30 мая 2001
Z Интервью Все выпуски

Перспективы развития Microsoft в России. Развитие российкого рынка информационных технологий, борьба с пиратством.


Время выхода в эфир: 30 мая 2001, 19:08

30 мая 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» глава представительства «Майкрософт» в России Ольга Дергунова
Эфир ведет Сергей Корзун

С. КОРЗУН: Сегодня говорим о пиратстве. Но для начала история от меня, очень короткая. Два года назад совершил, с точки зрения друзей, совершенно непозволительный поступок поучаствовал в программе, она называлась, по-моему, «Раз, два», купил майкрософтовский офис за реальные деньги, обновил его до 2000 через некоторое время. Мне все сказали: «Полный идиот!»
О. ДЕРГУНОВА: Зато «Майкрософт» прислал бесплатно, да?
С. КОРЗУН: Да, но тогда дорого стоила версия уже уходящая. Мы все немножко понимаем, как там «делай раз и делай два», и что из этого происходит. Мне все сказали: полный идиот! Рядом на рынке 69 рублей, на Горбушку зайди. Много ли таких идиотов, как я?
О. ДЕРГУНОВА: С каждым годом становится все больше. Я все-таки оптимист, поэтому скажу так: тренд положительный, их число растет.
С. КОРЗУН: Но с корпоративными клиентами, наверное, проще: можно каким-то образом проконтролировать. Что касается частного рынка, ведь пользователей «Майкрософта» весьма и весьма много.
О. ДЕРГУНОВА: Да, если посмотреть на рынок нашей страны, 150 миллионов человек жителей, 7 миллионов компьютеров. Я думаю, что на каждом из этих компьютеров, ну, может быть, за минусом 1 %, стоит программное обеспечение «Майкрософт».
С. КОРЗУН: Сколько доля рынка в этом смысле? Кто остальные занимает? «Эппл»?
О. ДЕРГУНОВА: Оставшийся 1%, если посмотреть на настольные компьютеры, это, скорее всего, различные клоны «Юникса», 1, 2, 3 % максимум. Все остальное операционные систему «Виндоуз» и связанные с этим приложения. Другой вопрос, легальные эти пользователи или нет. Если посмотреть на технологическую платформу, то здесь, я думаю, у нас где-то 96-97 %. Если посмотреть на уровень легальности, то уровень нелегального использования в нашей стране 88 %. Что оснащает 12 % из этих 7 миллионов, легально.
С. КОРЗУН: 5 лет Вы в этом бизнесе, возглавляете российское отделение «Майкрософт». Что Вам удалось сделать за 5 лет? Что было? Что есть? Вообще, откуда Вы пришли? Билл Гейтс позвал? Родственник?
О. ДЕРГУНОВА: Почти близкая родственница Билла Гейтса. Я коренная москвичка, мне 35 лет. Я последние 15 лет, собственно, всю свою карьеру, работаю в области информационных технологий. Начинала как программист, работала в команде разработчиков такого широко известного и всенародно любимого русского народного текстового редактора «Лексикон».
С. КОРЗУН: Помним, использовали.
О. ДЕРГУНОВА: И была тем человеком, который сделал коробку «Лексикона». И вот это ощущение, когда в стране, где 99 % уровня пиратства означал, что из 10 созданных версий одна продавалась, остальные воровались, мы вышли на уровень продаж тогда 30 000 копий в год. Это был прорыв, мы были первые, это была всенародная любовь и всенародное воровство. Одна из причин, почему наша группа перестала существовать, потому что не было возможности продолжать инвестировать в разработку. Не хватало денег. Просто от того, что мы зарабатывали, большая часть денег уходила на разработку программного продукта, понятно, ее не хватало на воспроизводство новых версий. В результате группы не стало, продукта не стало. И в какой-то момент, пока еще продукт существовал, стало ясно, что нужно развиваться дальше. И тут меня пригласило московское представительство «Майкрософт», куда я пришла в 1994 году, с 1996 я стала генеральным директором. И вот тут-то
С. КОРЗУН: Сомневались или нет? Или к монополисту легко присоединяться?
О. ДЕРГУНОВА: Это не вопрос монополизма. Там присоединяешься к интересной специальности, к интересной работе, потому что, если ты развиваешь свою карьеру, ты идешь не за деньгами, а за интересом, за возможностью учиться, за возможностью смотреть, за возможностью познавать. И когда ты научился, отдавать это дальше людям, с которыми ты работаешь, или своим потребителям.
С. КОРЗУН: Тогда еще маленький вопросик вдогонку. И к «Лексикону» были некоторые возражения и замечания. Для вас, наверняка, не секрет, что и к «Виндоуз», и ко многим другим программам много замечаний, все говорят: Билл Гейтс монополизировал все, другие как замечательно работают, просто он лучше продвигал.
О. ДЕРГУНОВА: Возможно, и в этом он был лучший. В чем состоит качество успеха? В том, что ты лучше других. И успех, в том числе и компании «Майкрософт», не только в тех продуктах и в том предвидении, которые она смогла делать технологически, но и в качестве продвижения товара. А почему я напомнила про «Лексикон», так это к тому, что опыт борьбы с пиратством у меня исчисляется не первым десятком лет, можно сказать.
С. КОРЗУН: Чтобы можно было понять, участвует ли российское представительство «Майкрософт» в создании собственно программ или только распространяет их? К кому обращаться в случае огрехов в программе: к вам или нет?
О. ДЕРГУНОВА: Мы косвенно принимаем участие в таком процессе, который называется «перевод программных продуктов на русский язык». Есть такой термин локализация. Когда вы видите продукт «Майкрософт офис» на русском языке, это означает, что внутри московского офиса вместе со штаб-квартирой было когда-то принято решение, что этот продукт нужен рынку. Появляется следующее. Это значит, что люди собирались, думали, какой продукт нужен рынку, почему он нужен на русском языке и чем он может помочь пользователю. Поэтому косвенно мы принимаем участие в разработке. Но здесь нет программистов, разработческого подразделения. И одна из причин это несовершенство трудовой базы, которая не позволяет сегодня прийти сюда крупным правообладателям с разработкой.
С. КОРЗУН: «Стало известно, что некоторое время назад вы встречались с Владимиром Владимировичем Путиным». А, мы с Гейтсом не разобрались еще: виделись или нет?
О. ДЕРГУНОВА: И с Гейтсом виделись тоже.
С. КОРЗУН: И с Владимиром Владимировичем тоже виделись?
О. ДЕРГУНОВА: Сейчас нельзя так говорить: да, мы виделись с нашим президентом. Не я лично, а в составе группы моих коллег, которые называются «лидеры IТ-индустрии», и действительно, это была встреча, посвященная путям развития IТ-индустрии в России.
С. КОРЗУН: IT, соответственно, информационные технологии, правильно?
О. ДЕРГУНОВА: Да.
С. КОРЗУН: Что вы ему сказали, что он вам сказал, если коротко, главное?
О. ДЕРГУНОВА: Наша задача была сказать, что, используя информационные технологии, у России есть шанс как развить свою внутреннюю эффективность, так и прорваться на внешние рынки. Цель нашего президента была понять, реально ли это и насколько можно доверять мнению профессионалов, которые много лет работают на этом рынке, и к чести обеих сторон, надо сказать, это были не подготовленные монологи, это была живая дискуссия, которая, вместо часа, длилась три часа. И, мне кажется, что, как следствие, то поручение, которое президент дал своим министерствам и ведомствам, намного характеризует, насколько внимательно он нас слушал. Потому что поручения не очень много пунктов там, я не помню навскидку, 5 или 6 пунктов, — большая часть из них касается совершенствования законодательства, которое поможет развиваться IT-индустрии. Один из пунктов напрямую связан с борьбой с пиратством это совершенствование законодательства в области авторских прав, в частности, уголовного кодекса. И один очень важный пункт направлен на то, как и какими методами можно развивать экспорт информационных технологий, то есть вывод России на рынок, как минимум, на уровень Индии, Израиля и других стран, которые принимают участи в таком разделении труда.
С. КОРЗУН: Эта индустрия в России преимущественно западные или иностранные страны ее двигают, или есть внутренняя основа?
О. ДЕРГУНОВА: Доля иностранных компаний на рынке IT-технологий, если посмотреть на программное обеспечение, она, с одной стороны, значительная, это порядка 40-45 %. Но при этом 55 % — это локальные компании, то есть местные российские компании, а вот всем, что касается сервиса по разработке программного обеспечения на заказ, — это на 98 % российские компании, что очень отрадно.
С. КОРЗУН: Мы обращаемся к вашим вопросам, которые уже приходят на пейджер. «Почему производителям программного обеспечения не поступить так же, как сделали издатели ИКР: продавать свои продукты в России для домашних пользователей по цене пиратских?
О. ДЕРГУНОВА: По одной простой причине. Потому что сначала нам нужно научить платить тем компаниям, которые могут это сделать. Когда мы говорим о борьбе с пиратством, мы ни коим образом в данном случае не пытаемся бороться с домашними пользователями. Мы прекрасно понимаем экономическую ситуацию, студенческие стипендии, зарплаты ИТР, людей, которые сами из запчастей собирают компьютеры, которые используют их дома. Это не тот вопрос и не та борьба, которой мы занимаемся. Мы пытаемся заставить платить тех, кто, сам зарабатывая деньги, ворует программное обеспечение у других. Это коммерческие компании, это государственные организации, которые используют в своей повседневной деятельности. А в этой ситуации исключительные ценовые преимущества, которые можно бы было дать местным домашним пользователям, к сожалению, не позволяют даже произвести локализацию программных продуктов. Потому что для того, чтобы перевести игру и после этого поддерживать различные версии игры, это стоит очень больших денег. И, к сожалению, сегодня, глядя на результаты продаж в нашей стране, мы понимаем, что мы не можем себе это позволить. Или это надо делать за счет кого-то еще, другой страны. И тогда возникает вопрос: почему другая страна должна платить за пиратство в России?
С. КОРЗУН: Можно ли сделать из этого вывод, что в ближайшее время продукты «Майкрософт», в частности, не будут дешеветь?
О. ДЕРГУНОВА: Для домашнего пользования точно не будут дешеветь. Для организаций будут, потому что есть специальные программы продвижения, лицензирования, и если посмотреть на структуру затрат, то стоимость программного обеспечения год от году падает, потому что появляются новые схемы лицензирования и приобретения программного продукта.
С. КОРЗУН: Программы типа «Раз, два», о которой мы говорили, еще будут существовать для персонального пользователя?
О. ДЕРГУНОВА: Это одна из таких программ, которые позволяют бесплатно получить следующую версию, причем, на предыдущую версию не делается никакая наценка в момент ее продажи. Сейчас идет много программ. Приходите на наш сайт www.microsoft.com.rus
С. КОРЗУН: Вопрос от Игоря: «Почему «Майкрософт» начала наступление на формат mp3?»
О. ДЕРГУНОВА: Потому что авторское право не зависит от формы его передачи, и авторским правом охраняются как программные обеспечения, так и музыкальные записи, вне зависимости от того, в каком формате они распространяются. И по существующим нормам права, распространение в формате mp3 нарушает права правообладателей. Такое сложное объяснение говорит о том, что, если каким-то образом будет усовершенствовано законодательство, тогда пропадет сущность этого нарушения. Пока этого не произошло, мы не может допустить, чтобы происходили эти нарушения.
С. КОРЗУН: Давайте включим телефон. Добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Алексей. Пользуясь случаем, я хотел бы передать привет всему Одинцову.
С. КОРЗУН: Ваш вопрос по существу, пожалуйста.
СЛУШАТЕЛЬ: Почему бизнес компьютерный так плохо развивается в России? Что ему мешает? Законодательные какие-то проблемы или еще что-то?
С. КОРЗУН: Серьезный заход у Алексея.
О. ДЕРГУНОВА: Спасибо вам огромное за вопрос. Вы один из тех людей, наравне с президентом, кто задает этот вопрос, что отрадно. Мешают несколько вещей. Мешает непонимание многих людей, как информационные технологии могут помочь развивать их бизнес. И решается это с помощью обучения, что и делают многие компьютерные компании. Но есть две общие вещи, которые мешают развиваться компьютерному бизнесу. Первое это отсутствие эффективности в экономике. Если организация неэффективна, ей не нужно иметь эффективные технологии, которые помогают лучше создавать продукты, которые помогают лучше продавать свои товары. А отсутствие эффективности означает невостребованность информационных технологий, которые направлены на то, чтобы бизнес или государственное управление сделать эффективным. Поэтому, чем быстрее будет развиваться экономическая эффективность в нашей стране и, вообще, критерий эффективности будет поставлен во главу развития каждого бизнеса, тем быстрее будут развиваться информационные технологии. И есть определенные правовые проблемы, которые не дают развиваться. Это связано как с авторским правом, так и налогообложением.
С. КОРЗУН: Алексей (программист) на пейджер спрашивает: «Не считаете ли вы, что пиратство интеллектуальный возврат тех мозгов, которые выехали за рубеж?»
О. ДЕРГУНОВА: Наверное, такая точка зрения имеет право на существование. Но почему «Майкрософт» должен платить за мозги, выехавшие за рубеж, начиная с 1917 года?
С. КОРЗУН: Вопрос от Андрея. Ряд вопросов у него есть, касающихся лицензирования ПО корпоративными клиентами. Информационный центр ответить не в состоянии, к кому можно обратиться в представительстве «Майкрософт»? И можно ли?
О. ДЕРГУНОВА: Напишите по электронной почте на адрес информационного центра с просьбой переслать в представительство «Майкрософт». Мы разберемся. Сделайте пометку, что вопрос шел с «Эха Москвы».
С. КОРЗУН: Один конкретный вопрос от Игната, сборщика ПК с 6-летним стажем, как он пишет: «Почему-то бывает, что англоязычная версия «Виндоуз-2000» «Профессионал» на компьютер ставится, а лицензионная русская не желает ни под каким видом. Это хорошо работают пираты? Или плохо работает русское представительство?»
О. ДЕРГУНОВА: Могу сказать, что разницы между русско— и англоязычными версиями сейчас нет точно, это миф. Это проверяется на этапе контроля качества перед выпуском версии. Поэтому здесь в чем-то другом дело.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Роман. У меня два вопроса, один из которого вытекает из другого. Первый вопрос: Я бы с удовольствием поставил себе даже на домашний компьютер лицензионную версию последнего «Виндоуз», но у меня есть печальный опыт по «Виндоуз-Миллениум». Когда я его поставил, у меня половина периферийных устройств не желала вставать ни под каким видом.
С. КОРЗУН: Может быть, слишком технический вопрос? Ольга, давайте попробуем первую часть.
О. ДЕРГУНОВА: В чем вопрос?
СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос в том, собираются ли все это устранять несоответствие «майкрософтовского» программного обеспечения специальным разработкам периферийной техники: драйверам?
О. ДЕРГУНОВА: Стандартный ответ следующий. Что операционная система обычно включает в себя набор драйверов для различного типа устройств. Однако в этот момент у вас на столе могут стоят те устройства, для которых драйверов для той или иной операционной системы еще не существует, или находится в процессе разработки, или не входит в состав поставляемого набора драйверов. Для этого есть два выхода. Первое. Обращаться в компанию разработчика программного обеспечения, например, в наш информационный центр, где вам могу порекомендовать, откуда скачать эти драйверы обычно они бесплатно лежат на сайтах производителей, или идти напрямую на сайты производителей и скачивать оттуда. Обычно в течение 2-3 месяцев с момента выхода новой операционной системы все драйверы становятся доступны. Часть из них, правда, платная, но в данном случае вам надо решать эти вопросы с производителями аппаратного обеспечения.
С. КОРЗУН: У Романа остались вопросы?
СЛУШАТЕЛЬ: Следующий вопрос касается уже более корпоративного использования. Где можно получить информацию о корпоративной продукции компании «Майкрософт»?
О. ДЕРГУНОВА: В нашем информационном центре или на сайте. Там подробнейшим образом описаны все программы корпоративного лицензирования. Если же остались вопросы, пошлите мейл там есть специальный раздел, где вы можете послать мейл с вопросами, которые у вас остались.
С. КОРЗУН: Вопрос с пейджера от Светланы. Напомню, что «Майкрософт» очень динамично развивающаяся в последнее время компания. Число сотрудников сейчас 70 или уже больше?
О. ДЕРГУНОВА: В Москве, да, нас порядка 70. В мире порядка 40 000.
С. КОРЗУН: Светлана спрашивает: «Высшее техническое образование. Большое желание в познании нового. Возможно ли принять меня на работу?» Что ответить Светлане и тем, кто просится?
О. ДЕРГУНОВА: В том случае, если вы обладаете необходимыми качествами, которые мы будем требовать от кандидата на ту или иную позицию, ответ: да, конечно. Могу сказать, и мои слова подтвердят все мои сотрудники: ни один из нас, работающих в компании, не попал туда по блату, ни по звонку, ни потому, что чей-то ребенок, а потому, что в той или иной степени был лучшим среди тех кандидатов, которых мы искали.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня вопрос с предыдущим перекликается. Ольга, нужны ли вам специалисты по компьютерным сетям? И куда послать резюме, если нужны?
С. КОРЗУН: И вопросы от юристов также были на пейджер: куда посылать?
О. ДЕРГУНОВА: На нашем сайте есть специальный раздел: «Работа в «Майкрософт». Вы можете идти туда и по указанному там адресу посылать ваше резюме. Есть общий адрес нашего информационного центра, прикладываете резюме в виде вложенного файла и присылаете.
С. КОРЗУН: И, наконец, вернемся к тому, с чего начали, — к пиратству. Неужели невозможно так закодировать программы, чтобы их нельзя было использовать или, скажем, больше недели? Ведь практически все программные продукты имеют свои пиратские копии и хождение на российском рынке.
О. ДЕРГУНОВА: Наверное, закодировать можно, только, как известно, на любой замочек есть свой ключик. И реально мы пытаемся защищаться определенными технологическими способами. Следующая версия офиса, которая появляется, называется «Майкрософт офис ХР». Она уже будет содержать элемент такой технологической защиты. Однако мы понимаем, что бизнес по краже программного обеспечения это высоко криминализированный бизнес. И люди, которые захотят украсть код или продукт, ни перед чем не остановятся. Поэтому мы при этом понимаем, что будут попытки и, вероятнее всего, через некоторое время они будут успешны, что продукт окажется доступен на нелегальном рынке. Однако наша задача — помимо технологических новаций заниматься еще тем, чтобы рассказывать людям, почему не надо воровать программное обеспечение, повышая культуру потребителя. А, с другой стороны, работать с государством и с коммерческими компаниями, объясняя, почему этого не надо делать с точки зрения экономической целесообразности. Типа потеря деловой репутации. То есть это такая двунаправленная политика. С одной стороны, ты защищаешься, чтобы тебя не обворовали, чтобы затруднить это тем людям, которые пытаются украсть твой продукт. А, с другой стороны, ты пытаешься разъяснить тем, кто хочет тебя услышать. И одно невозможно без другого, то есть нельзя заниматься одним, не занимаясь другим.
С. КОРЗУН: Будем, я надеюсь, покупать лицензированные продукты и следить за новыми программами, которые появляются.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» была глава представительства «Майкрософт» в России Ольга Дергунова



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире