Время выхода в эфир: 25 марта 2001, 17:15

25 марта 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Александр Булдаков, актер.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Добрый день.
А.БУЛДАКОВ: Здравствуйте.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос, на самом деле, для меня очень тяжелый. Мне в этом году 45 будет, и я с ужасом начинаю готовиться к 50-летнему рубежу, мне кажется, что за 50 годами это, конечно, символическая дата там ничего нет, жизнь кончена. У Вас это будет через 2 дня, послезавтра Вы смогли бы ответить на мой вопрос. Чувствуется рубеж? Или это так
А.БУЛДАКОВ: В какой-то мере чувствуется, это безусловно, но не в физическом, слава богу. Вроде чувствую себя хорошо, бодр, энергичен
А.ВЕНЕДИКТОВ: Готов?
А.БУЛДАКОВ: Готов к принятию. Но, естественно, хотел бы я или не хотел уйти от этого, но есть такое Не то чтобы подвести такую черту, нет
А.ВЕНЕДИКТОВ: А итоги?
А.БУЛДАКОВ: Какие-то итоги, какие-то размышления, что же за эти 50 лет произошло со мной, во что я превратился и т.д.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Жизнь состоялась?
А.БУЛДАКОВ: Да, грех жаловаться. Считаю, что да.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Состоялась в последние 5 лет? Или вообще состоялась?
А.БУЛДАКОВ: Наверно, скорее всего в последние 5 лет это уже подведение каких-то итогов, к 45, я бы так разграничил
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне это важно, как Вы понимаете.
А.БУЛДАКОВ: Кстати, эти 5 лет будут уже подводить к какому-то результату.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот поделитесь.
А.БУЛДАКОВ: Я как раз вспоминаю эти 45 лет взглядом уже прошедшим
А.ВЕНЕДИКТОВ: Уже прошедшим этот 5-летний этап?
А.БУЛДАКОВ: Да. Конечно, было достаточно сложно, в общем-то, большую часть жизни я прожил в общежитии, какого-то жилья основательного угла своего, в общем-то, не было. И, естественно, нужно было доказывать, и себе прежде всего, а то ли я делаю, туда ли я иду, я имею в виду в плане творческом.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А Вы уверены сейчас, оглядываясь назад, что все правильно было?
А.БУЛДАКОВ: Нет, конечно, конечно, многое я бы сейчас изменил, хотя профессию бы не изменил свою абсолютно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Поганая же профессия!
А.БУЛДАКОВ: Абсолютно с Вами согласен.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне трудно судить, но сидел час тому назад Александр Леньков, народный артист России, он говорил, что актер это человек, который говорит не своей текст не своим голосом.
А.БУЛДАКОВ: Да, это точно. И одевает не свой костюм.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Лицедействует. А почему Вы решили лицедействовать?
А.БУЛДАКОВ: Сложнейшая профессия, и жестокая при этом. Она не терпит посредственности, серости, поэтому Почему я выбрал?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это очень важный вопрос, на самом деле, как это выбирать.
А.БУЛДАКОВ: Когда меня иногда спрашивают на встречах, довольно часто спрашивают: «Я мечтаю быть артистом» И я всегда говорю: «Будьте осторожны при этом, я бы вам не советовал». Потому что, взглядывая на всю мою жизнь, на творческую и просто человеческую жизнь, это тяжелая профессия.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это тяжелая профессия. Может быть, я тяжелый вопрос задаю накануне праздника, но все-таки любопытно.
А.БУЛДАКОВ: Да ничего, нормально.
А.ВЕНЕДИКТОВ: До Вас здесь были Леньков и Колган, которые Хрюна и Степана озвучивают. Смотрите, их не видно за кадром, это же не просто мультипликация, они растворяются Вообще с помощью компьютеров можно построить любой образ, сделать его абсолютно живым теперь. А что, отомрет профессия?
А.БУЛДАКОВ: Это абсолютно Нет, живого человека невозможно
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но театр же, все меньше и меньше ходят в театр. Вот кино да.
А.БУЛДАКОВ: Нет, я тут не согласен. Как раз в театр сейчас пошли, причем довольно активно пошли, и я не говорю в данном случае о Москве, я имею в виду на периферии. У меня приятелей, знакомых и друзей на периферии, актеров и режиссеров очень много, и люди пошли, востребованность. Вот, кстати, о чем я сейчас мечтаю чтобы вернуть зрителей в кинотеатр.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А то мы по видакам сидим?
А.БУЛДАКОВ: Да. Я как-то даже в интервью сказал, что я хотел бы из советского времени вернуть одну очередь это очередь в кинотеатры. Если вы помните, время было прекраснейшее. Стояли люди в очереди в кинотеатр, чтобы попасть в кино. Ведь зал это роднит, это соединяет, это единство души, люди вместе плачут, вместе смеются, это непередаваемый миг, это очень серьезно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаете, на бездуховном Западе меня поразило, когда я в первый раз приехал в маленький город Страсбург во Франции и пошел гулять, я вечером увидел грандиозную очередь, это был 93-й год. Я подумал: «О, у них тоже очереди! За чем?» Неделя испанского кино. Я просто вспомнил всяческие Помните, когда были все «недели», помните, как стояли люди на неделю кино, в кинотеатр «Иллюзион» попасть было невозможно.
А.БУЛДАКОВ: Это нереально было, это какой-то бум шел по городу — неделя французского кино, испанского или итальянского кино Нет, все-таки зал никогда не заменит диван и видик, никогда, это совсем другое состояние.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А Вы понимаете, Алексей Иванович, что Вы создаете нетленку? Я имею в виду, что то, что сейчас снимают, Вы где снимаетесь — это никуда не денется, лет этак через 300, например, кто-нибудь будет смотреть это кино и Ваше наследство. Ну, как?
А.БУЛДАКОВ: Естественно, это
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тяжело?
А.БУЛДАКОВ: Тяжело. Вы понимаете, уже совсем по-другому начинаешь мыслить. Но исходить надо из реальности. То есть, есть сегодняшнее время, сегодняшний материал драматургический, в котором ты участвуешь и создаешь один из характеров, и режиссер, сценарист, и т.д.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А Вы растворяетесь в режиссере? Знаете, актер должен где-то там раствориться
А.БУЛДАКОВ: Это больше подходит к театру. Кино все-таки Я как-то даже, по-моему, говорил в интервью газете, что за что я люблю кино это за авантюризм, в хорошем смысле слова. За творческий авантюризм. Если театр это идет процесс, люди сидят чуть ли не месяц за столом, разбирают, точно анализируют и т.д. — задачи, сверхзадачи, и это все уже система Станиславского и «кухня» так называемая, потом на ноги встают — то есть огромнейший процесс идет, то в кино ты сам должен жить.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы импровизировали в Ваших замечательных лентах?
А.БУЛДАКОВ: Конечно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть Вы не шли так строго?
А.БУЛДАКОВ: Абсолютно. И причем, за что я очень люблю Рогожкина: если ты предлагаешь что-то и ему это нравится, тут же переписывается
А.ВЕНЕДИКТОВ: Какой-то странный режиссер.
А.БУЛДАКОВ: Абсолютно. Но творческий человек.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это не его мысль, это Ваша мысль.
А.БУЛДАКОВ: Да, но я-то исхожу из его сценария.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть он это осознает?
А.БУЛДАКОВ: Конечно. Он тут же включается, что-то интересно, он тут же переписывает, тут же добавляет свои реплики.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тут вопросы на пейджер идут. «Приходилось ли Вам когда-то ломаться от смеха на сцене или на съемках? Что Вас может рассмешить так, что Вы сорвете сцену?» спрашивает Иван. Или Вы: «Потом убью того, кто рассмешил!»
А.БУЛДАКОВ: Нет, актеры в этом смысле не обижаются.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но колются.
А.БУЛДАКОВ: Кончено. И я тоже спокойно совершенно могу расколоться на сцене. Когда это неожиданно и вкусно подается — для себя тоже, естественно, не для зрителя, зритель не за это деньги заплатил, чтобы актеры просто хохмили и веселили друг друга Когда это вкусно
А.ВЕНЕДИКТОВ: А бывало?
А.БУЛДАКОВ: Бывало много раз.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть удержаться невозможно?
А.БУЛДАКОВ: Это невозможно, я просто сейчас не могу рассказать эту историю, это отдельный рассказ. Хотя бы вот у нас был спектакль о войне. 45-й год, сидят офицеры за столом, выпивают, закусывают, естественно, за победу, идет такой разговор о войне, естественно, как она далась тяжело и т.д. И вдруг у нас актер играл водителя «полуторки» — замечательный заслуженный артист России замечательных хороший артист, но иногда он выдавал перлы, это было… Во всяком случае, все ждали.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть были готовы?
А.БУЛДАКОВ: Были готовы к этому. Ну и как-то по диалогу он говорит: «Да я» А кто-то из офицеров ему говорит: «Да перестань! Ты-то всю войну на «полуторке» проездил, а тоже мне, туда же: победа!» Он говорит: «Что?! Да ты знаешь, кого я в войну возил? Саму Клавдию Ивановну Шульженко!» текст такой идет. Идет спектакль, сидим за столом, диалог, зрители сидят. Он говорит: «Да я» Ему: «Да ты помолчи! Тоже мне, проездил всю войну на «полуторке» в тылу и тоже мне» Он говорит: «Что?! Да ты знаешь, кого я в войну..? Саму Клавдию Ивановну Шульженко!» Можете себе представить! Вот там я уполз за кулисы, оправдываясь, что мне срочно
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вызывает Верховный.
А.БУЛДАКОВ: Конечно. И таких достаточно много Ну, кто-то под стол полез, кто-то — в общем, срочно понадобилось что-то сделать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Прислал нам уже не вижу кто на пейджер: «Как Вы сейчас продолжаете отношения с Долиной?» Потому что Ваш видеоклип с Долиной помнят все.
А.БУЛДАКОВ: Как вы помните, у нас было 3 клипа.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но помнят «Погода в доме».
А.БУЛДАКОВ: Но помнят все, естественно, «Погоду в Доме».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Был маленький шедевр на самом деле.
А.БУЛДАКОВ: Мы пока в творческих отношениях, пока у нас ничего не происходит, а в человеческих да, мы дружны семьями, встречаемся и на юбилеях, кстати, и на юбилее моем Лариса обещала прийти, хотя сразу после концерта, но обещала прийти ко мне поздравить. Вообще у нас сложились очень хорошие товарищеские отношения, она замечательная, удивительная, очаровательная.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Просто нашим слушателям сказать, что это было действительно Клипы — они же как, они уходят и проходят, слово «клип! само презрительное, а это вот что-то там зацепило, и Вы, и Лариса зацепили.
А.БУЛДАКОВ: Я, честно говоря, даже не предполагал, что таким успехом будет пользоваться клип. Хотя, честно говоря, когда мне позвонил продюсер, он говорит: «Алексей Иванович, Лариса Долина хотела, чтобы Вы»
А.ВЕНЕДИКТОВ: Она сама предложила Вам? Так она хотела?
А.БУЛДАКОВ: Да, позвонил Вадим.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но придумала она?
А.БУЛДАКОВ: Да. И я говорю: «Вы знаете, я очень люблю Ларису, она замечательная и очаровательная певица и женщина, всяческие творческие пожелания мои и восхищения передайте, но понимаете, сидеть и торговать мордой лица я бы не хотел». Вдруг он говорит: «Я режиссеру передам, он хотел бы с Вами переговорить». И, честно говоря, он меня убедил, режиссер. Он сказал: «Алексей Иванович, я считаю, что только Вы можете это сделать, потому что мне нужно, чтобы Вы сыграли это все, Вы сыграли бы. Потому что просто посадить я не хочу, чтобы Вы просто сидели, Булдаков, генерал. Нет, мне нужно, чтобы Вы сыграли все». Это хорошая здоровая основа, построенная, естественно, на чувстве, на любви, здоровья хорошая основа в семье.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Жаль, что не могу показать этот клип еще раз, если бы мы были на телевидении, мы бы показали, потому что там история жизни. Вы там за 3 минуты сыграли всю историю жизни.
А.БУЛДАКОВ: Конечно. Наших отношений, дети — тут все.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Просто было не стыдно, правда?
А.БУЛДАКОВ: Я считаю, да, не стыдно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Нам Майя Алексеевна говорит, что она на днях отметила свое 75-летие, радовалась и веселилась, а в 50 лет плакала, так что не огорчайтесь.
А.БУЛДАКОВ: Значит, мне предстоит еще поплакать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, женщина В общем, это на самом деле такое поздравление, по-моему. Как старший товарищ она может.
А.БУЛДАКОВ: Спасибо большое, я поздравляю ее
А.ВЕНЕДИКТОВ: с Вашим днем рождения.
А.БУЛДАКОВ: с моим днем рождения.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И завтра надо принять немножко за Алексея Ивановича, можно, никаких проблем.
А.БУЛДАКОВ: Конечно, без этого какой же это юбилей!
А.ВЕНЕДИКТОВ: А насколько Вам трудно отлипать от образа генерала Лебедя, от образа генерала Рогожкина, насколько Вам мешает это делать другое?
А.БУЛДАКОВ: Генерал, с одной стороны, сделал свое дело, хорошее, доброе, замечательное, но, с другой стороны, он мне несколько подпортил мою творческую биографию, я бы так сказал. Потому что я считаю, что я способен кое-что другое сделать, причем довольно прилично, все-таки считаю себя актером, поэтому обидно, с одной стороны. Хотя я говорю, у меня «Особенности национальной охоты» это 59-й или 60-й фильм.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, я посмотрел сегодня Вашу фильмографию.
А.БУЛДАКОВ: И поэтому есть фильмы, за которые я отвечаю, есть фильмы, за которые я действительно горжусь те работы, которые я сделал. Но как-то генерал перехлестнул всех. Но у меня есть желание, есть перспектива. И, естественно, если я решу финансовую сторону этого вопроса, думаю, я появлюсь перед зрителями в несколько другом качестве.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть уже есть наметки?
А.БУЛДАКОВ: Есть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я перехожу к вопросам наших радиослушателей. Юля спрашивает: «Судя по фильмам, у Вас должно быть железное здоровье. Как Вы в жизни относитесь к спиртным напиткам?»
А.БУЛДАКОВ: В общем-то, действительно, если говорить о съемках, действительно надо иметь здоровье, причем приличное. Я должен сказать, что в каждом, по-моему, 3-м или 4-м фильме у меня обязательно купание идет. Причем купание, как это обычно в кино водится, ни в коем случае не летом, обязательно мой купальный сезон начинается либо в конце сентября, октябрь, в ноябре купался и в марте купался, так уж в кино получается. Кстати, если помните, у Миронова был даже монолог такой: «Уберите лыжников с горизонта, мы лето снимаем». Вот это действительно кино. Единственное, когда я купался и было действительно тепло в июле, в «Особенностях национальный рыбалки», это единственный вариант, когда я купался действительно летом, когда А что касается выпил нет, все в меру, все должно быть в меру.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Как раз Катерина пишет: «Булдаков, ты настоящий мужик!»
А.БУЛДАКОВ: Спасибо.
А.ВЕНЕДИКТОВ: По поводу рыбной ловли Георгий вопрошает: «Алексей Иванович, увлекаетесь ли Вы рыбной ловлей действительно и поймали ли Вы хоть раз большую рыбу?»
А.БУЛДАКОВ: Не далее как на съемках фильм «Особенности национальной рыбалки». Если вы помните, я сижу в лодке и с котом общаюсь, диалог у нас с котом, и вот на дне лодки довольно внушительная куча рыбы это мы поймали перед съемками. Это в Финляндии происходило, мы поймали. И там же в Финляндии я с утра на спиннинг поймал щуку, как у рыбаков говорят, не могу сказать, что уж маленькая совсем, но внушительная, килограмма на 2,5 — 3.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Только потому что там снимался фильм, заодно? Или Вы действительно любите рыбалку?
А.БУЛДАКОВ: Я очень люблю рыбалку. Причем даже не сам результат, так же, как и на охоте. Мне больше нравится процесс, я просто млею.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, Иван спрашивает: «А на мормышку что-нибудь ловили?»
А.БУЛДАКОВ: Нет, на мормышку — к сожалению, похвастаться не могу. Анекдот, кстати, очень хороший на эту тему недавно рассказали. Сидят мужики, подледный лов, 25 градусов мороза, с мормышками, торжественно, все как положено, и мужчина опаздывает, бежит, проспал, бежит к своей лунке, к своему месту. Смотрит сидит рыбак без шапки, уже уши завяли, нос красный. Он говорит: «Ты что! Да надень ты шапку, ты же простынешь!» Он говорит: «Одень Вчера вон мужики предлагали выпить, а я не услышал». Это чисто рыбацкий
А.ВЕНЕДИКТОВ: Софья Михайловна: «Не стыдно ли Вам за фразу «Ну вы, блин, даете!»? Молодежь ее использует как мат. Кто ее автор Вы или режиссер Рогожкин?»
А.БУЛДАКОВ: Рогожкин режиссер.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Отклеились.
А.БУЛДАКОВ: Нет, дело не в этом. Странно, почему вы решили, что «блин» это Это как раз очень старая фраза чисто российская, не знаю, откуда она родилась, но я предполагаю, что все-таки как говорят «первый блин комом», так вот блин, комом который, — вот это, по-моему, оттуда и пошло. Поэтому почему вдруг у Вас ассоциация с нехорошим словом, не знаю.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да мы даже этого слова не знаем, Софья Михайловна знает, а мы не знаем, что Вы имеете в виду.
А.БУЛДАКОВ: Я, кстати, тоже, что Вы имеете в виду, Софья Михайловна, не знаю.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Валентин Николаевич замечательное прислал сообщение: «Скажите пожалуйста, какое место в России Вам больше всего нравится. Если ответ совпадет с моим мнением, то я завтра точно вздрогну за Ваше здоровье, хотя по понедельникам я пью только квас».
А.БУЛДАКОВ: Россия сама по себе настолько прекрасна, я имею в виду в плане природы, что сейчас вот так сходу я и не смогу ответить. Но прежде всего, наверно, Алтай, поскольку я там родился.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос: «Вы были городским мальчиком или деревенским?»
А.БУЛДАКОВ: Нет, я деревенский.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Как раз я это совмещаю с вопросом Натальи: «Какой фильм в советское время Вам понравился?» Но я думаю, что, может быть, это от возраста зависит. Вы помните свой первый фильм, что Вы увидели как деревенский мальчик? Это же у нас получается, соответственно, Вы родились в 51-й год, у Вас, наверно, кинопередвижка есть.
А.БУЛДАКОВ: Да, кстати, кинопередвижка. И из таких детских «Свадьба с приданным».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Старый тот самый?
А.БУЛДАКОВ: Да, это я помню, я еще был совсем, можно сказать, пацан, мне было лет 5, может, 6, не больше. Вот это я прекрасно помню и до сих пор люблю этот фильм.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А в театр когда попали в первый раз? И что видели?
А.БУЛДАКОВ: «Аленький цветочек» сказку я видел. Я в школе учился, и нас повели, тогда торжественно классом ходили в театр.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Парами?
А.БУЛДАКОВ: Да.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Станислав спрашивает: «Вы драться умеете?»
А.БУЛДАКОВ: Умею, причем в свое время, когда был молодой, я занимался боксом, у меня второй юношеский разряд по боксу. И классическая борьба.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Напоминаю, что у нас в гостях Алексей Иванович Булдаков, напоминаю, что ему еще 49 лет
А.БУЛДАКОВ: Пока. Временное явление.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но скоро вздрогнем.
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Алексей Иванович, скажите пожалуйста, почему на Алтае рождаются такие талантливые мужики Шукшин, Евдокимов, Булдаков?» — Кирилл спрашивает.
А.БУЛДАКОВ: Мне сложно в данном случае ответить. Вообще Алтай удивительный край России, там какая-то особая аура, какие-то особые люди живут, хотя, конечно, не без недостатков, это естественно, нормально, но что-то там Удивительные отношение, отношение к жизни другое.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Более спокойное, чем в Москве?
А.БУЛДАКОВ: Более спокойное, более рассудительное, даже я бы сказал, более ироничное — к тем проблемам, которые возникают, более ироничное, с юмором даже. Я вспоминаю всех деревенских мужиков, я до сих пор иногда бываю, к сожалению, очень редко. Там какая-то особая атмосфера, какие-то особенные мужики, и вообще люди какие-то удивительные, замечательные — алтайцы.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Валентин Николаевич, Вам, видимо, придется завтра вздрогнуть и отменить свой квас.
А.БУЛДАКОВ: А выпить водочки.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, потом квасом можно и запить
А.БУЛДАКОВ: Кстати, очень хорошо. С хреном — очень хорошо.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Небольшой сюрприз для нас, а затем еще ваши вопросы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, сразу вопрос про вашу жену. «Кто Ваша жена, и почему Вы ее никогда не показываете?» — был такой вопрос.
А.БУЛДАКОВ: Почему, неправда. И по телевидению, и в интервью в газетах вместе с ней. Нет, это неправда.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Там же была хохма, что просто Долина Ваша жена. Это прошло.
А.БУЛДАКОВ: Да. Людская молва нас Сначала что у нас был бурный роман с Долиной после этого клипа.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Во время клипа.
А.БУЛДАКОВ: Ну, неважно. А потом нас и поженили.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Дети пошли, внуки Переходим к вопросам от наших радиослушателей. «Знаете ли Вы, какова реакция на Ваши последние фильмы в Финляндии, смотрят ли их там вообще?» спрашивает Юрий. Может быть, Вы не въездной уже в Финляндию?
А.БУЛДАКОВ: Нет, почему. Я могу вам сказать, что я-то сам, к сожалению, не был на премьере, то, что премьера была это точно совершенно. Но я, к сожалению, не смог прилететь. Вилли Хапасала(?), который играет финна, сделал премьеру в Хельсинки, и единственный, кто смог в этот момент приехать, это был Витя Бычков, который играет Кузьмича. Как потом Витя делился своим впечатлением от просмотра, он говорит: «Алексей, как начался фильм, и до финала — ни одного всплеска эмоций, ни смешка. Я сидел и думаю: «Ну все, катастрофа». Ну никакой реакции вообще. Но когда фильм уже закончился, все встали и начали аплодировать». Ну вот
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Булдакову привет от земляка. Мы сейчас находимся в Москве. Полковник Полтавский Александр Васильевич».
А.БУЛДАКОВ: Спасибо, большое.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тут кстати про Алтай. Людмила сочинила стишок: «Круче многих мужиков гость на «Эхе» Булдаков!»
А.БУЛДАКОВ: Спасибо.
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Алексей Иванович, было неважное настроение, а вот послушал Вас, и на душе потеплело. Кирилл».
А.БУЛДАКОВ: Спасибо, дай бог, чтобы это у Вас надолго сохранилось.
А.ВЕНЕДИКТОВ: «Какой из созданных Вами образов в кино близок к Вашему характеру?» спрашивает Валентина Петровна. Где Вы играете, видимо, сам себя?
А.БУЛДАКОВ: Да нет. В каждой роли, в принципе, есть какая-то часть и доля себя самого. Это естественно, нормально, поскольку я это делаю. Но я бы не сказал, что где-то конкретно это я. Пожалуй, такого нет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Спрашивает Люба: «Чем Вы руководствуетесь и по какому принципу отбираете для себя роли? И если Вы отказываетесь, от каких ролей Вы отказываетесь, какие вам близки?»
А.БУЛДАКОВ: К сожалению, это иллюзия — что отказываюсь и выбираю. Нет, к сожалению, актерская профессия такова, что
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вам интересно все играть?
А.БУЛДАКОВ: Нет. Я говорю о том, что актерская профессия не мы выбираем, а нас выбирают. Если, допустим, «Особенности национальной охоты», Саша Рогожкин, я до этого у него в 2 фильмах уже снимался, он меня знал и как актера, и как человека, и поэтому он специально для меня написал эту роль, то есть он не видел больше никого, кроме меня. Поэтому здесь, с одной стороны, было очень легко работать, потому что это на меня писалось. А что касается того, чтобы отказываться во всяком случае, от генерала я отказываюсь, кроме как у Рогожкина, поскольку это он придумал, он написал сценарий, я это воплотил. А остальные я отказываюсь.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Марина спрашивает: «Алексей Иванович, расскажите о работе над фильмом «Что сказал покойник»» Я добавлю только, что в свое время я безумно любил эту книгу, безумно интересная.
А.БУЛДАКОВ: Прекрасно, удивительно совершенно, легко, с юмором, с иронией. Во всяком случае, я лично удовольствие большое получил, работая. Но когда приехала Пани Хмелевская на премьеру, на презентацию, естественно, была пресс-конференция, телевидение. Ей понравилось то, что она посмотрела. Показывали ей, по-моему, 2 серии, она посмотрела и осталась очень довольна — прежде всего, конечно, героиней, а играет ее польская актриса Марта Клубович. И когда мне дали слово, я, естественно, поблагодарил ее за действительно хороший материал, очень легкий, очень подвижный, с юмором и т.д., Ей перевели, она в ответ мне переводят, что она говорит, причем она говорит: «Алексей, я когда Вас увидела Вообще откуда Вы появились?» Так сразу напряжение такое во мне возникло, я говорю: «А что, Пани Хмелевская, я что-то не так сделал, плохо сыграл, не так сыграл?» Она говорит: «Да нет, я такого и писала». Это было приятно услышать от автора романа.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Если говорить о том, что Вы бы хотели или Вы бы задумывали сыграть в классике. Такой обычный вопрос, может быть, он скучный, знаете эту историю, что я бы либо Гамлета сыграл, либо Клавдия сыграл
А.БУЛДАКОВ: Это, как говорится, из поколения в поколение идет желание сыграть Гамлета, все-таки «быть или не быть?» это вопрос уже не только гамлетовский, это общечеловеческий вопрос. Я бы из классики, я уже говорил об этом, давайте еще раз повторимся: я бы хотел сыграть не классику, а я бы хотел сыграть Бетховена.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему?
А.БУЛДАКОВ: Во-первых, я его безумно люблю как композитора, это гений. Это не значит, что я люблю только Бетховена, ни в коем случае. А потом, жизнь гения, трагическая, я бы сказал, жизнь. У Бетховена вообще безумно тяжелая жизнь. Наверно, это гений, поэтому ему сложно было в нашем мире среди людей общаться. И самое главное, что он любил, но была безответная любовь у него, особенно в период, когда он оглох. И писать при этом гениальную музыку И вот это переплетение и творчества, и жизни, и любви вот это меня прямо как магнит притягивает, я бы, конечно, хотел сыграть. Это безумно интересно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А театр?
А.БУЛДАКОВ: Театр антреприза у меня, «Французская мелодия», уже 2 года как я играю этот спектакль. Я не буду говорить о том, как это случилось, но предложили, и я с удовольствием согласился. Вообще я театр люблю и никогда ему не изменил
А.ВЕНЕДИКТОВ: С какой стороны со сцены или из зрительного зала?
А.БУЛДАКОВ: Нет, со сцены. Естественно, и в качестве зрителя тоже. Потому что театр это особый мир, даже пыль там другая, у нее особый запах. Театральная пыль никакая пыль с ней не сравнится. Да и вообще театр меня сделал артистом, а не кино.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот это очень важно. «Что Вы посоветуете молодому человеку, который сейчас выбирает, куда идти?» — в этом смысл вопроса. Он хочет быть актером, и он стоит и думает, рискнуть или не рискнуть.
А.БУЛДАКОВ: Я бы ему посоветовал думать, думать, думать и еще раз думать, потому что это все
А.ВЕНЕДИКТОВ: Не цветами выстлана дорога?
А.БУЛДАКОВ: Это все иллюзии цветы, слава, аплодисменты, поклонники, поклонницы и т.д., уверяю вас.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу еще раз поздравить Вас с наступающим. Я хочу закончить нам эфир тем, чего Вам желает Тамара, наша слушательница и ваша почитательница. «Глубокоуважаемый юбиляр, дай бог Вам прожить еще столько же, чтобы в свое столетие Вы бы могли сказать свою сокровенную фразу «Ну, блин, даете»!» Я думаю, что мы с Вами встретимся раньше, чем через 50 лет, я надеюсь, но через 50 мы встретимся абсолютно точно, забили. Тамара, мы тоже будем рассчитывать, что Вы будете у своего радиоприемника, и мы проверим, как Алексей Иванович скажет эту фразу через 50 лет.
А.БУЛДАКОВ: Но тут, наверно, больше — не «вы», а «ну ты, блин, даешь!»


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире