МАРИЯ ГАЙДАР: С вами Мария Гайдар. И у нас сейчас в эфире Рашкин Валерий Федорович, депутат Государственной думы, 1-й секретарь московского горкома КПРФ. Валерий Федорович, скажите, как, по Вашему мнению, сейчас проходят выборы? Что Вы можете сказать о нарушениях, которые фиксируют Ваши наблюдатели?

ВАЛЕРИЙ РАШКИН: Спасибо, Мария. Огромное спасибо. Ну, 1-е – я немного сожалению, конечно, если так сказать, даже не немного, а много, что очень маленькая явка. Вы знаете, я вспоминаю советские времена, уж кто бы к ним как ни относился, но в советское время, если кто-то говорит там, нагоняли… Не нагоняли. Я занимался выборными кампаниями. Люди шли голосовать. Люди шли с праздником, с улыбками, с песнями. Были и концерты на участках. А куда от них денешься, да? Но это форма была такая. У нас традиции были такие. Выборы – это праздник. Выборы, когда человек шел и говорил: я вот выбираю себе власть.

М. ГАЙДАР: А почему сейчас праздника не получилось?

В. РАШКИН: Вот сегодня праздника не получилось, потому что в обществе раздрание на мозге, потому что нет единой цели, нет единой программы. Люди, значит… очень много грязи. Вот, знаете, эта кампания характерна тем, что, ну, практически в половине округов выходили, непонятно кем изданные, ну, я могу предположить кем, но грязные листовки, обливающие кандидатов. Одни от оппозиции, этих… И вот эта грязь, она выливается на люди. Очень много негатива. И человек говорит, да идите вы со своими выборами. Там коррупционер, там, так сказать, какая-то фамилия не та. Там якобы поменял фамилию, но идет на выборы. Там, видишь ли, он, так сказать, судим. Но все равно скрыл и идет. Там не так заполнил декларацию о доходах. У него там миллионы, миллиарды, а он, так сказать, скрыл их. Люди просто разочарованы. Это 1-е. 2-е, на мой взгляд, все-таки нет веры в то, что придя на избирательный участок, человек проголосовал за кандидатуру, обязательно будет в протоколах отражена его победа.

М. ГАЙДАР: То есть люди не ходят, потому что не уверены, что…

В. РАШКИН: Люди не уверены… Да, совершенно верно, что они будут, так сказать, посчитаны.

М. ГАЙДАР: А это оправдано вот это опасение, которое у людей есть, как Вы считаете?

В. РАШКИН: Оправдано.

М. ГАЙДАР: Вот именно по этим выборам?

В. РАШКИН: Я считаю, оправдано, и по этим выборам в том числе. Ну, то, что грязи везде было, это зафиксировано во всех жалобах. Причем когда пишется в прокуратуру и силовые структуры, они не находят их, хотя я как специалист говорю, что спрятать сегодня массовый тираж в 70 тысяч экземпляров невозможно. Везде есть видеокамеры на входах, во дворах даже. Уже массовые. Лицо узнали, посмотрели, откуда взял, кто дал, где, так сказать, этот склад, и кто изготовил. Элементарно в течение 2-3х дней, на мой взгляд, можно расследовать и поймать. Не желают, не хотят. И люди об этом знают в том числе. Понимаете?

М. ГАЙДАР: Скажите, пожалуйста, как Вы считаете, сколько кандидатов Вам удастся провести в Мосгордуму? Ну, сколько имеют шансы на победу?

В. РАШКИН: Ну, вот из 45 округов у нас сильных 16, я честно скажу, 16 кандидатов сильных. Понятно, что по-разному вели избирательные кампании. Но я считаю, что более 5 – это очень реально. А так я надеюсь, что где-то в пределах 10 реально можем претендовать сегодня, и я видел, как проводятся избирательные кампании.

М. ГАЙДАР: Ну, понятно, что избирательная кампания шла в мажоритарных округах, в каждом округе своя специфика. Естественно кандидаты представляли некую окружную повестку. Тем не менее, скажите, вот КПРФ, когда окажется в Московской городской думе, какие будет главные, такие программные цели КПРФ? Чего КПРФ будет добиваться в этой Мосгордуме?

В. РАШКИН: Ну, 1-й вопрос мы ставили, касающийся именно жизни Москвы. И начинали мы с бюджета. Бюджет, который есть московский, он большой. Ни одного региона нет с таким количеством, массовым количеством финансов в бюджете. И то, что он сокращается в последнее время, нас это очень волновало и волнует, и мы дали предложение, а как его увеличить. Не как разделить, а как увеличить доходную часть. Значит, эти реальные предложения лежат уже в мэрии и в Московской городской думе. Следующий вопрос – это пробки. Это теперь вечная, как говорят в России две… нет три беды…

М. ГАЙДАР: Пробки и дураки?

В. РАШКИН: Дураки… Да, дураки. То в Москве это пробки, проблема. Мы также целый комплекс, программу отдали в мэрию. Кстати, они восприняли. Я думаю, треть уже реализовывается этих программ. Но надо полностью реализовывать, потому что я считаю это большой бедой. 3-й вопрос – это миграция легальная, нелегальная. У нас ряд законодательных инициатив лежит в Московской городской думе, но и в Государственной думе, в том числе касающиеся и вопроса трудовых виз, ответственности работодателя за наем нелегальных именно. Это ответственность силовиков за то, что у нас нелегально работают, и зарплата идет, так сказать, черным налом. Это вопросы границ. Это вопрос изучения нашего законодательства трудового, традиций, истории нашей и культуры. То есть вот этот комплексный вопрос. И 4-й, с чем мы, в общем-то, не согласны по жизни – это рост тарифов и услуг, и цен. Неконтролируемо. И мы считаем, что здесь антимонопольные наши структуры, которые должны работать по этому направлению… По мясу, например. Ну, с какой стати цена на мясо курицы выросла в одну ночь на 15-17 процентов? С какой стати мы вылавливаем нашу рыбу, и она, одну ночь в холодильнике полежав, стала на 7 процентов дороже на следующий же день? И так далее. Вот эти части хотя бы можно отрегулировать абсолютно. Или, допустим, вот я ставил в Государственной думе, с какой стати солярка – низшая стадия после распада и… значит, после перегонки, когда получается бензин 95-й, 93-й и так далее, солярка по цене сегодня продается на заправках выше, чем 95-й бензин. С какой стати? Не за пра… не себестоимости. Говорят рынок. Это не рынок. Это базар. Есть антимонопольный комитет, который должен поставить этот вопрос. Вы себестоимость покажите и затраты. И солярка должна быть ниже абсолютно по всем показателям, цена должна быть ниже.

М. ГАЙДАР: Вот скажите…

В. РАШКИН: Вот эти вопросы как бы мы…

М. ГАЙДАР: Вы ставите – да – очень практичные вопросы, очень понятные. А вот так, чтобы москвичам было понятно, многим после выборов до конца непонятно именно в силу вот мажоритарных округов…

В. РАШКИН: Да. И самое главное, Мария…

М. ГАЙДАР: Да, скажите…

В. РАШКИН: Самое главное: мы хотим, чтобы Московская городская дума как законодательный орган по конституции, по законам был самостоятельным.

М. ГАЙДАР: Да. Я вот очень хотела…

В. РАШКИН: Вот это самое важное. Чтобы он принимал решение. На него никто не давил. И они никуда в глаза никому не заглядывали.

М. ГАЙДАР: А вот скажите, вот все-таки к Собянину, Вы относитесь… Вы скорее его поддерживаете как партия КПРФ, или Вы находитесь в оппозиции? Вот вы такие очень предметные проблемы озвучиваете, а вот если в целом, вот гражданская…

В. РАШКИН: … партия мы оппозиционная.

М. ГАЙДАР: Ну, а вот как мэра… в оппозиционной партии или нет?

В. РАШКИН: Я бы не сказал, что вот мы в оппозиции просто потому, что он Собянин, просто потому, что она мэрия.

М. ГАЙДАР: Нет, исходя из того, что они делают.

В. РАШКИН: У нас…

М. ГАЙДАР: Вы поддерживаете в целом.

В. РАШКИН: Да. Вот если брать вопросы, связанные с благоустройством, вот допустим то, что во дворах сейчас делают. Да? Я сам живу во дворе, в котором прошло благоустройство в прошлом году. Я за. Это хорошо, симпатично, культурно. Люди радуются. Значит, женщины с колясками благодарят, ходят, потому что дорожки, тропинки, зеленые газоны и так далее. Но когда идет застройка точечная в этих же дворах, когда отбираются целые предприятия, площади предприятий и застраиваются офисами, торговыми центрами, и выводятся рабочие места за территорию Москвы, мы здесь категорически, жестко против. То есть мы не вот просто тупые, знаешь, вот я… потому, что мэрия, потому, что Собянин. Поэтому я все против. Нет. Но скажу, что в превалирующем большинстве, ну, если так по математике, процентов на 70 у нас своя программа, которую хотелось бы, чтобы она реализовывалась, но, к сожалению, мэрия ее не реализовывает. Вот здесь мы жестко против того, что они проводят. Вот здесь у нас есть, конечно, большие разногласия, в том числе и по законодательству. Ну, вот допустим, по детям войны. Мы вносили закон о детях войны и считаем, что в бюджете Москвы есть такие средства, чтобы эти льготы дать нашим родителям, которые были, так сказать, лишены детства. И мы показали, где эти источники. Вот она доходная часть. Мы показали, где эту доходную часть можно прибавить в бюджете, а не просто отнимать. Но, к сожалению, значит, не Дума, не мэрия на это не пошла. Мы здесь жестко говорим, Вы неправы.

М. ГАЙДАР: Ну, вот опять-таки поскольку мы говорим о наблюдении, говорим о нарушениях, вот есть ли какие-то важные моменты про нарушения сейчас, которые происходят сейчас с Вашей точки зрения, о которых вы хотели бы сказать?

В. РАШКИН: Мария, вот 1-е. Я проехал сейчас 4 участка сам. Вот конкретный 134-й участок избирательный. Да? Значит, прихожу, говорю: «Дайте мне реестр голосующих на дому». Дают реестр. Все нормально. То есть председатель комиссии дает реестр. Я говорю, смотрим по дате, где, когда подали заявление избиратели на голосование. Смотрю 12 августа, 13 августа, 14 августа. Все 23 заявления, все датированы вот этими тремя днями. В законе, говорю председателю, Марии Устиновне, говорю, смотрите у нас в законе написано, что 10 дней дается избирателю, чтобы он подал заявление. То есть 4 сентября, 5-го, 6-го – да? – он должен был написать заявление. А вы взяли эти заявления от 12 августа. А что не в прошлом году? Ну, что? Они говорят, нам принесли отделы соцобеспечения. Отдел соцобеспечения не прописан в законе. Это посредник, который принес. Ну, может кто-то не может ходить, выйти из дома. Он принес вам 8-го, но он отобрал заявление 12 августа. Эти заявление недействительные. И туда выезжать не надо. Они в нарушение закона. Жестко массовое нарушение закона. Я говорю, это нарушение. Я вас фиксирую. А нам территориальная комиссия сказала, все годное. Мало ли что тебе территориальная комиссия… Бери закон и читай. И на всех 4-х участках, а потом 25-й округ, потом у Балашова, везде одно и то же.

М. ГАЙДАР: Понятно.

В. РАШКИН: Везде соцслужбы собрали документы ранее того, как утвердила московская избирательная комиссия даже образец заявления, они 20 августа утвердили, а они 12-го уже пособирали. Вот это массово, просто массово. И 2-е вот я Вам говорю, ну, вчера были отобраны во всех участков, где используются КАИБы, флэшки, значит, на перешивку. Ну, изменение программы. Мне Горбунов сказал, что якобы там какая-то буква «а», орфографическая ошибочка там вкралась, и ее надо там как-то… Собрали со всех. Значит, в законе прописано: гласность, открытость и понятно, чтоб было кандидатам, штабам, членам комиссии. Собрали бы да объяснили. Мы бы своего представителя дали. Что вы такую программу туда шили в эту флэшку, никто не знает. Мы написали заявление и требуем ручного пересчета по всем участкам, где используются КАИБы. Мы сейчас не модем доверять, потому что мы не знаем, что с ними сделалось, с флэшками. И, допустим, вот на 20-м избирательном участке пришли утром: давайте попробуем. Вот так берем бюллетень, делаем с него ксерокс. Ксерокс сделали. Ксерокс. И в участок отдали, в избирательный, в КАИБ. Он его взял и дает результаты, такое-то голосование, хотя КАИБ конструктивно защищен от фальшивых избирательных бюллетеней. А он не защищен. Мы говорим: давайте тестирование проведем по всем. Нет, пишите жалобу. Написали жалобы. Значит, взяли. А решение какое? Мы требуем пересчет ручной. Это элементарно. Если он забирает любую бумажку туалетную этот КАИБ, значит, он не годен.

М. ГАЙДАР: А у меня еще к Вам тогда вопрос. Я понимаю, это очень острый вопрос, но вот эти все флэшки да от КАИБов, это с КАИБами понятная проблема, но вот Вы находитесь поскольку в общественном штабе, скажите, Вам кажется, что весь этот общественный штаб, вот это все наблюдение, которое здесь происходит, оно имеет какой-то смысл?

В. РАШКИН: Да, конечно. Вообще я считаю, все, что связано с гласностью, открытостью, возможностью обсуждения нарушений, и оперативное вмешательство, чтобы его удалить это нарушение, я за.

М. ГАЙДАР: Ну, вот у Вас есть такая возможность. Вы считаете…

В. РАШКИН: Я считаю, что.

М. ГАЙДАР: … что у Вас есть возможность это реализовать?

В. РАШКИН: Ну, я считаю, что да. Вот придя сюда…

М. ГАЙДАР: Придя сюда…

В. РАШКИН: … высказаться, подать конкретные жалобы. Конечно, оно юридически не прописано в законе, это общественное как и общественные наблюдатели. Значит, вот общественная… Но любая общественность, она как бы дает доверие избирателю к выборам, к самим выборам. В этой части я считаю, что это позитивно. Ну, а каков результат уже действий этого общественного штаба, то ли он будет прикрывать нарушения, то ли он будет раскрывать и предупреждать, это уже зависит от кадрового состава и мотивации, которая здесь работает. Я бы хотел, чтобы они раскрывали и… чтобы не было этих нарушений, а не прикрывали эти нарушения, не завуалировали. Ну, надеюсь, что 1-е преобладает.

М. ГАЙДАР: Хорошо. И спасибо большое. У нас в эфире был Рашкин Валерий Федорович, депутат Государственной думы, 1-й секретарь московского горкома КПРФ. Спасибо Вам, Валерий Федорович.

В. РАШКИН: Спасибо, Мария. Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире