30 июля 2001
Z Интервью Все выпуски

Победа коммуниста Геннадия Ходырева на выборах губернатора Нижегородской области; перспективы взаимодействия нового руководства област


Время выхода в эфир: 30 июля 2001, 15:08

30 июля 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Ирина Хакамада, вице-спикер Государственной Думы.
Эфир ведет Марина Королева

М.КОРОЛЕВА: Говорим мы, как и в предудщем часе, об  итогах выборов в Нижегородской области, но попробуем взглянуть на эти выборы несколько с другой стороны — с точки зрения фракции СПС, с точки зрения правых сил. Ирина, Ваши впечатления? Собственно говоря, уже ясно, что Геннадий Ходырев, представитель коммунистов, победил на выборах, хотя формально итоги выборов будут объявлены только завтра, но он собрал около 60% в отличие от Ивана Склярова, который чуть больше 26%. Что думаете по этому поводу?
И.ХАКАМАДА: Я бы сказала так, что, с одной стороны, результаты выборов являются неожиданными. Я почему-то считала, что в принципе поддержка у Склярова будет достаточно серьезной, чтобы победить кандидата от компартии в Нижегородской области, учитывая традиции. С другой стороны, СПС, а вы поставили вопрос именно об СПС, здесь оказался в очень сложном положении, потому что фактически все лидеры СПС, и Кириенко прежде всего и Немцов, имеют огромное влияние на этот округ, и эта ситуация классическая, когда все силы были брошены против одного кандидата, против того, чтобы Клементьев не прошел во второй тур, и при этом, конечно, в этих противоречиях побеждает так называемая серая «лошадка».
М.КОРОЛЕВА: Вы считаете, что это простой просчет, брошены были силы, чтобы не допустить Клементьева, а в это время прошел другой кандидат?
И.ХАКАМАДА: Я считаю, да, это определенный просчет — в том плане, что с самого начала кампания не была консолидирована с точки зрения кандидатов, которые оппонировали Склярову. На площадке теснилось очень много людей, здесь был и Савельев, который не согласовывал свою позицию с СПС, с другой стороны здесь был Булавинов, и его тоже поддерживал, в том числе, и центр, в том числе даже и Кремль против Клементьева, при этом они боролись друг с другом, и получилась классическая ситуация, она давно уже проанализирована очень многими аналитиками. Для губернаторов двухтуровая система очень неудобна, для действующих губернаторов. Потому что все протестные голоса после первого тура объединяются вокруг второго кандидата. Вот эту ситуацию надо было учитывать, и нужно было прекрасно понимать, что тогда во втором туре должны были быть две адекватные кандидатуры. Судя по реакции, Кремль устраивает и Ходырев в случае, если он отходит от компартии, потому что вся традиция губернаторских выборов показывает, как в случае с Руцким и т.д., что вновь избранный губернатор, поддерживая, конечно, связи с той партией, которая его выдвигала, и обеспечивая ей выборы на областных и муниципальных выборах, при этом ведет политику более прагматичную, удобную Кремлю.
М.КОРОЛЕВА: То есть, Вы считаете, что сегодняшнее заявление Геннадия Ходырева о том, что он приостанавливает свое членство в КПРФ, это не пустая формальность, не пустые слова, то есть реально так и будет, когда он начнет работать в качестве губернатора?
И.ХАКАМАДА: Я думаю, что в качестве губернатора ему придется выстраивать очень серьезные отношения с Сергеем Кириенко как с зам. представителя президента в Волжском округе и  также с администрацией президента и с правительством. Тем более этот регион, несмотря на то, что является Поволжской столицей и обладает огромным потенциалом и культурным наследием, все-таки достаточно тяжелый, потому что здесь все-таки главную роль играют крупные промышленные предприятия, традиционные для России, в том числе автомобилестроение, и здесь ностальгия по прошлому, когда эти отрасли промышленности имели государственную поддержку и не имели никаких проблем с конкуренцией на рынке, — вот эта ностальгия остается. Именно поэтому есть еще некая тенденция, почему Ходырев победил. Потому что, в принципе, регион-то является по своему электорату не совсем рыночным, это не Москва и не Санкт-Петербург.
М.КОРОЛЕВА: Интересно то, что Вы говорите. Я сегодня читала западные агентства информационные, они просто заголовок такой дают: «Бастион правых взял коммунист Ходырев».
И.ХАКАМАДА: Это неправда на самом деле, потому что и Немцов, когда работал в Нижнем Новгороде, сталкивался с огромным количеством этих проблем, и, продвигая рыночные реформы, ему приходилось играть в некий популизм. И то, что Скляров потом испытал огромное количество проблем и вообще регион затих сразу же, говорит о двух выводах, о двух ошибках, которые в дальнейшем больше нельзя допускать. Во-первых, каждый губернатор, если он считает свой регион площадкой, на которой можно взрастить новую экономику, должен готовить себе наследников, если он уходит, чтобы не было такой ситуации, когда самый прогрессивный, самый интересный губернатор, самый молодой Борис Немцов ушел, потом совершенно никакой Скляров, а в результате мы получили еще и коммуниста. Это первый вывод. И второй, это касается того, что нельзя ассоциировать население, его мотивации и поведение только с историей губернаторства. И Нижний Новгород в этом плане как раз традиционный регион «красного» пояса, в котором господствует крупная неконкурентоспособная промышленность и население зависит от крупных предприятий, и если они теряют рабочие места, то они, конечно, голосуют протестными голосами.
М.КОРОЛЕВА: Может быть, Вы слышали о том, что на прошлой неделе появилась такая информация, что в администрации президента собиралось совещание, там предполагалось, что в случае победы коммуниста Ходырева вообще столица Приволжского округа может быть перенесена в другой округ, например, в Самару или в Саратов. С другой стороны, сегодня пресс-секретарь Кириенко заявил о том, что полпред президента будет конструктивно сотрудничать с губернатором. Что это было? Это сообщение  — несколько, может быть, истерическая реакция?
И.ХАКАМАДА: Я думаю, что это как раз подтверждает мой вывод о том, что все-таки результаты выборов, несмотря на поддержку со стороны администрации президента, несколько неожиданны. А во-вторых, конечно, несмотря на тот флер памяти, который идет от Бориса Немцова, регион давно уже начинает отставать от того, что происходит в более прогрессивных и богатых округах этого региона, в той же самой Самаре, и это была такая спонтанная реакция. Дальше все покажет, как будет работать Ходырев. Если он будет профессиональным управленцем, который сможет этот регион с традиционными крупными отраслями промышленности поднять и при этом провести реформы, которые бы создали огромное количество рабочих мест не за счет монополистических отраслей, а за счет малого и среднего бизнеса, будет поддерживать все те новации, которые внес туда Немцов и которые потом медленно и тускло умирали при Склярове, то он может сохранить за собой этот титул. Если же все будет продолжаться точно так же, то есть регион будет медленно скатываться на уровень традиционной дотационной территории, выпрашивающей всю жизнь деньги у центра и без каких-либо собственных моделей интересных развития — тогда может очень серьезно встать вопрос о том, что он недостоин стать столицей.
М.КОРОЛЕВА: Татьяна спрашивает: «Неужели Вы не понимаете, что дальнейшее проведение реформ, игнорирующих интересы большинства населения, приведет к резкому росту численности фракции КПРФ в следующей Думе и к возможности победы лидера коммунистов на президентских выборах?» Как Вам такая опасность?
И.ХАКАМАДА: Во-первых, такой опасности нет, по одной простой причине, что мы эту опасность, по-моему, уже пережили в 96-м году, и тогда она была более серьезная, чем сейчас. Во-вторых, этот упрек неуместен именно сейчас, потому что мы жертвуем и, кстати, президент тоже, и СПС, и вообще центристские фракции, в том числе и «Единство», мы жертвуем неким популизмом перед протестным электоратом, проводя сегодня как раз реальные реформы для того, чтобы потом получить реальную поддержку. Потому что снижение налогов да, но то, как мы проводили Земельный кодекс коммунисты на этом отыгрались по полной программе. И ведь фактически я за это время объездила огромное количество регионов, и нужно только учиться у коммунистов, каким образом там создаются мифы и легенды о том, что в результате Земельного кодекса Россия распродана западному капиталу, что у крестьян будут отнимать землю, которую им, кстати, никто никогда не давал при коммунистах. Все забыли 18й год, Декрет о земле в 17-м году и в 18-м году, когда пошла продразверстка. Поэтому они умеют работать с мифами и легендами, а мы пока что работаем реально. Нам нужно создавать свои позитивные мифы, это, кстати, тоже один из уроков, потому что во многих регионах сейчас коммунисты входят во второй тур, в том числе и в Иркутской области, и это как раз игра на этих двух информационных потоках когда была драка и обсуждался Земельный кодекс, когда коммунисты изображали из себя защитников народа, которые бьются до конца. То же самое касается и Трудового кодекса. Ведь коммунисты распространяют во всех регионах информацию о том, что этот Трудовой кодекс уничтожает права рабочего человека и он теперь вообще ничем не защищен, что является стопроцентной неправдой, то есть клеветой абсолютной. Наоборот, впервые осуществляется серьезнейшая поддержка даже по гарантиям минимальной заработной платы, чего никогда и не было.
Нужно уметь работать. Нет PR у рыночников, как не было, так и нет.
М.КОРОЛЕВА: Чем Вы это объясняете? Почему коммунистам удается создавать, как Вы говорите, свой PR, а рыночникам нет?
И.ХАКАМАДА: Я думаю, что это объясняется только тем, что коммунисты работают здесь профессионально, это направление является одним из приоритетных, а у нас разборки сплошные между каналами, между капиталами и т.д., все выясняют отношения друг с другом. Поэтому, исходя из этого, у нас возникает ситуация, когда на либеральных рыночных каналах поливают тех же либералов и рыночников, только потому, что о чем-то там не договорились и т.д., а концепции цельной, чтобы все-таки обеспечивать нормальное продвижение реформ с поддержкой населения, нет, никто над этим не работает.
М.КОРОЛЕВА: И все-таки, возвращаясь к выборам. Не кажется ли Вам, что эта победа Геннадия Ходырева в Нижнем Новгороде и выход в Иркутской области коммуниста во второй тур с довольно приличным результатом — это вообще-то довольно серьезный звонок? Представьте себе, что будет, если так дальше и пойдет по регионам? У одного из наших слушателей, я сейчас не могу найти этот вопрос, но примерно такой вопрос был что, собственно, будет, если во всех регионах победят коммунисты? Это снова возвращение к прежним социалистическим реалиям?
И.ХАКАМАДА: Не совсем так. Во-первых, во всех регионах коммунисты победить не могут. Сейчас очень серьезный бизнес начинает двигаться, причем крупный региональный бизнес начинает двигаться во власть, понимая, что иначе не может нормально работать на территории, он зависит как раз от левых губернаторов, которые не дают возможности развивать серьезно свои предприятия. Поэтому они составят тоже серьезную конкуренцию. А во-вторых, я опять повторяю: отношения между ветвями исполнительной власти — то есть губернаторы, полпреды, администрация президента, Кремль и правительство — настолько сложны и настолько взаимозависимы, что, в принципе, держать чисто партийную позицию очень тяжело. Плюс мы, конечно, делаем для этого, чтобы подстраховаться, понимая эту угрозу, очень многое. СПС выдвинул инициативу, согласно которой мы хотим, чтобы все выборы всех уровней и на муниципальном, то есть городские законодательные собрания, и на региональном областные проходили, в том числе, по пропорциональной системе. И я думаю, что мы найдем здесь союзников и во фракции «Единство», и в администрации президента, для того, чтобы обеспечить большинство голосов. Для нас, для населения рыночного, которое задает эти вопросы, это очень важно, потому что губернатор, тоже коммунист, понятно, будет использовать административный ресурс для продвижения своей партии. Он может сто раз выйти из партии, расписаться, что он прекратил свое членство это ничего не значит. Партия его выдвинула, она ему помогла, она ему сделала промоушн так называемый, и, конечно, он ей обязан и будет косвенно неявно помогать, поэтому пропорциональная система помогает федеральным партиям, уже серьезно раскрученным, побеждать на региональных выборах. В противном случае, если оставить только мажоритарную да, вся система власти выстраивается в совершенно неэффективную тупую вертикаль.
М.КОРОЛЕВА: Вадим, наш слушатель, задает довольно резкий вопрос. «Будет ли для Вас неожиданностью, если на ближайших думских выборах СПС не наберет и двух процентов голосов и в Думе представлена не будет? Или Вы тоже будете это объяснять оргпросчетами?»
И.ХАКАМАДА: Союз правых сил, в отличие от губернаторских выборов, на парламентских выборах всегда выступает неплохо. Хотя его история всего лишь это победа в 99-м году, но она не была из легких, и такие вопросы нас преследовали постоянно, все говорили о том, что мы не преодолеем 5%. Почему это для нас эффективные кампании, в отличие от губернаторских? Потому что мы профессиональные идеологические политики, у нас есть система ценностей, у нас есть свой электорат. Другое дело, что Союз правых сил объективно на следующих выборах не может взять большинство в парламенте, в силу того, что реформы еще недостаточно успешны. Именно поэтому коммунисты всегда и работают по принципу «чем хуже, тем лучше». Но уже сегодняшние экономические показатели позволяют нам надеяться на 10-12%, а может быть, и больше. То есть вопрос о том, что мы не преодолеем 5%, просто не стоит.
М.КОРОЛЕВА: Нина Ивановна спрашивает: «Уважаемая Ирина, какое может быть будущее в нашей стране у партий, тем более оппозиционных, если их члены ради карьеры готовы приостановить свое членство и отказаться от мировоззрений?» В данном случае имеется в виду Геннадий Ходырев, но сегодня напомнили информационные агентства о том, что Сергей Кириенко тоже приостановил свое членство в СПС, когда стал полдпредом президента.
И.ХАКАМАДА: Когда в России установится в результате того закона, который мы приняли, который стимулирует укрупнение партий, установится наконец постепенно двухпартийная система, и в соответствии с ней мы сможем изменить Конституцию, и у нас та партия, которая будет получать большинство в парламенте, будет определять своего премьер-министра, свой кабинет и соответственно будет поддерживать и выбирать своего президента, то есть мы из президентской республики превратимся в парламентскую, — в этом случае мы как раз эти все проблемы снимем. До тех пор, пока у нас президентская Конституция и парламент, избираясь по многопартийной системе, пока что не формирует кабинет, а только утверждает предложенную президентом кандидатуру премьер-министра, какое-либо приостановление членства И кандидат переходит из партии в исполнительную власть никакого урона партии не наносит, а наоборот, на самом деле усиливает ее ресурс. Всем же понятно, что в России парламентская традиция еще недостаточно эффективна, а большую роль в решении государственных задач играет исполнительная власть. И всем ясно, что чем больше вы людей имеете на ключевых постах в исполнительной власти, тем больше вы  можете повлиять на принятие решений.
М.КОРОЛЕВА: Дмитрий спрашивает, он уже дважды задает этот вопрос на пейджер: «Не разворуют ли коммунисты все, что осталось в Нижнем Новгороде и в области, а все инвестиции будут совать под себя?»
И.ХАКАМАДА: Согласна, что есть такая угроза, но это, скорее, не связано с коммунистами, это связано с тем, что у нас вообще есть тенденция все разворовывать и ничего не создавать. И пока что я не вижу в фигуре Ходырева фигуру, которая навела там порядок, потому что жизнь меня столкнула
М.КОРОЛЕВА: Кстати, Вы работали вместе с ним, когда были в правительстве.
И.ХАКАМАДА: Мы со всеми долго работали, потому что я работала с Борисом Немцовым, потом он ушел в отставку, мой комитет по малому предпринимательству слили с новым министерством по антимонопольной политике и во главе его поставили Ходырева. После этого меня быстро отправили в отставку. Судя по тому, что там потом происходило, я поняла, что там ничего лучшего не произошло, все хорошее, что было сделано мною, было в кратчайшие сроки уничтожено, и с точки зрения структуры, и с точки зрения направления работы, и потом отставка Ходырева последовала тоже очень быстро.
М.КОРОЛЕВА: Я ссылаюсь в данном случае на горькие слова Бориса Немцова, который сегодня сказал, что выборы губернатора Нижегородской области показали, что отсутствие внятной экономической политики приводит к краху любую действующую власть. Что и говорить, такой краткий урок. На самом деле, для СПС это урок? Это будет уроком и каким уроком?
И.ХАКАМАДА: Я считаю, что для СПС это очень серьезный урок, и он касается, прежде всего, отношения к предвыборным кампаниям на губернаторских выборах. Нужно четко осознавать, что терять территорию нельзя, если в нее было вложено столько человеческих сил, и для этого, конечно, надо было консолидировать свои усилия. Появление с одной стороны Савельева, с другой стороны Булавинова, поддержка Кириенко Склярова, неподдержка при этом Союзом правых сил никого — привело к тому, что на этой тесной площадке проскочила как раз такая серая фигура.
М.КОРОЛЕВА: Виктор спрашивает, когда СПС и «Яблоко» вместе начнут создавать ячейки на местах и пойдут в народ с разъяснением своих позиций, кстати, чем сильны коммунисты
И.ХАКАМАДА: Мы создали политический совет союза правых сил и «Яблока», возглавляет Лукин, зампред от «Яблока», и я, и как раз каждый месяц собираемся, недавно у нас была как раз по этому поводу конференция, собираемся, чтобы объединить свои усилия на региональном уровне. Мы, кстати, обсуждали ситуацию в Нижнем Новгороде и пришли к выводу, что, в принципе, конечно, допускать коммунистов нельзя, но при этом со стороны правых там было слишком много разных кандидатов. Поэтому решили довериться здесь позиции Кириенко с одной стороны, с другой стороны, позиции Бориса Немцова, который согласовал позицию с Союзом правых сил, что мы, конечно, против того, чтобы коммунисты побеждали в Нижнем Новгороде. Но я же говорю, объективная картина такова, что борьба (это достаточно успешная борьба — то, что Клементьев не смог пройти во второй тур) была вся сосредоточена на этом. В конечном счете, за спиной Клементьева прошел Ходырев.
М.КОРОЛЕВА: Алла спрашивает Раз уж мы заговорили о региональных выборах, есть такой регион, как Москва, между прочим. Спрашивает Алла: «Кто будет кандидатом в мэры Москвы? Не пора ли уже начинать, а то будет поздно»
И.ХАКАМАДА: Сейчас грядет подготовка к выборам в городскую Думу Москвы, и впервые возникла концепция, при которой Союз правых сил хотел бы продвинуть независимых кандидатов в Городскую Думу, но имеющих независимую позицию. Слово «независимая» в Москве очень важно, потому что, в конечном счете, выборы проходят под таким административным нажимом, что в принципе независимых людей провести очень сложно, тяжело. Сейчас идут труднейшие переговоры здесь на уровне региональных ячеек «Яблоко» и Союза правых сил вместе с ныне действующим «Отечеством» в Москве и с «Единством». Посмотрим, что из этого получится, и в сентябре мы должны будем получить первый результат, какова будет идеология и концепция. Единственное, за что будет бороться Союз правых сил на московских выборах, это уже точно за прозрачную рыночную экономику, и будет предложена соответствующая программа в Москве.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» была Ирина Хакамада, вице-спикер Государственной Думы.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире