто есть люди, которые исполняют закон, который уже есть, они в рамках своей узкой компетенции его исполняют. Вот у них, скажем, есть комментарий на «Эхе Москвы», который нарушает закон, он запрещен, и они присылают телегу на все «Эхо». Хотя могли бы просто попросить удалить комментарий. И вот тут нужно объяснять им, то есть я допускаю, что они просто по незнанию делают такие вещи, не из-за того, что они хотят, скажем, закрыть весь сайт «Эхо Москвы».

У интернет отрасли еще сейчас нет достаточно мощного лобби и в Госдуме и в правительстве и вообще.

О. Рябцева Прочему?

Лобушкин:Напринимали сейчас законов, благодаря которым могут закрыть любой сайт просто по щелчку пальцев

Г.Лобушкин Ну вот, непонятно.

О. Рябцева Еще Медведев раздавал всем айпады, Никифоров ходит, везде популяризирует интернет по администрации. Почему до сих пор у интернета нет лобби. У всего мира есть, а у России – нет?

Г.Лобушкин Они, действительно, и Медведев и Никифоров вносят значительный вклад в развитие интернета в России, но, видимо, пока этого не так достаточно, как, скажем, на Западе, где президент встречается с главами компаний лично. То есть там это на совсем другом уровне, поэтому все законодательство, которое у них, оно принимается с учетом интересов интернет-компаний. У нас есть подобные шаги, предпринимаются, но у нас это пока еще зачаточный вариант.

О. Рябцева Чего бы тебе хотелось в идеале: чтобы Путин раз в месяц, раз в год встречался с главами компаний типа «Яндекс», «Мэйл», «Гугл», «ВКонтакте», «Фейсбук» — как это должно происходить?

Г.Лобушкин Честно, не знаю, потому что у меня нет экспертизы по этому поводу, нет опыта госуправления и понимания, как это все должно быть. Было бы здорово, наверное, если бы было какое-то министерство интернета. Вот есть у нас министр телекоммуникаций господин Никифоров, но телекоммуникации – это достаточно широкая область, куда входит интернет, а интернет сам по себе широчайшая область. Вот, если бы был у нас какой-то министр интернета или даже не на уровне министерства – на уровне департамента какого-то. Просто, чтобы был голос, который будут слышать. Потому что сейчас мне иногда кажется, что на повестке Госдумы интернет обсуждается с точки зрения каких-то там бесов, растлителей малолетних и прочей вообще нечисти – вот она вся в интернете сидит. И люди, которые принимают законы, они исходят из того, что все зло – оно в интернете, и нам надо с этим злом как-то что-то сделать: запретить комментарии писать или наказывать Венедиктова за то, что у него какой-то чувак в комментах напишет пакость. В общем, все это зло – что-то с ним надо делать – вы там сделайте, что-то напринимайте. Вот напринимали сейчас законов, благодаря которым, могут закрыть любой сайт просто по щелчку пальцев.

О. Рябцева Мы с тобой начали говорить про сервера. Как тебе идея национального интернета? Сейчас очень многие обсуждают. Давайте расшифруем, чтобы было понятно, потому что никому непонятно, что это за словосочетание. Но имелось в виду вот, что – что весь интернет российский должен находиться в России, а это значит, что сервера, на которых хранится вся информация, должны находиться в России, все провода должны лежать в России, все пользователи должны быть зарегистрированы в России и из России… Как тебе это кажется реалистичным и адекватным?

Г.Лобушкин Тут надо просто понимать, почему люди, которые выносят на повестку подобные обсуждения – чем они руководствуются. Если они хотят сохранить информационный суверенитет в каком-то экстренном случае, то, в общем-то, их посылы понятны. Если мы хотим сделать что-то такое, как в Китае или Северной Корее, то тоже понятно. Мне, как представителю компании, которая работает на только в России, но и на международной арене, эта идея не кажется такой блестящей. Просто, как я уже говорил, «ВКонтакте» – это только 65% в России. Хотя у нас, конечно, все сервера практически находятся в России.

Лобушкин:Павел Дуров, даже когда был с нами «ВКонтакте», был таким магическим человеком

О. Рябцева Но есть и за рубежом

Г.Лобушкин Есть кэширующее оборудование, но оно не представляет никакого интереса.

О. Рябцева Что это такое?

Г.Лобушкин Это просто оборудование, которое позволяет западным пользователям быстрее загружать контент. Это все то же самое, что хранится и в России, просто оно хранится поближе к западным пользователям…

О. Рябцева Дублируется.

Г.Лобушкин Да, дублируется, чтобы они быстрее получали этот контент.

О. Рябцева А все сервера и все в России?

Г.Лобушкин Все в России, то есть все пользовательские данные, фотографии – все находится в России. Может быть, какая-то часть находится за рубежом, но это то же самое, что здесь, просто, чтобы быстрее дойти, потому что провод тянуть до сюда, естественно, дороже, чем до центра, который находится в Европе, то есть физически. Просто так необходимо.

О. Рябцева Мы уже близки, значит, к национальному интернету?

Г.Лобушкин Тут, понимаешь, палка о двух концах. Вот смотри, опыт, например, китайских компаний показывает, что национализация интернета или его изоляция, она позволяет вырастить компании с миллиардной капитализацией, то есть это просто гигантские суммы. Они добились этого только потому, что они закрыли просто интернет извне. То есть ни «Гугл», ни «Фейсбук», ни «Твиттер» не могут там комфортно работать. Они пытаются, у них не получается. И на этом поле вырастают свои какие-то свои национальные компании.

О. Рябцева У нас «Спутник» появился – поисковый запрос.

Г.Лобушкин У нас появился «Спутник», поисковая машин. Но у нас, в общем-то, и без «Спутника» есть, например, «Яндекс».

О. Рябцева У которого сервера за границей.

Г.Лобушкин А в общем, это компания, которая в России занимает лидирующие позиции, то есть она не дает «Гуглу» просочиться на сто процентов. Посмотрите, в каких-то еще странах есть национальный поисковик? Национальный не как «Спутник», а национальный как отечественная компания. Это только в России так. Я просто, если честно, не помню. Может быть, в Китае и еще где-то есть. Везде «Гугл». Если посмотреть на карту, где «Гуглы», будет раскрашен – все страны, где «Гугл» на первом месте – она же будет вся этого цвета практически, кроме России и СНГ.

О. Рябцева Зачем «Спутник» тогда, если есть «Яндекс»?

Г.Лобушкин Вот надо спросить у ребят, кто делал «Спутник».

О. Рябцева Ты понимаешь, что через запятую ставят: вот есть «Спутник» вместо «Гугла» и «Яндекса» и есть «ВКонтакте» вместо «Фейсбука»?

Г.Лобушкин Это я просто не видел сравнения, чтобы «Спутник» противопоставляли «Яндексу».

О. Рябцева Но я тебе говорю: есть такое… Потому что наш президент сказал, что они недостаточно национальные, потому что сервера находятся за границей. Поэтому был создан «Спутник» как часть идеи национального интернета. И вообще, все должно быть русифицировано; «Фейсбук» нам не нужен – есть «ВКонтакте»; «Гугл», «Яндекс» нам не нужны – все будет в России, у нас есть «Спутник». И Твиттер еще можно заменить. Они тоже там что-то пытались создавать. Как же эта штука называлась? Помнишь, было что-то вместо Твиттера? Мгновенные сообщения… в общем, года три назад.

Г.Лобушкин Честно, было очень много всяких проектов, которые пытались повторить успех западных, но Твиттер не выстрелил, видимо. Но тут понимаешь, в чем дело. Смотри, мы можем законодательно запрещать появление у нас каких-то игроков зарубежных. Но на ментальном уровне все равно… Мы можем сделать «Спутник», мы можем сделать отечественный Твиттер, отечественный «ВКонтакте», еще что-но, но кто им будет пользоваться? То есть люди не пользуются, потому что это отечественное, люди пользуются, потому что это хорошо. Вот повезло же – «Яндекс», например, сделал хорошую поисковую машину, и вы пользуетесь не потом, что он российский, а потому, что хороший. Или «ВКонтакте» – все сидят «ВКонтакте», а не в «Фейсбуке», не потому, что отечественная, российская разработка, а потому что мы просто делаем качественный продукт. Другие продукты не получилось сделать. И нам, мне кажется, надо поддерживать естественную конкуренцию. Потому что у меня создается такое впечатление, что российские IT-компании не настолько защищены перед внешними угрозами, чем западные IT-компании у себя на родине. Скажем, «Фейсбук» или «Гугл» получают у себя на родине, в США протекции, чем «ВКонтакте» или «Яндекс», и это важно.

Даже в России, я тебе хочу сказать, что Медведев перед тем, как зарегистрироваться «ВКонтакте», он зарегистрировался сначала в «Твиттере» и «Фейсбуке», причем написал у себя в Твиттере, что он теперь и «Фейсбуке». Это, конечно, пример такой, самый яркий, но честно, весь политический истеблишмент в России – весь сидит в «Фейсбуке»?

О. Рябцева Почему?

Г.Лобушкин Вот так получилось. Я думаю, что это не связано с тем, что «ВКонтакте» хуже технологически. Это просто фиксация того разрыва между элитой и обществом, которые существует в России, она просто зафиксировалась в онлайн. И, поскольку я не знаю, почему массовый пользователь не идет в «Фейсбук», то там вот сидят все ньюсмейкеры, то есть вся политическая элита. Они есть и «ВКонтакте», они представлены, но, когда, например, делается какое-то заявление, то ссылаются не на нас. То есть, если оно сделано на страницах соцсети, то все говорят: «Вот, написал у себя в «Фейсбуке» — все.

О. Рябцева Тебе обидно?

Г.Лобушкин Серьезно, обидно, потому что люди, которые декларируют какую-то политику импортозамещения, не пользуются отечественными IT-продуктами, хотя они качественней. То есть я не говорю, что надо срочно всем пересесть с немецких автомобилей на российские, но есть же отечественные достойные продукты, и они игнорируются. И вот это, наверное, надо решать, в том числе, и нам, как представителям компании, и в общем, подумать, может быть, им – почему они все сидят там?

О. Рябцева Получается, элита – в «Фейсбуке», а общество – «ВКонтакте».

Г.Лобушкин Элита есть и «ВКонтакте», но она не так ярко себя проявляет.

О. Рябцева Почему, объясни мне? Мы пытаемся, я, в том числе, пытаюсь быть западническим, ближе к миру, или что, или просто мне не нравится внешний интерфейс «ВКонтакте» по сравнению с «Фейсбуком»?

Лобушкин:Здорово, если бы было министерство интернета

Г.Лобушкин Сложно сказать, сложно. Тут надо просто вспомнить, как начинался, скажем, «Фейсбук» в России. Я так пристально за ним не следил, но, мне кажется, что первые пользователи из России там, это те, кто часто путешествует, и у них просто там друзья появлялись…

О. Рябцева За границей.

Г.Лобушкин Да, за границей. И они стали обрастать своими потом чуть-чуть своими друзьями, и в общем-то, зафиксировались там. И пока что больше не растут. Вот они достигли какого-то предела – пользователи России там – и пока роста не наблюдается, во всяком случае, мы теми службами мониторинга, которыми мы пользуемся, они показывают, что роста нет.

О. Рябцева Скажи мне: Павел Дуров ест детей?

Г.Лобушкин Не видел, не видел. Со мной – нет!

О. Рябцева Тебя не съел же!

Г.Лобушкин Вот видишь, да, но я уже не ребенок, но меня не съел.

О. Рябцева Скажи, а где он? Есть примерное представление, что он делает? Он стал приведением аморфным таким.

Г.Лобушкин Павел Дуров, я тебе честно скажу, он даже, когда бы с нами «ВКонтакте», он был таким, магическим человеком. Он космополит, наверное, человек мира, поэтому у него нет якоря где-то. Он везде всегда. Путешествует очень много, поэтому сложно сказать, честно. Я не знаю. Даже, когда я с ним работал, я не знал, где он находится – мы постоянно переписывались через «ВКонтакте», поэтому он мог зайти ко мне в кабинет, а на следующий день уже был где-нибудь в Европе, в Париже, Нью-Йорке, я не знаю. Я об этом мог не знать: мы с ним дальше переписывались ровно в таком же режиме.

О. Рябцева Сейчас вы общаетесь?

Г.Лобушкин Сейчас иногда общаемся, не так часто, к сожалению. Но общаемся.

О. Рябцева Ты пришел «ВКонтакте» 4 года назад.

Г.Лобушкин Да, 4 года назад.

О. Рябцева Что поменялось за 4 года и в самом «ВКонтакте», в том числе? Из-за твоей работы, в основном.

Г.Лобушкин Смотри, я пришел еще, когда был Влад Цыплухин. Я не знаю, ты знаешь его?

О. Рябцева Удаленно, заочно. Я с ним лично не знакома.

Г.Лобушкин Я имел хороший опыт работы с ним. Очень рад, что удалось поработать с ним бок о бок. Он ушел – оставил меня, и вот, продолжаем то же самое.

О. Рябцева Но ты с улицы пришел, что ли? Шел по Невскому, зашел в «Зингер» — попал «ВКонтакте»?

Г.Лобушкин Нет, смотри, «ВКонтакте» – это такая организация… у нее есть армия фанатов, такое сильное комьюнити, которые интересуется непосредственно жизнью социальной сети и ее сотрудников. Вот я был один из них, из числа этого людей. Я, если честно, до сих пор не знаю, но почему-то Влад тогда меня позвал. А Павел Дуров не был против. Потом, когда Влад уходил, Павел Дуров, в общем, согласился оставить меня вместо Влада, и так это вышло. Я, кстати, до сих пор, честно говоря, не представляю, как эти люди – Павел Дуров, Влад – профессионалы своего дела…

О. Рябцева Выбрали тебя.

Г.Лобушкин Выбрали меня, да. То есть для меня, конечно, это большая честь, и вот свой опыт работы с Дуровым, например, я до сих пор считаю одним из самых удивительных вещей, которые со мной происходили не только в работе, карьере, а вообще, в жизни.

О. Рябцева Цыплухин и Дуров ушли, остался ты.

Г.Лобушкин Остался я.

О. Рябцева Но ты хорошая смена, как тебе кажется?

Г.Лобушкин Хотелось бы быть. Я думаю, что потомки оценят.

О. Рябцева Какие потомки «ВКонтакте» могут быть – объясни мне? Будет такие же фанаты следить за твоей работой и давать тебе оценку спустя 5 лет?

Г.Лобушкин Ну кто-то — да. Я думаю, что время покажет.

О. Рябцева И ты веришь в будущее «ВКонтакте»?

Г.Лобушкин Если бы я не верил, я бы тут не сидел.

О. Рябцева Объясни мне, что это может быть за будущее? Выход на мировой рынок, чтобы 65% было не России, а за рубежом?

Г.Лобушкин «ВКонтакте» большие планы. Во-первых, мы скоро поменяем дизайн, который не менялся.

О. Рябцева Да ладно! Что теперь, будет зеленого цвета плашечка, а не синего? Что можно поменять, объясни мне?

Г.Лобушкин Вот, поэтому здесь собраны эти люди, которые знают, что будет актуально, какие будут тенденции. Вот пока они здесь, я думаю, что все будет безупречно. Вот смотри, сейчас все уходят в mobile. Все больше пользователей мобильных. У нас уже 50 на 50. Половина – это те, кто с компьютером, половина те, кто с мобильным. Все больше растет доля тех, кто только с мобильного. То есть они не видят социальную сеть большую, они видят ее только через экран мобильного телефона.

О. Рябцева Кстати, я тоже.

Г.Лобушкин Такие есть, и они прирастают, и мы, скорей всего, эту тенденцию подхватим и станем мобильной социальной сетью прежде. То есть у нас сначала нововведение выходит в mobile, в мобильных платформах, мобильной версии, а потом в большой. Сейчас у нас пока по-другому, то есть мы делаем сервис на сайте, а потом его переносим в mobile. Эта тенденция, скорее всего, поменяется. Плюс мы будем выпускать отдельные мобильные приложения для каких-то сервисов самых популярных. Самые популярные сервисы – это какие? Это сообщения, это фотографии. Так что поэтому будущее «ВКонтакте» пока что в надежных руках.

О. Рябцева Ты мне сказал только про мобильное приложение, а вот в широком смысле: на мир, в космос.

Г.Лобушкин На мир, в космос… Это хороший вопрос. У меня на него пока что ответа нет, но я уверен, что он есть у ребят, которые отвечают за это.

О. Рябцева У разработчиков.

Г.Лобушкин Разработчики, да. Вот после Павла Дурова отдел разработки возглавил Андрей Рогозов, абсолютно талантливый разработчик. Он в команде с Павлом Дуровым с 2007 года, по-моему, очень давно.

О. Рябцева Ну вот тебя-то никто не знал.

Г.Лобушкин В общем, я не ставил себя целью, чтобы меня все узнали. У меня такой цели не было, потому что есть цели компании и задачи, которые нужно компании выполнять. Но, если меня кто-то узнает, это хорошо, но я пока себе таких амбиций не ставил.

О. Рябцева Но, тем не менее, ты согласился на интервью.

Г.Лобушкин Ну да. Я слушаю «Эхо Москвы», мне это интересно.

О. Рябцева: Оо! Как приятно – фанат «Эха»! У меня еще был один вопрос… сейчас я его вспомню. Про этот главный миф. Может быть, нужно забыть про онлайн, и уже выйти в офлайн и начать общаться, отлипнуть от гаджетов, ноутбуков и так далее? Ты как к этому относишься?

Г.Лобушкин Мы против.

О. Рябцева Очень многословно! Почему? Можно перенестись в онлайн и там постоянно сидеть.

Г.Лобушкин Ну так мы были уже в офлайне сколько лет. Теперь пришла эпоха онлайна…

О. Рябцева Гаджетов.

Г.Лобушкин То есть, конечно, я за то, чтобы люди ходили по улицам, общались вживую между собой, и в общем, очень этому рад. Я надеюсь, что «ВКонтакте» способствует сближению людей. Но «ВКонтакте» также ждет в свои ряды все больше и больше пользователей.

О. Рябцева Ты себя видишь в будущем отдельно уже от «ВКонтакте» или вместе с «ВКонтакте»? У тебя перспектива же есть какая-то не как у пресс-секретаря «ВКонтакте», а как Георгия Лобушкина?

Г.Лобушкин Ты знаешь, я об этом еще не успел подумать.

О. Рябцева Почему? Тебе 27 лет. Даже я в свои 23 об этом думаю. Через 5 лет ты кто?

Г.Лобушкин Слушай, я, честно говоря, никогда об этом не думал.

О. Рябцева То есть «ВКонтакте» у тебя пока здесь и сейчас.

Г.Лобушкин Да, во-первых, смотри, я настолько увлечен работой, что мне просто некогда об этом подумать, а потом 5 лет – это такая длинная перспектива. Посмотрим, как получится. Я настолько просто не вижу, я еще не так хорошо планирую, чтобы настолько загадывать. Но посмотрим.

О. Рябцева О’кей.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире