23 октября 2014
Z Интервью Все выпуски

Об инциденте с депортацией


Время выхода в эфир: 23 октября 2014, 20:02

В. Костина Что же случилось? И что сейчас происходит? Пропустили вас или нет? Объяснились, что говорили?

Е. Киселев Произошел странный инцидент. Я на пару дней уезжал по делам за границу. Вернулся. Меня задержали на паспортном контроле в аэропорту Борисполь. И объявили мне, что некие компетентные, уполномоченные на то органы (какие именно, сказать они не смогли, или не захотели, или просто не имели права) приняли решение о запрете мне въезжать в Украину. Это было сделано очень вежливо. Пограничник: у меня никаких вопросов, никаких претензий. Мои коллеги, руководители редакции, сразу поставили всех на ноги. С одной стороны, оповестили всех журналистов, которые стали мне звонить. И буквально через несколько минут это стало первой новостью на лентах всех СМИ. А с другой стороны, стали действовать, что называется, и по официальной линии. И в сухом остатке я сейчас подъезжаю к работе. Меня впустили. С извинениями. Больше того, даже сам начальник СБУ принес мне лично извинения. Позвонил по телефону, сказал: простите, ради бога, это досадное недоразумение.

В. Костина А у нас тут ходят слухи, что вас перепутали с Дмитрием Киселевым.

Е. Киселев Ну, может быть, перепутали. Помните такую историю… Всякое бывает. Знаете, письмоводитель ошибся.

Меня в свое время российские спецслужбы прессовали…

В. Костина Понятно. А вам что-нибудь сказали о причинах задержания?

Е. Киселев Я еще раз говорю: они только проинформировали меня о том, что есть решение неназванных компетентных государственных органов о запрете мне въезжать в Украину. К таким компетентным органам относятся Министерство внутренних дел, СБУ (это эквивалент российского ФСБ). Может быть, какие-то другие структуры. Может быть, сама пограничная служба. Я не специалист в этом вопросе. Дальше мы вступаем на шаткую почву разного рода догадок и предположений. Во всяком случае то, что звонил мне и приносил извинения Валентин Наливайченко, директор СБУ, судя по всему указывает на то, что именно эта служба и направила в  пограничные подразделения соответствующий документ.

Путин прямым текстом дал понять, что телефон мой слушают…
В. Костина А сколько вы провели в Борисполе?

Е. Киселев Два часа.

В. Костина А у вас в порядке документы?

Е. Киселев У меня все замечательно с документами. Всем бы иметь в таком замечательном состоянии документы.

В. Костина А как вы думаете, это шумиха, огласка преодолела эти компетентные органы, которые решили вам воспрепятствовать?

Е. Киселев Конечно. Все-таки сила общественного мнения, сила СМИ в Украине, особенно в наши дни, когда государственная власть постоянно декларирует свое уважение и желание сотрудничать с независимыми СМИ. Конечно же, СМИ – это сила, с которой считаются. Это четвертая власть, безусловно.

В. Костина А вот эта двухчасовая задержка вас на границе как-то повлияет на вас? Что вы теперь будете делать? Будете себя осторожнее вести в вашем творчестве, в ваших передачах? Как-то отразится на вас это?

С тех пор меня трудно чем-нибудь напугать…

Е. Киселев Знаете, после того, что мне в свое время пришлось пережить, когда меня российские спецслужбы прессовали, как я полагаю, по личному указанию Владимира Владимировича Путина, который дал мне это понять, когда была наша незабываемая и единственная встреча в Кремле в январе 2001 года. Тогда он прямым текстом дал мне понять, что телефон мой слушают, а распечатки моих телефонных разговоров ложатся к нему на стол, — так вот, с тех пор, знаете, трудно чем-нибудь напугать.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире