16 февраля 2001
Z Интервью Все выпуски

Положение русскоговорящего населения в Латвии; вопросы получения гражданства; взаимоотношения России и Латвии; — перспектива вхождения Ла


Время выхода в эфир: 16 февраля 2001, 14:08

16 февраля 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Янис Юрканс — депутат сейма Латвии, председатель фракции «За права человека в единой Латвии».
Эфир ведет Александр Плющев.

А. ПЛЮЩЕВ — Мы сегодня будем говорить о разных темах, касающихся Латвии, российско-латвийских отношений, положения русскоязычного населения в этой стране. Прежде всего, я хочу начать с того, как оказался в Москве, у нас на радиостанции Янис Юрканс. В числе парламентской делегации он приехал в Москву. Они встречались здесь с представителями Госдумы и МИД России, за что, как сообщают РИА «Новости», их подвергли критике на заседании сейма Латвии. А что, нельзя уже ездить в Россию, получается? Вроде бы не в состоянии войны, слава богу, находятся наши государства. Почему? Что такое?
Я. ЮРКАНС — Я думаю, что это какая-то политическая ревность, потому что нас пригласил вице-спикер Госдумы Лукин Владимир Петрович. Не каждого же приглашает. Наверное, сегодня в Латвии люди понимают, что политики, я думаю, понимают важность добрых отношений с Россией, и тех, которых приглашают, с которыми хотят вести диалог, — наверное, это вызывает какую-то ревность.
А. ПЛЮЩЕВ — Более того, недавно президенты двух стран встречались. Многие назвали эту встречу неожиданной, но тем не менее.
Я. ЮРКАНС — Я думаю, то, что такая встреча состоялась, положительно. Я думаю, что хорошо было нашему президенту знать, как на Латвию смотрит президент России, какие проблемы он видит в межгосударственных отношениях. Я думаю, что наш президент сможет помочь нашим политикам понять ту озабоченность, с которой живет Россия, и постепенно снимать барьеры на пути наших отношений.
А. ПЛЮЩЕВ — Я хочу начать с вопроса, который пришел к нам через Интернет от Александра Зайцева из Фрязина. «Передо мной программа научной конференции, проходившей недавно в Канаде. Написана на двух языках, французском и английском. Там два государственных языка. В Латвии русских в процентном отношении больше, чем французов в Канаде, а цивилизованное решение о двух государственных языках не принято. Почему?»
Я. ЮРКАНС — Во-первых, это исходит из того, что исторически в Латвии всегда был один государственный язык. И второе — это то, что латыши боятся, что два государственных языка со временем уничтожат латышский язык. Потому что есть такие опасения.
А. ПЛЮЩЕВ — То есть латышский язык неконкурентоспособен?
Я. ЮРКАНС — Я думаю, что здесь теория такова, что за годы советской власти была тяжелая русификация государства, и если ничего не изменить, русские люди никогда не будут изучать латышский язык, что мы будем жить в двухобщинном государстве, одно будет латышское, а другое русское. И дабы русский человек знал латышский язык, установлен такой порядок. Это согласно нашей Конституции тоже.
А. ПЛЮЩЕВ — Я так понимаю, что Вас и вашу фракцию такое положение дел не устраивает или не совсем устраивает.
Я. ЮРКАНС — Наша позиция такова, что да, пусть будет государственным языком латышский язык. Но государство должно сделать все, чтобы помочь людям, которые не знают латышского языка, его изучить. Государство должно способствовать изучению латышского языка во всех школах — русских, польских. Это раз. И во-вторых, внедрять закон о языке надо постепенно. У нас есть регионы, прилегающие к границе России, Белоруссии, где люди никогда не говорили на латышском языке и сейчас не говорят, и многие говорить никогда не будут. И внедрять туда закон, планка которого очень высока, значит, заведомо уже знать, что там будут нарушения этого закона. Я надеюсь, что со временем наше руководство поймет нецелесообразность такого подхода. И я думаю, что постепенно таким добродушным отношением к этой проблеме эта проблема снимется.
А. ПЛЮЩЕВ — Сейчас в Латвии есть большая категория людей, которых называют неграждане. Как Вы думаете, насколько долго продлится такая ситуация, насколько она возможна в принципе? Может быть, ее латвийские власти считают нормальной, я не знаю. Но ведь в перспективе Латвия стремится вступить в Европейский союз. Насколько это нормально — идти в большой европейский дом, имея огромное количество неграждан?
Я. ЮРКАНС — Во-первых, в этот большой европейский дом нас никто с таким количеством неграждан не пустит. Это действительно очень большая проблема Латвии, которую государство должно решать. Государство только что написало большую программу интеграции. Но одно дело — книга или документ об интеграции, а другой вопрос — создать атмосферу в государстве, интеграционную, атмосферу, когда человек сам, добровольно хочет изучить язык, хочет натурализоваться, стать полноценным гражданином этого государства. К сожалению, на сегодняшний день этот процесс натурализации идет очень медленно. У нас примерно 600 тыс. неграждан. За эти 4 года натурализовалось порядка 40 тыс. Это очень мало. Если такими темпами пойдет натурализация, то нетрудно посчитать, сколько десятков лет еще мы будем жить в такой ситуации.

А. ПЛЮЩЕВ — Начали поступать ваши вопросы на пейджер. Я хотел бы задать еще один вопрос из Интернета. Александр Зинов из Москвы спрашивает: «Считаете ли Вы, что русскоговорящее население Латвии представляет собой очень слабую силу на политической арене страны? Если да, то в чем Вы видите причину, и каковы, на Ваш взгляд, пути для дальнейшей консолидации русскоговорящей общины в борьбе за свои права?»
Я. ЮРКАНС — Во-первых, неимение политического голоса — это уже очень большая слабость.
А. ПЛЮЩЕВ — Неимение своих представителей в сейме, Вы имеете в виду?
Я. ЮРКАНС — Да, конечно. Так что русские люди могут решать свои проблемы активно через путь натурализации. Получив гражданство, политические права, они могут активно решать свои проблемы. Но то, что сегодня этот процесс идет очень медленно, наверное, эта пассивность говорит о том, что люди решают свои проблемы другим путем.
А. ПЛЮЩЕВ — Прежде всего, каким?
Я. ЮРКАНС — Я думаю, экономическими путями, а политическая жизнь государства их не интересует. К тому же, люди не видят в гражданстве рыночной стоимости. Когда гражданство будет иметь рыночную стоимость, я думаю, что процесс натурализации ускорится.
А. ПЛЮЩЕВ — Вы выступаете за скорейшую натурализацию русских, русскоязычных, неграждан, прежде всего, в политическую и вообще в жизнь Латвии, интеграцию. Я правильно понимаю?
Я. ЮРКАНС — Конечно. Потому что ненормально жить в государстве, где 0,5 млн. людей не имеют политических прав. Тем более, это люди, которые могут получить гражданство России, получить это легко. Я не хотел бы жить в государстве, где было бы 0,5 млн. российских граждан. Это была бы очень плохая ситуация, потому что это наши русские, это наши люди, это их государство. Латвия — это их государство, потому что те, кто так не считали, уехали из Латвии. Поэтому государство должно сделать все возможное, чтобы этих людей быстрей привлечь к этому государству.
А. ПЛЮЩЕВ — Но делается ли все возможное?
Я. ЮРКАНС — Нет, не делается, к сожалению. И не делается потому, что если эти люди получат гражданство, то политический баланс, который существует сегодня, изменится, и национально-радикальные партии, которые сегодня у власти, потеряют свои места, и к власти придут люди центристского толка, такие как мы, которые за одинаковые права всем людям, за добрососедское отношение с Россией, за нормализацию отношений с Белоруссией. И так далее. Поэтому никто не спешит. Наоборот, я думаю, этот процесс искусственно тормозится.
А. ПЛЮЩЕВ — Если я Вас правильно понял, то есть некие политические силы в Латвии, которые нарочно не хотят увеличения граждан за счет нынешних неграждан. Потому что в этом случае им придется делиться политическим местом под солнцем. Правильно?
Я. ЮРКАНС — Совершенно верно.
А. ПЛЮЩЕВ — Есть вопрос на пейджер. Александр спрашивает: «Скажите пожалуйста, а русскоговорящие уезжают сейчас из Латвии? Если нет, почему же, если многие так плохо живут, не едут в Россию?»
Я. ЮРКАНС — Я не сказал, что они плохо живут. Экономически многие живут хорошо, даже лучше, нежели латыши. Речь идет о политической пассивности, о нежелании приобрести гражданство этого государства. Те, которые хотели уехать из Латвии, давно уехали. Тех, которые хотят уехать, очень мало. Наоборот, есть люди, которые хотят вернуться, которые какими-то путями выехали когда-то. А сегодня вернуться очень многим большая проблема. Так что грех говорить, что русские люди очень плохо живут в Латвии. Экономически они живут нормально.
А. ПЛЮЩЕВ — Но у многих из них нет, прежде всего, политических прав?
Я. ЮРКАНС — Политических прав, в какой-то степени экономических прав. Например, негражданин не имеет права быть государственным чиновником, адвокатом. Начально было где-то 66 различий между гражданином и негражданином. Но постепенно эти различия снимаются с законов Латвии, потому что это требует Евросоюз. Так что интеграция в Евросоюз в очень большой мере будет способствовать нормализации ситуации и ускорит натурализацию неграждан.
А. ПЛЮЩЕВ — Накануне сейм Латвии (видимо, Вы не принимали участия в этом заседании, потому что это было вчера) отказался вычеркнуть из закона норму о 25-процентном лимите вещания на иностранном, в том числе и русском языке. Частным радиостанциям надлежит как минимум 75% передач транслировать на латышском. Я бы хотел попросить Вас прокомментировать это решение Ваших коллег.
Я. ЮРКАНС — Я думаю, это неуважение к русским людям, живущим в Латвии. Почему нельзя сделать радиостанцию, тем более частную, на русском языке, стопроцентно, кто из этого потеряет? Никто. В Эстонии есть такое радио, и ничего с Эстонией не случилось. В Латвии тоже могло бы быть, но пока нет. Но ничего, я думаю, что изменится политическая ситуация, мы придем к власти, и мы будем способствовать в дальнейшем демократизации государства.
А. ПЛЮЩЕВ — Кстати, интересно, неграждане, которые не могут голосовать, не могут выставлять своих кандидатов на выборах, — кого они поддерживают из нынешних политических сил, за кого бы они проголосовали, будь у них такая возможность?
Я. ЮРКАНС — Нам хочется надеяться, за нас, но статистики такой нет.
А. ПЛЮЩЕВ — Еще один вопрос из Интернета. Гарри Меламед из Чикаго спрашивает: «Я родился в Риге (это уже вопрос к Вам как к эксперту) в 55 году, уехал из Латвии в 90-м, родители приехали в Ригу в 46-м. Имею ли я право на латвийское гражданство, будучи сейчас постоянным жителем США?»
Я. ЮРКАНС — Он может пройти путь натурализации и стать гражданином Латвии. Но автоматически получить гражданство он не может, потому что гражданами являются те люди, которые жили в Латвии до 40 года, и их потомки.
А. ПЛЮЩЕВ — Что из себя сейчас представляет путь натурализации?
Я. ЮРКАНС — То, что ты должен собрать целый ряд документов, которые потом будут просматриваться в разных учреждениях. Там будут смотреть, не подлежишь ли ты под графу, которая запрещает тебе натурализоваться. Если ты был офицером КГБ или ты состоял в «Интерфронте» или какой другой плохой организации, то ты не имеешь такого права. Но если ты имеешь, если все документы собрал, то тогда ты сдаешь экзамены по истории, по языку, тест на лояльность. И потом ждешь, пока тебе выдадут паспорт. За это все ты должен заплатить примерно 50 долларов.
А. ПЛЮЩЕВ — Вы упомянули сейчас о причинах возможного отказа от натурализации. В Латвии идут несколько процессов (не только в Латвии) в отношении людей, которые в годы войны воевали с фашистами. В том числе самый известный у нас процесс в отношении Василия Кононова. Мне бы хотелось знать о позиции, которую занимает ваша фракция в отношении этих судебных процессов и этого в частности.
Я. ЮРКАНС — Я считаю, что мы должны историю оставить для историков, должны жить не вчерашним, а сегодняшним днем, и смотреть на будущее. Это наша одна из самых больших проблем, — то, что мы слишком много копаемся в истории. Это ни к чему доброму не приведет, потому что наша история очень рябая. У нас есть люди, которые служили в Советской армии, которые служили в немецкой армии. Сегодня они все живут в Латвии. Сейчас разбираться и их судить — это несправедливо. Пусть их судят Всевышний, они уже все старые люди. Нам надо ориентироваться на будущее, понять, каков будет 21 век, каково место Латвии в Европе, в мире, как мы должны строить свою экономику, чтобы не было так, как сегодня: примерно 80% населения живет бедно. Есть более важные проблемы, нежели сейчас подсчитывать, кто был более ярым коммунистом, строителем коммунизма, кто был стукачом, кто служил в не той армии. Если мы это будем делать, мы не продвинемся вперед. Это деструктивно. Поэтому мы против этих судебных процессов.
А. ПЛЮЩЕВ — У нас в России сейчас много говорится о проблеме Калининградской области, о ее статусе и о том, что якобы туда перебрасывает оружие, о том, что Калининградская область окажется анклавом, после того как балтийские страны будут приняты в Европейский союз. Соседство с Калининградской областью, с Россией не смущает Латвию, в перспективе вступления в Евросоюз, эти отношения с таким кусочком России имеют перспективу?
Я. ЮРКАНС — Раньше мы говорили, что наше географическое положение — это большое несчастье. Мы жили между двумя большими злыми империями, Союз и Германия. Сегодня, я считаю, наше географическое положение — это божий дар. Потому что быть коридором между Евросоюзом и Россией — это очень большой экономический потенциал. Я считаю, что Россия будет развиваться в сторону Евросоюза. Россия экономически заинтересована сотрудничать с Евросоюзом. Я считаю, что Россия — это европейское государство с полным правом занять свое место в Европе. Что касается Калининграда, то, я думаю, что, изменив законодательство или сделав законодательство более привлекательным для инвестиций, Калининград, как и другие прилегающие к государствам Евросоюза регионы России, постепенно помогут всей России стать богатой страной.
А. ПЛЮЩЕВ — То есть это не анклав, это наше окно в Европу?
Я. ЮРКАНС — Я считаю, что это большой плюс. Я считаю, что так постепенно, маленькими кусочками Россия может стать членом Евросоюза. Я не вижу здесь никаких проблем. Проблема только в законодательстве российском.

А. ПЛЮЩЕВ — У вас сейчас будет возможность задать вопрос нашему гостю. Речь будет идти о положении русскоязычного населения в Латвии, о российско-латвийских отношениях, в общем, то, что вас интересует в этих предметах беседы.
СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ ВИКТОРОВИЧ — Поскольку мы вышли из одной страны, две республики, два таких вопроса. Первый: разрушение радиолокационной станции — это есть нечто отмщение безрассудства политиков? Например, такие огромные средства, не договаривались, а просто разрушили. И второй вопрос. Если можно, проведите сравнительную параллель, чтобы мы представляли жизнь в Латвии. По сравнению с Россией, где существует уголовный беспредел, исчезают 40 тыс. людей бесследно, обобрали трудящихся, сбережения и прочее, но Россия пытается диктовать условия, как жить другим. А как у вас обстоит дело?
А. ПЛЮЩЕВ — Что стоит за разрушением радиолокационной станции, и сравнение уровня жизни в Латвии и России.
Я. ЮРКАНС — Во-первых, советская армия ушла из Латвии в 94 году, и больше не было потребности в этой станции. То, что ее как здание можно было сохранить и использовать по другому назначению, это факт. То, что ее взорвали, видимо, был чисто символический акт, экономически никак не оправданный. Что касается второго вопроса, уголовный уровень, беспредел, конечно, мы все вышли из Советского Союза, и мы за одну ночь не стали демократами, цивилизованным государством. Это большой путь. У нас очень серьезная проблема с преступностью, как и в других постсоциалистических странах. Я не думаю, что мы какое-то изменение Как с этим всем бороться, или делает ли государство достаточно, чтобы бороться? По нашим понятиям, нет. Я думаю, что мы больше средств тратим на внешнюю оборону, нежели на защиту своих граждан, населения Латвии. Думаю, что это не только проблема Латвии или России, это всемирная проблема. Эта проблема называется развитие международной преступности. Я думаю, что мы как портовый город, который находится в таком географическом положении, очень хорошая почва для разной нечисти.
СЛУШАТЕЛЬ ВАСЯ ПЕТРОВ — В Латвии живет единственный в мире исполнитель русских военных, офицерских, юнкерских, кадетских, белогвардейских, казачьих песен и прочих патриотических и монархических, атаман Риги Устинов. Как он поживает?
Я. ЮРКАНС — К сожалению, я не знаком с господином Устиновым, не знаю, как он поживает.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ — Я не совсем понимаю последовательность действий латвийских властей, когда они не предоставляют гражданство многим людям, которые после войны сразу же стали жить в Латвии. А, например, хоккеистам, которые многие приехали, и даже в конце 80-х годов из России, было сразу предоставлено гражданство. Логика хотя в этом есть, но позиция не совсем честная.
А. ПЛЮЩЕВ — Оказывает ли протекционизм спортсменам латвийские власти или нет?
Я. ЮРКАНС — Конечно. Я думаю, это делают все государства. Если какой-то хороший спортсмен поехал в США, я не думаю, что он стоит годами в очереди за гражданством. Он получает гражданство очень быстро и защищает цвета этого государства. Я думаю, что у нас не так все со спортсменами гладко, как этот человек говорил. Хоккеисты тоже имеют большие проблемы. Но я надеюсь, что эти проблемы со временем решатся, потому что мы еще очень молодое государство, только недавно возобновили свою независимость. Поэтому очень много перегибов, очень много разных проблем. Но время все поставит на свои места.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Янис Юрканс — депутат сейма Латвии, председатель фракции «За права человека в единой Латвии».

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире