05 мая 2001
Z Интервью Все выпуски

Социальные льготы и выплаты ветеранам войны; подготовка и проведение праздника 9 мая.


Время выхода в эфир: 05 мая 2001, 13:10


К.ЛАРИНА: Сегодня у нас в гостях вице-премьер Московского правительства Людмила Швецова. Людмила Ивановна, добрый день.
Л.ШВЕЦОВА: Здравствуйте.
К.ЛАРИНА: С наступающим праздником поздравляем мы Вас.
Л.ШВЕЦОВА: И я вас и ваших слушателей поздравляю и с прошедшим праздником труда и, конечно, с самым священным нашим праздником Днем победы.
К.ЛАРИНА: Давайте начнем как раз с 9 мая, поскольку Вы в курсе всех праздничных мероприятий, которые будут проводиться в городе, и давайте мы немного об этом расскажем. Что? Где? Когда? И что для вас лично является самым главным?
Л.ШВЕЦОВА: Москва отмечает этот день не только манифестациями и салютами, хотя все это, безусловно, будет. В подготовке праздника есть несколько составляющих. Во-первых, это память о тех, кого нет с нами, о тех, кто погиб. Это уборка могил, возложение цветов к монументам. Это святой долг, который исполняют и школы, и трудовые коллективы, да и просто люди. Я убеждена, что и в этот раз у могилы неизвестного солдата и у других монументов будет поток людей, которые будут приходить, чтобы ощутить что-то, возлагая цветы.
Р.ВАЛИУЛИН: Молодожены по-прежнему приезжают туда?
Л.ШВЕЦОВА: Конечно. Кстати, когда была Красная горка, было зарегистрировано более 4 с половиной тысяч браков, и Поклонная гора работала в активном режиме. Там белых платьев было больше, чем фонтанов, которые мы недавно включили на Поклонной горе. Так вот, память это первое. Второе — это забота о ныне живущих ветеранах войны. К сожалению, годы неумолимы, и их становится все меньше и меньше. Сейчас у нас 169 тысяч участников войны. Это люди, начиная с 77-ми и старше. Это поколение людей, которые живут не только радостью, но и болезнями, и расставанием со своими близкими, и со своими однополчанами. Поэтому редеют ряды ветеранов, но они у нас еще в очень хорошем тонусе, особенно кто работает в ветеранских организациях. Для них мы проводим в городе много мероприятий: мероприятий благодарности, творческих вечеров. Наши творческие коллективы выступают перед ними.
Р.ВАЛИУЛИН: А если говорить о льготах, я помню, раньше было разделение участник и ветеран войны. Сейчас, по-моему, такого разделения не существует.
Л.ШВЕЦОВА: У нас есть участники войны, есть участники трудового тыла, есть лица, приравненные к ним, есть категория вдов погибших участников великой отечественной войны, есть категория блокадников Ленинграда, есть категория участников битвы за Москву и ополченцев. И каждая из этих категорий имеет разный вид льгот, разное количество этих льгот.
К.ЛАРИНА: А эти льготы ощутимые?
Л.ШВЕЦОВА: Ощутимые. Достаточно сказать, что льготы, которые сейчас проводятся по федеральному указу, для некоторых категорий это 800 рублей дополнительно к их пенсии. Это, конечно, заметное увеличение. Кроме того, что положено ветеранам войны по федеральному закону — определенные льготы, пенсии, надбавки к ним московское правительство дополнительно дает и свои льготы большому количеству ветеранов. Сейчас из городского бюджета порядка 2,5 миллиардов рублей мы дополнительно даем к тем федеральным льготам, пособиям и пенсиям, которые выделяются по федеральным законам. Вообще в прошлом году Москва была первым субъектом Федерации в России, которая полностью взяла на себя обеспечение закона о ветеранах. Вы знаете, что закон о ветеранах был принят несколько лет назад, его критиковали как закон политический, но я бы не стала приводить этот закон в качестве такого примера. Наверное, надо быть щепетильными при принятии других законов, а закон о ветеранах, практически, оказался программой для того, чтобы в будущем, получая дополнительные возможности, решать в комплексе и разносторонне проблемы ветеранов. И как только у нас появились дополнительные возможности, те позиции, которые должны были оплачиваться с федерального бюджета, мы взяли на московский городской бюджет. Я думаю, что со временем Федерация окрепнет, в том числе, благодаря изменению налогового кодекса, и мы будем просить, чтобы она нам возместила эти деньги.
К.ЛАРИНА: Но, тем не менее, меня поразила цифра 100 рублей дает московское правительство ветеранам к 9 мая. Это же просто смешные деньги.
Л.ШВЕЦОВА: Нет, это дается дополнительно ко всему. Это, фактически, просто подарок. Это одноразовая выплата, она дается абсолютно всем ветеранам, и она стоит порядка 300 миллионов рублей нашему городу.
К.ЛАРИНА: А можно узнать, сколько в среднем сейчас получает ветеран со всеми надбавками?
Л.ШВЕЦОВА: Я могу сказать, что в Москве сейчас 2,5 миллиона ветеранов и инвалидов пользуются различными льготами. 2 миллиона имеют льготу на телефон, 2 миллиона имеют льготу на жилье, 2 миллиона имеют льготу на коммунальные услуги, 1,98 миллиона имеют льготу проезда на городском транспорте, 1,2 миллиона имеют льготу на лекарственное обеспечение. Это то, что по федеральному законодательству. Плюс к этому, Москва добавляет еще 390 тысяч за телефон, 47 тысяч на жилье и коммунальные услуги, 586 тысяч дополнительно на проезд. Все это из городского бюджета.
Р.ВАЛИУЛИН: Эти цифры были бы более наглядными, если бы Вы взяли среднестатистического ветерана войны, и сказали бы, какую сумму он получает в виде надбавок, помимо его федеральной пенсии.
Л.ШВЕЦОВА: Если это посчитать кратно тем пенсиям, которые люди получают, это получится в несколько раз больше, чем сама пенсия. Это и 50 %-ная скидка на жилье, и скидка на лекарственное обеспечение.
К.ЛАРИНА: Коль мы заговорили о пенсиях, было много вопросов от наших слушателей, связанных с новым начислением пенсий с 1 мая. Может быть, Вы немножечко об этом скажете?
Л.ШВЕЦОВА: С 1 мая увеличивается пенсия, и об этих начислениях уже сообщили в прессе. Идет увеличение самого базового размера пенсии, и, например, у участников войны, которые полностью отработали весь срок после войны, пенсия будет выше примерно на 800 рублей. У некоторых категорий, конечно, пониже, но все равно это существенная прибавка.
К.ЛАРИНА: А зарплата бюджетников при этом пока не меняется?
Л.ШВЕЦОВА: Что касается зарплаты для бюджетников, я знаю, что сейчас Валентина Ивановна Матвиенко об этом говорила, и федеральные органы решают вопрос о том, чтобы в ближайшее время произвести повышение заработной платы бюджетникам. Что касается Москвы, мы тоже над этим думаем. Вы знаете, что те, кто работает в нашей бюджетной сфере, получают единую тарифную ставку, которая идет по федеральному законодательству, и московскую надбавку от 50 до 200 %. В среднем, мы доплачиваем 90% к единой тарифной ставке за то, что люди живут в Москве с учетом нашей московской жизни и с учетом возможностей нашего города. Достаточно сказать, что некоторые категории работающих бюджетников получают такую же надбавку, как единая тарифная ставка. Мы повышаем свою надбавку, когда повышаются зарплаты по линии федерации, но иногда мы это делаем и самостоятельно. В частности, сейчас мэр уже огласил на встрече с профсоюзным активом, что с 1 мая мы изыскиваем возможности для того, чтобы, например, на 20 % повысить зарплату учителям, а педагогических работников у нас около 200 тысяч человек.
Р.ВАЛИУЛИН: Учителя это преподаватели средних школ и вузов?
Л.ШВЕЦОВА: Вузы только московского подчинения, их всего 5. Остальные вузы, которые находятся на территории Москвы, федерального подчинения. Я хочу напомнить москвичам, что в августе месяце мы выделили 230 миллионов из городского бюджета для того, что бы добавить зарплату всем, кто работает в вузах, естественно, федерального подчинения. Мы этого делать были не должны, но по просьбе совета ректоров Юрий Михайлович Лужков нашел возможность решить эту проблему. Конечно, это небольшая доплата, примерно 250 рублей в месяц. С одной стороны, это мало, но если посмотреть, что сегодня получает ассистент или доцент в вузе, то мы увидим, что он получает единую тарифную ставку, плюс, надбавку за доцентское звание или за кандидатскую степень. Так вот, надбавка за кандидатскую степень тоже 250 рублей. Так что, смотря, с чем сравнивать. Если сравнивать с тяжелой и дорогой жизнью, то, конечно, это мало, а если сравнивать с тем, что дается человеку за его труд и, в том числе, за его научные работы, то это достаточно много. Если это сложить за 4 месяца это тысяча рублей. Можно себе купить какую-то обновку.
Р.ВАЛИУЛИН: Мы чуть раньше говорили о пенсионерах, и слушателей волнует вопрос о работающих пенсионерах. Ася Давидовна нам пишет: «Имеет ли право пенсионер по возрасту работать преподавателем в техникуме, и не отражается ли это на выплате пенсии и надбавок?»
Л.ШВЕЦОВА: Отражается. Работающие пенсионеры ограничиваются в своем заработке, но сейчас этот вопрос очень активно обсуждается. Мы участвуем в обсуждении этих проблем, потому что наш мэр является членом пенсионной комиссии, и он там тоже ставит эти вопросы. Это, действительно, справедливо. Когда человек сумел себя сохранить к пенсионному возрасту в хорошем рабочем состоянии, когда он в состоянии напряженно работать, когда он нужен городу Ведь вы посмотрите, у нас в городе нужны пенсионеры, мы без них просто не обойдемся. Например, у нас участковые врачи более чем на половину — это люди либо пенсионного возраста, либо предпенсионного возраста. И учителей довольно много. У нас не хватает медицинских работников, учителей, работников в соцсфере, и, конечно, нам нужны добросовестные работники, имеющие жизненный опыт, ведь для того, чтобы работать в социальной сфере и с людьми иногда не достаточно только вузовских знаний.
К.ЛАРИНА: Но у нас получается, что пенсия у нас не по выслуге лет, а по состоянию трудоспособности. Если человек трудоспособен, он продолжает работать дальше, и при этом получает совсем не ту пенсию, которую бы он получал, если бы вовсе не работал. Это несправедливо.
Л.ШВЕЦОВА: Это, безусловно, несправедливо. Это противоречит здравому смыслу, но это связано с материальными способностями. Я знаю, что в федеральном правительстве это тоже понимают и хотят эту проблему решить. Но надо еще и зарабатывать, чтобы эти проблемы решать.
К.ЛАРИНА: Дорогие друзья, напоминаю номер нашего пейджера 974-22-22, абонент «Эхо Москвы». Я бы хотела вернуться к 9 мая и несколько слов сказать о праздновании. Поклонная гора уже Вами упоминалась, это место, которое москвичи очень любят, но она почему-то оживает только раз в год, когда проходит 9 мая.
Л.ШВЕЦОВА: Нет, это неправда. Поклонная гора живет сама по себе, потому что туда приезжают люди, чтобы провести свои выходные дни, там стоит очень много техники, дети приезжают лазить по танкам. Это парковая зона. Там проводятся мероприятия на Новый год, 22 июня мы всегда там делаем очень мощное возложение гирлянды. Но, конечно, 9 мая это особый день и для Поклонной горы, и для других точек города, в которых москвичи любят проводить время в эти дни. Я хотела бы сказать, что праздники, посвященные 9 мая, уже начались. Во-первых, в городе на самых разных площадках и в театрах, и в концертных залах, и в зале мэрии — проходят встречи с ветеранами. Вчера, например, прошла совершенно уникальная встреча, на которую собрались герои Советского Союза, коммунистического труда и кавалеры трех орденов славы. Зал был просто золотым от звезд. Сидели люди, которые получили геройские звания за подвиги во время и после войны, сидели директора предприятий, главные конструкторы, космонавты, врачи. Эта встреча была потрясающей. Мы говорили о единстве ратного и трудового подвига, о традициях поколений. Сегодня после эфира я мчусь на Поклонную гору, где у нас будут открываться уже вторые детские и юношеские спортивные игры команд, которые представляют города-герои.
Р.ВАЛИУЛИН: Я сейчас наткнулся на вопрос от учителя средней школы, который спрашивает: «Как Вы относитесь к тому, что зарплаты учителей отстают от пенсий?» Это, действительно, нонсенс.
Л.ШВЕЦОВА: Вообще-то средняя зарплата учителей не отстает от средней пенсии, другое дело, что некоторые пенсионеры получают больше, чем учителя. И не секрет, что некоторые из таких пенсионеров помогают и содержат своих детей и внуков. Это абсолютный факт. У меня папа, например, — подполковник, участник и инвалид войны, и он получает достаточно приличную пенсию. И я знаю, что моему младшему брату он подкидывает что-то, потому что тот преподаватель в вузе, жена не работает, дети студенты. На самом деле, средние показатели пенсий все-таки пониже, чем зарплата учителей, хотя сама по себе зарплата учителей очень низкая. У меня сегодня как у руководителя бюджетной сферы самая большая боль за то, что мы не можем адекватно труду платить людям, которые в этой сфере работают, хотя мы многое делаем, и я об этом уже рассказала нашим радиослушателям. Самая главная и первая задача искать возможности для повышения заработной платы, и учителя стоят здесь на первом месте. Еще более сложно, чем учителя, у нас живет младший медицинский персонал, персонал, который работает в доме престарелых, в социальных центрах, библиотекари. Они получают зарплату до тысячи людей, а библиотекари это люди с высшим образованием, как правило. И этих людей сегодня отправлять торговать на рынки не хочется. Здесь нас, конечно, спасает малый бизнес, у нас около 300 предприятий малого бизнеса. Это гордость Москвы, мы начали его развивать очень рано. Этот бизнес дает нам возможность создания очень широкой сферы услуг в городе, дает очень большие налоги в бюджет, и мы можем почти всю бюджетную сферу содержать за счет налогов, которые собираются с малого бизнеса, а социальная сфера в городе получает примерно 40 % бюджета города. Но еще это и 2 миллиона занятых миллион постоянно занятых, и миллион, которые имеют вторую занятость. И я убеждена, что очень многие, кто имеет вторую занятость в малом бизнесе это те, кто работает как раз в бюджетной сфере. Конечно, я всегда расстраиваюсь, когда узнаю, что врачи и учителя торгуют на рынке, но, с другой стороны, я радуюсь тому, что этот человек не ушел из школы, что он работает в больнице, но, в том числе, он участвует и в этом малом бизнесе и себя как-то подкармливает.
К.ЛАРИНА: Мне все-таки кажется, что тут надо расстраиваться, потому что квалификация человека как врача или как учителя теряется, когда он вынужден думать об этом и в выходные дни бежать торговать на рынке.
Л.ШВЕЦОВА: Конечно, да. Но хуже было бы сесть и нищенствовать.
К.ЛАРИНА: Вот у нас сегодня был в гостях Андрей Кончаловский и он очень переживал, что у нас такой покорный народ, что вместо того, чтобы выйти на улицы или бастовать и не выходить на работу за такие малые деньги, люди все равно ходят на работу и учителя, и врачи, и библиотекари, и музейные работники, и актеры, которые работают в театрах.
Л.ШВЕЦОВА: Я думаю, что Андрей Сергеевич говорил в каком-то широком философском смысле. Он говорил о том, что люди должны понимать, что с ними происходит, и должны выступать против каких-то вещей, которые явно несут вред благосостоянию народа. Это должно быть объединено, и одни других должны подстегивать. Вы помните, что когда 10 лет назад мы проводили приватизацию, мэр Москвы, один из немногих, выступал против нее. Он тогда получил право у президента провести в Москве приватизацию по-иному, и мы в Москве не разбазарили все так, как это было разбазарено по всей России, и за счет этого мы получаем сегодня возможность нормально жить. Помните, в свое время говорили, что Москва станет городом одних богатых или иноземцев. Но мы эти деньги брали для того, чтобы не выкинуть очередь, которая с советских времен досталась нам в наследство, и сейчас мы выдаем бесплатно квартиры людям, которые состоят на очереди еще с 1982-83 годов. Я не призываю людей выходить на митинги и демонстрации, но если у них есть форма самовыражения через их профсоюзные организации, через обращение, в конце концов, в государственные органы Вот сейчас обсуждают пенсионную реформу, и было бы странно, если бы она обсуждалась без ветеранских организаций. Я, кстати, с Андреем Сергеевичем не очень согласна, что у нас нет никаких общественных организаций. Я считаю, что у нас есть целый ряд общественных организаций, которые свой голос как-то выражают. Те же ветеранские организации у нас в городе Москве — наиболее активные, может быть, общественные силы. Год в городе начинается с того, что мы в правительстве подводим итоги прошедшего года, и все правительство выходит выступать перед ветеранской общественностью. Мы докладываем, как мы прожили год, что мы сделали для горожан и что мы собираемся делать. Мы там, кстати, слышим не только восторги, но и замечания, критические предложения. Я сейчас скажу по госпиталям ветеранов: мы можем гордиться, что в Москве есть 4 очень хороших госпиталя, и наши ветераны, заболев, попадают в эти госпитали. Но, в то же время, там есть целый ряд проблем, и я сейчас будут проводить большое совещание, и мы будем искать возможности либо исправить недостатки, либо укомплектовать эти госпитали, чтобы они были еще более обустроены для работы с ветеранами. Люди должны самовыражаться — те же учителя, те же библиотекари. Я хочу сказать, что я благодарна тем людям, которые сумели не предать свою любимую профессию, которые не ушли. Я не хочу их обрекать на нищенство, это было бы преступно, но я думаю, что если человек может и нормально работать в школе или больнице, и еще где-то, пусть он займется чем-то в рамках малого бизнеса, подработает и будет чувствовать себя незакомплексованным. Ведь человек бедный, выходя на аудиторию, не будет полноценно работать.
Р.ВАЛИЦЛИН: В этой связи у меня вопрос. Может, малые предприятия приблизить к тем же учебным заведениям, к тем же больницам? Они, как правило, обладают большими площадями, и, может быть, там создавать небольшие предприятия, которые бы подкармливали тот же самый медперсонал?
Л.ШВЕЦОВА: Это, конечно, делается. У нас при бюджетных учреждениях, в частности, социальной сферы, существуют коммерческие предприятия, которые прибыль от своей деятельности отдают для того, чтобы как-то подкреплять работу главного учреждения. Но когда речь идет о людях, которые должны работать в рамках этого учреждения, с одной стороны, за бюджетную ставку, а в свободное время за совершенно другие деньги, здесь грань очень тонкая. Я не очень приветствую те лечебные учреждения, где на одной половине, скажем, лежат бесплатные больные, а на другой половине лежат платные больные, и один и тот же контингент работает и с той, и с другой категорией больных. Здесь очень часто появляется полоса, которая проводится и в профессиональном, и в нравственном смысле. Это дело довольно тонкое, хотя я здесь с Вами согласна надо искать источники не только бюджетные, но и внебюджетные для того, чтобы повышать оплату труда.
К.ЛАРИНА: Давайте сейчас немного поговорим о детях, тем более что не за горами школьные каникулы. Вы начали говорить о том, что открываются очередные игры детей городов-героев России и СНГ.
Л.ШВЕЦОВА: Да, мы в прошлом году впервые на 55-летие победы провели такие игры. Команды приехали из городов-героев Белоруссии, Украины и России. В этом году мы повторяем эти игры. В прошлом году нас было 12 команд, в этом году их даже чуть больше. Это, конечно, соревнования, но это еще и общение ребят, и патриотическое воспитание. Мы сегодня с вами говорили о том, что волнует сегодня ветеранов, и я хочу сказать, что, общаясь с ветеранами, я слышу от них, конечно, вопросы и по жизни, и по медобслуживанию, и по социальной защите, но сегодня ветеранов все больше и больше волнует то, что останется в головах у их внуков и детей. Они хотят, чтобы это поколение воспитывалось на святых идеалах преданности своей Родине, которые они не только провозглашали, но и доказали своим боевым подвигом. И поэтому мы, ведя подготовку к 9 мая, планируем очень много мероприятий и для молодежи. У нас в школах прошли конкурсы сочинений «Внук о деде или прадеде».
К.ЛАРИНА: Что-нибудь знают про войну?
Л.ШВЕЦОВА: Как ни странно, да. Вы знаете, я недавно была сама потрясена. Я была в библиотеке, и увидела, как дети читают книги. Это очень приятно, когда дети читают. И один парень читал книгу о пионере-герое. Я подошла к нему, познакомилась, и он мне сказал, что ему она очень интересна. Он мне ее, действительно, пересказал, и я его спросила, зная, что он точно не ответит на этот вопрос: «Скажи, пожалуйста, а ты знаешь еще кого-нибудь из пионеров-героев?» И я была потрясена и удивлена, когда он мне назвал практически всех пионеров-героев. Потом я попросила позвонить своих помощников в целый ряд московских библиотек и навести справки, есть ли эти книги вообще в городе. И оказалось, что только в 5-ти из 25-ти библиотек эти книги оказались. Многие директора библиотек сказали, что были неписаные указания в 90-е годы, когда мы громили все и вся, чтобы эти книги убрать. Они их убрали с полок, но сохранили и сейчас положили на полки.
К.ЛАРИНА: Но почему мы должны доставать из закромов эти книжки? Я с Вами не соглашусь, что это хорошая литература. Да, это хороший пример, это было основано на реальных фактах, но это дурная, плохо написанная литература. Я не говорю, что нужно все зачеркнуть, но, может быть, надо просто начать осваивать все заново, если мы говорим о школьных программах, о внеклассном чтении?
Л.ШВЕЦОВА: И да, и нет. Нужно писать новые книги, но с другой стороны Николай Островский. Это замечательная литература, но более 10 лет его книги вообще не издавались в то время как в Китае сейчас создали многосерийный фильм по роману «Как закалялась сталь». Я сама видела этот фильм, он у них идет как постоянно присутствующий сериал. У нас этот фильм уже давно никто не смотрел, несмотря на то, что играли прекрасные актеры.
К.ЛАРИНА: Это замечательный фильм по всем канонам художественного произведения, но, возвращаясь к идеологическому моменту, теми же методами сейчас работать уже невозможно.
Л.ШВЕЦОВА: Я не предлагаю вернуть ту идеологию, я предлагаю вернуть высокие нравственные ценности, которые могут быть показаны на примере этих пионеров-героев. Я согласна, молодежи надо рассказывать об этом так, чтобы она поняла, конечно, надо убрать многие суррогаты. Хотя не так давно, года 2 назад, я пошла во МХАТ к Дорониной и посмотрела спектакль по пьесе Розова. Это пьеса о классе, там были свои идеологизмы, которые присутствовали в 40-50-е годы. И там произошла такая ситуация, что девочка ослепла. Она была отличницей, и весь класс объединился для того, чтобы ее подготовить к поступлению в Тимирязевскую академию. В зале сидела, в основном, одна молодежь, и просто муха не пролетала — все смотрели и аплодировали в нужных местах, несмотря на то, что висели портреты Ленина и Сталина. А потом вышел Розов с палочкой и сказал только одну фразу: «Вот так мы жили». Понимаете, все было в этой жизни и то, и другое. Но были высокие нравственные ориентиры. Разве хорошо, что у памятника Зои Космодемьянской все зачахло? Что, Зоя Космодемьянская не так что-то сделала?
К.ЛАРИНА: Но какие могут быть сейчас идеалы у человека молодого, когда есть Чечня, когда есть целое искореженное поколение мальчиков?
Л.ШВЕЦОВА: Я хочу Вам сказать, что наши дети должны знать всю нашу историю, которая исчисляется не 10-ю годами. У нас огромная история, и в нашей огромной истории были великие победы и были великие трагедии, бездумные смерти, репрессии, и сейчас смерти мальчиков, наших соотечественников. Но это не значит, что мы не должны воспитывать в нашей молодежи чувство гордости и преданности своей Родине. Ведь гордость это не только оценка одного события. Это должно быть заложено генетически в человеке. Да, это я осуждаю, но я человек своей страны не этой страны, а своей страны.
К.ЛАРИНА: Кстати, к финалу нашего разговора, о гордости. Мы полпрограммы говорили о тех нищенских зарплатах, которые получают наши учителя. О какой гордости за страну здесь можно говорить? Чем гордиться историей, культурой?
Л.ШВЕЦОВА: Давайте не будем из всех учителей делать нищих. Они умеют сводить концы с концами и достойно жить. Вы придите посмотреть на нашего «Учителя года», никто из них не комплексует из-за этого. Вообще гордость и самосознание человек не исчисляет рублями, которые лежат у него в кошельке.
К.ЛАРИНА: Человек должен себя уважать, он должен не выживать, а жить.
Л.ШВЕЦОВА: Я думаю, что на этом не надо комплексовать. Я надеюсь, что это временный этап в нашей жизни, и мы все-таки выскочим из этой дыры. Такая страна, как наша, все равно встанет на ноги. Вы помните, у Евгения Евтушенко были слова, просто знаковые: «Есть немощное жалкое терпенье, в нем полная забитость бытия. В нем рабская покорность, повиновенье. России суть совсем не такова. Ее терпенье мужество пророка, который умудренно терпелив. Она терпела все, но лишь до срока. До срока, а потом случался взрыв». Я не хочу этого взрыва, но я хочу, чтобы люди взорвались внутри себя, чтобы они поняли, что от них многое в жизни зависит. В этом смысле я абсолютно перекликаюсь с вашим предыдущим собеседником — люди не должны тихо идти в газовую камеру и ждать, пока там включат газ. Но они не должны с касками выходить на улицу, и учителю нужно понимать, что он не смиряется с этим, а готовит будущее поколение, которое будет понимать и знать историю своей страны, чтобы они были интеллектуальными людьми.
К.ЛАРИНА: Чтобы они хотели здесь жить.
Л.ШВЕЦОВА: Вспомните, войну какой был порыв и подъем!
К.ЛАРИНА: Мы такие, когда, не дай бог, случается какая-нибудь экстремальная ситуация. Вспомните хотя бы истории с московскими взрывами, какое было отношение в обществе к этому, сколько было бескорыстной анонимной помощи от людей! Вы знаете это лучше меня. Людмила Ивановна, к сожалению, сегодня все. У нас сегодня получился разговор непраздный. Большое Вам спасибо.
Л.ШВЕЦОВА: Хорошо, что накануне праздника мы поговорили о вечных вещах. Нам важно всем вместе еще и думать, кроме того, чтобы шагать по какому-то маневру. Философствовать и вместе принимать правильные решения власти с элитой, власти с народом, народу с властями. Если мы будем вместе и понимать друг друга, я думаю, что что-то мы исправим в жизни.
Р.ВАЛИУЛИН: Спасибо. Людмила Ивановна Швецова была у нас в гостях. Спасибо, всего доброго.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире