14 апреля 2001
Z Интервью Все выпуски

ситуация с захватом НТВ


Время выхода в эфир: 14 апреля 2001, 18:15

14 апреля 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Ирэна Лесневская, президент компании РЕН-ТВ.
Эфир ведет Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН — У нас в гостях Ирэна Лесневская, президент компании РЕН-ТВ, Ирэна Стефановна, добрый день. Ну что же, произошли определенные события, произошла ночная перемена руководства на НТВ, и что у вас исчез конкурент, или как?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ. Я бы так весело не начинала, и присутствие конкурента всегда подтягивает. Это абсолютно трагедия для всего телевидения. Я не думаю, что коллеги со всех остальных каналов спокойно смотрят на все, что происходит. И я пришла сюда, кстати сказать, как в 91-м году, с приемником, который настроен на «Эхо Москвы», и целый день я сегодня пытаюсь переключиться на разные каналы, в результате достала старый приемник и настроила на «Эхо Москвы», чтобы понимать, что происходит. Это должно было случиться, наверное, должно было случиться раньше то, что произошло сегодня ночью. Я считаю, что то, что происходило полгода и нарастало пришло к логическому завершению. Я полгода назад, еще три месяца назад говорила о том, что это не политика.
С. БУНТМАН Это не политика?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Это не политика, это разборки внутри акционеров и так далее, чисто финансовое дело. Но я всегда отделяла блистательный коллектив журналистов, работающих на НТВ от того, что происходило за кадром. А за кадром все эти годы, собственно, почему я здесь я такой же собственник, как Гусинский, Газпром, но когда я затевала телекомпанию РЕН-ТВ, я меньше всего думала о собственности. Целиком и полностью вся моя жизнь и суть сформированы телевидением, я всю жизнь была на телевидении в самые трудные годы, когда мне приходилось там работать, я шла все время вразрез с коллективом. Меня очень любил коллектив, но при этом он всегда молчал, потому что я без конца воевала с начальством. Меня не увольняли только потому, что у меня была очень маленькая должность, но мне разрешали делать авторские программы, я работала как автор, режиссер, ассистент и что угодно, и я была невыездная, говорила все, что думаю на собраниях, и меня бесконечно вызывали и третировали на собраниях, но при этом я делала честную продукцию по тем временам это были литературные программы и музыкальные, посвященные искусству, поэзии, и я максимально честно старалась их делать. Но то, что в 91 году я закрыла 19 августа под «Лебединое озеро» дверь государственного канала, государственной телекомпании, и ушла в никуда, понимая, что больше никогда не вернусь на телевидение, и, встречая абсолютно всюду своих друзей, которые покинули Останкино в эти дни и бродили в 91 году просто под пулями там и понятно, что я не могла усидеть сегодня, и слышать «Эхо Москвы», и переключать программы и не приехать сюда. Просто потому, что я считаю, что те люди, которые сегодня их просто сломали через колено. И смотреть на это невозможно. С. С. БУНТМАН — Кто сломал, Ирэна Стефановна?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Мы все.
С. БУНТМАН Мы все? Интересно.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Мы все, потому что власть это тоже мы, это такие же люди, выбранные нами, большинством, и в Думе, и тот же Путин. В телекомпаниях разных, которых сейчас достаточно много, работают наши коллеги, которые когда-то все вместе работали в Останкино, и у всех по-разному сложилась жизнь, и нас всех развели по разным квартирам, и это тоже понятно. Я была все время категорически против того, что журналисты НТВ в течение многих месяцев били себя в грудь и кричали, что «мы одни, мы единственные, и мы самые честные, и других независимых больше нет».
С. БУНТМАН Разве они так кричали?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ — Да. И это подхватил весь мир, и надо сказать, что я везде давала интервью и говорила да, они первые и они лучшие, но они не единственные. Я не знаю, кому труднее работалось журналистам в РЕН-ТВ, которые четыре раза расходились с акционерами, внутри были самые разные ситуации, и они видели, в каком состоянии нахожусь я и находится Дмитрий Лесневский, гендиректор канала, когда в одну ночь надо было перевести все новости, которые выходили в одном месте, и чтобы не обвалить эфир, за одну ночь были перевезены все люди, включены компьютеры, техника, все подключено, и новости 12 июня вышли как обычно на канале РЕН-ТВ.
С. БУНТМАН Нет, ну вас же не закрыли, и не закрывали…
И. ЛЕСНЕВСКАЯ А нас не закрыли только потому, что я отделила коллектив, и всей этой битвой занималась вдвоем с Дмитрием.
С. БУНТМАН Вы считаете, что НТВ сами себя высекли? У меня такое ощущение, что Вы говорите, как про унтер-офицерскую вдову сейчас.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Я считаю, что виноваты все. Сейчас смешно говорить, когда надо понять. Смешно сегодня кого-то обвинять.. тяжело говорить о той боли, которую испытываю я, глядя на журналистов, блистательных журналистов, которые сегодня вынуждены на ТНТ выходить, еще где-то, и еще где-то. И того же Парфенова, и Таню Миткову, и тех людей, которые остались там. И больше всего поступок Добродеева, который сегодня не смог усидеть, и ему есть, что терять. Ему было что терять, когда он ушел с НТВ он строил этот дом, вместе с Женей Киселевым. Вот я сейчас слышала Женю, его интервью, и я тоже строила свой дом, и мне принадлежало 100% акций. Но я понимала, что для того, чтобы этот дом мог функционировать, а не стоять, как коробочка, нужны деньги. А деньги — это всегда олигархи, либо люди, которые могут дать деньги.
С. БУНТМАН Ну и что дальше?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ — Значит, они будут всегда диктовать свои условия.
С. БУНТМАН Значит, Вы считаете, что здесь была чисто экономика, были разборки, и мы все вместе журналисты, граждане, олигархи, безработные и так далее, власть, плюс мы все сломали журналистов НТВ, которые неправильно себя повели и навлекли на себя такое дело? Я Вас правильно понимаю?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Нет, не правильно.
С. БУНТМАН Тогда скажите, резюмируйте — и что здесь нет никакой политики, и власть не хотела заткнуть рот НТВ.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Телевидение не может быть вне политики. Телевидение это всегда политика, поэтому говорить, что здесь нет политики, это смешно, это лукавить. Поэтому когда говорят — чисто финансовые или чисто политические и то, и другое лукавство. Когда полгода назад пытались договориться с Гусинским, а он торговался 300 миллионов, 500 миллионов, и так далее.
С. БУНТМАН Нет, простите, когда, при каких обстоятельствах с ним пытались, как Вы считаете, договориться когда он сидел в тюрьме?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ И до тюрьмы, и после тюрьмы, и вообще я это не хочу трогать, я очень плохо отношусь к Гусинскому.
С. БУНТМАН Ну это другое дело, вот президент у нас тоже очень плохо относится к Гусинскому.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Но при этом я отделяю телевидение от Гусинского. Я отделяю, хотя Гусинский давал на это деньги, строила я, единогласно, со своими коллегами голосовала за то, чтобы ему дали «ТЭФИ» за вклад в телевидение, и это правда.
С. БУНТМАН Ну а что же он такого сделал, если он — одно, а журналисты другое? Я не вижу логики здесь.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Он превратил канал и людей, которые работают на этом канале в заложников.
С. БУНТМАН Он превратил?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Да, он превратил Вот я слушала сегодня в эфире Немцова, как ему практически не давали слова, а для того, чтобы придти сюда, надо иметь огромное мужество я снимаю шляпу перед Познером, перед Хакамадой, Немцовым, которые высказывают свое мнение. И я пришла не к Йордану, а пришла к вам, и пришла потому, что не могу смотреть, как унизили этих людей, довели до такого состояния, что они вынуждены покидать, как революционеры, баррикады Это дикость. Журналисты должны отражать тот процесс, который происходит в обществе, и информировать, а не создавать сами новости. То, что происходит сегодня
С. БУНТМАН Кто их заставил создавать новости?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ — Жизнь заставила.
С. БУНТМАН Жизнь заставила. Когда журналисты становятся новостью это идиотизм, но это реальность.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ В тот день, когда это произошло, надо было положить 300 заявлений на стол, и обрушить этот эфир, а неделю призывать людей их поддерживать, вызывать на баррикады Люди должны были, обязаны были выйти сами. И я, кстати, приехала на Пушкинскую площадь, но не смогла пробиться там.
С. БУНТМАН Вы сейчас даете урок тем людям, которые находятся не в том положении, в котором они могут даже Ваш урок воспринять надо было то, надо было это Это разборки между Гусинским и кем? Это что, эпитафия, некролог? Ребята живы, между прочим.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Если хотите, это не некролог и не эпитафия, это подведение черты между эпохой и эпохой, когда одна эпоха сменяет другую. Ты хочешь или не хочешь но мы живем в другой стране, и другие правила игры. Их пытаются установить. И мы можем с ними соглашаться или не соглашаться. И я имею свою собственную точку зрения на все, что произошло. Сегодня как бы ни сложилась, а я думаю, что НТВ в новом качестве, которое сегодня будет под руководством Кулистикова вещать постепенно какие-то люди туда вернутся.
С. БУНТМАН Вы думаете, вернутся?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Передачи, которые стояли в сетке сегодня, продолжают быть в этой сетке, выйдет Таня Миткова, Кондратьев, который вчера работал под значком «Защитим НТВ» сегодня работает под другим значком, просто НТВ. Это как раздел театра Любимова, как Большой театр это все прошли, к сожалению.
С. БУНТМАН Простите, — кто разделял театр Любимова Любимов и Губенко. Вы считаете, что здесь разделили Киселев и Йордан?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Нет, нет.
С. БУНТМАН И там никого сзади нет?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Сзади есть Гусинский, а с другой стороны есть Путин.
С. БУНТМАН Путин кто? Президент. Он не олигарх, при чем тут разборка? Что должен Путин-президент, по-Вашему, с информационной политикой выстраивать все под пропаганду, выстраивать все под то, чтобы ничего не говорили?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ А что, эти полгода не давали говорить НТВ, не давали говорить «Эхо Москвы»?
С. БУНТМАН Что означает давали? Мы и не спрашивали, но все время шло ползучее раз, два, три
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Вы что, не понимали, что у государства есть возможность отключить тумблер или устроить еще один пожар?
С. БУНТМАН Есть возможность.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Но этого же не случилось.
С. БУНТМАН А почему не случилось?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ После пожара, кстати, могли не включать никого.
С. БУНТМАН А скажите почему не случилось это именно так? Почему это не сделали, обрубая провода?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Потому что они понимают, что все-таки возврата к прошлому быть не может, и существует частная собственность, лицензия, существует мир, инвестиции, и так далее общественное мнение сохранить лицо А сейчас ежедневно один канал в течение года, без конца. Понимаете когда задача одна вот мы выстраиваем оппозиционный канал.
С. БУНТМАН Кто это выстраивал оппозиционный канал?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Ну, он стал таким.
С. БУНТМАН В представлении Путина и власти — Лесина и других ребят стал он оппозиционным каналом. В чем его оппозиционность? Там что, выступает только Явлинский, там нет ни Зюганова, ни Жириновского, ни Немцова, ни того же президента Путина? Что такое оппозиционный канал?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Ну нельзя же все время говорить одно и то же. Все прекрасно знают, что два человека поссорились
С. БУНТМАН Кто эти два человека?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Гусинский и Путин. Почему вы отказываете человеку-Путину не любить Гусинского, не подавать ему руки, не желать ему иметь ничего общего Гусинскому вы это право даете, а Путину нет.
С. БУНТМАН Путин кто, скажите мне, пожалуйста.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ — Путин человек.
С. БУНТМАН Он президент России и гарант Конституции. Он что, может затевать процессы, ползучее окружение…
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Минуточку, я совершенно не пришла защищать Путина.
С. БУНТМАН У меня такое ощущение, что Вы не защищаете, Вы ставите на одну доску бизнесмена, частное лицо, предпринимателя и президента страны, у которого этот же предприниматель работает со своей компанией. Значит, он может удавить кого угодно, если он ему не нравится? Не имеет права президент он имеет право не подавать руку, но он не имеет права гробить.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Президент принял телекомпанию, три часа с ней беседовал, президент высказал мнение, что все должно решаться в судах Другой разговор, как у нас суды работают, это уже другой разговор.
С. БУНТМАН — А президент за несколько часов до этого сказал, что суды у нас не работают никак. После этого он сказал все должно решаться в судах. Это был гениальный логический ход, и если в нем разобраться Мне очень странно то, что Вы говорите. Учтите, что если бы пришли закрывать РЕН-ТВ, и причем с ясными, долгими политическими устремлениями ни одного слова бы не было сказано.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ РЕН-ТВ столько раз закрывали акционеры, и оно возрождалось из пепла, но происходило это все без лозунгов, демонстраций и так, чтобы это никак не отражалось на журналистском коллективе. Они были абсолютно в курсе всего, и до последней минуты работали и работают честно. Это дело акционеров и дело собственников менять гендиректора или не менять. И если мне завтра скажет Совет директоров, что я тормоз, что я неадекватна Канал, между прочим, носит мое имя, и я вместе с сыном — прародители этого коллектива, и компании, и всего, что носит значок РЕН-ТВ. Но прошло 9 лет, и за это время менялись партнеры, и если у меня меньшинство Другой разговор, как к этому коллектив отнесется. Но я бы пришла к этому коллективу и сказала меня сместили потому-то, потому-то, некачественно, плохо работаем, или у нас долги, и это дело каждого работающего на этом канале уходить или работать с этим директором.
С. БУНТМАН Но это была бы реальность ваша, а если ведется таким образом долги хотят отдать не дают отдать
И. ЛЕСНЕВСКАЯ И если телекомпания приняла решение не уходить и не подчиниться С одной стороны — легитимно было собрание, или нелегитимно. Одни считают легитимно, другие нелегитимно, я, кстати, считаю, что оно было легитимно, потому что там было больше 50%, но 4% Но при этом юридически, то собрание состоялось, и было больше 50 голосов, но голосовали 46% Также, как при выборах, когда приходят 25% или 50% населения, плюс один процент, но голосуют при этом больше половины пришедших, то считаются выборы состоявшимися, юридически.
С. БУНТМАН — Это на выборах, существует закон о выборах, а существует закон об акционерных обществах.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Там, кстати, точно такой же Если голосование проходит от пришедших больше 50% голосов, поэтому
С. БУНТМАН Что Вы хотите сказать, что бедные журналисты и негодяй Гусинский спровоцировали?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Негодяи все, кроме журналистов.
С. БУНТМАН Вы хотите сказать, что президент негодяй?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Я уже сказала то, что я сказала. Нельзя было допускать ситуацию, при которой журналистов ломают через колено, нельзя было допускать ситуацию, при которой у всех журналистов, включая Миткову, Парфенова и 35 журналистов, которые остались там или ушли
С. БУНТМАН Они, Вы считаете, сломаны через колено?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Я считаю, что все они сломаны через колено.
С. БУНТМАН Журналисты, которые делали свою работу, хотят ее делать также, как они ее делали почему они ушли, по-Вашему, почему сломаны для Вас одинаково через колено те люди, которые остались с Йорданом и Кохом и те, которые с ними не остались что, они один через левое, другой через правое сломаны? Я не понимаю, как можно отождествлять все это.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Очень просто. Вы думаете, легко далось это решение Митковой или Парфенову?
С. БУНТМАН Я думаю, что не легко, я надеюсь, что не легко.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Вы думаете, легко то, что произошло сегодня с Добродеевым?
С. БУНТМАН Вы знаете, что произошло с Добродеевым? Я, например, до сих пор не понимаю, что произошло.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ А я понимаю, что человек для того, чтобы приехать в компанию НТВ, как Олег Добродеев, человек, который делал этот канал, строил этот дом и видя, что происходит, как человек работающий на РТР, государственный служащий, для того, чтобы не подставлять никого, он подал в отставку и приехал просто как человек Олег Добродеев это не через колено?
С. БУНТМАН Я не знаю, я в этом еще до сих пор не уверен, потому что непонятны ни мотивы, непонятны ни цели
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Мне очень жаль, если Вам непонятны мотивы, мне они очень понятны.
С. БУНТМАН Я Вам могу только позавидовать.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Мне понятны мотивы, по которым я приехала сюда, мотивы, по которым ушли люди, та же Света Сорокина, которая не строила канала НТВ, но она, как порядочный человек, работая, из горящей избы не ушла, она работает вместе со всеми
С. БУНТМАН Да нет, она жива, она вышла из огня, как птица Феникс Мы с Вами так увлеклись, а нам пора прерываться на новости. После новостей мы продолжим.
НОВОСТИ
С. БУНТМАН — Ирэна Стефановна, я бы хотел задать Вам такой вопрос. У меня создалось такое впечатление, что все наши разговоры об опасности к существованию свободы слова, созданию какого-то достаточно жесткого государства, не терпящего особого разнобоя в мнениях, что эту опасность мы сами выдумали, и что ее на самом деле не существует, и что человек Путин обиделся на человека Гусинского, и мы не можем отказать ему в праве эту обиду таким образом выражать. Существует ли опасность гражданским свободам России, или мы ее выдумали для того, чтобы спасти свою компанию?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Нет, я не согласна с выводом, который Вы сделали из того, что я говорила.
С. БУНТМАН Это вопрос, а не вывод.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Ну, Вы резюме сделали из того, что я говорила. Я считаю, что опасность такая существует. Существует, прежде всего, в том, что сегодня нет закона о телевидении, нет сбалансированного закона об акционерных обществах, СМИ. Каких-то мифических других есть, а вот объединенное акционерное общество, ЗАО, АО и так далее СМИ нет.
С. БУНТМАН Вам мешает работать отсутствие этих законов?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Да, мешает, потому что, с одной стороны, я представляю интересы собственника, а с другой стороны есть круг других собственников, который периодически приходится менять в связи с тем, что пытаются влезть в редакционную политику. Я категорически стою насмерть, и не разрешаю этого делать, поэтому каждый раз я меняю партнеров. Это неправильно с точки зрения тех партнеров, с которыми я расстаюсь, но я стараюсь делать все, чтобы коллектив не болел болезнями акционерного общества, а был нормально функционирующей свободной прессой, в которую я верю. Я делаю все возможное, чтобы люди высказывали свою точку зрения у нас есть авторские программы, новости, аналитические программы, разные другие, и я не могу сказать, что все повсеместно довольны тем, что мы говорим и что звучит с нашего канала Может, просто видят меньше, поэтому не кричат.
С. БУНТМАН Видят меньше.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ — Понятно, поэтому это столь громко не звучит. Но, тем не менее, наши журналисты работают честно, не ангажированно и свободно. Я им не диктую, что им делать, акционеры им тоже не диктуют, что им делать.
С. БУНТМАН Ну это прекрасно, в чем же опасность тогда?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Опасность в том, что если немедленно не будет принят закон в Думе, разделяющий эти понятия акционера и влияние на политику канала, если не будет принято решение, что государство имеет канал, существующий на деньги налогоплательщика Кстати сказать, по поводу государственного канала я считаю, что он должен быть самым независимым, потому что он существует на деньги налогоплательщика.
С. БУНТМАН Ну это не государственный, а общественный канал.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Почему, а что, на бюджетные деньги они из наших налогов с вами, между прочим, это тоже деньги зрителей. Это первое. Второе частные каналы, меньше канал или больше канал они, так или иначе, отражают точку зрения их акционеров так принято. При этом акционеры, если они приличные люди, для них главное, чтобы канал был доходным, приносил дивиденды, и так далее.
С. БУНТМАН А почему канал отражает точку зрения акционеров своих? Мне это непонятно.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ А вы не отражали точку зрения акционера Гусинского?
С. БУНТМАН Мы.. я точку зрения..
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Нет, не вы, НТВ.
С. БУНТМАН НТВ я не знаю как сопоставляется точка зрения Гусинского по всем проблемам с точкой зрения Киселева или с точкой зрения Светы Сорокиной или Черкизова, который там черт знает что несет на НТВ
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Но вы никогда на своем канале не говорили так называемый Гусинский? Вы это говорили так называемый такой-то такие-то демократы.. .вы таких эпитетов не употребляли никогда?
С. БУНТМАН А при чем тут отражение точки зрения акционеров?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Минуточку при том. Потому что если на моем канале говорят так называемый такой-то это уже отношение.
С. БУНТМАН Так называемый кто? Петров, Иванов, или кто? Так называемый кто?
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Вы прекрасно понимаете, о чем мы говорим.
С. БУНТМАН — Скажите ясно и понятно. Если говорят так называемый, или самопровозглашенный
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Эти так называемые демократы или этот так называемый
С. БУНТМАН А что, комментатор не имеет права так сказать: а так называемый директор
И. ЛЕСНЕВСКАЯ В новостях или в аналитической программе
С. БУНТМАН В новостях. Вы плохо слушаете радио, очень плохо, я Вам скажу.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ В новостях не имеют право делать, не имеют
С. БУНТМАН Я чувствую, что Вы только сегодня вытащили приемник в новостях это не говорится, не говорится.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Я могу вытащить все ваши записи.
С. БУНТМАН Пожалуйста.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Вот давайте в архивах ваших пороемся, и Вы увидите
С. БУНТМАН Пожалуйста, а когда говорят «самопровозглашенный президент», значит он сам себя провозгласил, это нормальные вещи, элементарные для любого информационного канала, и при чем тут точка зрения акционеров, я совершенно не понимаю.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Тем не менее, вы именно отражали точку зрения акционеров. Я Ваша гостья, и Вы со мной будете спорить в другом месте. Я высказываю свою точку зрения, свою.
С. БУНТМАН — Вам почудилось это, Вам почудилось.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Хорошо, возможно мне почудилось, но я высказываю в свободной радиокомпании «Эхо Москвы» свою точку зрения. Вы можете с ней быть не согласны.
С. БУНТМАН Конечно, я Вам на это намекаю.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Пожалуйста. Вы меня перебили. Знаете, лучше перебить хребет, чем мысль.
С. БУНТМАН Не знаю, не пробовал.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Я считаю, что все, что сегодня происходит, у вас, в том числе у вас были запланированы какие-то программы, на ТНТ тоже были запланированные программы Я готова тоже сместить свою сетку ради того, чтобы программы, которые не вышли в эфир, сделанные программы наших коллег-журналистов выходили не только на ТНТ я готова предоставить им любую площадку. Пока я сижу в телекомпании РЕН-ТВ и руковожу этим каналом, я готова в любой момент предоставить любому журналисту слово в своем эфире.
С. БУНТМАН Вот это замечательно, вот это спасибо большое. Вот я думаю, что на этом мы с вами завершим. Нота хороша и чиста.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ На самом деле, я искренне с вами, и с ребятами, которые ушли.. но я и с Добродеевым, и с Парфеновым, и с Таней Митковой
С. БУНТМАН Это тяжелая позиция, но давайте не будем забывать, что Вы предоставляете свой канал тем, кто не может выступать на своей частоте.
И. ЛЕСНЕВСКАЯ Да, я готова это еще раз подтвердить.
С. БУНТМАН Чудесно. Это была Ирэна Лесневская, президент РЕН-ТВ.






Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире