14 марта 2001
Z Интервью Все выпуски

Выплаты Россией долгов Парижскому клубу; согласование программы сотрудничества России и МВФ на текущий год; возможное вынесение Госдумо


Время выхода в эфир: 14 марта 2001, 14:08

14 марта 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Кудрин, вице-премьер правительства РФ, министр финансов.
Эфир ведет Ирина Меркулова

И.МЕРКУЛОВА: Тяжелый день сегодня?
А.КУДРИН: Ну, кому как, я думаю, что он и успешный.
И.МЕРКУЛОВА: Для правительства. Я имею в виду то, что происходило в Думе сначала, где по инициативе коммунистов рассматривался вопрос о вотуме недоверия правительству, но поддержки большинства депутатов эта идея не нашла.
А.КУДРИН: Я должен сказать, я в это время находился в Совете Федерации, где проходило утверждения законопроекта об изменении закона о бюджете. Вы помните, он в Государственной Думе проходил очень сложно, этот законопроект, и вот только теперь, сегодня, он проходил в Совете Федерации. Совет Федерации почти единогласно поддержал этот законопроект, поэтому в то время как Дума обсуждала вопрос о недоверии, Совет Федерации проявил полное доверие.
И.МЕРКУЛОВА: Тем не менее, то, что произошло в Думе Вы как к этому относитесь? Это Вас настораживает?
А.КУДРИН: Пока не настораживает, но та критика, которая прозвучала в выступлениях, — она заставляет задуматься по целому ряду вопросов, которые сегодня рассматриваются правительством, решаются. Хотелось бы, чтобы решались лучше, это понятно, это нужно делать. Но в целом поддержка правительства достаточна сегодня. У нас взаимодействие со всеми ведущими фракциями, это продемонстрировано на принятии целого пакета законопроектов, прежде всего, бюджета и особенно последнего по изменению закона о бюджете о необходимости платить внешние долги за счет дополнительных доходов. Многие пророчили, что именно это изменение бюджета будет таким критическим, вызовет кризис и недоверие. Мне кажется, именно фракция коммунистов при поддержке фракции аграриев здесь понадеялась, что кризис действительно будет. Не оценила, что на самом деле это здравое предложение, которое поддерживает большинство, и, по-моему, дала фальстарт. Поэтому это недоверие превратилось в бутафорное недоверие, которое на самом деле серьезно правительство не затронуло.
И.МЕРКУЛОВА: Но Вы признаете, что у фракции сохраняются претензии к правительству? И вот Борис Немцов, лидер фракции СПС, сказал, что вопросы о недоверии осенью могут поставить центристские и правые фракции.
А.КУДРИН: Это та критика, которой иногда даже хотелось бы больше, потому что те фракции, которые нас критикуют за конкретные вопросы Скажем, фракция СПС ставит вопрос о том, чтобы мы быстрее проводили структурные реформы в стране, жестче отстаивали свои позиции, не уступали левым. Такого рода критика нас иногда и поддерживает. Поэтому я думаю, что здесь, скорее всего, у нас есть взаимодействие с этими фракциями, чем недоверие.
И.МЕРКУЛОВА: И Вы не опасаетесь или не ожидаете повторения?
А.КУДРИН: Цыплят по осени считают.
И.МЕРКУЛОВА: Ладно, попробуем сосчитать. Тот же Немцов говорит, что правительство до сих пор не определило свой курс, и я прошу Вас ответить на вопрос нашей слушательницы Виктории, которая спрашивает, как определить цель проводящихся сейчас реформ и что они предполагают для людей.
А.КУДРИН: Если я вам скажу, что в течение 10 лет мы должны повысить реальные доходы населения раза в два много это или мало? Это если бы мы жили сегодня, мы получали бы в 2 раза больше зарплату и больше, тем самым, имели бы возможности потратить. Легко ли этого достигнуть? Должен сказать, что нужно, чтобы экономика работала эффективнее, чтобы рост был устойчивым в течение этого времени на уровне 4-5% в год. Было это у нас в последние 10-15 лет? Этого у нас не было. Сможет ли правительство обеспечить этот рост? Та программа, которую мы разработали и утвердили, мы считаем, обеспечит это. Поэтому теперь судите, определен у нас курс или не определен. Мне кажется, курс абсолютно определен. Остаются вопросы, как этого добиться. То есть те методы, которые мы избрали, которые мы записали в программе, — они адекватны поставленной задаче. Добьемся мы поставленной задачи? Все считают программу правительства это фракции правые, «СПС», «Яблоко», «Единство», «Нардеп» все говорят: «Да, программа хорошая. Вот если вы ее выполните, тогда мы точно будем иметь такой уровень жизни и действительно улучшение в  стране». Правительство выполняет, выполнило за последний год экономический рост, рост доходов населения, рост занятости и другие вопросы говорят, что пока выполняют. Значит, мы и курс выбрали, и выполняем намеченные задачи. Нужно активнее выполнять, потому что время работает, конечно, против нас. Поэтому мы активизируем свою работу в ближайшее время.
И.МЕРКУЛОВА: Что с пенсионерами? Многие предрекают масштабный пенсионный кризис, я знаю, что эта тема сейчас обсуждается в правительстве — вопрос реформировании пенсионной реформы.
А.КУДРИН: Я должен сказать, что пенсионеры не должны беспокоиться сейчас. Когда говорится о масштабном кризисе пенсионной системы, имеется в виду уменьшение возможностей пенсионного фонда после 2006 года. Но даже основные критические годы могут возникнуть где-то в 2010-м и позже. Но для того и правительство, чтобы видеть это. Мы это видим, все расчеты проведены. Поэтому президент создал национальный совет по пенсионной реформе, который должен обсудить все эти меры, которые должно правительство принять своевременно, даже в виде законов, если это потребуется, внести их в Думу и утвердить. Такие предложения разработаны, сейчас они обсуждаются, притираются те шероховатости или противоречия. Так что я думаю, пенсионеры могут надеяться, что о них помнят, что этого кризиса, который может быть, не будет. Ресурсы для этого будут.
И.МЕРКУЛОВА: Вы обещаете как министр?
А.КУДРИН: Да, я должен сказать, что это одна из фундаментальных проблем. Вообще финансовая система страны на ближайшие 10-15 лет будет решена, я действительно вижу, как это будет сделано.

И.МЕРКУЛОВА: В этом году Россия не получит кредитов от международных финансовых организаций сказал Ваш заместитель Белла Златкис. Тем не менее, в каких мы сейчас отношениях с Международным Валютным фондом?
А.КУДРИН: Дело в том, что действительно кредиты Международного Валютного фонда должны были по замыслу первоначальному в этом году помочь исполнять внешний долг. Но эксперты международные (и теперь уже и российские) сошлись во мнении, что этот год для России будет также благоприятным и с точки зрения внутренней и внешней конъюнктуры, цен и рынка. Поэтому мы соберем достаточно доходов, чтобы не влезать дальше в долги, то есть чтобы не увеличивать это долговое бремя, которое нас иногда ставит на колени, и в этом году платить долги в полном объеме, даже не беря кредиты у международных финансовых организаций. Это вообще хорошо, нам меньше долгов придется оставить своим детям, а может быть даже уменьшить. Кстати, эту тенденцию увеличение долгового бремени страны — мы впервые переломили в прошлом году, и бюджет 2000-го года впервые привел к уменьшению государственного долга в абсолютном размере. Все равно он остается высоким, все равно платежи процентов по долгам занимают ¼ часть бюджета федерального. Но мы считаем, что этот год поможет нам продолжить эту тенденцию.
И.МЕРКУЛОВА: Но ведь мы только начали выплачивать долги, по большому счету, основные суммы предстоит выплатить через несколько лет.
А.КУДРИН: Объемы на каждый год достаточно большие. В этом году нам придется выплатить не меньше 14,5 млрд. долларов только внешних долгов. Еще есть внутренние. В 2003-й год, мы предполагаем, что где-то около 18,5-19 млрд. долларов  — могут быть такие долги. Меняется курс, меняются процентные ставки зачастую на такого рода долги, поэтому я говорю примерно. Это будет непросто. Для того, чтобы это стало, скажем так, некритичным для российского правительства, для страны, мы должны такие провести реформы, которые бы позволяли стабильно, спокойно пройти эту часть. Другой вариант, дополнительный, это дополнительная страховка это возможная помощь правительств других государств, которые могут разрешить отсрочить часть таких платежей в те годы, где у нас самый пик таких платежей. Мы должны надеяться на такую поддержку, но все сделать для того, чтобы обойтись без нее, быть уверенными, что стабильность экономики не будет зависеть от пожелания или решения других государств. Поэтому мы ориентируемся на то, что нам нужно работать над тем, чтобы экономика обеспечила в этот год эти возможности. Можно это сделать. Если мы обеспечим высокий экономический рост 4-5% в год, то у нас есть шансы. Плюс если не будет такой уж плохой конъюнктуры на сырьевые товары для России, у нас есть шансы, мы для этого много делаем. Поэтому я считаю, что в этом году нам не потребуется кредит МВФ. Это хорошо, поэтому мы не намерены в этом году соглашаться на условия сотрудничества с международными финансовыми организациями, которые невыгодны стране. Мы сейчас не в таком положении, когда нам нужно соглашаться на любые условия, как это было иногда раньше. И, кстати сказать, основными проблемами нынешних переговоров являются невыполненные решения предыдущих программ. Теперь нам говорят, что есть же традиции, принципы МВФ. Давайте так, что сначала выполним те решения, а потом будем Хотя они принимали зачастую, скажем так, с натяжкой, желая получить деньги, первые 2-3 транша, перечисление кредитов до завершения программы, потом программа в целом не выполнялась, нам последний транш не перечисляли, но мы и тем были довольны, я имею в виду, страна, прежнее правительство. Теперь нам нет необходимости идти на это. В этой связи, когда приехала миссия Фонда и заявила очень жесткие условия, неприемлемые для России, я должен сказать, я просто отказался от этих условий. Кто-то из критиков написал, что не подготовились, провалили переговоры, но для тех, кто не знает и кто не разбирается в этом вопросе, могу сказать, что такого рода решения — это не личное мнение даже министра финансов, такого рода решения принимаются на уровне премьера. И я должен сказать, что мы все детали с ним анализировали и общее решение было отказаться от тех условий. То есть это решение принимали вместе.
И.МЕРКУЛОВА: Но это было осенью. Что теперь?
А.КУДРИН: Теперь, я должен сказать, позиция смягчилась, МВФ скорректировал свои позиции, мы чуть-чуть скорректировали свои в этой части макроэкономической программы, то, как страна, экономика будут жить, она согласована еще была в предыдущий месяц, во время приезда миссии. Сейчас мы дорабатываем программу именно в части структурных мер, то, что нам нужно. Решили базироваться на нашей программе правительства, которую, я повторяю, даже западные эксперты считают, что она хорошая, теперь надо ее исполнять. Мы  выбрали самые главные моменты этой программы, которые мы поставили как те индикаторы, в отношении которых мировая общественность будет судить о движении реформ в России. Но не всю программу, всю программу мы и так будем исполнять, а некоторые главные индикаторы. Главными из них является банковская реформа, расчеты в экономике, те неплатежи, которые сегодня накапливаются, другие вопросы, это бюджетная, налоговая политика, с одной стороны, сокращение налогового бремени, а с другой стороны, более эффективные расходы и проведение тех реформ, в том числе расходы на них. Я думаю, что нужно увеличить, допустим, расходы на социально незащищенные слои. В этом смысле я думаю, это будет сконцентрированной программой-рывком вперед, я бы сказал. Практически она согласована. Есть ряд деталей, которые мы сейчас обсуждаем, и я повторяю, мы опять не намерены соглашаться на невыгодные для России условия. В целом я могу сказать, она согласована.
И.МЕРКУЛОВА: Я так понимаю, что в этом году все равно нам денег не дадут, это согласование уже на будущее?
А.КУДРИН: Да. Эта программа нужна не для кредитов, а она нужна для подтверждения доверия к стране, поскольку наши кредитные рейтинги на Западе еще не так высоки. Для этого делается, она даже не для бюджетных целей в первую очередь делается. Если нам удастся показать через те индикаторы, которые мы обозначим, что мы их исполняем, что идет мониторинг этой программы по стране, он понятен всем, он реализуется в нормальных терминологиях, которые понятны на Западе, это значит, что западные инвесторы, которые вкладывают и в частные проекты, которые завозят сюда товары, вкладывают в какие-то заводы, передают кредиты нашим коммерческим структурам, они на это пойдут смелее. И в этом смысле впервые это программа не для бюджета, это программа для страны, для экономики, для частного сектора, для каждого, кто живет.
И.МЕРКУЛОВА: Это очень важно.
А.КУДРИН: Это серьезное изменение концепции подхода к такого рода программам.
И.МЕРКУЛОВА: Тем не менее, дыра в бюджете у нас остается, правительство рассчитывает ее закрыть за счет доходов от приватизации. Завтра вы будете обсуждать новый закон о приватизации в правительстве.
А.КУДРИН: Если в таком смысле, то дыры уже нет. Когда мы спланировали дополнительные доходы и договорились, как мы их распределим, то, в общем, мы считаем, что мы спланировали то, что будет закрыто дополнительными доходами и одной стороны, внутренними заимствованиями, средствами и остатками на счетах, которые на 1 января у нас были в казначействе, и в том числе, как Вы сказали, приватизацией. Из 180 млрд. рублей, которые нам нужно получить на долги, мы 15 млрд. только планируем за счет приватизации. Дума не поддержала наши предложения дать право правительству приватизировать крупные пакеты акций некоторых компаний. Мы их всего несколько после бурной дискуссии внутри правительства
И.МЕРКУЛОВА: 4, по-моему, там было
А.КУДРИН: Мы 3 компании таких показали, но даже это Дума не решилась разрешить правительству. Поэтому правительство будет сейчас, с одной стороны, вносить законы о приватизации в Государственную Думу, которые бы урегулировали наши взаимоотношения с Думой, на каких принципах Дума должна или не должна что-то разрешать правительству, в каких вопросах она должна контролировать правительство, а в каких оно должно принимать решение самостоятельно. Вот этот законопроект завтра будет обсуждаться на заседании правительства и будет внесен завтра же, я надеюсь, к вечеру в Государственную Думу. Мы обещали это сделать. Но одновременно правительство и подстраховывает себя. Сейчас мы готовим программу приватизации из тех объектов, которые не подпадают под это ограничение, то есть нам придется больше мелких пакетов акций, которые не подпадают под это ограничение, приватизировать.
И.МЕРКУЛОВА: Вы думаете, они будут пользоваться спросом?
А.КУДРИН: Это хорошие компании, просто они не такие большие, но они очень эффективны, и на них, безусловно, есть спрос. Просто мы не всегда хотим все сразу отдавать, мы смотрим на конъюнктуру, в этой связи мы просто расширим список такого рода пакетов.
И.МЕРКУЛОВА: Но список уже существует, насколько я знаю, у премьера Касьянова, и крупные компании там тоже есть
А.КУДРИН: Да, но не те крупные, которые подпадают под ограничение Государственной Думы.
И.МЕРКУЛОВА: А какие есть?
А.КУДРИН: Какой список или какие компании?
И.МЕРКУЛОВА: Какие крупные компании в этом списке, который сейчас у Касьянова?
А.КУДРИН: Я повторяю, крупные компании исключены сейчас из списка, поскольку они подпадают под ограничение, принятое в Государственной Думе. Поэтому такие, как «Славнефть», «Роснефть», «Аэрофлот», РАО «ЕЭС», — они не попадают. В отношении «Лукойла» это решение принято в прошлом году, и указом президента создана компания, которая в собственность в виде уставного капитала от государства получила пакет акций государства. И теперь оно, это предприятие, должно разместить свои депозитарные расписки на рынке США. Сейчас конъюнктура еще неблагоприятна, поэтому мы пока не собираемся этого делать. Все доходы должны поступить в бюджет. Просто это связано с применением законодательства США, где в прямом виде акции российских компаний не могут находиться на рынке США, и это можно сделать только через компанию, которая открывается в США. Поэтому через такой механизм мы собираемся распространить вторичные бумаги на рынке США. Все доходы должны поступить в бюджет. Но в настоящий момент конъюнктура неблагоприятная, и мы не торопимся это сделать. Поэтому пакет «Лукойла», хотя мы имеем право приватизировать, мы его пока не приватизируем.
И.МЕРКУЛОВА: Вы упомянули еще о внутренних заимствованиях. Опять ГКО появились, уже сообщения на пейджер, не будет ли это опять новой формой пирамиды.
А.КУДРИН: ГКО это теперь ругательное слово, все боятся ГКО, боятся пирамиды, связывают с ними дефолт. Нет, в таких объемах, которые мы сейчас заимствуем, это не много. Но я могу напомнить, что когда мы выпускали ГКО, когда страна выпускала ГКО, пытаясь погасить те непомерные аппетиты старой Государственной Думы, и тем самым шла на дефицит бюджета, на раздувание дефицита, то десятки миллиардов рублей, до 4-5% к ВВП страны на такую сумму выпускали эти ценные бумаги. Вот это было опасно. Теперь у нас дефицита нет, в стране нет дефицита в федеральном бюджете, поэтому это уже само по себе говорит, что объем такого рода заимствований слишком невелик. Мы его не пускаем теперь на проедание, мы его теперь тратим только на погашение других долгов. И общий объем долга не увеличивается, поэтому такой опасности дефолта нет.

И.МЕРКУЛОВА: Ближайшие 5 минут я намерена посвятить вопросам наших радиослушателей. Самые распространенные ожидает ли граждан России в ближайшее время дефолт, подобный тому, что был в 98-м году?
А.КУДРИН: Я уже сказал, что мы сегодня заимствуем только на цели, связанные с погашением долгов, таким образом, общий объем долга не увеличивается, и у нас таких больших беспокойств по дефолту нет. Больше того, я бы сказал так, всем, кто следит за этим вопросом следите: если бюджет бездефицитный, это первый признак, что дефолта не будет. Значит, мы живем умеренно и не накапливаем чрезмерных долгов, которые потом не сможем выплатить. Но есть проблема 2003-го года, о которой я говорил, где платежей больше. Нужно готовиться к тому, чтобы самим суметь справиться с этой ситуацией.
И.МЕРКУЛОВА: То, что сейчас происходит на фондовом рынке США, как-то повлияет на Россию?
А.КУДРИН: Да, конечно, все, что происходит на фондовом рынке США, всегда влияет на Россию. Потому что это одна из экономик, которая имеет очень сильное влияние на все экономики мира.
И.МЕРКУЛОВА: Глобальный финансовый кризис нам грозит?
А.КУДРИН: Пока нет
И.МЕРКУЛОВА: Ответьте, пожалуйста, Юрию Александровичу: «Расскажите о планах правительства по уравниванию денежного содержания для военнослужащих и госслужащих».
А.КУДРИН: В настоящее время Государственная Дума приняла закон о таком выравнивании в первом чтении, правительство рассмотрело эти предложения, посчитало их не везде разумными с точки зрения обеспечения. Нельзя же обещать то, что мы не сможем сделать. Желания-то большие, и хочется действительно помочь военнослужащим. Но сумели согласовать вместе подход, который позволяет в течение 2 лет провести такое приравнивание, что означает повышение денежного довольствия военнослужащих в следующем году уже значительно, почти в 2 раза. Я думаю, это будет серьезная помощь военнослужащим.
И.МЕРКУЛОВА: Вопрос из города Силламяэ из Эстонии от Олега Култаева. «Обеспечен ли рубль золотом, если нет, то чем обеспечивается?»
А.КУДРИН: В настоящее время экономики всех стран живут так, что не нужно обеспечивать только золотом. Золотовалютный стандарт прекратился в 49-м году, после чего был создан МВФ, который как раз и следит за расчетами в мировой экономике. Потому и мы к нему относимся, работаем с МВФ не только потому, что нам кредиты нужны. Все страны работают, потому что эта организация смотрит в целом за сбалансированностью расчетов в мировой экономике и тем, чтобы не было такого рода проблем с переизбытком денег. Это раз. Второе: мы обеспечиваем золотовалютными резервами, как мы теперь говорим, то есть и валютными в первую очередь, доллар США является такой резервной валютой для нас. Это второе. И очень важно выпускать денег, рублей в экономику столько, сколько соответствует возможности поддерживать этот курс и курс, складывающийся на рынке. Сейчас мы уже второй год живем по самым лучшим классическим меркам поддержания рубля. Во-первых, он находится в свободном плавании, а с другой стороны, у нас всегда достаточно валюты, которая позволяет удерживать этот курс в параметрах, заданных для экономики. Больше того, мы за прошлый год удвоили в два раза золотовалютные резервы. Это означает, что экономика находится в позитивном периоде своего развития. В этой связи могу сказать, что в настоящее время мы выполняем все критерии кредитно-денежной политики для развитых стран.
И.МЕРКУЛОВА: Еще вопрос с пейджера. Просят рассказать, что с финансированием операции по подъему подводной лодки «Курск».
А.КУДРИН: Безусловно, такая операция потребует значительных средств. Федеральный бюджет должен в этом году на эти цели выделить до 500 млн. рублей и 30 млн. долларов, такие средства мы сейчас определили, как мы их направим. При этом имеется в виду, в  том случае, если не будет собрано достаточно средств международными фондами, которые тоже участвуют в этой программе. Конечно, нам придется часть дополнительных доходов направить на эти цели, но уже в ближайшее время мы так определили источники, чтобы уже в ближайшее время, не завися от дополнительных доходов, направлять на эти цели средства. Позавчера с вице-премьером Клебановым мы согласовали такие подходы, такие источники финансирования, сейчас постановление пошло на подпись премьеру, поэтому, как только он будет подписан, все будет зависеть только от технических возможностей.
И.МЕРКУЛОВА: И последний вопрос. Завтра в правительстве будет обсуждаться проблема отмывания т.н. грязных денег. Что правительство в этом направлении намерено делать?
А.КУДРИН: Дело в том, что правительство в последние полгода особенно серьезно работало над новым законопроектом по борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем. Кстати, мы попали в список стран, которые недостаточно борются с таким отмыванием, и, прежде всего, потому, что у нас нет такого законопроекта. Они во всех странах мира есть, у этих концепций механизмов борьбы с отмыванием есть свои особенные традиции в разных странах — где-то больше наркомафии, где-то больше других проблем. Дело в том, что наша Государственная Дума 2 года назад приняла такой закон, но он был остановлен вето президента в связи с тем, что, на наш взгляд, нарушал права человека, то есть правоохранительные органы получали слишком много прав, которые могли использовать. Мы знаем, как иногда сейчас не всегда корректно используются силовые структуры, но такие возможности увеличились многократно. То есть любая операция любого физического лица или юридического лица могла быть проверена в любое время и остановлена. Это был перебор. В этой связи была подготовлена новая концепция, которую отстаивает министерство финансов, Центральный банк, государственное правовое управление президента и министерство юстиции. К ней присоединилось большинство министерств, которые видят ту черту, где необходимо, чтобы работали специальные органы, не правоохранительные, по анализу таких подозрительных сделок, список которых определяется строго законом, и органы, которые должны предоставлять такую информацию. И только после выявления из этих подозрительных сделок той, которая имеет признаки преступления, передавать дела в правоохранительные органы. Мы провели некую черту, водораздел между изучением материалов такого рода сделок и самими мерами следствия и уже пресечения. Это первое. Второе: были сбалансированы и возможности, какие сделки должны проверяться, ну, и другие вопросы, связанные с этим. Поэтому думаю, что этот законопроект очень сбалансированный, он серьезно позволит в стране бороться с этим. И я думаю, кстати сказать, это тоже можно отметить как новое в деятельности правительства, это позволит нам другие административные ограничения, которые нас связывают, но малоэффективны с точки зрения борьбы Мы знаем, что сегодня чтобы вложить деньги за рубеж, нужно получить разрешение Минэкономразвития и  Центрального банка. И таких средств легально вкладывается очень мало, а нелегально мы знаем, как там остаются наши деньги, как они туда убегают. И такого рода административные барьеры часть из них убрать, в то время как перейти на более цивилизованные для рыночных условий методы отслеживания борьбы с такого рода утечкой и отмыванием.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Алексей Кудрин, вице-премьер правительства РФ, министр финансов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире