05 августа 2001
Z Интервью Все выпуски

Ночной эфир


Время выхода в эфир: 05 августа 2001, 00:10

5 августа 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Евгений Киселев, гендиректор ТВ-6.
Ведущий эфира Алексей Венедиктов.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Доброй ночи! Сегодня уже 5 августа. И, как обещано, у нас в гостях гендиректор ТВ-6 Евгений Киселев.
Е. КИСЕЛЕВ Доброй ночи!
А. ВЕНЕДИКТОВ — Он вот, живой и светится. Я напоминаю номер нашего пейджера: 974-22-22 для «Эха Москвы» и наш телефон: 203-19-22. Мы будем чередовать вопросы, который пришли из Интернета, которые вы бросаете на пейджер и прямые телефонные включения. Давайте я начну для разминки из Интернета. Из Альметьевска вопрос от Альберта Хайердинова: «Как вы думаете, почему произошел раскол журналистского коллектива НТВ?»
Е. КИСЕЛЕВ Я не считаю, что произошел раскол журналистского коллектива НТВ. Да, несколько человек из тех, что прежде работали со мной на НТВ, остались работать там с Йорданом и Кохом. В большинстве случаев такое решение, поверьте, для меня не было неожиданностью. Т.е., скажем, если бы Татьяна Миткова, я никогда об этом не говорил, говорю впервые, если бы она ушла с НТВ, для меня это было бы большой неожиданностью. Почему так получилось, что, тем не менее, Татьяна осталась, осталась еще группа журналистов, Парфенов, Пивоваров, некоторые другие? Ну, наверное, для этих людей важнее было сохранить для себя гарантию работы в эфире.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А что, те, кто уходили, с твоей точки зрения не имели гарантии?
Е. КИСЕЛЕВ Вы знаете, это был вопрос веры или не веры честному слову Киселева. Я давал им честное благородное слово, я говорил им  ребята, мы не первый год работаем вместе, я обещаю вам мы вернемся в эфир. Но кто-то испугался, не буду называть фамилии. Скажем, ко мне пришел один из журналистов, которые сейчас работают на НТВ, продолжают работать, сказал о том, что он остается, что он с Парфеновым. Я знал его как человека, который в каком-то смысле обязан своей карьерой отчасти, в значительной мере обязан своей карьерой Парфенову, я сказал я тебя понимаю, я знаю, какие у тебя близкие отношения с Леней. Я не удивлен, я тебя понимаю. Он говорил мне какие-то разные слова. Ушел. Потом кто-то из ребят, других корреспондентов, в таком заведенном, возмущенном состоянии, говорит ты знаешь, потрясающе, пришел этот парень к нам в комнату, говорит, я остаюсь, был сейчас у Киселева, объявил ему об этом. Ну, для того, кто ко мне пришел, это было неожиданностью. Он сказал как же так, Евгений Алексеевич для тебя столько сделал, ты его бросаешь?! вот еще, буду я рисковать своей квартирой, я слишком много денег вложил в квартиру, чтобы сейчас рисковать ей.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но обида была, обида прошла?
Е. КИСЕЛЕВ Вы знаете, обиды не было. Было недоумение в отношении некоторых людей, это недоумение, честно говоря, осталось. Есть несколько человек, которые прекрасно знают, что я очень многим им помог в их личной жизни, в творческой карьере, очень много для них сделал, защищал их, скажем, когда прежний руководитель НТВ Добродеев пытался, скажем, их зажимать, была там пара людей, которых Добродеев очень не любил. И они прекрасно знают, что я их защищал и в каком-то смысле защитил до такой степени, что стоял вопрос об их увольнении. И я сохранил их в НТВ. Вот, честно говоря, не понимаю, почему эти людиНу, остались и остались, Бог с ним, но позвони хотя бы, объяснись. Телефон мой не является государственной тайной. И потом Ну, скажем, талантливый журналист Александр Хабаров, но ведь он дважды выступал на митингах! В Москве под стенами Останкино и потом еще специально добровольцем поехал в Питер выступать на питерском митинге, который был на следующий день. И буквально через 3-4 дня принял решение остаться с Митковой, Парфеновым, Йорданом, Кохом. Не объясняя это никак.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Не смотришь НТВ?
Е. КИСЕЛЕВ Смотрю иногда, но редко.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Татьяна Кузнецова из Волгограда: «Уважаемый Евгений Алексеевич! Ваши утренние передачи, к сожалению, не выдерживают конкуренции с другими каналами, особенно неудачно выбраны ведущие «День за днем», не обладающие обаянием и представляющие неинтересную информацию». Я должен сказать, что уже сегодня эти ведущие в эфире «Эха Москвы», Татьяна, вы сможете задать им вопросы
Е. КИСЕЛЕВ А мне, наоборот, кажется, что очень эффектные, красивые девушки. Я не хочу сказать, что программа «День за днем» совершенна. Мне самому многое в нашем утреннем эфире не нравится. Но, разумеется, мы будем многое менять и совершенствовать. Появится много утренних выпусков новостей в новой сетке, которая пойдет в эфир с сентября.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ольга Утрова из Москвы: «Не отразился ли переход на другой телеканал на Вашем собственном материальном положении и материальном положении ваших коллег, особенно звезд? Как Вы оцениваете себя как менеджера?»
Е. КИСЕЛЕВ На моем материальном положении, ровно как и на материальном положении всех журналистов, которые прежде работали на НТВ, переход на ТВ-6 не отразился ни коим образом. Это было обещание, данное нам акционерами ТВ-6, когда они приглашали нас перейти на этот канал, что всем будут сохранены прежние зарплаты. Больше того, тем сотрудникам ТВ-6, которые остались, зарплаты тоже повысили, т.е. привели их в соответствие с зарплатами бывших журналистов НТВ.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Поселок Развилка, ж не знаю, где, Михаил
Е. КИСЕЛЕВ Ой, я не ответил на второй вопрос как я оцениваю себя как менеджера. Я себя оцениваю удовлетворительно.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну, на «троечку», по-школьному. Удовлетворительно это на «троечку».
Е. КИСЕЛЕВ Я могу сказать одно, что в бытность мою главным менеджером НТВ, канал по формуле стоимость/эффективность был самым доходным в России. Т.е., скажем, на пункт рейтинга, а НТВ был одним из трех лидирующих каналов, мы тратили меньше всего денег из всех каналов, которые лидировали на рынке. Т.е. мы значительно меньше вложений имели на один пункт рейтинга, т.е. на 1% доли аудитории. По сравнению с нашими главными конкурентами ОРТ и РТР.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Все-таки из поселка Развилка: «Возможен ли переход Кирилла Набутова с НТВ на ТВ-6? И будет ли ТВ-6 стремиться к лозунгу «новости наша профессия»?»
Е. КИСЕЛЕВ Я думаю, мы придумаем какой-то другой лозунг, но, по сути, новости остаются нашей профессией. Что касается Набутова, то вопрос о его переходе на ТВ-6, можно сказать, решен с осени Кирилл и его программа «Один день» будет выходить на нашем канале.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Переходим к пейджеру, потом вернемся к Интернету, уж не обижайтесь. Интернет, в основном, для других городов, конечно. Татьяна спрашивает: «На «ТЭФИ» выдвинуты ли какие-то программы вашего канала?»
Е. КИСЕЛЕВ Да, выдвинуты многие программы, которые будут выходить на ТВ-6, которые уже выходят и будут выходить на ТВ-6. По персональным номинациям выдвинуты некоторые журналисты. В основном, это журналисты, перешедшие с НТВ, и программы, перешедшие с НТВ. Ну, нельзя же наказывать тех, кто ушел с НТВ, и пришел на ТВ-6, тем, что лишить их возможности участвовать в конкурсе «ТЭФИ»? «Глас народа» по-прежнему остается, безусловно, лучшим политическим ток-шоу на телевидении, соответственно, Светлану Сорокину с ее «Гласом народа» мы по этой номинации выдвинули. Хотя эта программа раньше выходила на НТВ, на ТВ-6 ей только предстоит осенью появиться в эфире.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Тоже с Сорокиной?
Е. КИСЕЛЕВ Да. В номинации, скажем, лучший ведущий информационной программы мы выдвинули Михаила Осокина. Список можно продолжить «Тушите свет!», разумеется, как лучшая юмористическая передача будет претендовать на «ТЭФИ».
А. ВЕНЕДИКТОВ — А вот из программ ТВ-6? Из тех, что остались на канале? Или журналистов ТВ-6?
Е. КИСЕЛЕВ Не упомню, едва ли. Дело в том, что ТВ-6, в  общем, был канал, который находился в состоянии тяжелого кризиса, это ясно из вопросов, которые пришли на Интернет. Многие спрашивают
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но я хотел бы через пейджер. Вот, Галина Сергеевна спрашивает: «Пришли ли на ваш канал какие-то новые, интересные журналисты с других каналов?» Скажем, «Впрок» перешла на РТР, Юля Меньшова на НТВ. А какие журналисты к вам пришли? Вот, Набутова вы уже назвали. Из тех, которых мы, может, еще не знаем, с новыми проектами?
Е. КИСЕЛЕВ У нас будет программа «Ветераны нашей журналистики», появится на нашем канале, Генриха Боровика. Она будет выходить, видимо, с октября или ноября. Генрих Аверьянович блестящий рассказчик, и вот у него будет программа таких телевизионных баек, в основном построенных на его собственном журналистском опыте, на его встречах с разными интересными людьми в России и за границей. Затем, Набутова мы называли Владимир Соловьев, который не является любимым персонажем вашей радиостанции
А. ВЕНЕДИКТОВ — Нет-нет, смотреть люблю, а так нет. Это называется так!
Е. КИСЕЛЕВ Но, тем не менее, он появится у нас на канале. Я думаю, что это какое-то недоразумение все-таки, вот этот спор, который почему-то вдруг вспыхнул.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну, и хорошо, недоразумение и недоразумение.
Е. КИСЕЛЕВ Но, в любом случае, Владимир Соловьев появится у нас на канале сразу с 2 передачами
А. ВЕНЕДИКТОВ — Т.е. без Гордона, но с 2 передачами?
Е. КИСЕЛЕВ Да. Борис Берман с Эльдаром Жандаревым. Помимо «Интересного кино», они продолжат работу над циклом «Интересное кино», но на ТВ-6, насколько я понимаю их творческие планы, «Интересное кино» будет выходить в виде таких, скорее, разовых акций, т.е. такие вот получасовые документальные фильмы, как они уже, допустим, на ТВ-6 сделали фильм о Чухрае. Т.е. программа перестанет быть таким вот журналом разных событий, так или иначе связанных с кино. Кроме того, они работают над программой для позднего вечера, для ночного эфира, которая в каком-то смысле заменит программу Диброва «Антропология», но это не будет повторение «Антропологии» — это программа в жанре интервью, такого неторопливого разговора с интересным собеседником.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ирина Зайцева вопрос.
Е. КИСЕЛЕВ Да, безусловно, программа «Без галстука» Ирины Зайцевой будет выходить так же. И «Один день» Набутова, и «Без галстука» Зайцевой — это программы очень трудоемкие, поэтому не случайно было, что они выходили по очереди, раз Зайцева, раз Набутов, т.е. в одном и том же временном отрезке чередуясь, по 2 программы в месяц. Так и будет на ТВ-6.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Очень многие вопросы совпадают с Интернетом, естественно, и пейджером. И здесь центральная фамилия Сергей Доренко.
Е. КИСЕЛЕВ Да, вот, Владимир Путин из Санкт-Петербурга в Интернете спрашивает: «Взять Доренко указание Березовского?». Я сразу вспоминаю — радиослушатель Юрий Андропов интересуется, кто сочиняет политические анекдоты?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но здесь вот вопрос от Лидии Михайловны, то же самое: «Слышала, что в новом сезоне на вашем канале будет работать Доренко. Какую он будет делать передачу? Мне кажется, что вы рискуете, пригласив его опять учудит что-нибудь». И есть еще вопрос в Интернете: «Как вы относитесь к инциденту с Доренко?» — имеется в виду авария на мотоцикле, Саша из Москвы спрашивает. Т.е. давайте про Сергея Доренко.
Е. КИСЕЛЕВ Вообще-то вспышка интереса к этой теме будет ли работать Доренко на ТВ-6 произошла после того, как Арина Бородина, журналистка «Коммерсанта», пришедшая брать у меня интервью
А. ВЕНЕДИКТОВ — Очень дотошная девушка, за что и люблю! Где бы ни работала.
Е. КИСЕЛЕВ За что ее действительно уважаю. Встретила у меня в приемной Сергея, который зашел ко мне просто сказать «привет»
А. ВЕНЕДИКТОВ — Мало, кто поверит, на самом деле.
Е. КИСЕЛЕВ Ну, что делать? Разумеется, я его спросил, как дела, как развивается история с мотоциклом, что он себе думает про телевизионное творчество. Он сказал, что ему НТВ сделало одно интересное предложение
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вести «Дорожный патруль»?
Е. КИСЕЛЕВ Нет. Ну, как бы не мой секрет, не буду, но то ли Кох, то ли Йордан, то ли оба с ним то ли обедали, то ли ужинали и уговаривали его подписаться под этот проект. Но, насколько я понял, Сергей не захотел это предложение принять, во всяком случае, так он мне сказал, сказав, что это для него неприемлемая смена амплуа
А. ВЕНЕДИКТОВ — Что же могли такое предложить?!
Е. КИСЕЛЕВ — На которую он пойти никак не может.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я просто думаю, что ему «Куклы»? Не знаю Концерты вести?
Е. КИСЕЛЕВ Я прекрасно помню, вот меня упрекают тем, что я забыл, что я беспринципен, что я забыл роль Доренко в атаке на НТВ. Я прекрасно все помню, я помню и то, что когда арестовали Гусинского, Доренко сам пришел на программу «Глас народа» и нас тем самым очень поддержал. Это я тоже помню. Другие почему-то об этом забывают. Я понимаю, что приход Доренко, я говорю сейчас теоретически, на канал ТВ-6, если бы он состоялся, вызвал бы массу нареканий, протестов, и даже, я не преувеличиваю, демонстративного ухода некоторых ныне работающих на ТВ-6 журналистов. В то же время я понимаю, что Доренко очень талантливый человек, там называли другие фамилии, здесь, в Интернете, я видел если взять Доренко, а не взять ли тогда еще Иванова, Петрова, Сидорова? Нет, не взять, потому что Доренко действительно высокопрофессиональный и талантливый журналист. С очень неоднозначной репутацией в прошлом, с очень сложным и действительно, подчас неуправляемым, скандальным характером, и, тем не менее, талантливый. Ну, что? Если он будет работать на другом канале, от этого ТВ-6 не выиграет, как мне кажется. Но повторяю, этот разговор достаточно умозрительный
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но вы договорились продолжить консультации?
Е. КИСЕЛЕВ Мы договорились, может быть, встретиться и выпить вина. Сергей почему-то решил, что я не люблю испанское вино. Так, во всяком случай, он где-то проинтерпретировал. Да нет, испанское вино уважаю, и красную «Риоху», я не помню, какой год урожая он называл, 1994-го года, действительно, очень хороший урожай для «Риохи» Вот, 1994-го года «Риоху» ради Бога. В моей коллекции уже припасена такая бутылка.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Такой довольно длинный вопрос, но он, мне кажется, очень важный, Рамиль Ахмедов из Баку: «Известно, что телевидение очень дорогое предприятие. НТВ, при всем том, что на нем работали прекрасные журналисты, никогда не смог бы стать лучшим российским телеканалом, если бы не огромные финансовые средства, которые вливались в него за счет «Газпрома». Как вы планируете поднимать ТВ-6 при отсутствии столь значительного финансирования? Ведь очевидно, что средств, выручаемые за счет рекламы, на эти цели будет явно недостаточно. Один только замечательный проект «Намедни. 1961-1991» чего стоил, я уж не говорю про открытие собственных коррпунктов в разных странах. Или у вас есть какой-то альтернативный источник финансирования телеканала?» — и дальше обрыв связи в Интернете, но мне кажется, вопрос принципиальный.
Е. КИСЕЛЕВ Вопрос принципиальный. Кстати, и сразу по нескольким пунктам вызывает у меня возражения. Во-первых, «Газпром». Никаких отношений между НТВ и «Газпромом» до середины 1996 года не было вообще. В середине 1996 года НТВ, осмелюсь вам напомнить, уже существовало почти 3 года и уже имело высокий рейтинг, замечательную репутацию, брало призы на «ТЭФИ» и т.д., и т.п., без какой-либо финансовой помощи со стороны «Газпрома» или кого бы то ни было. Существовало на доходы от рекламы и на средства акционеров. «Медиа-моста» еще тогда не было. Была группа «Мост», был «Мост-банк». Да и деньги, которые мы получили от «Газпрома», были далеко не единственными, на которые существовало НТВ — до кризиса 1998 года у нас были огромные доходы от рекламы, которые возрастали с каждым годом. И приведу другой пример. В очень трудный для нас 2000 год, когда уже все средства, полученные от «Газпрома», закончились, никаких новых вливаний от «Газпрома» мы не получали, существовали исключительно на рекламные поступления, и, в общем, окончили год с положительным результатом, вышли на небольшую прибыль.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но суть вопроса в том, как раскручивать ТВ-6, потому что бедная-то компания была, там, 4 камеры, по-моему
Е. КИСЕЛЕВ Разумеется, потребуется привлечение немалых средств. Но денег от рекламы мы получаем тоже немало
А. ВЕНЕДИКТОВ — Уже сейчас?
Е. КИСЕЛЕВ Уже сейчас. И по всей вероятности, год мы закончим с большими результатами Несмотря на то, что рекламный пирог, по сути дела, всегда бывает поделен уже в начале года, когда подписаны все основные рекламные контракты с основными рекламодателями, и вот этот пирог уже разрезать по-новому невозможно. Но некое перераспределение все-таки происходит. И вот мы рассчитываем, что по итогам года мы получим на несколько млн. долларов больше, чем рассчитывали
А. ВЕНЕДИКТОВ — Чем рассчитывало ТВ-6.
Е. КИСЕЛЕВ Совершенно правильно. А в будущем году есть надежда, что рекламные доходы еще увеличатся, даже при нынешнем объеме рынка. А если рынок рекламный возрастет, это зависит от рекламодателей, прежде всего, от крупных западных рекламодателей вроде «Procter&Gamble», «Coca Cola», компаний, которые производят жевательную резинку, «Johnson&Johnson», всякие прочие косметические фирмы, которые тоже имеют огромные рекламные бюджеты, всякие «Mars», «Sneakers», «M&Ms» — то, что называется мелкие потребительские товары. Так вот, если они выделят на Россию большие бюджеты, то и рынок российский рекламный будет больше и, соответственно, в абсолютном выражении, даже при том, что наша доля останется прежней, мы получим больше денег. А наша доля увеличится, я в этом абсолютно не сомневаюсь. Сейчас, правда, не самое удачное время очень ненадежные цифры, рейтинги, доли всех каналов сейчас скачут. Это связано с тем, что очень многие люди не смотрят телевизор, соответственно, вот эти «пиплметры» — специальные аппараты, которые замеряют нашу аудиторию и аудиторию других каналов, просто не работают. Соответственно, выборка очень небольшая, цифры ненадежные. Я думаю, что о рейтингах, о долях нашего канала по сравнению с другими каналами мы сможем реально судить только, с большей или меньшей уверенностью, говорить о том, что мы растем уверенно или мы растем, но не очень уверенно, скажем так, к концу сентября.
А. ВЕНЕДИКТОВ — В этом часе, может быть, последний вопрос, потому что он требует развернутого ответа это взаимоотношения с Борисом Березовским, главным акционером канала. В разных формах он задается. И по последним событиям что означает передача чего-то там «Медиа-Мосту», «Являетесь ли вы другом Березовского или его единомышленником?» и т.д. Я буду искать пока вопросы, но тему я обозначил. Называется что вы можете сказать за Бориса Абрамовича?
Е. КИСЕЛЕВ С Борисом Абрамовичем
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот, из Минска вопрос: «Скажите всем, Борис Березовский ваш друг (в чем я сомневаюсь) или единомышленник (в чем я тоже сомневаюсь)? Николай Селин»
Е. КИСЕЛЕВ А вот Людмила Серганова из Сургута спрашивает: «За сколько вы продались Березовскому?» Я не продаюсь, я вам сразу могу ответить уверенно. «Верно ли, что управление ТВ-6 передано «Медиа-Мосту»?» — абсолютная правда. Что это означает? Это означает, что достигнута некая формальная договоренность, положенная на бумагу соглашение между Березовским и людьми «Медиа-Моста», в котором зафиксировано то, что уже произошло де-факто: Киселев пришел на ТВ-6 гендиректором, вместе с ним фактически управлением ТВ-6 занимается вся команда высокопоставленных ведущих, медиа-менеджеров этой группы.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но вот Березовский в интервью «Интерфаксу» или «Известиям», не помню, заявил о том, что подписан даже документ некий.
Е. КИСЕЛЕВ Нет, это ровно то, что я только что сказал. Договоренность, положенная на бумагу. Это, говоря по-русски, подписано соглашение, подписаны документы. Я большего пока сказать не могу.
А. ВЕНЕДИКТОВ — По другу и единомышленнику. Т.е. что вы оба любители красного вина, это я знаю.
Е. КИСЕЛЕВ В этом смысле мы абсолютные единомышленники. Что же касается остального
А. ВЕНЕДИКТОВ — Давай, я попробую сформулировать более жестко. Вот, Борис Березовский заявляет некие политические позиции. Он говорит я политический деятель, я считаю, что президента к зиме не будет, условно говоря, я считаю, что там вот, спасение придет оттуда, отсюда. Т.е. он себя позиционирует как возможный, если не лидер, то представитель неких политических сил, являясь одновременно ведущим акционером канала ТВ-6. Что это значит для ТВ-6? Для политики ТВ-6, для новостей ТВ-6?
Е. КИСЕЛЕВ Для политики, новостей канала ТВ-6 это значит ровно то, что только что тобой было сказано — что один из крупнейших акционеров ТВ-6 Борис Березовский говорит, что к осени Владимира Путина не будет. Я как гендиректор с большим интересом выслушиваю эту позицию Бориса Абрамовича. Когда мы с ним встречались, мы за то время, которое прошло после бурных апрельских событий, виделись лично 2-3 раза, плюс мы регулярно разговариваем по телефону, обсуждая все больше материи приземленные, касающиеся плана бюджета, сметы, финансирования, эти вопросы, прежде всего, решаешь с акционером, мы с ним обсуждали и эту тему. Меня он не убедил в том, что есть некий сценарий. Я с интересом его аргументацию выслушивал, но убедить он меня не убедил, что реально возможен такой сценарий, что Путин в результате тех или иных чрезвычайных событий может уйти.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Есть ли опасения, что Березовский превратит команду, ушедшую с НТВ, в свое политическое оружие? Как один из лидеров политического движения, естественно, не важно, какого. Есть ли механизмы, которые позволяют журналистам делать новости профессионально, а не политически, механизмы защиты команды НТВ бывшей? Вот это на бумаге, которая там вот 
Е. КИСЕЛЕВ Я же сказал, что я не буду рассказывать, что там на бумаге. Этот документ, скажем так, он носит в большей степени деловой, коммерческий характер, про политику там ничего не говорится.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А про политику? Тогда скажи, как ты понимаешь ситуацию.
Е. КИСЕЛЕВ Я понимаю ситуацию очень просто. Нет таких механизмов. Вот, не может Березовский позвонить кому-то из журналистов
А. ВЕНЕДИКТОВ — Лизе Листовой, сказать Лизонька, вот тут у меня сюжетик, сейчас тебе привезут на самолете
Е. КИСЕЛЕВ Это такая карикатура! Это настолько далеко от реальности. Никогда ни Березовский, ни Гусинский, ни Потанин, если брать «Известия», кому там «Труд» принадлежит?..
А. ВЕНЕДИКТОВ — «Газпрому».
Е. КИСЕЛЕВ Ни ВяхиревВяхирев никогда не звонил в «Труд» журналистам. Потанин никогда не звонил рядовым журналистам «Известий» и т.д. Никогда Гусинский не звонил рядовым журналистам НТВ Березовский общался с Доренко, может, с Кошкаревой, с Нарзикуловым, с Эрнстом, но не более того.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это есть механизм, собственно говоря, есть некая защита для журналистов.
Е. КИСЕЛЕВ Защита для журналистов позиция менеджмента, который говорит, что, простите пожалуйста, но вот это я сам решу, как мы будем действовать, освещать и какие акценты мы будем расставлять. Я вот всегда смогу поставить вопрос именно таким образом. Вот это я всегда с интересом, потому что Березовский, на самом деле, очень интересный человек, который очень много знает, очень своеобразно порой и очень тонко иногда чувствует развитие ситуации, анализирует. Я всегда, не просто из уважения, а потому, что мне это интересно, выслушаю его позицию, поспорю с ним, если буду не согласен, соглашусь с ним, если он меня убедит. Но дальше это дело моих журналистов, как они будут. Ими управляет только совесть и рейтинг. Вот если я скажу, а знаете, ведь по рейтингам иногда можно отследить, на каком сюжете в информационной программе стала расти или падать аудитория, я вот могу сказать там, Вася, вот ты посмотри, на твоем сюжете, я же тебе говорил, когда ты мне показывал материал перед эфиром, говорил, что материал занудный, что его надо коротнуть, что там были лишние синхроны, там были длинноты, мне не нравится, как он был смонтирован. Ты сказал, что это шедевр, не позволил к нему прикасаться грязными руками, грубыми редакторскими руками. Материал пошел в том виде, в котором он пошел. И вот, смотри, на нем у нас ушла треть аудитории. Вот, делай, пожалуйста, выводы. Вот, собственно, такой разговор единственный, который возможен между мной и журналистами.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Евгений Киселев. Я думаю, что после новостей
Е. КИСЕЛЕВ Там были вопросы насчет музыки, рыбалки
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ну, ответь!
Е. КИСЕЛЕВ Владимир Давыдов из Оргояша спрашивает, люблю ли я рыбалку, удается ли мне слушать радио и какую музыку вы слушаете, когда вам хорошо? Я Оргояш, к стыду своему, не знаю, по географии «двойка»
А. ВЕНЕДИКТОВ — Ребята, где Оргояш? Пришлите на пейджер, пожалуйста!
Е. КИСЕЛЕВ Рыбачить не люблю, хотя приходилось. Скажем, подбили меня, когда я был однажды в далеких краях, в Карибском море, на островах на т.н. глубоководную рыбалку это когда быстроходный катер идет по морю, сбросив с таких огромных, толстенных спиннингов крючки с насаженными на них маленькими живыми рыбами. И вот я тогда вытащил 2 барракуды. Это такая работа, оказывается, вспотеть можно, мозоли на руках натер, пока удалось их вытянуть. Это, по-моему, единственный случай, когда я был на рыбалке. Нет, еще так вот пару раз, где-то в компании, но сам я этим не занимаюсь. Радио я слушаю регулярно в машине, должен сказать, что это, как правило, «Эхо Москвы». Любопытно, раньше все мои водители слушали «Русское радио».
А. ВЕНЕДИКТОВ — Так, «Лукойл», понял!
Е. КИСЕЛЕВ Сейчас все слушают «Эхо Москвы».
А. ВЕНЕДИКТОВ — Потому что шеф слушает?
Е. КИСЕЛЕВ Нет, сами.
А. ВЕНЕДИКТОВ — «Тушите свет!» слушают, небось?
Е. КИСЕЛЕВ Нет, не только. А какую музыку я люблю слушать, когда мне хорошо? Вот, например, музыка, которую я принес, я попрошу поставить
А. ВЕНЕДИКТОВ — После новостей поставим, потому что сейчас уже новости. Саша Плющев, садись, прочитай им всем новости, и мы буквально через 2 минуты послушаем. А потом телефончик.
НОВОСТИ.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Евгений Киселев в гостях на «Эхо Москвы». Народ правильно говорит. «Оргаяш находится в Челябинской области рядом с озером Увильды», — пишет из Санкт-Петербурга Кальмар. А Саша Семенов говорит, что Оргаяш находится где-то рядом с Челябинском. И еще одно сообщение: «По Малому атласу мира село Оргаяш находится в 60 километрах от Челябинска». Итак, о музыке. Что мы слушаем?
Е.КИСЕЛЕВ: А слушаем мы песню, которую я очень люблю и слушаю ее уже очень много лет. Это знаменитая израильская песня на иврите «Ерушалаем шель захам» «Иерусалим из золота».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты хочешь сказать, что ты еще и иврит знаешь?
Е.КИСЕЛЕВ: Пытался учить, очень жалею, что не выучил — очень красивый и интересный язык. Все-таки на нем Пятикнижие написано.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Не хочу никого обижать, но, когда я вижу эти рыболовные крючки, я понимаю, что я их никогда не выучу.
Е.КИСЕЛЕВ: На самом деле, израильское квадратное письмо — это практически тот же самый алфавит. Буквы называются так же и принцип, по которому строится письмо. Только пишется справа налево, и не все гласные отражаются на письме. Это очень легко. Так вот эта песня для израильтян то же, что для москвичей песня «Москва моя, ты самая любимая».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо, послушаем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Прежде, чем мы перейдем к телефонным звонкам, один спортивный вопрос. «Евгений, появился ли на ТВ-6 «Футбольный клуб» Уткина? Раз Вы не показываете футбол, хотя бы верните нам Уткина, последний очаг сопротивления «спартакизации» всей Руси».
Е.КИСЕЛЕВ: Футбол обязательно будет на ТВ-6. Я не уверен, будет ли Уткин, потому что у меня с Василием был разговор, в котором он сказал, что он больше не будет вести «Футбольный клуб», что ему это больше неинтересно. В любом случае мы планируем ежедневную спортивную программу. Больше пока ничего не скажу.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Телефон прямого эфира 203-19-22. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи, меня зовут Виктор. У меня вопрос к господину Киселеву. Скажите, пожалуйста, предусмотрены ли в новой сетке развлекательные программы типа программы «О, счастливчик!»? И попутно вопрос: Вам не удалось уговорить Диброва, или Вы его и не уговаривали, чтобы он остался на вашем канале?
Е.КИСЕЛЕВ: Развлекательные программы на ТВ-6 будут, куда же мы от них денемся. Будет много развлекательных программ. И игры типа «О, счастливчик!» тоже на ТВ-6 будут. А что касается Диброва, с ним была такая история. Я не думаю, что Дмитрий обидится, если я расскажу чуть подробнее. Дибров был заграницей, когда произошел захват НТВ. Через несколько дней он приехал. Не успел он приехать, как его чуть ли не волоком завезли на дачу к Коху, где Кох вместе с Парфеновым и замминистра печати Григорьевым уламывали его. Они рассказывали ему, как будет страшна и трагична его судьба, если он останется работать на ТВ-6, и что, если он откажется работать на НТВ, его ни один другой канал не возьмет. А у Димы была давняя мечта поработать на Первом канале, и это для меня не было секретом. Вы знаете, все журналисты делятся на людей, которые просто любят работать на телевидении, и те, которые испытывают священный трепет при мысли о том, что они могли бы работать на Первом канале. Да, безусловно, у Первого канала аудитория больше, но я, например, никогда не страдал из-за того, что программа «Итоги» в свое время ушла с Первого канала на Четвертый. Наоборот, максимальную популярность и авторитет она получила на Четвертом канале. Тем не менее, у Димы было такое предложение, мы с ним долго разговаривали, и он мне сказал: «Я с этими козлами никогда работать не буду, я им так и сказал. А вот Костя Эрнст меня зовет на ОРТ, и это, конечно, очень заманчиво». Я к Диме не имею никаких претензий, потому что он мне честно все объяснил. У него были какие-то творческие идеи, проекты, но они были нереализуемы в силу достаточно жесткой сетки вещания на НТВ и едва ли реализуемы на ТВ-6. Мы с ним тогда обнялись, расцеловались, и я сказал, что зла на него никогда держать не буду. По последней информации, у него там что-то не складывается, не склеивается. Я так понимаю, что максимум, что у него получается, это новая игра вроде «О, счастливчика!», но другая.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Один канал и две одинаковых игры?
Е.КИСЕЛЕВ: Ой, может быть, и три, и четыре. Я единственное могу сказать, что Дима Дибров один из тех людей, которые не пришли сейчас на ТВ-6, но, если захотят прийти, я их всегда с радостью приму. Таких людей не много. Я из принципа не буду брать некоторых людей, даже если они приползут. Я не хочу, чтобы были иллюзии: посмотрим, как сложится судьба ТВ-6, самое тяжелое время пересидим, а потом, как блудные дети, вернемся. Не выйдет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Слушатель Олег сообщает нам, что Доренко на НТВ предлагали вести игру «Алчность».
Е.КИСЕЛЕВ: Я этого не говорил.
А.ВЕНЕДИКТОВ: 203-19-22, и ваши вопросы Евгению Киселеву. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи, меня зовут Александр Борисович. Евгений Алексеевич, по информации в печати я узнал, что Вы не довольны названием канала ТВ-6 и хотели бы его поменять. Вы это сказали эмоционально или собираетесь действительно что-то предпринять через годик, может быть, быстрее? И концепция канала. Она сейчас каким-то образом сформулирована, или Вы пока не стали бы об этом говорить, исходя из стратегических соображений?
Е.КИСЕЛЕВ: Вы знаете, Александр Борисович, когда я слышу словосочетание «концепция канала» или «концепция вещания», у меня рука тянется к револьверу. Что такое концепция вещания? Коммерческий канал не может быть молодежным, просветительским, каким-то еще. Коммерческий канал может быть только каналом, работающим на большую аудиторию, иначе он никогда не окупится. Поэтому концепция очень простая: самые оперативные, самые достоверные, самые острые новости и самые рейтинговые, самые популярные развлекательные программы. Плюс, самые захватывающие фильмы и сериалы. Вот и вся концепция. А что касается названия «ТВ-6», мы абсолютно серьезно размышляли над тем, чтобы поменять название, потому что вообще-то телекомпания называется МНВК Московская независимая вещательная корпорация. Мы думали над тем, чтобы оставить эти официальные 4 буквы, но потом Семен Левин предложил некую новую концепцию графической идентификации канала, как он сам любит выражаться. На самом деле, это очень понятно. Вот вы включили телевизор и, увидев, как оформлен канал, сразу поняли, что это именно этот канал. НТВ нельзя было ни с чем перепутать, и не потому, что там стоял логотип. Достаточно было взглянуть на заставки, на прокладки, на отбивки. Семен Михайлович предложил такую же новую концепцию электронно-графического оформления канала, в основе которой название «ТВ-6». То есть, все остальное танцует от шестерки.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно ли я понял, что Семен Левин работает с вами?
Е.КИСЕЛЕВ: Да, он работает с нами, хотя он не является сотрудником ТВ-6. У него своя компания «Телеателье», и он об этом довольно подробно рассказывал на днях на страницах «Общей газеты». Хотя я на него обиделся, честно скажу. Я сказал ему об этом в глаза и готов повторить, потому что он нигде не назвал ни моей фамилии, ни фамилии Малашенко, ни фамилии Гусинского, ни некоторых других фамилий людей, которые привели его в свое время на канал, доверили ему это дело, поверили в него. Без этих людей Семен Левин как великий телевизионный дизайнер не состоялся бы. Но Сенечка почему-то это как-то обошел.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это творческие люди, они в облаках. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи Алексей Алексеевич и Евгений Алексеевич. Это Владислав. Вернемся к «Общей газете», из  интервью Олега Попцова. Прокомментируйте такие слова Попцова: «Вы заметили, как элегантно РАО «ЕЭС» и правые захватили НТВ? Это была блистательная политическая операция. Руками Газпрома и Коха Чубайс фактически взял НТВ под свой контроль. Когда приблизятся выборы, то НТВ вообще превратится в трибуну «Союза правых сил». Спасибо за ответ.
Е.КИСЕЛЕВ: Я специально захватил эту газету ради интервью Попцова. На самом деле, это интервью мне резко не понравилось, и я сердит на Олега Максимовича за другие пассажи, а именно: «В чем заключалась неправда «киселевского» НТВ? В том, что нельзя монополизировать свободу слова и говорить, что именно ты и есть ее носитель. Свобода слова категория суммарная». То, что свобода слова категория суммарная, с этим я готов согласиться. Но где это было видано, чтоб журналисты НТВ и я, в том числе, претендовали на некую монополию на свободу слова? Это, по-моему, Олегу Максимовичу померещилось со страху перед московскими властями.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Здесь я тебе возражу. Я с этим тоже столкнулся. Кстати, это из цитат нашего акционера Альфреда Рейнгольдовича Коха. То есть, не акционера, а, конечно, менеджера, нанятого акционерами. Он говорил «эти люди, которые монополизировали», «эти люди говорят, что они единственные защитники». Это просто аккуратно вбивалось и вбилось.
Е.КИСЕЛЕВ: Очень печально, что для господина Попцова слово Алика Коха весомее слова Киселева. Чего только Кох не говорил. В Интернете был замечательный вопрос по поводу Коха. Людмила Ворсина из Москвы спрашивала: «Кох говорил, что ночной захват НТВ вызван тем, что из помещения НТВ начали выносить архив телекомпании. Правда в том, и что здесь правда?» А правда в том, что пить надо меньше (это не к слушательнице). От обильных возлияний Альфред Рейнгольдович такое у нас говорит.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, по поводу архива.
Е.КИСЕЛЕВ: Это единственное место в интервью, которое мне понравилось. Я просто рукоплещу этому пассажу. В огромной степени так оно и было. Лидеры СПС сыграли очень неприятную роль во всей этой истории. Одной рукой Борис Немцов помогал нам, а другой рукой он помогал Коху — в публичных заявлениях он защищал НТВ, а за кулисами уговаривал некоторых журналистов НТВ не уходить с канала за Киселевым и оставаться с Парфеновым и Митковой. Еще есть отдельная нехорошая история про так называемый фонд поддержки журналистов НТВ. Это такой общак, который, как утверждают, был создан для того, чтобы заплатить тем, кто не захочет уходить. Создавать создавали, а платили ли деньги — не знаю. Но то, что это делалось при активном участии некоторых псевдолиберальных политиков и псевдолиберальных бизнесменов, которые имеют репутацию правых, это точно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тебе известно что-нибудь о невыходе на этой неделе программы «Скандалы» с участием Лаэртского? Вопрос от Игоря.
Е.КИСЕЛЕВ: Нет, ничего неизвестно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Это Артур из Грозного. Евгений, у вас нет сейчас проблем с освещением событий в Чечне, и не нужна ли вам в этом помощь?
Е.КИСЕЛЕВ: Освещать события в Чечне всегда сложно, потому что наши корреспонденты, работая в Чечне, подчиняются тем правилам, которые установлены фактически военными властями для журналистов. Журналисты получают аккредитацию, они целиком зависят от военных и от структур ведомства Сергея Ястржембского, и там не забалуешь. Многие, наверное, помнят, как буквально в прямом эфире «Итогов» нашего корреспондента Вадима Фефилова просто выталкивали из кадра.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Хотя это была точка, разрешенная для съемки.
Е.КИСЕЛЕВ: Фактически журналисты, работающие в Чечне, работают в условиях военной цензуры, поэтому в Чечне работать всегда трудно. И был вопрос, долго ли будет продолжаться чеченская война — боюсь, что чеченская война будет продолжаться долго. Война в Северной Ирландии продолжается многие десятки лет, а это не Россия, это передовая демократическая цивилизованная Англия. Баски в Испании. Обольщаться здесь не нужно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Инна Владимировна. Сейчас на ТВ-6 все время и в то время, когда дети еще не спят, идут американские фильмы с убийствами, с такими сценами, которые не для детей. Будет ли у вас, Евгений Алексеевич, меняться программа на какие-то хорошие фильмы, которые уже прошли какие-то фестивали?
Е.КИСЕЛЕВ: Во-первых, это разговор старый, как мир, или, во всяком случае, старый, как само телевидение. На самом деле, мой опыт подсказывает, что у телезрителей, сокрушающихся по поводу обилия насилия и ужасов на экранах, кумулятивное впечатление от просмотра телевидения в целом. У нас очень мало такого рода сериалов, у нас скорее сейчас больше сет-комов. Это американские комедии, где периодически жеребячий хохот за кадром. Я, кстати, противник сет-комов, я считаю, что этот жанр не прижился и не приживется на российском телевидении, во всяком случае, в американском исполнении. Может быть, удастся когда-нибудь нашим режиссерам и продюсерам научиться снимать российские сет-комы с нашими актерами на российском материале. У нас, во всяком случае, американских сериалов не прибавится. Кстати, было очень много вопросов по поводу «Скорой помощи».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Самый страшный сериал, который я когда-нибудь вообще видел. Кровь льется, кишки валяются, люди умирают, можно сказать, в прямом эфире, но при этом его смотрели все.
Е.КИСЕЛЕВ: И никто не жаловался, что самое смешное. К сожалению, у нас нет прав на «Скорую помощь», они остались за НТВ. Но зато мы будем показывать сериал «Детектив Нэш Бриджес». Он совсем не кровавый. Интеллектуальный, с прекрасными актерами, и там всегда обязательно была любовная составляющая. Мы сейчас повторяем все предыдущие серии и осенью начинаем показывать новый сезон.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Очень много вопросов было по фильмам из серии «Новейшая история». Мне рассказывал Володя Кара-Мурза, что им был снят фильм, и он не вышел и теперь не выйдет, потому что права на старом НТВ. Они их не отдают, но показывать без его согласия они тоже не могут. Что с сериями «Новейшей истории»?
Е.КИСЕЛЕВ: История с фильмами «Новейшей истории», извините за невольный каламбур, довольно некрасивая. Первый фильм из цикла «Новейшая история» вышел в сентябре 1999 года. Кстати, это был парфеновский фильм «Семнадцать мгновений весны». Мы сняли 20 с лишним часов первоклассного документального кино. Над этим проектом работали Парфенов, Сорокина, Киселев, Кричевский, Лиза Листова, Володя Кара-Мурза, Точилин — список длинный. Большинство журналистов, которые работали над этим циклом, ушли на ТВ-6. Остались там только несколько фильмов Парфенова и один фильм Александра Хабарова про Чили, про Пиночета. Мы понимаем, что никто не будет раскручивать лиц другого канала, это понятно. Мы им говорим: «Вы это не будете показывать, продайте нам». Существуют рыночные цены на такого рода продукцию. Это не первый показ, некоторые фильмы уже показаны дважды или трижды. Нам было сказано: «Ребята, и не надейтесь, продавать не будем». Смысл такой назло вам. Там степень ненависти у некоторых персонажей зашкаливает, и для того, чтобы еще раз сделать больно, фильмы пытаются положить на полку. Но на самом деле, история не такая простая, как некоторым кажется, и я думаю, что мы найдем асимметричное решение.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, спрашивает Наталья Михайловна: «Евгений Алексеевич, когда Вы забирали свои вещи из старого кабинета, Вы, наверное, встречались с Йорданом?»
Е.КИСЕЛЕВ: Нет. Мои вещи по моей просьбе забирали мои помощники в присутствии моего адвоката. Кстати, должен сказать, что странным образом с моего компьютера пропал твердый диск. Я попросил, чтобы мой помощник в присутствии представителей нового руководства НТВ переписал с моего компьютера все мои личные журналистские материалы. Там были текстовые файлы моих комментариев, моих размышлений. Мой помощник пришел с вытянутым лицом и говорит: «А там ничего нет. Я заглянул, а там стоит новехонький твердый диск». Наверное, там поселились тролли, они и свинтили. Кстати, до сих пор мне не вернули мои личные кассеты.
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Евгений Алексеевич, как Вы себе представляете вашу аудиторию? Я не принадлежу к аудитории, которая будет смотреть теперешнее НТВ, которое со временем станет, как прав Попцов, пропагандистским рупором СПС»
Е.КИСЕЛЕВ: Стоп. Попцов пустозвон, извините меня, когда он говорит про то, что ТВ-6, обуреваемое идеями Бориса Абрамовича, будет двигаться в сторону максимальной политизации. ТВ-6 никогда не будет обуреваемо чьими-то идеями, у нас люди работают с твердой психикой. А вот Олег Максимович, замечу, был обуреваем то идеями Леонида Ильича Брежнева, то идеями Бориса Николаевича Ельцина, то идеями Юрия Михайловича Лужкова. Я думаю, что еще чьи-нибудь идеи его будут обуревать в будущем.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но вопрос в другом: «Вы разделяете, в принципе, либеральное отношение к реформам и вообще к политике. Так чем же ваша аудитория, по Вашему представлению, будет отличаться от аудитории НТВ, которая будет пропагандистским рупором СПС?» Вот смысл вопроса.
Е.КИСЕЛЕВ: Если Чубайс у нас либерал, который сказал еще 2 года назад, что величие российской армии возродится в чеченской войне После этого все дальнейшие разговоры про чубайсовский либерализм Кох что, либерал и защитник демократических свобод и прав человека? Да все они, извините меня, оппортунисты и Сейчас буду выражаться крепко и не вполне цензурно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ладно. Костянус, наш постоянный слушатель, тебе замечает: «Евгений Алексеевич, диск жесткий, а не твердый. Он же винчестер». Кстати, тот же самый Костянус говорит, что спорта надо показывать больше, в особенности, футбола. А если ТВ-6 будет показывать чемпионат Италии по футболу, тебе поставят памятник. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи, это Эльдар. Я слышал, что Московский окружной арбитражный суд признал незаконным решение Московского арбитражного суда о запрете дочерней компании «Медиа-Мост». И получается, что если бы этот вердикт был вынесен полгода назад, ничего бы с НТВ не случилось?
Е.КИСЕЛЕВ: Эльдар, к стыду своему, с некоторых пор, я, прежде чем выступать с какими-либо комментариями по поводу разного рода решений разных московских районных и городских судебных инстанций, собираю совещание юристов, адвокатов. Потому что огромное количество судебных исков, сейчас параллельно идет 7 процессов, и я, честно говоря, путаюсь. Но сути это не меняет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я могу сказать, что Эльдар прав абсолютно. Это решение означало, что запрет на голосование 19 % акций был незаконен, и, следовательно, смена менеджеров была незаконна.
Е.КИСЕЛЕВ: Мы ровно об этом говорили со 2 апреля до потери голоса, до хрипоты. Докажите законность вашего собрания, и мы подчинимся его решениям. Но незаконность собрания, которое поменяло менеджмент, была для нас абсолютно очевидной. Сейчас мы, если угодно, одерживаем некую моральную победу. Теперь суды прекрасно понимают, что дороги обратно нет, и начинают чуть-чуть смелеть и принимать более-менее правовые решения. А тогда, когда они находились под чудовищным прессингом и со стороны Газпрома, и со стороны властей как московских, так и центральных, когда судей, по сути дела, шантажировали, тогда все решения принимались в условиях беспрецедентного судебного произвола. Читайте статью в предпоследнем номере «Общей газеты» Гералины Любарской. Это замечательная статья, где все разложено по полочкам, просто лучше не расскажешь.
А.ВЕНЕДИКТОВ: «За чемпионат Италии памятник, может, и поставят, а вот за чемпионат Испании по футболу уж точно какую-то планету назовут Вашим именем», — считает Павел. Вот как надо жить, Евгений Алексеевич, а ты сериалы. Народу нужен футбол.
Е.КИСЕЛЕВ: Проблема в том, что трансляция футбольного матча занимает 1,5-2 часа эфирного времени и стоит безумно дорого. И самые дорогие чемпионаты итальянские и испанские. Именно в Италии и Испании больше всего играет звезд, в том числе, бразильских звезд, которые пользуются особой популярностью. И не такой уж высокий рейтинг у этих программ. Даже «спартаковские» матчи на Европейских кубках собирают меньший рейтинг, чем, скажем, какой-нибудь крепкий российского или зарубежного производства сериал или боевик.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Все равно без футбола нельзя. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи. Меня зовут Иван. Примерно неделю назад на одном из достаточно влиятельных в определенных кругах интернетовских сайтов появились информация о том, что Евгений Алексеевич возвращается на НТВ. Мы все напряженно следили за развитием событий и с радостью заметили, что это оказалось просто дезинформацией. Евгений Алексеевич, можете ли Вы прокомментировать, кому могло быть выгодно распространение таких слухов?
Е.КИСЕЛЕВ: У меня скептическое отношение к так называемым влиятельным сайтам. С моей точки зрения, все эти влиятельные интернетовские сайты используются, в основном, как пропагандистское оружие, как PR-ский инструмент слива.
А.ВЕНЕДИКТОВ: За исключением сайта Газета. и Лента.ru. Я бы согласился с Женей. Идет огромный слив, и очень часто быстро находишь источник. В свое время, когда возникла «Страна.ru», это была просто трава под забором. Это быстро поняли, но поскольку сайт был официальный, создали подсайт, куда ушла крапива. Та же самая контора финансирует, те же самые люди делают, но теперь один сайт стал респектабельным, а другой просто кроет матом.
Е.КИСЕЛЕВ: Кому выгодна дезинформация о моем возвращении на НТВ? Бог его знает, у меня недоброжелателей достаточно. Мог быть какой-то испорченный телефон. Дело в том, что меня выбрали в совет директоров НТВ. Правда, судя по всему, там предстоит очередное судебное разбирательство, потому что Газпром оспаривал это решение. Я опять вошел в состав совета директоров потому, что «Медиа-Мост» остается на 30 % акционером НТВ и, соответственно, должен быть представлен в совете директоров, по закону.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тут много вопросов о Маслаченко, Юсупове, Кандулукове и  еще о многих людях. Куда они делись?
Е.КИСЕЛЕВ: Алим вел репортажи в новостях ТВ-6 со встречи большой восьмерки в Генуе. Потом он ушел в отпуск, а в пятницу он был у меня вместе с Вадимом Глускером на работе. Вадим Глускер вслед за Владимиром Ленским перешел на ТВ-6, так что теперь у нас уже 2 зарубежных коррпункта Франция и Соединенные Штаты. И я думаю, что это только начало. Алексей Кандулуков, по-моему, тоже сейчас в отпуске. То есть, с ними все в порядке.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще спрашивают о Мацкявичусе.
Е.КИСЕЛЕВ: Эрнест время от времени появляется в новостях как парламентский корреспондент. Но, если будет все в порядке, он осенью выйдет в эфир в качестве ведущего новой программы.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, спрашивают и про новые программы. Леонид Парфенов будет делать аналитическую программу на канале НТВ, Евгений Ревенко будет делать аналитическую программу на РТР. Конкуренция в жанре не пугает?
Е.КИСЕЛЕВ: Мы выдерживали конкуренцию и со Сванидзе. И где теперь Сванидзе?
А.ВЕНЕДИКТОВ: В «Зеркале».
Е.КИСЕЛЕВ: Да, но рейтинги «Зеркала» падают, а программа плавает по сетке. В общем, поживем увидим.
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Меня зовут Коля, я из Новосибирска. Вы не могли бы спросить про телесериал «Лекс»?»
Е.КИСЕЛЕВ: Не планируется показ этого сериала. Дело в том, что фантастические сериалы, увы, никогда не бывают успешными, у них достаточно узкая аудитория. С «Ментами», с «Агентом национальной безопасности» можно бороться только «Убойной силой».
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Почему не видно Марианны Максимовской?»  -спрашивает Таня.
Е.КИСЕЛЕВ: Была в отпуске, вернулась и с понедельника будет опять в эфире.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А Маслаченко?
Е.КИСЕЛЕВ: Маслаченко сотрудник «НТВ-Плюс». Спортивные журналисты, которые годами работают на НТВ и которые, кстати, сейчас ведут у нас в выпусках новостей спортивные рубрики, формально являются сотрудниками спортивной редакции «НТВ-Плюс». Там есть 2 спортивных канала один чисто футбольный, другой микст. Спортивные передачи на НТВ вели по договору. Сейчас у нас есть договор, на основании которого «НТВ-Плюс» эту спортивную рубрику делает для ТВ-6. Что будет дальше, вопрос, потому что рано или поздно «Газпром-Медиа» проведет какие-то перестановки, и я не знаю, что будет с «НТВ-Плюс». Контрольный пакет «НТВ-Плюс» уже принадлежит «Газпром-Медиа», и нужно внести изменения в реестр акционеров, собрать совет директоров, провести общее собрание, избрать новый совет директоров, назначить генеральных директоров подразделений, которые входят в «НТВ-Плюс». Скажем, будут ли они убирать Буркова и ставить кого-то своего? Будут ли они убирать Яковича? Я, например, с трудом себе представляю, что они смогут найти лучшего специалиста по платному спутниковому телевидению, чем Евгений Романович Якович. Там в свое время долго искали фигуру генерального директора, и Якович оказался первым, кто сумел наладить дело и поставить его на поток. Но зачастую торжествуют иные соображения.
А.ВЕНЕДИКТОВ: В связи с этим маленький вопрос. Уже объявлено, что в сентябре месяце канал «Евроньюз» начнет вещать утром. Я знаю, что он будет вещать с 7-ми до 12-ти на канале «Культура». Нет ли опасений, что канал «Евроньюз» станет соперником утреннего канала ТВ-6?
Е.КИСЕЛЕВ: У всех каналов есть утренние новостные программы.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но они не столь жестки, сколь были в команде НТВ и возможно будут в команде ТВ-6. Все-таки новости было фирменным блюдом вашей команды.
Е.КИСЕЛЕВ: Насколько я понимаю, под рубрикой «Евроньюз» существуют определенные ограничения. Это новости без ведущего, там только картинки, унифицированные для всех стран Европы. И зачастую там будут новости, которые, в общем, за душу нашего зрителя не берут. Мне кажется, что особенностью восприятия новостей в нашей аудитории является доверие к ведущему.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, не конкурент?
Е.КИСЕЛЕВ: Не думаю.
НОВОСТИ
А.ВЕНЕДИКТОВ: 2 часа 3 минуты в Москве. Евгений Киселев отвечает на ваши вопросы. Звонков много. Итак, алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи, меня зовут Михаил Семенович. Я хотел бы задать вопрос по поводу Лаэртского. Вы знаете Соловьева, который работает на «Серебряном дожде»?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаем.
СЛУШАТЕЛЬ: Так вот он все время говорит, что Лаэртского уволили за то, что он говорил не то.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Миша, отвечу. Лаэртского я уволил за то, что он в газете «Завтра» оскорбил сотрудников «Эхо Москвы» и меня лично. Я ответил, пошли дальше. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Олег. Я хотел бы узнать, не собираетесь ли Вы расширить свою программу «Итоги»?
Е.КИСЕЛЕВ: Наоборот, меня ругают за то, что программа «Итоги» бывает слишком длинной, и я собираюсь ее делать поплотнее и покороче.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот так вот. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи, это Сергей. Существуют такие средства массовой информации, как «Эхо Москвы», НТВ какие колоссальные деньги, какие колоссальные силы, и, тем не менее, за Лужкова голосует 70 %. И негениальный Серега Доренко на ОРТ смог сделать так, что люди, смотря НТВ и слушая «Эхо Москвы», думают своей головой. Вот это, мне кажется, спасение России. Спасибо.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я могу сказать, что по всем исследованиям аудитории бывшего НТВ и, надеюсь, теперешнего ТВ-6 и аудитории «Эхо Москвы», это люди, которые самостоятельно принимают решения. Это люди, на которых очень трудно повлиять. Это особенность нашей аудитории, и во многом аудитория Киселева и аудитория «Эхо Москвы» совпадают и перекрещиваются. Это люди, которым нужны разные источники информации и которые сами принимают решения. Это правда. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи. Евгений Алексеевич, Вас беспокоит Сима. Хоть я и недолюбливал Ваше НТВ, я все равно Вас уважаю. Дай Бог Вам здоровья и Вашим «Итогам».
Е.КИСЕЛЕВ: Спасибо. Я хотел бы добавить. Тут есть вопросы из Интернета, на которые я бы хотел обязательно ответить. Например, кто такой независимый журналист. Мне кажется, что независимый журналист это журналист, который работает, прежде всего, на независимую аудиторию, на самостоятельно мыслящую аудиторию. А вообще, на мой взгляд, независимый журналист это журналист, который всегда способен сказать «нет» хозяину средства массовой информации, главному редактору, ведущему программы, для которого он делает материал, и при этом сохранить чувство собственного достоинства с профессиональной точки зрения. Сказать: «Я это считаю неправильным, потому что это противоречит моим нравственным моральным принципам, и, если вы меня уважаете, не заставляйте меня этого делать». Таких людей я уважаю. Я уважаю тех журналистов, которые работали со мной на НТВ и умели говорить мне «нет». И что удивительно, некоторые журналисты, которые остались на НТВ и не ушли вслед за мной, всегда очень аккуратно, не вступая ни в какие дискуссии, выполняли редакционные задания.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи. Меня зовут Алексей. Я хочу признаться в любви и уважении к Евгению Киселеву, поскольку он и его команда, ушедшая с НТВ, остались верными себе.
Е.КИСЕЛЕВ: Спасибо Вам.
СЛУШАТЕЛЬ: Канал НТВ мне действительно был интересен до момента вашего ухода. А насколько будет интересен канал ТВ-6? Что вы собираетесь делать? Пока, кроме новостных программ, ничего интересного там не происходит.
Е.КИСЕЛЕВ: Есть точно, слово в слово, вопрос из Воронежа от слушателя, который подписывается псевдонимом Агеон-Агеон: «Новости вы поставили, а когда же будет все остальное? Кроме новостей пока нет ничего стоящего». Не спорю. Действительно, пока что мы наладили работу информационной службы. Когда журналисты НТВ перешли через дорогу со своими пожитками и каким-то чудом разместились, потеснив наших коллег с ТНТ (спасибо им еще раз за то, что приняли нас), они практически с колес стали делать новости. Выходили даже на следующий день после ухода. Это было чудовищно сложно, и, прежде всего, с организационной точки зрения. Но все-таки мы молодцы, что мы это сделали. Понимаете, сделать новую сетку вещания не значит просто начертить ее на бумаге. Нужно сделать новую графику, новые декорации, подписать соответствующие контракты, для разных программ нужно разное оборудование, иногда весьма специфическое. Мы сейчас находимся в подготовительном периоде. С сентября канал, поверьте, будет совершенно другим. Даже если не будет никаких новых программ, психологический эффект зрительного восприятия канала будет уже совсем другим.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так что подождите месячишко. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, это Александр. Алексей Алексеевич, скажите, пожалуйста, не кажется ли Вам, что падает интеллектуальный уровень передач «Эхо Москвы»?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, про «Эхо Москвы» мы сегодня не отвечаем, но я должен сказать, что он растет и очень бурно. Так мне кажется. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Михаил. Я бы хотел, чтобы Евгений Алексеевич прокомментировал финансовую политику нового руководства НТВ. И еще вопрос: будет ли продолжение сериала, который шел на НТВ, — «Доктор Куин»?
Е.КИСЕЛЕВ: Вы знаете, я детально не осведомлен о финансовой политике нового руководства НТВ. Мне известно только, что как минимум один из крупных частных коммерческих банков предоставил НТВ большой кредит.
А.ВЕНЕДИКТОВ: 12,5 миллионов долларов «Альфа-Банк».
Е.КИСЕЛЕВ: Любопытно, что примерно за год до этого я обращался за таким кредитом к той же самой «Альфе», и они замахали на меня руками и сказали: «Ты что, с ума сошел? В телевидение да никогда». А речь шла о небольшой сумме, которую вернуть нам было абсолютно непроблематично. Дело в том, что доходы от рекламы, в отличие от расходов, на телевидении распределяются неравномерно. Первые месяцы года очень тяжелые, а сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь — денег завались. Возникает так называемый кассовый разрыв, когда расходы те же самые, а поступления отложены на потом. И мне тогда дозарез надо было покрыть эту разницу. Мне показали жирный кукиш.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И второй вопрос был «Доктор «Куин».
Е.КИСЕЛЕВ: У ТВ-6 пока нет планов покупать «Доктора Куин». А что касается других каналов, в том числе и НТВ, информации у меня нет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы продолжаем принимать ваши вопросы. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи. Мы с Вами тезки Алексей Алексеевич. Мы с Вами еще и похожи, нас путают на фотографиях.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Что Вы говорите! Может быть нас с Вами и Кох будет путать. Вы будете ходить на переговоры, а я буду отдыхать?
СЛУШАТЕЛЬ: Боже упаси. Евгений Алексеевич, Вы, если я правильно вспоминаю, преподавали на фарси?
Е.КИСЕЛЕВ: Было дело.
СЛУШАТЕЛЬ: Стало быть, Вы, в какой-то мере, востоковед?
Е.КИСЕЛЕВ: У меня даже в дипломе записано историк-востоковед, референт-переводчик с персидского языка.
СЛУШАТЕЛЬ: А скажите, никогда не хотелось послать все это хозяйство куда подальше и вернуться в горние высоты духа науки? Ведь оно не только полезнее для здоровья, но еще и интереснее.
Е.КИСЕЛЕВ: Нет, никогда не хотелось. Поверьте, телевидение это очень интересная работа. Журналистика очень интересная работа, телевизионная журналистика и телевизионный менеджмент. Это отдельная работа вообще, но, поверьте мне, когда я стал заниматься управленческой работой, я понял, что она сама по себе безумно интересна. А востоковедение это пройденный этап.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А не следишь за Ираном?
Е.КИСЕЛЕВ: За Ираном слежу, но очень поверхностно, просто чтобы иметь представление о том, что там происходит. Язык не забыл, и в этом я убедился совсем недавно. Я был в Стокгольме, меня вез таксист, который, видимо, был иранец, потому что он включил радио и настроил его на волну какой-то местной радиостанции, которая вещает для шведов иранского происхождения. Там большая община иранских эмигрантов. Правда, я не решился с ним заговорить, поскольку боялся, что человек от неожиданности может просто въехать в столб, но слушал радио и удивлялся: понимал все абсолютно.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи, меня зовут Олег. У меня вопрос связан с сайтом NTV.ru. Кому он сейчас принадлежит? Недавно там сменился логотип. И еще вопрос. Алексей Алексеевич, известно ли Вам, что в Интернете есть распечатка Ваших кредитных карт?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, мне это неизвестно. Распечатка моих кредитных карт у меня есть — спасибо, но мне помощь никакая не нужна. Про старый адрес мне, естественно, известно, он неточный. Мы знаем, что у Евгения Алексеевича та же самая история. Я абсолютно уверен, что это была утечка, организованная одним хорошо известным государственным учреждением. И ничего. А чего собственно? Налоги уплачены, поступили в местный бюджет, из них платятся пенсии.
Е.КИСЕЛЕВ: Причем, любопытно: распечатка имеется только за определенный период, которую могли получить только сотрудники определенного государственного учреждения после того, как однажды зашли в гости в «Имидж-Банк» попить чайку, проведать сотрудников, заодно там захватили кое-какие бумаги и потом эти бумаги почему-то оказались в Интернете.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я до сих пор не могу забыть, как я, размахивая одной распечаткой перед носом Владимира Гусинского, где было рассказано об одном моем неком кредите, орал: «Где деньги?» Сначала ему стало плохо, но потом мы сильно смеялись. Это была часть политической игры, политической провокации. Между прочим, эта история с распечаткой кредита очень интересно аукнулась. Было несколько друзей, французских бизнесменов, которые немедленно забрали деньги из российских банков.
Е.КИСЕЛЕВ: Как нас только не пугали. Например, приходит ко мне один человечек, связанный с разными учреждениями, возможно, его даже используют втемную, и говорит: «Смотри, дождешься, что твоими кредитами заинтересуется прокуратура». Я говорю: «У меня кредитов нет. Все, что были, погашены». «Значит, — говорит, — тебя привлекут за неуплату налогов». Я говорю: «Все уплачено». «Но ты, небось, получал деньги по какой-то депозитной схеме?» «Да нет, — говорю, — напрямую». «Как напрямую?» «Так напрямую. Сколько получал, столько и платил налогов». Он говорит: «Не может быть». А многих наших журналистов пугали тем, что они якобы незаконно получали кредиты, и сейчас против них заведут дела. И в результате отберут квартиры, которые они купили на эти кредиты. Вранье на вранье, потому что все кредиты были получены абсолютно законным образом, и квартиры никто ни у кого отобрать не может. Но ведь журналисты, как правило, в этих финансовых и юридических хитросплетениях ничего не понимают.
А.ВЕНЕДИКТОВ: У нас получается очень смешно. Когда завод дает рабочему квартиру, ни у кого не возникает вопросов. А когда журналисту работодатель дает квартиру в кредит, тут возникают вопросы. Абсолютная политическая игра. Понимаете, те люди, которые в свое время это ставили в Интернет, не понимают, какую историю они распечатывают. Рано или поздно и их счета поставят.
Е.КИСЕЛЕВ: И их квартирами поинтересуются, обстоятельствами их получения. Живущий в стеклянном доме не кидается камнями. Есть такая мудрость.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Поэтому мы сначала нервничали, когда появились адреса, правда, неточные. Потому что семьи, и понятно, что шли угрозы. Но самое интересное было другое. В том списке, квартир, который был опубликован, был и адрес квартиры Юрия Федутинова, нашего генерального директора, который эту квартиру получил, когда «Медиа-Моста» не было вообще. Но, тем не менее, адрес сообщили, хотя и с искажением квартиры. Понятно, для чего. Это давление не на вас, а на нас. Но мы-то пуганные. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Александр. Почему Евгений Алексеевич считает, что такие люди как Парфенов, которые остались на НТВ, что-то должны руководству ТВ-6?
Е.КИСЕЛЕВ: Я, во-первых, не говорил, что лично Парфенов кому-то что-то должен. Это очень сложная материя. Есть люди, которые вообще не считают себя обязанными кому-либо в жизни. Есть такая порода людей, которая легко перечеркивает прежние взаимоотношения, легко отказывается от прежних привязанностей, от старых дружб. Я считаю, что порядочный человек всегда помнит добро, которое ему делалось. Приличный человек никогда не переступит через воспоминания о том хорошем, что было у него в отношениях с другим человеком. И уж, во всяком случае, я считаю, приличный человек, если у него с кем-то есть серьезные идеологические разногласия, не будет трусливо общаться на эту тему через газету. Парфенов, вместо того, чтобы прийти и выяснить со мной отношения, просто написал хамоватое и не очень умное письмо в «Коммерсант». После этого я его приличным человеком не считаю, вот и все. А что касается других людей, да, действительно, я считаю, что некоторые журналисты, которые остались работать на НТВ, очень многим мне обязаны. Я их, как малых детей, холил, лелеял, пестовал, учил всему, что сам знал, носился с ними, защищал их иногда от нападок других руководителей, брал огонь на себя и говорил: «Извините, ребята, это не их ошибка. Это моя ошибка, я не досмотрел». И эти люди прекрасно об этом знают. Их немного, но они есть. И они могли бы, по крайней мере, найти за все прошедшее время минутку, чтобы подойти, встретиться, сказать спасибо и попросить прощения. Они этого не сделали, и это очень грустно. Но пусть это остается на их совести моя совесть чиста.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи. Когда говорят о расследованиях, которые проводятся корреспондентами, все они никогда не доводятся до конца. Результата нет поговорили, и все. Страшно вообще жить в нашей стране. У меня трое родственников уже уехали заграницу, потому что не могут жить в этой стране. Это страшно.
Е.КИСЕЛЕВ: Я понимаю Ваш вопрос. Действительно, журналисты НТВ рассказали в форме риторического вопроса историю получения роскошной квартиры одним высокопоставленным руководителем в самом центре Москвы. Сей высокопоставленный руководитель получил хоромы стоимостью примерно полмиллиона долларов. Ну и что собственно? Мы поинтересовались, законно ли это было. Если законно, заплатил ли он налоги, или имел ли он право не платить налоги. Так вот вместо того, чтобы министерство по налогам и сборам или налоговая полиция расследовала бы это дело, заставила бы налоги заплатить или, наоборот, выступила со ссылками на конкретные параграфы и пункты закона, что позволяет их не платить, — вместо этого этот высокопоставленный руководитель подал в суд. Суд взял под козырек и сказал, что все нормально. А что касается других историй Понимаете, журналистское расследование, как правило, обнажает проблему. Это материал, который докапывается до истоков проблемы, и дальше должны вступать в действие правоохранительные органы, судебные органы, всякое районное, городское, областное или общероссийское начальство. Но в нашей стране ни одно разоблачение, ни один компромат не способен уничтожить какого-нибудь клерка. Один мой знакомый говорил, что в России есть только один компромат если станет известно, что министр икс держит на балконе козу и состоит с этой козой в противоестественных интимных отношениях. Прошло несколько лет, и после нескольких скандалов даже это, наверное, сейчас бы в России не сработало.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, печально. Но, тем не менее, в России бывают вещи, когда не выполняются просто законы. Например, журналистское расследование, которое начинала «Комсомолка» по гибели атомной подлодки «Курск». Сначала была блестящая журналистская работа, а сейчас, видимо, им все отрезали. Просто все смотрят издалека, а ведь важно понять, что случилось на самом деле. Чтобы не получилось так, что опять виноват экипаж. Вот и все дела.
Е.КИСЕЛЕВ: Я бы хотел еще ответить на некоторые вопросы. Алексей Грубин из Краснодара спрашивает, почему бы мне не пригласить на канал Познера и доктора Бранта, который ведет программу «Без рецепта». И еще: не прекратятся ли с переходом «Медиа-Моста» под Газпром фильмы и сериалы, идущие на нашем канале: «Менты», «Агент национальной безопасности» и так далее. Не прекратятся. Мы будем показывать и «Улицы разбитых фонарей», и прежние сериалы. Сейчас шел последний сезон, а с осени мы начнем показывать повторно всех «Ментов», начиная с самых первых. Возможно, будем повторять и «Агента национальной безопасности». Также появятся совершенно новые сериалы, в том числе, будет продолжение сериала «Опер с Патриарших». Сериал называется «На углу у Патриарших», это 10 новых серий. Будет продолжение «Тайн следствия», будут совершенно новые сериалы «Крот», «Сыщики», «Черный ворон». То есть, будет, чем порадовать. Доктора Бранта, если он согласится, я бы с удовольствием пригласил к себе на канал с программой. Потому что мне кажется, что из всех медицинских программ программа «Без рецепта» самая интересная, а сам доктор Брант человек с удивительным чувством юмора. Никогда не забуду: у него был выпуск, посвященный проблеме мужского полового бессилия, и он начал ее так, посадив напротив специалиста по этому вопросу: «Иван Иванович, скажите мне честно как импотент импотенту» После этого, конечно, не оторвешься. Но эта программа не была в штате НТВ. Там есть сторонний производитель — некая независимая продюсерская фирма, которая производит эту программу и продает ее НТВ. Я не знаю, какой у них договор. Скажем, если договор закончится, и НТВ не захочет продолжать эти отношения, или, наоборот, если продюсеров программы не устраивают условия, которые им предлагает НТВ, и они захотят прийти на ТВ-6, мы сядем, поговорим и, я думаю, договоримся. А что касается Владимира Владимировича Познера, ну кто же не хотел бы иметь на своем канале Владимира Владимировича Познера? В свое время мы с Познером вели весьма серьезные разговоры о его приходе на НТВ, причем, в известном смысле, инициатива исходила от него. Но потом из этого ничего не вышло, хотя был конкретный проект и, на мой взгляд, очень интересный. Потом начались известные события, закипели страсти. Я его прекрасно понимаю он человек немолодой. Он находится в том возрасте, когда рисковать и пускаться в рискованные мероприятия не вполне, наверное, осмотрительно. Посмотрим, что будет со всеми нами, с телевидением через год или два. Может быть, тогда мы вернемся с Познером к прежнему разговору.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тут есть вопрос из Вологды: «Где нынче Ваша жена, которая была пресс-секретарем НТВ?»
Е.КИСЕЛЕВ: Жена сидит здесь. Она больше не пресс-секретарь НТВ. Она работает на ТВ-6, но она не пресс-секретарь ТВ-6. Пока она работает в пресс-службе, но, по всей видимости, перейдет на работу в нашу продюсерскую службу и будет заниматься
А.ВЕНЕДИКТОВ: Маша, занялась бы ты Интернетом честное слово, такой позорный сайт!
Е.КИСЕЛЕВ: Маша абсолютно компьютерно неграмотна. Она даже не может войти в Интернет. Я, правда, ее предупреждаю, что и не надо, потому что потом не выйдешь. Кстати, был вопрос по поводу ТВ-6, что он не ловится в Санкт-Петербурге. Действительно, у нас там очень слабый передатчик. В отличие от Москвы, в Питере ТВ-6 идет в дециметровом диапазоне, а вы понимаете, в чем разница. К сожалению, в России очень много телевизоров, которые не принимают дециметровые программы, а не во всех домах есть коллективные дециметровые антенны, и так далее. В общем, здесь у нас целый букет проблем слабый передатчик, дециметровая частота и к тому же, передатчик висит не на питерской телевизионной башне, а на каком-то высоком здании. Все эти проблемы мы будем решать, и я надеюсь, что к весне будущего года ТВ-6 в Питере будет видно также хорошо, как и все другие ведущие общенациональные каналы.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Есть общие вопросы. Например, вопрос опять же из Санкт-Петербурга. Какие ты читаешь газеты, и как ты относишься к СМИ? Ты читаешь какие-нибудь газеты?
Е.КИСЕЛЕВ: Да, постоянно. Мне приносят практически все газеты. Начинаю я, пожалуй, с «Коммерсанта». К сожалению, «Известия» становятся хуже. Обязательно смотрю «Moscow Times». Это очень любопытная газета, потому что она дает немножко другой взгляд на события. Читая «Moscow Times», сразу понимаешь, какие события из происходящих в Москве в равной мере интересны людям, которые не вовлечены в нашу жизнь. А так, в зависимости, что где напечатано. У меня всегда есть короткий обзор прессы, и я по этому обзору смотрю, какая газета что напечатала, какие есть интересные статьи, и от обзора я уже иду к конкретным газетам. Всегда читаю «Общую газету» и, пожалуй, все.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Опять тот же Владимир из Оргаяша спрашивает о судьбе Титова. Вы ему помогаете?
Е.КИСЕЛЕВ: Про Антона мы не забываем. Мы будем бороться за его освобождение всеми доступными законными методами, включая обращение в европейские суды. Я считаю, что дело Титова это классический случай вопиющего нарушения прав человека, там весь букет. Абсолютно незаконно человек содержится под стражей уже многие месяцы. Там и произвол следователей по отношению к адвокатам, и уже ходят слухи, что дело предрешено. Называется даже конкретный срок, который ему «припаяют». И поражает позиция некоторых журналистов, коллегами я их назвать не могу. Некто Костин в «Московской правде» давеча пишет: «Жалко, конечно, Титова, но ведь кто-то должен отвечать, кто-то должен сидеть в тюрьме. Гусинский ведь заграницей. Вот Титов и сидит».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, по поводу Гусинского. Еще раз напомню, что дело признано политическим испанским судом и Интерполом.
Е.КИСЕЛЕВ: Так вот я считаю, что, на самом деле, к этому делу должны подключиться ветераны правозащитного движения — «Хельсинкская группа», «Международная амнистия». То есть, много есть рычагов. Я не думаю, что родные Антона слышат нас сейчас, но если вдруг слышат, мы о нем не забыли, мы ему помогаем и будем помогать. Мы добьемся его освобождения.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это правда. Давай послушаем еще телефон. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи. Это говорит Любовь Абрамовна. Расскажите, пожалуйста, о судьбе программы «Что? Где? Когда?», которая была на НТВ. И еще, Евгений Алексеевич, скажите, пожалуйста. Я очень давно наблюдала за Татьяной Митковой, буквально с ее первого выхода на телевидении ТСН, и она себя там очень здорово скомпрометировала. Как Вы вообще могли ее взять на НТВ?
Е.КИСЕЛЕВ: Простите, а чем она себя скомпрометировала на ТСН?
СЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, она очень здорово подставила Александра Гурнова. Однажды ему скомкали программу. То есть, он дает одну информацию, а картинку ему ставят совершенно другую. Он в конце программы извинился, а на следующий день Татьяна так высказалась по этому поводу, что мне было просто
Е.КИСЕЛЕВ: Я вспомнил эту историю. Действительно, был такой постоянный конфликт между ведущими. Такое бывает, что ведущие враждуют между собой. Это достаточно распространенная вещь на телевидении. Слава Богу, на НТВ этого почти не было. Действительно, между Александром Гурновым и Татьяной Митковой был постоянный тлеющий конфликт, причем Александр Гурнов всегда был мнительным человеком, которому всегда виделись интриги и заговоры. Действительно, был такой выпуск, когда он вышел в эфир и сказал, что основные новости такие-то, но подробно рассказать о них он не может, потому что бригада не готова к эфиру. Бригада была, естественно, митковская, которая с ним работала. Из этого разгорелся конфликт. Вскоре ТСН прикрыли, и Татьяна Миткова вынуждена были уйти из эфира. Хотя, поверьте мне, я не ожидал, что она уйдет с НТВ. Честно говоря, когда ушел Добродеев, я был удивлен, что она не ушла вслед за ним. Да и вообще, как это ни парадоксально, но Таня на НТВ была случайным человеком. Бывают люди-попутчики, есть такое понятие.
А.ВЕНЕДИКТОВ: 203-19-22. Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи, это Ирина. Евгений Алексеевич, ответьте мне, пожалуйста, если посчитаете вопрос корректным. Как Вы смотрите на перспективы REN-TV? Сейчас в «Общей газете» много пишут о глобальных планах, и, по-моему, это довольно интересный телеканал. Вы в чем-то пересекаетесь, влияете друг на друга?
Е.КИСЕЛЕВ: REN-TV это одна из телекомпаний, которая вещает в дециметровом диапазоне, и, соответственно, у нее есть некая стартовая проблема. ТВ-6 и другие каналы, вещающие на метровых частотах, сразу имеют некую фору по отношению к REN-TV. Каналом руководит, можно сказать, ветеран нашего телевидения Ирэна Стефановна Лесневская, человек, который работал на телевидении, когда я еще пешком под стол ходил. Эта женщина весьма энергичная и амбициозная, но насколько я понимаю, там есть проблема с командой, с одной стороны, а с другой стороны, за этим каналом большие чубайсовские деньги. Так что там есть и проблемы, и неплохой потенциал. Теоретически в будущем REN-TV может оказаться серьезным игроком на нашей общей площадке, но серьезной команды там пока нет. Туда ушел Александр Герасимов, один из моих бывших заместителей по НТВ — ему предложили возглавить там информационную службу. Я, кстати, его благословил, сказал: «Саша, отчего бы тебе не попытать счастья и не попробовать самому, наконец, что-то создать». Но понятно, что ни с ТВ-6, ни с НТВ на REN-TV даже большими окладами людей не заманишь, поэтому, видимо, ему придется искать молодых талантов на журфаке МГУ, на факультете журналистики МГИМО и где-то еще. Но это тогда проект на 5-7 лет. Тут у меня вопрос, на который я давно хотел ответить. Некто Борис Захарьев из Москвы спрашивает: «Журналисты-"подберезовики» во главе с Кошкаревой и Доренко полностью дискредитировали профессию журналиста и способствовали созданию нынешней политической ситуации. Не боитесь стать «подберезовиком»?» Я боюсь стать «путейцем».
А.ВЕНЕДИКТОВ: За что Аксененко обидели?
Е.КИСЕЛЕВ: Я не про железную дорогу. Помимо журналистов-"подберезовиков» у нас есть журналисты-"путейцы": Сванидзе, Леонтьев, Соколов, Третьяков. На мой взгляд, мною перечисленные в значительно большей степени скомпрометировали журналистскую профессию. И еще один вопрос, на который я хотел обязательно ответить. Вопрос, кстати, из заграницы из Стокгольма от Сергея Кислицына. «В своем предыдущем интервью в ночном эфире Вы отметили, что считать чужие деньги считается неприличным. При этом Вы также заметили, что зарплаты врачей и учителей 50 долларов это позор. А не кажется ли Вам, что в России высокие зарплаты гендиректоров и низкие зарплаты учителей это звенья одной цепи? Спасибо». Вопрос для меня принципиальный.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Можно я скажу Сергею Кислицыну, чтобы он знал? В Стокгольме зарплата ведущих телеканалов соотносится к зарплате стокгольмских учителей, наверное, таким же самым образом.
Е.КИСЕЛЕВ: Я хочу сказать, что, на мой взгляд, зарплаты генеральных директоров государственных предприятий и концернов, включая Газпром, действительно высокие, и действительно низкие зарплаты учителей, которые преподают в школах в поселках газовиков где-нибудь на Севере. Я думаю, что разрыв между зарплатой какого-нибудь высокопоставленного чиновника Газпрома и зарплатой учителя где-нибудь в Уренгое тоже составляет впечатляющую цифру. Это, безусловно, звенья одной цепи. Но давайте разделять госслужбу и частный сектор. Я считаю, что в частном секторе это дело акционеров частной компании и их управляющих решать, сколько человек получает. Меня больше волнует другое. Я как-то сижу рядом с одним высокопоставленным государственным чиновником, который в жизни и дня не проработал в частном бизнесе и смотрю, а что у него за часы на руке. Господи Боже мой, а часики-то тысяч за 20 долларов, одной из знаменитых швейцарских фирм, которые не любой банкир себе позволит. Или, скажем, встречаю случайно одного федерального министра на отдыхе заграницей. Яхта, аренда которой стоит 250 тысяч долларов в месяц минимум. Этот министр будет работать всю жизнь на то, чтобы покататься на этой яхте час на свою зарплату. Мне кажется, что эти вещи должны в значительно большей степени смущать. И последнее. Есть в мире такие профессии как знаменитый киноактер, телеведущий, теннисист, баскетболист, хоккеист, руководитель крупной корпорации, которые получают очень большие зарплаты. Сначала научитесь играть в теннис, как Пит Сампрас, а потом возмущайтесь по поводу того, что Сампрас зарабатывает большие деньги.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А что там играть? Шарик налево, шарик направо тоже мне работа. Это же не врач, который
Е.КИСЕЛЕВ: Сел перед камерой на телевидении, прочитал новости не работа.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Именно. Сейчас пришел Плющев читать новости, это что, работа? Все, кто сейчас сидит в Стокгольме, не отключайтесь, пожалуйста, сейчас вам все расскажут.
НОВОСТИ
А.ВЕНЕДИКТОВ: 3 часа 3 минуты в Москве, мы продолжаем, еще на час останемся. У меня вопрос вот какой. Встреча с Кондолизой Райс, которая получила некий отклик в прессе, видимо, наши слушатели тоже кое-то читали. Были статьи нейтральные, были статьи обвиняющие, что, мол, некоторые демократические журналисты (это «Московский комсомолец», Александр Будберг написал) Киселев, Гольц, Пархоменко побежали жаловаться и так далее.
Е.КИСЕЛЕВ: Будберга не позвали на встречу с Кондолизой Райс, я думаю, что он как завсегдатай кремлевского пула посчитал себя оскорбленным, привык, что его везде приглашают.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Давай объявим слушателям, часть профессиональной работы.
Е.КИСЕЛЕВ: Во-первых, как говорится, никто никуда не побежал, а пригласили. Приехала Кондолиза Райс в Москву, был ее официальный визит, и в рамках этого визита она захотела встретиться с журналистам московскими. Они сами решали, кого позвать, я о том, что иду на встречу с Кондолизой Райс, узнал за день или два до этой встречи. Там действительно были и Пархоменко, и Гольц, и ваш покорный слуга, но там были и Татьяна Малкина, и Светлана Бабаева.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Из «Известий»
Е.КИСЕЛЕВ: Из кремлевского пула, главное. Шла дискуссия, в основном связанная с проблемами средств массовой информации, с отношениями между средствами массовой информации в России и государством, мне бы не хотелось более подробно рассказывать
А.ВЕНЕДИКТОВ: Более подробно ты можешь не рассказывать.
Е.КИСЕЛЕВ: Я понимаю так, что абсолютно мне очевидно, что встреча была не для печати, по бэкграундному принципу, я думаю, что Будберг о содержании этой встречи мог узнать только от своих подружек по кремлевскому пулу. Я немножко знаком с американскими политическими нравами и приличиями. По нормам американской политической жизни, насколько я ее понимаю, придавать огласке содержание дискуссий на такой встрече попросту неприлично.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я о другом, тем не менее, попробую тебя дожать. В свое время подобная встреча была, приезжал человек, который является генеральным секретарем Елисейского дворца, это шерп президента Ширака на самом деле на международных встречах. И французский посол устроил ужин, он попросил тоже о встрече с журналистами, и туда позвали франкоговорящих журналистов, потому что разговор шел на том языке, и он спрашивал нас, что мы думаем о ситуации в России. Это было на территории французского посольства, то есть на территории Франции за рубежом, и во время разговора вполне откровенного каждый высказывался как хотел. Там были представители и государственных средств массовой информации, и частных. Это было полгода тому назад, чуть больше, еще НТВ работало, встал руководитель государственного канала, раньше работавший на НТВ, и сказал, что я вообще не понимаю, почему мы здесь в присутствии иностранцев обсуждаем наши проблемы и жалуемся, это же не место То есть я о подходе, не о содержании того, что говорили, а о подходе. И наши слушатели тоже спрашивают, а прилично ли ходить к иностранцам и рассказывать им о том, какие проблемы в нашей стране существуют со свободой слова, с президентом, с экономикой, выносить сор из избы вот о чем вопрос.
Е.КИСЕЛЕВ: Если у нас свобода слова
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я просто сказал этому господину — а зачем ты сюда пришел и кушал масло? Ты же не мальчик в нашей профессии, ты же знал, что люди приехали тестировать перед визитом, люди пришли узнавать, что думают разные люди. Ты пришел сюда лгать? Была некрасивая сцена французская. Если учесть, что в этот день у меня родился сын, я устроил себе Это как раз ровно было 28 ноября, я вспомнил.
Е.КИСЕЛЕВ: Вообще надо очень осторожно нам обращаться с некими терминами, понятиями, определениями, мы тоже иногда здесь некоторой неряшливостью грешим. Все-таки есть понятие свободы печати и свободы слова, все-таки  немножко разные вещи. В этой связи, возвращаясь к интервью Попцова
А.ВЕНЕДИКТОВ: Как оно тебя задело!
Е.КИСЕЛЕВ: Да, оно меня задело, потому что оно нечестное. Трескучее, нечестное и густо замешанное на зависти.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему? Если человек так видит? Опять же, свобода слова
Е.КИСЕЛЕВ: Ну не надо рассказывать мне про Олега Максимовича.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо, давай по сути тогда. Разделили свободу слова и свободу печати.
Е.КИСЕЛЕВ: Нет, просто смешно говорить, что свободу слова монополизировали. Особенно если понять, что мы скорее говорим о свободе печати, о свободе средств массовой информации, о праве журналистов работать в условиях отсутствия цензуры и о праве журналистов оппонировать государству, если журналисты считают, что государственная политика в той или иной отрасли, на внешней арене, внутри страны вызывает недоуменные вопросы.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ошибочная, я бы сказал.
Е.КИСЕЛЕВ: Так вот, если все-таки говорить о свободе слова. Свобода слова как неотъемлемое право человека и гражданина, провозглашенное и гарантированное нашей Конституцией, предполагает, что ты можешь пойти на встречу с генеральным секретарем Елисейского дворца, я могу пойти на встречу
А.ВЕНЕДИКТОВ: Или с генеральным секретарем ЦК КПРФ.
Е.КИСЕЛЕВ: Да, неважно, а я могу пойти на встречу с Кондолизой Райс или Василием Ивановичем Шандыбиным и говорить то, что я думаю.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но согласились, что есть разница в восприятии людей. Выносить сор из избы я не просто так сформулировал. С Шандыбиным, Зюгановым, Путиным, Явлинским, Немцовым, Шойгу можно обсуждать наше внутреннее дело.
Е.КИСЕЛЕВ: Нужно ли? Толку мало
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но можно. А вот рассказывать там это как бы жаловаться.
Е.КИСЕЛЕВ: Понимаете, это ложное понимание патриотизма, замешанное на комплексе неполноценности, мне кажется, только и всего.
А.ВЕНЕДИКТОВ: При этом есть такое мнение.
Е.КИСЕЛЕВ: Есть такое, всю жизнь такое было — что сор из избы не выносить, нехорошо. Так не ходи тогда туда. Кстати, сейчас не ходят, все меньше, ты обратил внимание, что в иностранные посольства Скоро уже поход на прием, обед и ужин в иностранное посольство будет считаться достаточным основанием для ареста и обвинения в шпионаже, мы до этого еще доживем.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Для собеседования точно.
Е.КИСЕЛЕВ: Для собеседования. «А что это вы тут расходились?»
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Да мы покушать пришли». Да, это есть проблема серьезная, я знаю очень многих людей истеблишмента, которые смотрят, кто ходит в какое посольство Ага, Касьянов не пришел не будем ходить по приглашению. Осторожничают товарищи.
Е.КИСЕЛЕВ: Ты помнишь прекрасно прием в американском посольстве год назад, когда бедный Джим Коллинз, теперь уже бывший посол США — у него был нокаут. Не пришел никто. Если раньше премьер не приходил, но министр иностранных дел всегда был на 4 июля, хотя бы на 15 минут, но заезжал поздравить посла в Спасо-хауз.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, это же знаковая система.
Е.КИСЕЛЕВ: Тут даже замминистра, по-моему, не было.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Не было, из Белого дома был зам. главы аппарата.
Е.КИСЕЛЕВ: Это был сигнал всему истеблишменту: в посольство на приемы шататься нечего.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Самое интересное для наших слушателей, что это работа. Ходить в посольство, общаться с людьми — это работа.
Е.КИСЕЛЕВ: Это работа. Это сбор информации, это донесение своей точки зрения о происходящем в стране, в мире, в отношениях между странами.
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Объясните популярно, чем кондолизовский пул лучше, чем кремлевский, и есть ли позитивные отличия вообще».
Е.КИСЕЛЕВ: Да нет кондолизовского пула-то, в чем прелесть. Да, в Америке, безусловно, есть журналисты, даже эта система в Америке существует достаточно разветвлено, есть журналисты, постоянно аккредитованные при Пентагоне, Госдепартаменте. Эти журналисты, разумеется, обрастают связями, контактами, пользуются доверием. Иногда их используют, такое тоже бывает. Говорят, что только тебе, эту информацию получишь только ты, но до поры до времени обещай не выстреливать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Для журналиста это лакомый кусок, что уж тут.
Е.КИСЕЛЕВ: У американца не отнимешь. У них существует понятие: если президент тебе или кто-то из высокопоставленных сотрудников Белого дома говорит, что это вопрос национальной безопасности, — не трогай раньше времени. Американцы действительно этого трогать не будут, потому что таких вопросов раз-два и обчелся. Но у них нет такого, что шашлыками потчуют.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Давай вернемся к национальной безопасности. Согласись, что это вопрос все-таки главного редактора издания, что журналист не может скрыть от главного редактора ту информацию, которую он получил.
Е.КИСЕЛЕВ: Это правда.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это решение не журналиста, потому что тогда непонятно, на кого он работает, — на редакцию или на Белый дом.
Е.КИСЕЛЕВ: Это правда, но просто бывают журналисты, которые больше, чем главный редактор. То есть, условно говоря, кто бы ни был главным редактором новостей CNN, ему бесполезно тягаться с Ларри Кингом, Ларри Кинг всегда останется, потому что это мегазвезда. И кто бы ни был продюсером новостей на АВС, ему очень трудно побороть Питера Дженнингса, потому что ведущий новостей Питер Дженнингс, во всяком случае, в прежние времена.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это не репортер, это не тот, кто добывает информацию,  — это тот, кто ее собирает, ведет интервью. Этот пример с этой замечательной женщиной из «Вашингтон Пост», недавно, к сожалению, скончавшейся, история с вашингтонскими материалами по  Вьетнамской войне, я уже не говорю про Уотергейтское дело, когда
Е.КИСЕЛЕВ: Женщина, которая, по сути дела
А.ВЕНЕДИКТОВ: Встала против Пентагона сначала просто.
Е.КИСЕЛЕВ: А потом сняла президента.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А потом сняла президента Никсона, причем имея личные отношения с Никсоном, который был у нее в доме, между прочим. Но в данном случае я просто хочу сказать, что те репортеры, которые добыли уотергейтские материалы, — она же их и прикрывала, она им дала добро на расследование.
Е.КИСЕЛЕВ: И  прикрывала их. Потрясающая книжка есть ее мемуаров, я не знаю, переведена ли она на русский язык
А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.
Е.КИСЕЛЕВ: Потрясающая книжка, я-то могу ее и по-английски читать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я тоже считаю, что эта книга должна быть переведена. И возвращаясь к кремлевскому пулу и вообще к пулу
Е.КИСЕЛЕВ: Ты меня перебил. Я хотел сказать, что нет в американской журналистике шашлыков, доверительных чаепитий, клуба «Четыре угла» или как он называется
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты мне не говори! Я собирался, между прочим, с ребятами поговорить. «Четыре стороны» клуб, но там был Проханов приглашен. Клуб президентской администрации! Там была устроена встреча журналистов президентского пула с Прохановым.
Е.КИСЕЛЕВ: В Вашингтоне есть национальный пресс-клуб, в котором членом может состоять любой журналист, который принесет рекомендации от старых членов клуба и заплатит какие-то взносы — и пожалуйста, приходи туда на любые встречи. А так создается вся эта система полузакрытых околокремлевских клубов, пулов, всяких обедов то в администрации, то еще где-то. Это штука, которая, на самом деле, с одной стороны, разлагает журналистику, а с другой стороны, сделано это все для того, чтобы нас поделить на своих и чужих, на чистых и нечистых
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне рассказали эту историю с Мариной Лиллевяли в Белграде. Я не знаю, знаешь ли ты или от тебя скрывают твои коллеги — о том, что когда ехали на встречу с президентом, ее не пустили в автобус.
Е.КИСЕЛЕВ: Да, я знаю прекрасно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ее не пустили в автобус ТВ-6 просто. Остальные поехали, а ее не пустили в автобус. Это, конечно, замечательно «Сегодня смотрел фильм «Хвост виляет собакой». Не кажется ли вам, что люди узнают по телевизору не только новости, но и то, что они думают? Александр 19 лет». «Хвост виляет собакой» — это сильное кино, конечно. Я бы сказал, что если вы видели предпоследнего «Джеймса Бонда», не «Целого мира мало», а предыдущую, когда медиамагнат провоцирует войну, пытается, Китая с Англией, для того, чтобы, во-первых, первым дать новости, а во-вторых — чтобы захватить китайский рынок. Вообще роль прессы в 21-м веке, прессы, которая формулирует может быть, этого опасаются политики в том числе и в России. Давай попробуем в этом разобраться. Может быть, этого боится нынешняя кремлевская власть, что пресса неподконтрольная?
Е.КИСЕЛЕВ: Нынешняя кремлевская власть, которая целиком и полностью сделана усилиями прессы, усилиями пиара, конечно, возводит телевидение в частности и средства массовой информации в целом в абсолют. Вся же политика у нас происходит теперь в области пиара, никого не интересует, что происходит на самом деле, интересует то, как это будет подано, как это будет выглядеть на экране, какие наиболее яркие слова, шутки, пассажи из выступлений президента непременно будут взяты и растиражированы газетами, агентствами, теле— и радиостанциями. Отсюда и ныряние в кефир, отсюда и шутки про сортир и многое другое, и появление то на танке, то на татами, то в подводной лодке, то еще где-то, то просто в маечке
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это во всем мире же. Помнишь, война не начинается, пока не приедет камера CNN.
Е.КИСЕЛЕВ: Это правда, но у нас это возведено в абсолют. И, кроме того, все-таки давайте не будем забывать, что во всем мире существуют очень сильные, любую страну возьми, может быть, за исключением некоторых европейских, где так исторически сложилось, в той же Франции, где, конечно, существует некая диспропорция, некий дисбаланс между исполнительной и законодательной властью. Конечно, французское Национальное собрание не сравнить по его влиятельности с британским парламентом или с американским Конгрессом. Но, в принципе, законодатели и все-таки правительство во Франции формирует победивший на парламентских выборах, тем не менее. Поэтому значение Национального собрания трудно переоценить. Попробует пусть американский президент подставиться, особенно в нынешней ситуации, когда контроль над Сенатом в руках оппозиционной партии у демократов.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Не дай бог.
Е.КИСЕЛЕВ: Попробуй он повести себя таким образом, что у его оппонентов политических появятся основания говорить, что вся политика виртуальная, что в реальности ничего не делается и ничего не происходит.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Недавно, полгода тому назад, была история. Премьер-министр Франции Жоспен оскорбил не в нашем понимании, российском, а в их, французском, журналистку из агентства AFP. Он сказал что-то типа того, что «вы что, не понимаете что ли». Вот это было оскорбление. То есть вся французская пресса, включая подконтрольную Жоспену газету «Либерасьон», выпустила когти длинной в полметра и стала его в такой маленький колобок собирать, при этом он достаточно популярный человек. То есть так, как извинялся Матиньон, то есть резиденция я давно Один случай я помню за 15 лет, пока я слежу за внутриполитической жизнью, потому что на самом деле как мне представляется Тут Савелий говорит нам: «Такое ощущение, что в вас горит синим пламенем обида, что вас не взяли. А за что вас брать в кремлевский пул?» Дорогой мой Савелий, я член кремлевского пула 10 лет, чтобы было понятно, еще при Борисе Николаевиче Ельцине. Правда, при Борисе Николаевиче такого не было, при Борисе Николаевиче мотало по стране так Но я принял решение о том, что за «Эхом Москвы» закреплено место в кремлевском пуле также, как за НТВ, за ТВ-6, но я там меняю корреспондента.
Е.КИСЕЛЕВ: За ТВ-6 нет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть Алим не удается пока получить?
Е.КИСЕЛЕВ: Насколько я понимаю, он давненько там не бывал.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты имеешь в виду закрытые эти вещи? А в закрытых и я давненько не бывал. Я имею в виду, что на самом деле надо же освещать, когда идет визит президента
Е.КИСЕЛЕВ: Под кремлевским пулом я имею в виду не журналистов, более-менее на постоянной основе аккредитованных в Кремле, а тех, кто ходит на все эти закрытые посиделки и  страшно этим дорожит.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну и пусть дорожат, бог с ними, это просто другая работа.
Е.КИСЕЛЕВ: Мы просто друг друга не поняли.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что на самом деле была такая смешная история, теперь могу рассказать. Мы смотрели с Александром Стальевичем Волошиным отчет о пресс-конференции последней Путина. Я пришел к нему как раз в разгар истории с «Эхом Москвы» и действительно, не скрывая, ходил. И тут «Вести» в 20 часов, отчет о пресс-конференции. А он не видел, оказывается, саму пресс-конференцию. Мы сели, он говорит: «Ты видел?» Я видел, я уже предвкушаю. Мы сели, включили телевизор, просто времени 8 часов идет первая новость: президент России провел пресс-конференцию. Я сижу и говорю: «За такие новости надо увольнять». Он говорит: «Почему увольнять?» Я говорю: «Потому что новость не в пресс-конференции, а в том, что он сказал». Что за новость? Ну, провел. Найдите где-нибудь в мире новость, что президент провел пресс-конференцию. Даже у Ким Чен Ира такой новости нет.
Е.КИСЕЛЕВ: Это была первая пресс-конференция президента за все время его пребывания у власти.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Там была новость, за которую ухватились все мировые агентства и которую прямо с пресс-конференции давали — что не будет совместного ответа Китая и России, если США выйдут из НПРО. И поэтому, естественно, когда делало ТВ-6, там как раз содержание пресс-конференции было, а не то, что президент провел. Вот эта журналистика, когда сначала президент, потом премьер-министр, потом министр обороны это можно проверить.
Е.КИСЕЛЕВ: Это программа «Время» работала по таким принципам.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это ясно, но сидишь и ждешь какую-нибудь седьмую новость, но там, правда, урожай и тракторы идут, а потом уже
Е.КИСЕЛЕВ: Ранжирование новостей в соответствии с номенклатурной ценностью тех или иных ньюсмейкеров — это программа «Время» в чистом виде.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Здесь очень много спрашивают про «НТВ-профит», «НТВ-кино».
Е.КИСЕЛЕВ: С каждой из компаний отдельная история. Дело в том, что «НТВ-профит» это компания Игоря Толстунова, он ее возглавляет. Игорь Толстунов один из самых, если не самый высококвалифицированный продюсер на российском кинорынке. Но можно, конечно, эту компанию взять и разогнать, вместо Толстунова назначить Пупкина
А.ВЕНЕДИКТОВ: Бедный Пупкин, он всюду назначается! Этих Пупкиных, которые хотят урвать и убежать
Е.КИСЕЛЕВ: Пупкина, верного Коху и Йордану или Коху и Миллеру..
А.ВЕНЕДИКТОВ: А кто это?
Е.КИСЕЛЕВ: Ну как? Миллер возглавляет «Газпром», «Газпром-Медиа» это дочерняя компания, и вообще Кох, по идее, не совсем уж независимое лицо от господина Миллера, я так понимаю. Ну да бог с ним. Я полагаю, что может случиться и так и так. Могут оставить Толстунова в покое, и будет он работать, только хозяин у компании будет другой, а по сути мало что изменится. Могут уволить просто по принципу: работал с Гусинским выйди из автобуса.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Есть такой принцип. Позорище. Ведь никто из журналистов, которые сидели в этом Меня это задело. Никто из журналистов не то что не встал и не вышел за ней, а голоса не подал. Прав был слушатель, который говорил о том, что журналистика отдельна при РАО «ЕЭС», отдельно — свои кремлевские, множатся эти пулы, я бы сказал Программа про православие?
Е.КИСЕЛЕВ: У нас канал сугубо светский. Православных программ показывать не собираемся, потому что я считаю, что если делать программу о православии, значит надо в нашей многонациональной стране делать программу и о протестантизме. У нас есть и баптисты, и адвентисты седьмого дня, у нас есть и буддисты, и мусульмане, причем есть и сунниты, и шииты, у нас есть евреи, причем есть хасиды и ортодоксы
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы все поняли? У нас даже атеисты есть.
Е.КИСЕЛЕВ: Еще и атеисты есть, между прочим.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Также, как говорит Егор Тимурович, у нас есть агностики.
Е.КИСЕЛЕВ: Короче говоря, я думаю, что религиозная программа, программа о религии Может быть, в новостях и других информационных программах, конечно, будем отражать события в жизни разных конфессий, но специально православную программу делать не собираемся.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Одна реплика и один вопрос. Алексей говорит, что «Вы говорили, Алексей Алексеевич, что некорректно обсуждать коллег по цеху. Чем вы сейчас занимаетесь?» А мы их не обсуждаем, Алексей. Во-первых, пропагандисты не являются нашими коллегами по цеху, это первое. Нашими коллегами по цеху являются журналисты. Во-вторых, мы отвечаем только на те вопросы, которые вы задаете. А вот вопрос. «Средства массовой информации, считает Максим из Нижнего Новгорода, это почти ничто. Доказательства выборы губернатора в Нижегородской области. Выборы выиграл Ходырев без участия средства массовой информации». Такое мнение в Нижнем Новгороде.
Е.КИСЕЛЕВ: Из всякого правила бывают, наверно, исключения.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вообще представители коммунистической партии, я вам должен сказать, Максим, вы абсолютно правы в том, что они опираются на электорат и на свою прессу. И у них есть стабильный электорат.
Е.КИСЕЛЕВ: И у них есть свои методы работы, там есть совершенно двужильные и неугомонные агитаторы. По старинке, но очень эффективно от двери к двери ходят, агитируют за своих
А.ВЕНЕДИКТОВ: Видел последний опрос? Если парламентские выборы будут завтра
Е.КИСЕЛЕВ: Высокий процент у КПРФ?
А.ВЕНЕДИКТОВ: 39 плюс-минус 3.
Е.КИСЕЛЕВ: Хорошо! И потом, там предыдущие товарищи постарались. Я так понимаю, что в Нижегородской области, к сожалению, усилиями местной областной и городской администрации идеи демократических либеральных рыночных реформ дискредитированы настолько тяжело, что вот и результат голосования.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я вдруг вспомнил, когда создавался штаб по выборам Владимира Путина, замечательную фразу нижегородского губернатора Склярова про административный ресурс. Вот это тот самый.
Е.КИСЕЛЕВ: Когда там даже Россель, стоявший рядом: «Ну ты даешь»
А.ВЕНЕДИКТОВ: Он сказал: «Ты договоришься!» И вот он договорился, все это вспомнили, кстати. Потому что народ не любит, чтобы его держали за быдло, это правильно. Из Петербурга вопросы, Татьяна, которая в Петербурге, посылала вопросы про Николая Николаева и Савика Шустера. Поскольку вопрос я не найду, поэтому про Николая Николаева, наверно, где он и что он Он ушел с «Независимым расследованием», как я понимаю
Е.КИСЕЛЕВ: Николай Николаев ушел, что было для меня некоей неожиданностью, потому что в известность меня он об этом не поставил, я по факту узнал, что, оказывается, Николаев сначала куда-то пропал, а потом объявился уже на ОРТ. Насколько я понимаю, большинство его сотрудников осталось на ТВ-6, режиссер, с которым он работал, Андрей Столяров, если мне память не изменят, сейчас переквалифицировался в ведущие и ведет какую-то развлекательную программу игрового типа на третьей кнопке, на ТВЦ, отрастил бороду, видимо, решил сменить имидж, сам стал ведущим. Команда осталась, часть команды на НТВ, большая часть на ТВ-6, по-моему, никто в результате не ушел, то есть ему пришлось создавать там все заново. Я видел один выпуск — оставляет желать лучшего. Я боюсь, что решение было поспешное об уходе. Испугался или сулили золотые горы, не знаю, но, опять-таки, не очень приятно, что Коля ушел, даже не удосужившись мне позвонить и сказать, что такое дело, что что-то у меня здесь на ТВ-6 ничего не получается, не клеится, неясность, а мне надо семью кормить Я же не жду от всех самопожертвования, я прежде всего жду нормального человеческого порядочного поведения.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Савик Шустер?
Е.КИСЕЛЕВ: А что Савик Шустер?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Не знаю. Есть что сказать?
Е.КИСЕЛЕВ: Савик Шустер как-то перековался в одночасье. Меня больше всего там поразило, что Савик Шустер однажды сказал, что разобрался, наконец, со всей историей вокруг «Медиа-Моста» и понял, глаза раскрыли мне мои новые коллеги — смысл такой был, во всяком случае, что поговорил с Кохом, с Йорданом, с другими
А.ВЕНЕДИКТОВ: Может быть, мне поговорить с Кохом и Йорданом?
Е.КИСЕЛЕВ: Может быть И он понял, что, оказывается, никакой политики — исключительно хозяйственный конфликт, финансовый спор между собственниками. Ну, понял и понял, как говорится, блажен кто верует, тепло ему на свете
А.ВЕНЕДИКТОВ: Владимир — я не знаю, что имеется в виду, но если это правда, претензии к тебе обоснованы. «Вы сказали, что не будете делать православную программу. Тогда почему у вас ежедневно полчаса американские попы учат нас жить?» Может быть, там есть какие-то проповеди? Было когда-то.
Е.КИСЕЛЕВ: Американские попы кого-то учат жить? Проверю. Но, по-моему, с телевизионными проповедями американских телепроповедников мы давно расстались.
А.ВЕНЕДИКТОВ: По-моему, тоже. Давай телефон послушаем. Там про любовь что-то спрашивали. Как ты к любви относишься позитивно или негативно?
Е.КИСЕЛЕВ: Очень позитивно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Он позитивно относится к любви и посмотрел на жену. Алло.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, это Вера Петровна. Евгений Алексеевич, все, особенно второй митинг это праздник души был. А вопросы о Новоженове. Наверно, Вы говорили уже об этом не раз, но я не слышала.
Е.КИСЕЛЕВ: Да, был вопрос про Новоженова, кстати, и в Интернете. И спрашивали, будет ли новый ведущий у программы «Тушите свет» постоянный. Думаю, что не будет, я, во всяком случае, заходя к Хрюну со Степаном на  огонек, авторам этой программы все время напоминаю свою точку зрения. Прелесть в том, что, помимо всего прочего, людям и аудитории интересно, кто к ним сегодня придет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Есть интрига, согласился.
Е.КИСЕЛЕВ: Бывают совершенно неожиданные гости, как Познер однажды пришел. Я вообще считаю, что поскольку актеры и сценаристы этой программы люди чрезвычайно остроумные, моторные, с хорошей реакцией, и внимательно следящие за нашей общественной и политической жизнью я бы вообще предложил (собственно, я это уже предложил, ребята думают), просто чтобы они выступали в роли интервьюеров из народа, Хрюн со Степаном. Пусть придет, если не побоится, Жириновский или Грызлов
А.ВЕНЕДИКТОВ: А не испужаются Хрюн со Степаном?
Е.КИСЕЛЕВ: Хрюн со Степаном не испужаются. Чтобы они по-своему, по-простому сказали: «Жир, ты объясни толком, че нам эти сапоги-то в Индийском океане мыть?»
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, это на самом деле возможная история.
Е.КИСЕЛЕВ: Я думаю, что это было бы очень интересно, чтобы к Хрюну со Степаном на откровенный разговор за рюмкой чая заходили известные люди, политики, чиновники. Без всякого сценария, чистая импровизация. Ребята могут импровизировать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, это они здесь мне устроили. Я уже не знал, как не смеяться в микрофон. Надо же что-то говорить.
Е.КИСЕЛЕВ: Про Новоженова. Я, и не только я, и другие мои коллеги, и Павел Корчагин, мой первый зам., и Сергей Скворцов, который был моим первым замом на НТВ и продолжает с нами сейчас работать в команде, и другие, и Александр Левин, наш генеральный продюсер, мы все много раз по телефону говорили, встречались. Однажды сидели, по-моему, ведро виски выпили с Новоженовым. Мучался человек, не мог принять решение, боялся. Он из породы людей рефлексирующих, крайне неуверенных в себе, которым трудно совершить резкий шаг, решительный поступок. Я думаю, Лев Юрьевич ничего, к сожалению, не приобрел, лишившись роли ведущего «Тушите свет», которая, разумеется, если бы он перешел на ТВ-6, продолжал бы работать в этой команде,  — уж никто у него этой роли бы не оспорил. Говорят, что он работает над каким-то новым проектом. Посмотрим, что из этого выйдет. Он принял решение, мы искренне хотели продолжать с ним работать, но он решил по-другому.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Алло, доброй ночи.
СЛУШАТЕЛЬ: Я ваше «Эхо Москвы» обожаю, у меня днем и ночью оно верещит.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И будет верещать еще долго, до посинения вашего.
СЛУШАТЕЛЬ: Но я вам хочу задать жесткий вопрос, очень жесткий. Вы же понимаете, как ни крути, вы все причастны к тому, что в России бардак такой идет. Но сделайте что-нибудь, чтобы это прекратилось.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так не только мы, но и Вы причастны к тому.
Е.КИСЕЛЕВ: Я сразу вспоминаю Гашека. «Швейк, вы изменили государю-императору». «Матерь Божья, когда?»
А.ВЕНЕДИКТОВ: Что значит? Конечно, причастны. И я думаю, что историки еще напишут так, как они пишут о Французской революции и роли газеты Марата «Друг народа», и все совсем было немножко не так, как писали школьные учебники, напишут о то, о чем Женя сказал очень важно о попытках создать виртуальный. Я все это называю иллюзия, муляж общества
Е.КИСЕЛЕВ: Имитация.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Безусловно, причастны. Я могу вам сказать, что мы, как нам кажется, делаем все, чтобы этой имитации государства, имитации общества не было. Оно есть такое, вы должны знать, что оно такое и есть. Вот такое, без особых страхов, но и без приукрашиваний. Получается это у нас? Видите, есть многие, кто пытается приукрасить это дело. Мы вам даем информацию, и другие вам дают информацию — сравнивайте, думайте, мозгуйте. Как говорил Райкин, пусть машинка бегает, вжик-вжик, вы думайте, мы за вас решения принимать не будем, уж извините. Мы уж как-нибудь за себя.
Е.КИСЕЛЕВ: А потом, я что хочу сказать в этой связи. Классический русский вечный вопрос кто виноват.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще с чего начать и кто такие друзья народа и как они воюют против
Е.КИСЕЛЕВ: Шутки в сторону. Кто виноват каждый гражданин нашей необъятной страны, как правило, четко для себя знает вопрос, кто виноват.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Первое не я.
Е.КИСЕЛЕВ: Это правда. Второе воры, журналисты. Как один мой приятель рассказывал про своего деда, который в Первую мировую служил в русской армии, и у него был капрал, который проводил нечто вроде политзанятия. Ставил их всех по стойке смирно и говорил: «Кто есть внутренние враги Российской империи? Отвечай, рядовой Иванов!» Рядовой Иванов мямлил что-то, тот говорил: «Оставить! Повторяй за мной! Внутренние враги Российской Империи есть студенты, жиды и конокрады!»
А.ВЕНЕДИКТОВ: Скубенты. И сицилисты еще были.
Е.КИСЕЛЕВ: И сицилисты были. Но проблема-то в том, мне кажется, что разруха, профессор Преображенский — про разруху в головах: «Если я ничего не буду делать в своей операционной, там у меня наступит разруха. Если я буду мочиться мимо писсуара в сортире, то у меня в сортире наступит разруха». Каждый должен работать не покладая рук на своем месте, и чем больше в нашей стране будет хозяев, у каждого из которых будет своя делянка Кто-то имеет телекомпанию, кто-то — радиостанцию, кто-то газету, кто-то хлеб разводит. Мне Михаил Бергер рассказывал потрясающую историю, что, оказывается, где-то на Орловщине есть фермер, который стал миллионером, выращивая хлеб, что, оказывается, и такие у нас в стране есть предприимчивый парень, который взял несколько гектаров земли в аренду, взял кредиты, купил американские комбайны и не только зарабатывает сейчас буквально миллионы долларов, но и обеспечивает работой комбайнеров из соседних колхозов и совхозов, где работы нет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть эксплуатирует?
Е.КИСЕЛЕВ: Да, люди к нему приходят на заработки. Ты прекрасно знаешь, что у нас в частной компании НТВ, у вас на частной радиостанции «Эхо Москвы» как изменились люди, когда они стали работать не на абстрактное государство, а на конкретного хозяина и получать за это приличные деньги.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И на свой карман.
Е.КИСЕЛЕВ: Вот у нас бардака и разрухи нет на тех делянках, которые мы обрабатываем. И не надо искать великую национальную идею. Надо просто хорошо работать, чтобы всем было комфортно. И я забыл фамилию, замечательное интервью было, ты наверняка знаешь, о ком я говорю профессор Ракитов, который в одно время работал советником Ельцина и возглавлял аналитический центр. Слепой.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, вспомнил.
Е.КИСЕЛЕВ: Слепой, тяжело больной человек, который, тем не менее Прекрасная статья его в журнале появилась совсем недавно о национальной идее, о том, что я в любом российском учреждении как слепой человек всегда определю, где находится сортир — по запаху найду. И никогда мне это не удается сделать в другой стране Давайте покончим с разрухой в сортирах, это уже будет колоссальное дело.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я тоже про национальную идею вспомнил. В интервью, которое нам дал канцлер Шредер, его спросил из Вологды мальчик Антон 15 лет по Интернету, какая в Германии национальная идея. Канцлер выпучил на меня глаза: «Какая национальная идея? Нет у нас никакой национальной идеи. Люди должны жить и работать». Немцы, которые прошли через эту национальную идею 70 лет назад
Е.КИСЕЛЕВ: Была в Германии после войны национальная идея очиститься
А.ВЕНЕДИКТОВ: От национальной идеи.
Е.КИСЕЛЕВ: От национальной идеи, от нацизма, покончить с проклятым прошлым и возродить страну.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Все.
Е.КИСЕЛЕВ: Возродили разрушенную Германию, вырастили. Как многие немцы говорили мне, я получил абсолютно демократическое образование и воспитание, потому что мы так были зациклены на том, чтобы, не дай бог, не возродиться к фашизму, что более либерального демократического воспитания никто в Европе в те годы не получал.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тема последняя. Наталья говорит: «Ребята, ведь Владимир Гусинский уже каялся, что он причастен в огромной степени к событиям 96-го года. Так вот, некоторые считают, что СМИ все-таки больше виноваты, манипулируя сознанием и интерпретируя реальность, чем простые граждане».
Е.КИСЕЛЕВ: А что имеется в виду под событиями 96-го?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Выборы президента. Человек просто спросил в 4 часа утра, может неряшливо сформулировать. Я хочу сказать, что я абсолютно не согласен с Владимиром Гусинским, я об этом ему говорил: абсолютно не стыдно за  то, что делали в 96-м году, абсолютно была правильно выбрана позиция, на мой взгляд, это была сознательная позиция журналистов, сознательная позиция.
Е.КИСЕЛЕВ: Никто не заставлял, во всяком случае.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Никто не заставлял, и в любом случае я считаю, что Володя абсолютно неправильно сделал. То есть от себя он мог говорить, но он не журналист. И, между прочим, всегда во всем мире, я уже говорил об этом, во всех выборах мы видим, что влиятельнейшее СМИ явно более или менее явно поддерживает ту или иную партию. Вы меня извините, на последних выборах в Великобритании все газеты, включая консервативные, опубликовали редакционные статьи в поддержку Блэра: поддержите лейбористов, мы поддерживаем лейбористов, вы наши читатели, поддержите лейбористов. Ни для кого не секрет, что «Вашингтон Пост» склонялся к республиканцам, а «Нью-Йорк Таймс» к демократам. Ни для кого не секрет, что «Фигаро» поддерживает Ширака, а  «Либерасьон» — Жоспена. И я совершенно не вижу причины каяться и бить себя в грудь
Е.КИСЕЛЕВ: Зато сейчас у нас все поддерживают Путина, все средства массовой информации.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но самое главное — что об этом надо говорить четко и ясно и не надо лицемерить, что мы такие-сякие. Выбор был между Зюгановым и Ельциным, не было другого выбора. И каждый гражданин этот выбор делал, а журналист такой же гражданин.
Е.КИСЕЛЕВ: Но ты знаешь, что есть точка зрения Григория Явлинского, который утверждает, что была альтернатива, что если бы поддержали против Зюганова не Ельцина, а Явлинского, то Явлинский мог победить на президентских выборах.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так Гусинского обвиняли в том, что и Явлинского поддерживали в первом туре. И мне очень смешно сейчас выслушивать обвинения — но вы же в 2000-м году поддержали Лужкова-Примакова! Я говорю а что, Лужков-Примаков баллотировался на пост президента? По-моему, Лужков-Примаков поддержали кандидата Путина в 2000-м году на президентских выборах.
Е.КИСЕЛЕВ: И, несмотря на свои неоднократные заявления о готовности участвовать в президентских выборах, кандидатуры свои не выставили.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я просто хочу сказать, что я не вижу, в чем каяться.
Е.КИСЕЛЕВ: У меня немножко другая позиция.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я знаю, я с тобой не согласен.
Е.КИСЕЛЕВ: Я знаю, что ты со мной не согласен. Моя позиция сводится к тому, что ошибка была не в том, что мы поддержали Ельцина — ошибка была в том, как мы это сделали, и как в процессе Ведь там была журналистская часть и менеджерская часть. И вот, скажем, там было много ошибок, в этой области, то есть, поддерживая Ельцина журналистским корпусом Никто не заставлял Юсупова, Кандулукова, Ревенко, кто там еще у нас работал Тогда были «звезды» НТВ в тот период все освещали президентские выборы так, как нам подсказывала журналистская совесть. Мы работали абсолютно независимо, нас никто ничего не заставлял делать. Никто не хотел победы коммунистов и Зюганова, но в процессе этого мы действительно слишком близко приблизились к власти, мы действительно повели себя в ситуации таким образом, что позволили власти думать, что так будет всегда, и в этом была ошибка.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но при этом я тебе хочу сказать, что никогда никакого компромата на Зюганова, никакого компромата на Явлинского, никакого компромата на этих людей не было ни на «Эхо Москвы», ни на телеканале НТВ.
Е.КИСЕЛЕВ: И черного пиара.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть абсолютно не стыдно. Более того, я тебе должен сказать, что мы запросили у Европейского Союза мониторинг «Эха Москвы» после того, как на нас высыпали все эти обвинения. Выяснилось, что у нас Геннадий Андреевич Зюганов и представители Ельцина (у нас приходил Чубайс тогда) имели равное количество минут. Конечно, Андрей Черкизов в комментарии высказывался по поводу программы коммунистов, на то он и комментатор.
Е.КИСЕЛЕВ: Геннадий Андреевич На НТВ с Ельциным было одно интервью, с Геннадием Андреевичем было штук 5 здоровенных интервью в разных программах. Но больший, чем сам Геннадий Андреевич, вклад в поражение коммунистов никто не внес. Согласись, что неудачно выступал он частенько, очень неудачно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это его проблемы, это проблемы его партии
Е.КИСЕЛЕВ: Можно я тебе сейчас задам вопрос, потому что я честно сказал, что НТВ смотрю редкою. Все-таки  по-прежнему неприятно, больно
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это понятно.
Е.КИСЕЛЕВ: Ты меня понять можешь. Наверно, сейчас схожу в отпуск, надеюсь, на днях уехать в отпуск из Москвы, может быть, вернусь и тогда совсем с холодным сердцем, по крайней мере, смогу смотреть программы новостей, но здесь часто повторяющийся вопрос. Например, Алексей Паршуткин из Москвы прислал вопрос по Интернету: «Не кажется ли вам, что с уходом профессиональной команды с телеканала НТВ популярность телеканала с новым составом абсолютно не изменилась?» И совершенно противоположная точка зрения: Алексей Рожков, тоже москвич, пишет, что новости на НТВ смотреть стало невозможно
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я приведу две позиции. Первая позиция — это информация, которую мне дал Альфред Рейнгольдович Кох, который является председателем совета директоров компании НТВ, как я понимаю, который сказал, что за это время рейтинг НТВ упал на треть, а рекламные доходы упали на треть. Рекламная служба говорит другую цифру, чуть больше, но не будем придираться, это не сезонное падение, потому что это сравнивается с июнем прошлого года. Это по поводу популярности отвечаю, это мнение председателя совета директоров нынешнего компании НТВ Альфреда Коха. Это цифры его, не мои. Вторая позиция, я приведу вам другой пример. Вы помните, когда шло обсуждение закона о ввозе ядерных отходов, мы помним, как раз это был апрель. Что сделало НТВ? Оно устроило дискуссию между министром и Явлинским, две точки зрения в «Гласе народа». И то же самое шло в новостях. «Яблоко» против, вот вам СПС против, вот вам коммунисты за, вот вам «Единство» — за 
Е.КИСЕЛЕВ: Последний выпуск со Светланой Сорокиной.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, и в новостях это шло. Поскольку мы мониторим все новости всех каналов, после апреля, когда шел закон уже в третьем чтении на подпись президенту, май, мы посчитали, что единственный раз, когда противники на НТВ получили слово, это был, по-моему, Иваненко в «Герое дня». И министр Румянцев, и замминистра, сейчас забыл фамилию, и представитель фракции, и Райков получили свое время на нынешнем НТВ. То есть суммарно приблизительно противники получили в 4-5 раз меньше времени на канале, чем сторонники ввоза ядерных отходов, закон был принят, как вы помните, и подписан президентом. Вот такое изменение. Есть еще одно изменение, которое видно профессионалам. Стало меньше новостей из лагерей беженцев, больше из федеральных войск. Старое НТВ все-таки давало, по-моему, это было даже у вас специально сделано один репортаж такой, один такой, даже искусственно держали баланс, мы так сами делаем искусственно держим баланс, абсолютно сознательно, потому что есть аспект военный, есть аспект гуманитарный. Вот гуманитарный аспект ушел, я говорю на конкретных примерах, что я заметил. Вот и все, я, естественно, профессионально смотрю эти новости, у меня отсматривают. Еще скажу, может быть, это хорошо, я не знаю, но раньше все-таки приоритет новостей в государственном и негосударственных каналах, кстати, включая ОРТ, был разный. Ну, государственный канал понятно, визит такой, совещание такое, но когда я увидел после вспышки холеры первой новостью по НТВ о том, что министр Грызлов Вру, какая холера. Захват автобуса. Первая новость министр Грызлов проводит совещание в Новосибирске, это первая новость, и вторая новость захват автобуса. Вот это мое восприятие, оно абсолютно объективное, потому что это факты, а фактам возразить нельзя. Женя, последнее слово, напутствие.
Е.КИСЕЛЕВ: Спасибо за ответ.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это не радует, к сожалению.
Е.КИСЕЛЕВ: А так — что я могу сказать Я надеюсь, что нас будут смотреть, когда мы вернемся.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А вы делайте хорошие передачи, и вас будут смотреть, сетку нам сделайте хорошую.
Е.КИСЕЛЕВ: Советую всем просто перенастроить, чтобы у них на 4-й кнопке было ТВ-6.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Саша, это технически возможно?
А.ПЛЮЩЕВ: Легко.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, это был Евгений Киселев.


Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире