10 марта 2001
Z Интервью Все выпуски

Вместе с сыном Алексеем и дочерью Еленой


Время выхода в эфир: 10 марта 2001, 21:15

10 марта 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности Сергей Юшенков и его дети Алексей и Елена.
Эфир ведет Сергей Корзун.

С.КОРЗУН: Сегодня в программе «Отцы и дети, дочки матери» сразу трое. Это Сергей Юшенков и двое его взрослых детей  — Лена и Алексей. Добрый вечер. Но сначала об одном трагическим событии, о котором сегодня стало известно. Это одна из обычных тем наших разговоров. Когда в эфире играли знатоки, вы, наверное, сидели все вместе, переживали и играли сами. Владимир Ворошилов ушел из жизни — яркий человек. Каким запомните его? Алексей?
А.ЮШЕНКОВ: Я смотрел «Что? Где? Когда?» с самого детства, и эта одна из самых запомнившихся программ детства.
С.КОРЗУН: Вы играли?
А.ЮШЕНКОВ: Играл. Был запасным игроком в молодежной сборной. Меня неоднократно приглашали одноклассники. Они играли профессионально, а я за компанию.
С.КОРЗУН: Лена, Вы играли или просто смотрели телевизор? А может, вообще не смотрели?
Е.ЮШЕНКОВА: Смотрела, но сама не играла.
С.КОРЗУН: Лично не были знакомы?
Е.ЮШЕНКОВА: Нет.
С.КОРЗУН: Сергей?
С.ЮШЕНКОВ: Мы встречались на каких-то мероприятиях. Конечно, это была одна из самых талантливых и ярких передач, и сам Владимир Яковлевич преподавал уроки пир-интеллекта. Практически, все команды запоминались. Владимир Яковлевич был тем человеком, который создал такую интеллектуальную игру. Кстати, сейчас на «Эхо Москвы» много таких интеллектуальных игр наверное, это все пошло от Владимира Яковлевича. Это, конечно, очень печальное известие, и я потрясен.
С.КОРЗУН: Талантливейший человек, и мы сегодня говорили с Андреем Козловым, что такое повторить нельзя. Он  личность просто незаурядная. Андрей Козлов сказал как раз о том, что он просил никаких торжественных проводов не устраивать, а просто вспомнить по делам его. Я думаю, что каждый слушатель вспомнит самые запомнившиеся вещи игры «Что? Где? Когда?», которая был главным делом жизни Владимира Ворошилова. Напомним, сегодня он ушел из жизни. Ну а здесь в студии Сергей Юшенков и его дети Алексей и Лена. Мы как всегда будем работать по карточкам. Но я воспользуюсь тем, что вы пришли сюда все вместе, и поставлю отношения брата и сестры как вопрос вне конкурса. Как часто вы ссорились?
А.ЮШЕНКОВ: Постоянно.
С.КОРЗУН: Вы, действительно, ссорились постоянно?
А.ЮШЕНКОВ: На людях да, а так, практически, никогда.
С.КОРЗУН: А почему на людях?
Е.ЮШЕНКОВА: Так получается. Когда никого нет, мы тихие и смирные, а когда кто-то есть, мы обязательно ссоримся.
С.КОРЗУН: В детстве вы дрались из-за игрушек?
А.ЮШЕНКОВ: Нет. У нее были одни игрушки, у меня другие.
Е.ЮШЕНКОВА: Конечно. Я иногда таскала у него игрушки, но за это мне попадало.
С.КОРЗУН: Какие игрушки?
Е.ЮШЕНКОВА: Я любила играть в солдатики, у нас была разводная пушка.
А.ЮШЕНКОВ: которую я потом поменял на старинные монеты.
С.КОРЗУН: Чем отличалось детство с папой военным от того, что произошло позже?
А.ЮШЕНКОВ: Мы, практически, объездили полстраны. То есть, жили по год-два в каждом городе, мотались туда-сюда.
С.КОРЗУН: Какие города запомнились больше всего?
А.ЮШЕНКОВ: Естественно, родной мой город Гвардейск в Калининградской области, где я родился. Калининград уже меньше, потом, естественно, Москва, Тбилиси.
С.КОРЗУН: Лена?
Е.ЮШЕНКОВА: Любимый Москва. Я родилась здесь, и, в общем-то, никуда не ездила, кроме Тбилиси.
С.КОРЗУН: Жалко, что Тбилиси уже не наша страна, а соседняя?
Е.ЮШЕНКОВА: Всегда жалко, когда что-то теряем.
С.КОРЗУН: Сергей, Вы  военный человек. Воспитанием детей, наверное, занималась жена, или находилось время и на это?
С.ЮШЕНКОВ: Первое слово, которое сказал Алексей, было «папа». Значит, я все-таки тоже принимал какое-то участие в воспитании. К тому же я горжусь, что в 4 месяца я его научил плавать.
С.КОРЗУН: И до сих пор не забыл этих навыков?
А.ЮШЕНКОВ: Плаваю плохо, но плаваю.
С.ЮШЕНКОВ: Мне очень хотелось, чтобы дети увлекались музыкой, песнями, хотя сам я не умею петь, хоть и люблю. Алексей, когда чуть подрос, говорил: «Папа, ты не пой. Давай, я тебе спою». А с Аленой получилось уже по-другому, здесь больше Валя, моя жена, занималась воспитанием. Так получилось, что Алексей рос более самостоятельным — он чаще оставался один дома. Потом, когда появилась Аленка
А.ЮШЕНКОВ: Загубленное детство. (Смеется)
С.ЮШЕНКОВ: У него сейчас своя дочь. Я теперь его спрашиваю: «И кто тебе больше мешал в жизни?» Он говорит: «Конечно, сестра, потому что тогда я был маленький, а теперь можно что-то свалить на жену».
С.КОРЗУН: По Фрейду дочь больше тянется к отцу, а сын к матери. Подтвердите или опровергните Фрейда?
Е.ЮШЕНКОВА: Я одинаково отношусь к родителям, одинаково их люблю.
С.КОРЗУН: Но ведь папа, наверное, отсутствовал какое-то время по долгу службы, и мама была с Вами больше? И Вы, наверное, больше скучали по тому, кто реже появлялся дома?
Е.ЮШЕНКОВА: Я всегда скучаю по всем одинаково по маме, по папе. Даже когда брат летом уезжал, я тоже по нему очень скучала.
С.КОРЗУН: Алексей?
А.ЮШЕНКОВ: Одинаково.
С.КОРЗУН: То есть, Фрейд на нашей почве не приживается?
С.ЮШЕНКОВ: Если уж о Фрейде, то жена эти деликатные темы отношений разных полов не затрагивала, а я спрашивал у Алексея, какие девочки у него были, или у Алены — мальчики. И они это не скрывали. Один раз меня Алексей вообще меня поразил. Сейчас, конечно, Юля слушает, но что делать это правда, было в жизни такое. Он в первом классе пришел и говорит: «Папа, помоги мне написать письмо».
А.ЮШЕНКОВ: Неправда. Письмо было уже напечатано Митькой Рыбниковым.
С.ЮШЕНКОВ: Это сын Алексея Рыбникова они были соседи. Одним словом, он написал сразу четырем девочкам, что он их любит, а еще он любил еще трех девочек. Я был в шоке: «Все, — думаю, — какой-то дон-жуан растет». А потом, наоборот, не было девочек. Я даже стал опасаться, что никого нет. А потом — раз, появилась Юля, и поженились довольно быстро. Сейчас уже есть Аня.
С.КОРЗУН: Ваши вопросы присутствующим в эфире по любому поводу на пейджер 788-00-88, абонент «Эхо Москвы». А мы возвращаемся к первоначальному плану. У меня есть несколько карточек. Что за тема?
Е.ЮШЕНКОВА: Отпуск вместе.
С.КОРЗУН: Это закон в вашей семье или, наоборот, исключение?
С.ЮШЕНКОВ: Вместе, хотя Алексей уезжал к бабушке в Гвардейск Калининградской области. Но с Аленой, как правило, все время вместе. Она, правда, страдает от этого.
С.КОРЗУН: Правда?
Е.ЮШЕНКОВА: Нет, ни капельки. Родители не мешают мне жить своей жизнью.
С.КОРЗУН: Когда, кстати, в последний раз были в отпуске?
С.ЮШЕНКОВ: Летом прошлого года в моей деревне. Это Тверская область. Я, честно говоря, был удивлен, что мои дети полюбили деревню, в которой они никогда не были раньше. Полюбила и невестка эту деревню, и я счастлив.
С.КОРЗУН: Алексей, я так понимаю, что Вам с 10 лет не понравилось проводить отпуск вместе?
А.ЮШЕНКОВ: Сидеть в Москве, когда все друзья разъезжаются, было скучно. Я все время ездил в Гвардейск там у меня друзья, и я провел все детство там.
С.КОРЗУН: Считается, что если родные часто видятся дома, то надо разъезжаться отдыхать раздельно. Это так?
С.ЮШЕНКОВ: У нас не было ни разу, чтобы мы с женою отдыхали врозь. Было такое, что она на неделю уезжала к родителям вместе с Аленой, но я потом к ним все равно приезжал, и мы ехали в деревню. В общем, я не помню, чтобы мы проводили отпуск отдельно друг от друга.
С.КОРЗУН: Оказалось, что не прорвешь вас на эту тему. Давайте посмотрим, что у нас пришло на пейджер. «Сколько лет детишкам? хороши детишки, посмотрели бы вы на них, — Чем занимаются?» Это вопрос от Владимира.
Е.ЮШЕНКОВА: Мне 17 лет. Я учусь в колледже заканчиваю третий курс. После этого собираюсь поступать в институт на вечернее отделение.
С.КОРЗУН: В какой, если не секрет?
Е.ЮШЕНКОВА: Международная Академия туризма.
С.КОРЗУН: Алеша?
А.ЮШЕНКОВ: Я работаю на Московском кинофестивале.
С.КОРЗУН: Постоянно?
А.ЮШЕНКОВ: Третий фестиваль подряд. Это сложно назвать постоянной работой — сезонная, скажем. Как в анекдоте: «Не могу — у меня елки».
С.КОРЗУН: Я помню, мне Ваш отец говорил, что Вы его приучили к Интернету. Да или нет?
С.ЮШЕНКОВ: Да, с этим связана его постоянная работа. Он даже создал несколько сайтов, и я был удивлен, когда на «Эхо Москвы» один из его сайтов попал в «Эхонет». Это было очень приятно. Я тогда впервые из «Эхонета» услышал, что, оказывается, Алексей создал сайт «Метро, которое мы потеряли». Зашел посмотреть действительно, прилично.
С.КОРЗУН: Этот сайт сейчас существует?
А.ЮШЕНКОВ: Заброшен уже полтора года. Времени нет его делать.
С.КОРЗУН: Вопрос от Елены Борисовны: «Любимая песня у каждого своя или одна общая?»
С.ЮШЕНКОВ: Каждый период жизни по-разному. Я был очень увлечен гимном Советского Союза — версией Владимира Войновича. Он ведь является автором гимна очень хорошая песня про космонавтов: «Заправлены в планшеты космические карты» Ее постоянно поют по радио и по телевидению. Кстати, я слушаю и то, что слушают дети. Что-то нравится, что-то не нравится.
С.КОРЗУН: Лена?
Е.ЮШЕНКОВА: У меня нет определенной любимой песни. Каждая песня, действительно, связана с определенным периодом жизни.
С.КОРЗУН: Она начинает говорить прямо как музыкальный обозреватель. Много музыки? Наушники в ушах постоянно?
Е.ЮШЕНКОВА: Нет, я слушаю, в основном, дома.
С.ЮШЕНКОВ: Иногда это является предметом горячих разговоров друг с другом, что громко звучит музыка и так далее.
С.КОРЗУН: Из последних что слушаете?
Е.ЮШЕНКОВА: Мне нравятся «Гости из будущего», люблю Линду. В основном, по одной, по две песни из других групп.
С.КОРЗУН: Алеша?
А.ЮШЕНКОВ: Мне сложно сказать. Раньше я дневал и ночевал около приемника с «Радио Максимум». Потом в районе 1996-1997 года, практически, прекратил следить за музыкальными событиями. Если из последнего, это пара песен из «Кинопроб». Но, в основном, слушаю свои старые записи, которые были сделаны еще в школе.
С.КОРЗУН: Много вопросов на пейджер, но сначала выберем следующую тему.
Е.ЮШЕНКОВА: Разговоры о политике.
С.КОРЗУН: И отвернулась от микрофона.
Е.ЮШЕНКОВА: Не люблю разговоры о политике надоедает. Когда папа приходит с работы, постоянно смотрит новости постоянно политика, политика
С.КОРЗУН: А разговоры о политике не ведутся? Не обсуждаете?
Е.ЮШЕНКОВА: Иногда, конечно, спорим, но старшие всегда правы.
С.КОРЗУН: Алексей?
А.ЮШЕНКОВ: В семье, практически, никаких разговоров о политике не ведется.
С.ЮШЕНКОВ: Увы, да, в кругу семьи разговоры о политике, практически, не ведутся.
С.КОРЗУН: Что ж не воспитали подрастающее поколение? Сами эволюционировали в сторону политической деятельности и деятельности военной, а семью бросили на произвол судьбы. И что же у нас будет со страной в последствии?
С.ЮШЕНКОВ: С одной стороны, я, конечно, расстраиваюсь, что дети далеки от политики, но с другой стороны, я рад. В принципе, политикой занимаются тогда, когда в стране что-то ненормально. Когда есть другие дела, которыми можно успешно заниматься, то почему бы не заниматься другими делами. Я думаю, что и сын, и дочь в этом преуспевают.
С.КОРЗУН: Ну а собеседников хватает и в Думе, и в других местах.
С.ЮШЕНКОВ: Конечно, и в Думе, и слушаешь «Эхо Москвы». Правда, телевизор я в последнее время смотрю меньше. А потом есть Интернет, да и по телефону разговариваешь со своими коллегами. Кто-то приходит в гости, но даже с теми, кто приходит в гости, мы не очень часто говорим о политике.
С.КОРЗУН: А о чем чаще? Спорт? Кстати, на пейджере много вопросов о футболе. Футбол тема для семейных разговоров или нет?
С.ЮШЕНКОВ: Нет. Семья в этом смысле абсолютно неспортивная. Только я один интересуюсь различными видами спорта, а детей не удалось приобщить к этому. Я им никогда не навязывал свою точку зрения. У них свое отношение к миру, свое мировосприятие, свое мировоззрение. Они самостоятельные люди, которые не во всем одобряют мой выбор. В чем-то, может быть, я не очень рад, что у них есть какой-то другой выбор, но это их жизнь.
С.КОРЗУН: А о чем любимые разговоры? Если не политика, не спорт, что остается? Компьютеры? Девушки?
А.ЮШЕНКОВ: Я уже вышел из этого возраста, положение не позволяет.
С.ЮШЕНКОВ: С Алексеем, в основном, дела интернетные. А с женой мы часто обсуждаем прочитанные книги, фильмы, которые посмотрели, театр, если сходили. Тем всегда много. Все зависит от того, что в данный момент больше наболело.
С.КОРЗУН: Пример отца-политика не вдохновляет? Можно ли на себя, хоть иногда, прикинуть роль политика, Алексей?
А.ЮШЕНКОВ: Пока нет. Пока одного хватает.
С.КОРЗУН: Лена?
Е.ЮШЕНКОВА: Я не хотела бы быть политиком.
С.КОРЗУН: Почему?
Е.ЮШЕНКОВА: Я почти всю свою сознательную жизнь провела с отцом-политиком, и как-то не очень хочется. Я просто устала от нее.
С.КОРЗУН: От разговоров о политике?
С.ЮШЕНКОВ: По-разному. И в школе дочь терпела от некоторых учителей Почему-то у нас в школе люди часто другой политической ориентации, чем той, к которой принадлежу я. Поэтому очень часто она даже плакала, когда приходилось, скажем, общаться с учительницей по обществоведению или по истории, или когда шли угрозы в период определенной политической активности. Тогда какие-то люди начинают звонить, писать угрожающие письма. Они все это пережили, поэтому им вряд ли захочется переживать это вновь.
С.КОРЗУН: Приходилось защищать интересы отца?
Е.ЮШЕНКОВА: Постоянно.
С.КОРЗУН: Что Вы готовы защищать политические интересы, взгляды или просто отца?
Е.ЮШЕНКОВА: Просто иногда заходит тема о политике: каждый начинает свое, а я свое. И начинается: «Ты не права». Я говорю: «Вы, вообще, политические новости смотрите хоть иногда?»
С.КОРЗУН: Тяжело быть дочерью политика, активно действующего?
Е.ЮШЕНКОВА: Да нет. Я считаю, что политика такая же нормальная профессия, как инженер или еще кто-нибудь.
С.КОРЗУН: В школе не дразнили?
Е.ЮШЕНКОВА: Ровесники нет. Только от учителей доставалось.
С.КОРЗУН: Алексей?
А.ЮШЕНКОВ: Мне в этом смысле повезло. У меня была замечательная школа 637-я. Ни в институте, ни школе не было никаких нареканий, все шло своим чередом. Единственное, был загублен, конечно, последний класс.
С.КОРЗУН: В каком смысле?
А.ЮШЕНКОВ: В то время как раз началась война в Чечне, это был 1994-1995 год. Было очень много угроз, приставляли охрану. С охраной довозили до школы, после каждого урока надо было звонить, с охраной забирали из школы. Остался осадок — не хочется вспоминать.
С.КОРЗУН: Хорошо, что плохие периоды проходят, а хорошие всегда ждут впереди. Вопрос от Ирины: «Дети останутся в России или будут жить за границей?»
С.ЮШЕНКОВ: У нас на эту тему даже разговоров не было.
С.КОРЗУН: А где бы хотелось жить, на самом деле?
А.ЮШЕНКОВ: Мне хотелось бы купить домик, жить тихо у себя на Родине, в Калининградской области.
С.КОРЗУН: Ну, это почти заграница.
А.ЮШЕНКОВ: Это Родина моя, а Родину не выбирают. Я себя больше даже ощущаю не русским, а пруссом.
С.КОРЗУН: А путешествовать пришлось в другие страны?
А.ЮШЕНКОВ: Да, две страны видел.
С.КОРЗУН: Не впечатлило?
А.ЮШЕНКОВ: Там совсем другой образ жизни. У меня была раньше идея податься в какую-то маленькую страну, например, в Люксембург.
С.КОРЗУН: А сейчас эта мысль прошла?
А.ЮШЕНКОВ: Почему? Я пока только путешествую. Но, опять же, надо стремиться к тому, чтобы здесь была своя Андорра.
С.КОРЗУН: Лена?
Е.ЮШЕНКОВА: Я бы хотела остаться в России. Все равно потом замучает ностальгия, если куда-нибудь уедешь.
С.КОРЗУН: А откуда Вам знать про ностальгию, если еще не было возможности ее испытать?
Е.ЮШЕНКОВА: Почему? Меня иногда тянет к папе в деревню, иногда в Гвардейск на Лешину с мамой родину.
С.КОРЗУН: Вопрос от Альбины: «Слышали, что Сергей Юшенков покидает СПС и переходит в «Яблоко».
С.ЮШЕНКОВ: Вот это новость! (Смеются) Да нет, что вы!
С.КОРЗУН: «Как проводите выходные?» спрашивает Борис.
Е.ЮШЕНКОВА: Каждый по-своему.
С.КОРЗУН: То есть, если отпуск вместе, то выходные отдельно. У вас регулярные выходные?
Е.ЮШЕНКОВА: У меня да.
С.КОРЗУН: И куда?
Е.ЮШЕНКОВА: К друзьям, конечно.
С.ЮШЕНКОВ: У нее появилось интернетовское сообщество, гораздо более, может быть, сплоченное, чем друзья по школе и колледжу. Это меня просто удивило. Это новая реальность. Кстати говоря, если Алексей меня приобщил к Интернету, то я уже дочь приобщил к Интернету. Я потом сам уже был не рад, потому что она пропадала в Интернете. Это значит — занят телефон, самому не попасть в Интернет. Меня поразило, что у них в Интернете образовалось такое содружество. Они проводят выходные дни вместе. Вообще, довольно любопытный феномен нашей жизни.
С.КОРЗУН: Алексей, как с выходными? На воздух, или домашние заботы? Что такое отдых?
А.ЮШЕНКОВ: Для меня отдых когда удается поспать часов 13 подряд.
С.КОРЗУН: Сергей?
С.ЮШЕНКОВ: У меня выходные получаются редко когда мы выходим в театр или просто к друзьям и знакомым. В основном же, получается очень много работы. Параллельно надо и что-то прочитать, что-то писать, помогать Егору Шугаеву. Сейчас как раз выходит его книга «Любимые анекдоты знаменитых людей», и надо было Егору помочь, чтобы он лучше написал эту книгу. Ну и еще ряд других дел, связанных, в основном, с написанием каких-то проектов законов. Выходные дни это любимое время, потому что никто не мешает, и можно, в конечном итоге, все обдумать и написать.
С.КОРЗУН: Как относитесь к Егору Шугаеву, раз уж был упомянут один из членов семьи? Все читали, что было написано Егором Шугаевым?
А.ЮШЕНКОВ: Все.
С.КОРЗУН: Отец усаживал и заставлял читать?
А.ЮШЕНКОВ: Нет, приходилось украдкой брать и читать под подушкой с фонариком.
С.ЮШЕНКОВ: Я их, в основном, заставляю читать не Егора Шугаева, а другие книги. Даже не заставляю, а подвожу к этому. Я очень рад, что моя дочь уже хорошо знакома с творчеством Габриэля Гарсиа Маркеса, Стефана Цвейга и многих других зарубежных и российских классиков. Я помню, как я ее просто уговаривал прочитать Георгия Владимова, «Верного Руслана». Она спрашивала: «А там хороший конец?» Я понимал, что если я ей скажу, что окончание этой книги плохое, то она читать не будет. Я сказал, что хорошее. Она прочитала, плакала, подошла ко мне и отругала, почему я сказал, что хороший конец. Но потом, через некоторое время она меня благодарила и сказала, что, действительно, это замечательная книга. В общем, я доволен, что она читает. У современных детей есть больше возможностей читать, чем было этих возможностей у нас.
С.КОРЗУН: Чуть больше восьми минут у нас до окончания, я думаю, что мы успеем еще обсудить одну тему. Алексей, прошу.
А.ЮШЕНКОВ: Первая рюмка.
С.КОРЗУН: Когда была?
А.ЮШЕНКОВ: У меня никогда не было. Я непьющий.
С.ЮШЕНКОВ: Здесь он берет пример с меня.
С.КОРЗУН: То есть, ни водки, ни коньяка, ни шампанского на Новый год, ни портвейна со школьными друзьями?
А.ЮШЕНКОВ: Ничего, только кока-кола.
С.КОРЗУН: А пиво?
А.ЮШЕНКОВ: Нет.
С.КОРЗУН: Что ж такое?
С.ЮШЕНКОВ: Я развожу руками. Честно говоря, я даже не говорил о том, что это плохо. Запрета никакого не было, но я рад, тем не менее. У нас ничего не запрещается. У нас в доме огромное количество разных спиртных напитков.
А.ЮШЕНКОВ: чем пользовались мои друзья.
С.ЮШЕНКОВ: Я не знаю, какая причина, честно говоря, даже не интересовался. Он не курит и не пьет. У меня этого тоже, практически, не было.
С.КОРЗУН: Это решение было сознательным, или как трезвость норма жизни?
С.ЮШЕНКОВ: Я уже много раз рассказывал, но придется повторить. Я вырос в деревне, а в деревне со спиртными напитками дружат с детства. Я прочитал какую-то книгу, где говорилось о клятве Герцена и Огарева. И я выбрал для себя холм, назвал его Воробьевой горой и там дал себе клятву на 5 лет не пить, не курить и не ругаться матом. Когда прошло 5 лет, я попытался закурить -очень было плохо, попробовал ругнуться матом покраснел, и мне стало стыдно, попытался выпить мне понравилось, но потом сильно болела голова, и я решил не искушать судьбу и не нарушать клятву, которую дал тогда на 5 лет. Хотя Владимир Николаевич Войнович мне говорил, что какие-то два молодых человека когда-то пришли на Воробьеву гору и дали себе клятву не стремиться к тому, чтобы осчастливить все человечество. И я подумал, какие умные были эти молодые люди и талантливые в этом смысле если бы все дали такую клятву, наверное, человечеству бы лучше жилось. А если вернуться к спиртным напиткам, то у нас в семье либеральный режим, каждый выбирает любой напиток себе по вкусу. Здесь никто, никогда, никому, ничего не скажет.
С.КОРЗУН: Лена, с этими непьющими мужиками все ясно. Но Вы-то?
Е.ЮШЕНКОВА: Мне нравится шампанское, красное сладкое, полусладкое вино, и мартини бьянко.
С.ЮШЕНКОВ: Вот так-то. Что это такое, мы с Алексеем не знаем.
А.ЮШЕНКОВ: Бутылки красивые.
С.КОРЗУН: Что к этому располагает? Компания? Общение?
Е.ЮШЕНКОВА: Не знаю, я как-то над этим не задумывалась, но точно не стадное чувство. Почему не выпить вкусное вино или шампанское?
С.КОРЗУН: И я так думаю. Посмотрим, что у нас на пейджере. Об отношении к молодежному течению рейв. Это вопрос от Маши. Можете сказать что-нибудь по этому поводу?
А.ЮШЕНКОВ: Когда это стало супермодным, суперпопулярным, я как раз стал отходить от музыки. Грубо говоря, я в своем развитии остановился на старом техно, еще кондовом. Ни в какие клубы, ни на какие дискотеки не хожу.
С.КОРЗУН: Лена?
Е.ЮШЕНКОВА: В клубы я, конечно, хожу, но к какому-то определенному музыкальному течению себя не определяю. Мне нравится все понемножку.
С.КОРЗУН: Несколько вопросов к отцу от Шурика: «Готовы ли Вы встретить с Шандыбиным на открытом ринге?» Вспомнили, что все-таки депутат Государственной думы. Что имеется в виду?
С.ЮШЕНКОВ: Я сам не знаю. У нас уже был один раз открытый ринг.
С.КОРЗУН: Просьба назвать, в какой газете, за какое число опубликованы слова Войновича гимна России.
С.ЮШЕНКОВ: В газете «Известия», наверное, месяца два назад. В газете «Демократический выбор» будет опубликован в ближайшем номере новый вариант Владимира Николаевича Войновича, и в книге «За Глинку». По-моему, я перечислил все издания, где они были опубликованы. Безусловно, и в Интернете. У Владимира Николаевича есть своя страничка «Войнович.ru», и там можно с ними познакомиться.
С.КОРЗУН: Несколько коротких вопросов от Анны: «Какая тема в семье запретная?» О чем нельзя говорить? Есть ли какой-нибудь черный список тем?
С.ЮШЕНКОВ: Я что-то не припомню.
С.КОРЗУН: «Есть ли у вас какие-нибудь животные», спрашивает Стасик.
А.ЮШЕНКОВ: Колли Даймонд.
Е.ЮШЕНКОВА: И черепаха Никита.
С.КОРЗУН: А как уживаются?
Е.ЮШЕНКОВА: Абсолютно нормально. Собаке иногда интересно, куда ползет черепаха. Он подойдет, понюхает и отойдет.
С.ЮШЕНКОВ: Даймонд — можно сказать, третий член семьи, он объединяет. Когда он появился, стало меньше ссор между братом и сестрой.
А.ЮШЕНКОВ: Только по поводу того, кто пойдет гулять.
С.КОРЗУН: Последний вопрос. Возвращаемся к телевизору: «Какие программы нравятся? Какой канал предпочитаете?» спрашивает Оля. Ну, с отцом все понятно  — наверное, политические программы на всех каналах.
С.ЮШЕНКОВ: Последнее время я политические программы стал смотреть реже, они стали очень однообразны. А так, в основном, НТВ, конечно.
С.КОРЗУН: Лена?
Е.ЮШЕНКОВА: Муз-ТВ.
С.КОРЗУН: Не MTV. Почему?
Е.ЮШЕНКОВА: MTV сдирает с западного MTV, а МУЗ-ТВ свое, родное.
С.КОРЗУН: Алексей?
А.ЮШЕНКОВ: Хотелось бы добавить про MTV. То, что сейчас сделали с MTV, и MTV назвать нельзя — там одна-две нормальных программы. А так НТВ и фильмы по другим различным каналам.
С.ЮШЕНКОВ: REN-TV.
Е.ЮШЕНКОВА: СТС.
С.КОРЗУН: Что ж, спасибо вам огромное за этот разговор. Алексей Юшенков, Елена Юшенкова и Сергей Николаевич Юшенков были гостями нашего эфира в программе «Отцы и дети, дочки — матери». Спасибо, удачи вам. До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире