11 февраля 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» художник Андрей Бильжо и поэт Игорь Иртеньев.
Эфир ведет Матвей Ганапольский, Елена Кандарицкая, Николай Тамразов

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот очередное идиотство: «В конце лета Михаил Жванецкий описал свои впечатления Евгению Киселеву, высказывался очень резко, но правдиво. Сейчас сотрудники НТВ будут вести хвалебные речи в адрес Жванецкого, тоже правдиво, но зачем именно их выбрали?» — спрашивает наш очередной пейджерист. Объясню, почему выбрали. Потому что они не сотрудники НТВ
И.ИРТЕНЬЕВ: И не сотрудники Жванецкого.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте по порядку. Празднуем мы сегодня замечательную вещь. Кое-кто не знает, но существует журнал Михаила Жванецкого «Магазин», так он называется. Действительно, в основе этого журнала стоял Михаил Михайлович и пребывает в том же, я так понимаю, качестве. И у нас поэтому не сотрудники НТВ в гостях, а сотрудники этого журнала, просто это такие одаренные люди. Тут кто-то еще написал на пейджер: «Зачем заниматься лизоблюдством, каждый гость у вас замечательный, мы сами знаем, кто чего стоит!» И не подписался. Да не знаешь ты, кто чего стоит. Все, нормально, это обычная боевая обстановка на радиостанции. Просто есть вещи, которые нельзя оставлять. Мы говорим о десятилетии юмористического журнала Михаила Жванецкого «Магазин». А ты что, как раз журнал и смотришь, Коля?
Н.ТАМРАЗОВ: Журнал, конечно, последний номер у меня в руках 44-й.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот давайте об этом поговорим. Во-первых, наши поздравления.
А.БИЛЬЖО: Спасибо.
И.ИРТЕНЬЕВ: Мы присоединяемся к этим поздравлениям.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Скажите, что за каторжный или не каторжный труд выпускать юмористический журнал в стране
А.БИЛЬЖО: Я бы сразу поправил, потому что журнал иронический, здесь крупно написано. Для меня между юмором и иронией есть, может быть, я не смогу сформулировать, Игорь сделает это лучше меня Есть граница, потому что журналов юмористических выходит очень много, а иронический журнал такой, возьму на себя смелость сказать, один. Потому что это не юморок, а это все-таки литература, это графика, это стиль — в общем, этот журнал больше чем юмористический и не для каждого, да простит меня огромная аудитория «Эха Москвы».
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: С чего началось?
И.ИРТЕНЬЕВ: А началось с того, что буквально 10 лет назад был зарегистрирован Я не поручусь, что это было день в день, может быть, мы чуточку подтасовали с датами, но это не имеет значения, нам простится. 10 лет назад был журнал зарегистрирован, и, если не ошибаюсь, весной вышел первый номер. А идея была такая: представьте, 10 лет назад — разгул демократии, все цветет, воздух свободы пьянящ, разрешена издательская частная деятельность, она уже вышла из-под контроля государства, из-под лапы его И вот Михаил Михайлович Жванецкий со своим старым одесским другом, а в то время журналистом московских «Известий» Семеном Лившиным, известным в свое время одесским фельетонистом, решили организовать новый иронический журнал, решили его назвать «Magazine». В этом была игра такая, что вроде как это магазин, а вместе с тем это и журнал. И вот зарегистрировали его, выпустили, тираж продали, выпустили второй номер. Это была весна, а потом был август 91-го, что-то качнулось, а потом наступил 92-й, когда все просело Короче говоря, Семен Лившин решил, дав очень сильный старт этому журналу, продолжить свою деятельность в другом полушарии. В настоящее время он проживает в Сан-Диего, штат Калифорния, откуда нам шлет горячий привет, и мы ему отвечаем время от времени.
А.БИЛЬЖО: А журнал продолжает жить здесь, и вышло 44 номера, не так много, кажется, потому что прошло 10 лет. В этом и ответ на вопрос, трудно его делать или не трудно. В общем, 44 номера это и много, и мало. Много это потому, что это уже толстая книга или даже 2 тома, если это все переплести. Много это потому, что ни один из материалов практически, уверен, что 99,5 не устарело, потому что это журнал иронический, а не юмористический, не сатирический, потому что там не очень привязано к сегодняшнему дню, а больше привязано вообще ко времени и к отношению ко времени, поэтому этих номеров много. Трудно потому, что это журнал не коммерческий, там нет рекламы, и деньги, на которые он издается
И.ИРТЕНЬЕВ: Деньги спонсорские, мы сейчас можем поблагодарить, пользуясь случаем, банк «Авангард», который нам очень помогает с этим журналом.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Завтра не будет обыска там? Поскольку вы произнесли
И.ИРТЕНЬЕВ: Надеюсь, нет. Я еще хочу сказать вот что. Это может быть трудно, но это совершенно не каторжный труд, а труд радостный, вообще все это делается в охотку.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А кто ваши авторы?
А.БИЛЬЖО: Вот и авторы, кстати, — я закончу свою мысль, она была там немножко забыта и авторы получают мизерный гонорар, а делают то, что делают, тоже ради удовольствия и, может быть, уже сегодня ради некоторого престижа.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Я смотрю, Вадим Жук известный человек, который делал капустники, я помню, он в ВТО привозил и показывал. Вы с ним давно дружите, сотрудничаете все время?
И.ИРТЕНЬЕВ: Да, наш просто близкий друг.
А.БИЛЬЖО: Сам бог велел. Вот через 40 минут мы с ним увидимся, он будет вести вечер.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Огромный привет ему. А кто еще, вообще кто печатается? Это люди, которые достаточно друг друга знают, или вы находите каких-то новых? Откуда?
И.ИРТЕНЬЕВ: По-разному.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А костяк?
И.ИРТЕНЬЕВ: Есть довольно мало т.н. профессиональных юмористов, хотя есть и такие. Потому что все-таки это, к сожалению, во многом, пусть мне простят мои коллеги, профессия, несколько скомпрометированная штампами. Профессиональный юморист, на мой взгляд, довольно тяжелое зрелище, постоянно шутящий человек. Хотя и в этой среде, конечно, есть замечательные авторы. А так это могут быть прозаики, могут быть поэты, которые специально не думают, как бы написать смешно. Вот у них написалось некое, что попадает в интонацию, в створки наши, они там публикуются. Могу назвать лауреатов этого года: Людмила Петрушевская, драматург, замечательный прозаик, вместе с тем человек с необычайным чувством смешного, хотя этот юмор порой может быть и мрачным, с космическим сквозняком даже инфернальным, но это замечательно смешно. Лауреат этого же года писатель из Питера Виктор Вережников, очень острый, парадоксальный, абсурдистский автор. Саваренский Сергей тоже наше открытие двух последних лет. Много самотека, но и из большой литературы к нам приходят. Евгений Попов у нас печатается и многие другие.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А кто решает вообще политику журнала, кто определяет?
И.ИРТЕНЬЕВ: В принципе, у нас есть некое разделение с Андреем в этом смысле. Потому что он полностью отвечает за оформление журнала, а поскольку я знаю, что он существенно весомее меня в этой области, я просто не лезу туда. Тем более что очень стильно оформляющийся журнал, красивый, он даже забегает вперед в каком-то смысле в своих визуальных идеях, потому что многие идеи подхватывались андреевские.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Игорь, но все-таки если Вы решаете, значит, есть такое чувство так, как Вы думаете?
И.ИРТЕНЬЕВ: В  общем, за литературную часть, безусловно, отвечаю я. Кроме того, есть у нас такой персонаж, как главная редакторша, Алла Боссарт.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Известная журналистка.
И.ИРТЕНЬЕВ: Да, плюс к тому моя жена. У нас с ней плодотворное в этом смысле сотрудничество, потому что я довольно неважный текстовый редактор, мне трудно работать с текстом, а  она это делает замечательно совершенно, она просто очень чутка к текстам, правит их, ее помощь очень велика, конечно.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вашу семейную беседу я хотел бы нарушить. Я пролистал журнал и понял, что нельзя к этому журналу относиться так, как я  пролистать его. Потому что как только открываешь первую заглавную страницу
И.ИРТЕНЬЕВ: Тут же опечатка, видимо.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут же видишь, что написано впервые, и далее идет такой текст, я всем слушателям предлагаю определить, кто его написал: «Ребята, все мы живем в первый раз и опытные, и неопытные, и даже те, кто помогает нам жить. Поэтому смешно видеть тех, кто мешает, они это делают впервые и так же бестолково. Человек жил, жил, и впервые умер. Ведь как интересно — а не рассказать. И каждый вынужден попробовать, чтобы разобраться. И нет чтобы вернуться и рассказать только свет, свет, яркий свет. Причем свидетельства не очевидцев, а их знакомых где, что, как. А может быть, не тоннель, а может быть, есть другой путь. Кто-нибудь пробовал? Так что не мешайте. Я рискну». Конечно же, Жванецкий. Это как камертон журнала. Он публикуется в каждом номере что-то, хотя бы чуть-чуть?
И.ИРТЕНЬЕВ: Он публикуется в каждом номере, и по традиции просто открывает этот каждый номер. Дело в том, что то, что называется иронический журнал Жванецкого Мы вытащили его имя на обложку, в общем, после довольно сильного сопротивления в наивной надежде повысить тиражность журнала за этот счет. Не могу сказать, что наши надежды в этом смысле оправдались, потому что он все-таки достаточно немассовый по своему духу, но это единственное присутствие Жванецкого в журнале и единственное его влияние на этот журнал то, что он дает свои тексты. Просто не обсуждается с ним, потому что
А.БИЛЬЖО: В каждом номере на первой полосе, 44 номера, значит, 44 новых текста.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Игорь, а почему Вы считаете, что это журнал не для всех? Читатель, тот читатель, который читает «Юность» или газеты какие-то в чем сложность Вы считаете? И почему он не может читать, просто читать?
И.ИРТЕНЬЕВ: Что значит «просто читать»?
А.БИЛЬЖО: Нет, для людей, которые читают «Юность», наверно, этот журнал подходит.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: То есть для тех, кто читает, получается.
И.ИРТЕНЬЕВ: Дело в том, что не существует некоего читателя вообще. Это была наша глубокая ошибка, у нас поэтому получилась самая читающая страна, мы считаем, что у нас самая читающая страна. Как только появилась некая конкуренция изданий и материалов и сняли какие-то цензурные рогатки, то выяснилось, что, как во всем мире, у нас народ очень любит желтую прессу, неплохо относится к порнухе и вовсе на духоподъемных вещах не сосредоточен.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Человек едет в поезде, и перед поездом он покупает в киоске разные журналы, и он купил случайно, ему показался симпатичным, и начал читать. Он его отложит, он его не сможет? Почему?
И.ИРТЕНЬЕВ: Смотря что за человек, не могу судить.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Значит, если он просто купил случайно, потому что ему понравилась картинка, то вы не знаете, понравится ему или нет.
А.БИЛЬЖО: Если он купил потому, что ему понравилась картинка, значит, будет читать. Потому что наши обложки это тоже определенная история.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: На этой обложке изображен громадный нос чей-то и написано: «Деньги пахнут, но все слабее и слабее. Станислав Медовников». Вот сразу понятно. Здесь внутри это я последний номер держу совершенно занимательнейший календарь, который можно выдрать и в рамочку поставить. Наверно, это Бильжо нарисовал. Правда, написано «Фото Бильжо».
А.БИЛЬЖО: Но это же групповая фотография.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Называется так: «Они правили нами 100 лет». Слева направо: Черненко, Брежнев, Романов, Хрущев, Андропов, Ульянов-Ленин, Джугашвили, Горбачев, Ельцин, Путин.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Но ты обрати внимание, как это сделано. Январь это Черненко, Февраль это Брежнев. Ты видишь определение месяца.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо вы Путина поставили в ноябрь, а не в декабрь. Холода идут
И.ИРТЕНЬЕВ: Календарь еще примечателен тем, что в декабре  — это свойство нашего журнала неистребимое получается 30 дней, что не вполне соответствует действительности.
А.БИЛЬЖО: Это немножко опечатались. А красным в календарной секте отмечены даты рождения всех правителей.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здесь видно присутствие Владимира Вишневского. Наконец-то Володя Вишневский получил от вас по полной программе! Я объясню. Просто написано: «Стихи Владимира Вишневского, по его собственному признанию, народного поэта России» Мне очень нравится, что богато иллюстрировано все.
А.БИЛЬЖО: Потому что это не просто литературный журнал, а литературно-художественный, здесь я настаиваю на этом.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А эти рисунки откуда они? Это ведь не только, Андрей, Ваши рисунки.
А.БИЛЬЖО: Нет, конечно. У нас тоже есть команда художников, которые близки мне по стилистике, и люди, которые занимаются графикой — это и Сережа Горшков из Воронежа, замечательный скульптор, и Коля Крачин, и, к сожалению, сегодня покойный Саша Ножкин из Воронежа, то есть это команда довольно мощная иронических графиков, я бы сказал.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Но есть определенные рубрики? Или журнал не строится по этому принципу?
И.ИРТЕНЬЕВ: Неизменная рубрика это «Вернисаж». То есть в каждом номере разворот посвящен творчеству того или иного художника. Естественно, с иронической направленностью. А в остальном достаточно свободная модель. Поскольку у нас рубрики являются элементом оформления просто, она входит в макет. Иной раз просто приходиться придумывать под содержание рассказа название этой рубрики.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хороший журнал. Он раньше тоньше был?
И.ИРТЕНЬЕВ: Он раньше тоньше был в смысле бумаги, может быть. А сейчас он очень красивый стал. Дело в том, что любят нас, и типография «Алзмаз-пресс» нас просто из любви к искусству печатает на толстой бумаге за очень маленькие деньги.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все, завтра будет закрыта Здесь такой плохой потребительский подход к высоким художникам, которые сюда приходят. И когда они приходят, во-первых, полчаса объясняешь, что это пришло не НТВ, потом наконец все начинают понимать, что это какой-то иронический журнал, а потом начинаешь с них требовать, чтобы они что-то прочитали, имеющее отношение к этому ироническому журналу. Поэтому я буду очень рад что-то такое услышать.
А.БИЛЬЖО: А я порисую.
И.ИРТЕНЬЕВ: А ты пока порисуешь, Андрей. Не знаю даже, с чего начать звучит кокетливо. Просто сейчас открыл наугад один из номеров. Ведь у нас необязательно некие авторы, это может быть какой-то документ, выписка из чего-то, объявление где-то.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сочиненное или документальное?
И.ИРТЕНЬЕВ: Нет, абсолютно подлинная вещь. Вот сейчас как редактор Любой редактор знает, как трудно общаться с автором, отказывать ему. Это достаточно драматическая ситуация, она связана с человеческими обидами, с неловкостью взаимной. И существуют стандартные отписки: «Уважаемый товарищ к сожалению, Ваше произведение нас не заинтересовало желаем дальнейших творческих успехов». Давно это существует уже, по-советски тупо, но не обидно вроде бы. Оказывается, культура это до всего этого. И я сейчас прочту стандартную такую отписку из пекинской газеты 19-го века, как все это делалось там. Пафос послания буквально тот же, но как это оформлено! Вот пишет некий китайский редактор в середине 19 века некоему китайскому автору. Что же он ему пишет? «Преславный брат солнца и луны, раб твой распростерт у твоих ног. Я целую землю перед тобой и молю мне разрешить жить и говорить. Твоя уважаемая рукопись удостоила нас своего просвещенного лицезрения, и мы с восторгом прочли ее. Клянусь останками моих предков, я никогда не читал ничего столь возвышенного! Со страхом и трепетом отсылаю ее назад. Если бы я дерзнул напечатать это сокровище, то император повелел бы, чтобы оно навсегда служило и чтобы я никогда не смел напечатать ничего, что было бы ниже его. При моей литературной неопытности, я знаю что такие перлы попадаются раз в 10 тысяч лет, и поэтому я возвращаю его тебе. Молю тебя, прости меня. Склоняюсь к твоим ногам. Слуга твоего слуги, редактор».
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Игорь, это надо размножить и просто редакторам во все газеты и журналы
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Представляешь, это массово направлялось каждому первому, который присылал свои графоманские опусы туда! Все-таки получил такую бумагу, и не обидно. То есть понимаешь, что врут, я понимаю, что они были не идиоты.
И.ИРТЕНЬЕВ: «Преславный брат солнца и луны» там начало замечательное. Или вот, пожалуйста, еще. У нас есть такой замечательный автор, известный писатель, начинал еще в клубе «Двенадцать стульев» сто лет назад, Герман Дройбис из Екатеринбурга. И мы, поскольку наш журнал на коленке делается, взяли и один и тот же его рассказ напечатали два раза, то есть сначала один раз напечатали, а где-то через полгода еще раз. И Гера прислал мне письмо, и мы это поместили все: «Дорогой Игорь Моисеевич, надеюсь, до тебя дошли мои извинения за «Сплошные извинения» (это было название того рассказа, который он просил потом напечатать). Я же получил 200 рублей и 38-й номер «Магазина», где опубликован гениальный рассказ «До встречи в раю», впервые напечатанный в журнале «Магазин» номер 25 в районе 97-го года. Понимаю, это сделано по многочисленным просьбам трудящихся. Не сделать ли это традицией перепечатывать сей рассказ каждые два года. Подумай, было бы необычно. Передай мои рассказы Андрею Бильжо, нарисовавшему Смущенного, Улыбчивого и Строгого (это герои его рассказа), наконец-то я увидел, как они выглядят. Можно ли мне в промежутках между регулярными перепечатками «До встречи в раю» прислать что-нибудь еще или будет перебор? Поздравляю со вступлением в 2000-й год. Да не иссякнет твой гневный талант! Наилучшие пожелания всем сотрудникам «Магазина». Твой, ваш при любом исходе сегодняшнего голосования, Герман Дройбис». Стало быть, как раз в день президентских выборов. Я ему ответил: «Дорогой Гера. Заверяем тебя, что никакие итоги никаких голосований не скажутся на нашем доброжелательном отношении к тебе и к твоему рассказу «До встречи в  раю». Надеемся, что читатели еще не раз встретят его на страницах нашего журнала в наступившем году. Будет желание, присылай что-нибудь еще, но с этим, как понимаешь, будет уже сложнее».
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И вот такое можно прочитать в ироническом журнале Жванецкого «Магазин»?
И.ИРТЕНЬЕВ: Да, в том числе и это.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вы печатаете «Красная Бурда» живет замечательная?
И.ИРТЕНЬЕВ: «Красная Бурда» замечательный журнал. На самом деле, это единственное, что (пускай на меня не обидятся остальные коллеги, поскольку много на этом поле выходит всего) я смотрю с любовью и иногда с некоторой даже завистью к содержательной его части, потому что, к сожалению, мне не очень нравится, как он оформляется чисто художественно. Это блестящее совершенно сообщество еще даже молодых людей генерирующих. Очень смешно, очень остроумно, едко. Это очень здорово.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А Григорий Горин, который у вас печатался, что в основном вы печатали его?
И.ИРТЕНЬЕВ: Он не так уж много у нас печатался, просто мы делали ему бенефис в свое время, там печатались известные произведения, у нас была такая рубрика «Магазина» «Классик», где мы просто классику жанра припечатывали. Он печатался в первых номерах, и потом он же сильно отошел, он не работал в малой форме практически. И последнее, что мы сделали, — когда в его 60-летие мы просто его попросили, он дал нам отрывок из своей новой пьесы, которую он, к  сожалению, так и не увидел на сцене, из «Шута Балакирева». Мы просто гордимся тем, что это напечатали с очень теплым предисловием Вити Шендеровича. И Гриша был рад. Он настолько был замечательный человек, и настолько невосполним его уход Это до сих пор совершенно невозможно избыть.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Андрей, а что Вам дает этот журнал? Я так понимаю, больших денежных дивидендов нет, но Вы человек, который великолепно и успешно реализуется каждый день в  «Коммерсанте», насколько я понимаю. Что Вам дает этот журнал?
А.БИЛЬЖО: Он мне дает то, что мне не дает все остальное. Здесь можно попробовать себя, во-первых, в другой графике. То есть я здесь делаю такие картинки, которые я сейчас не рисую нигде. Это раз. То есть здесь редко бывают так называемые «Петровичи», карикатуры, которые знают. Здесь совсем другая графика. Потом, здесь можно придумать большое количество ходов по оформлению журнала. То есть это довольно интересное
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А Вы идеолог оформления?
А.БИЛЬЖО: Безусловно. То есть вся оформительская часть и весь визуальный ряд это на мне. Помогает еще Андрей Ирбит, который делает дизайн, но идея.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть Вы выступаете и иллюстратором тоже? Например, Вы делаете иллюстрации?
А.БИЛЬЖО: Я называюсь главным художником вообще-то журнала.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, главный художник это более административная функция, чем художественная.
А.БИЛЬЖО: У нас — нет.
И.ИРТЕНЬЕВ: Я тоже называюсь главным редактором, но при этом печатаюсь.
А.БИЛЬЖО: У нас да. Так что я рисую здесь. Но все оформление это я. Ходы по оформлению, есть какие-то рубрики, «Вернисаж», подбор какого-то визуального ряда
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А чужих пускаете? Именно художников?
А.БИЛЬЖО: Конечно, я же называл. Здесь есть 5 или 6, постоянный костяк художников, которые оформляют это.
И.ИРТЕНЬЕВ: Коваль, Морозов.
А.БИЛЬЖО: Безусловно. Просто всех этих художников объединяет что-то, что не близко, то есть близко по эстетическому ряду. Мы не пускаем тех, кто далек. Может быть, люди они замечательные, может быть даже художники хорошие, но они не подходят для этого журнала, потому что у журнала должно быть свое лицо в прямом смысле. Лицо это то, что ты видишь, еще не читая журнал.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот пример, что такое журнал «Магазин». Последняя страница обложки. «Откройте для себя журнал «Магазин», и вы убедитесь, что журнал «Магазин» это то, что вы открыли». Дальше надпись «Магазин» и два летящих ангела, херувима. Кто это такие? Это ужас — то, что нарисовано Бильжо. Два трубадура с рюмками, а дальше написано: «Великий русский писатель Лев Николаевич Толстой и великий американский писатель Эрнест Хемингуэй при жизни практически не встречались. А ведь им нашлось бы, о чем поговорить: оба воевали, оба знали толк в женщинах, оба писали бестселлеры. Правда, была между ними разница: Хемингуэй читал Толстого, а тот его нет». Все.
И.ИРТЕНЬЕВ: «Великая литература журнала «Магазин»».
А.БИЛЬЖО: И портрет Толстого и Хемингуэя
И.ИРТЕНЬЕВ: Это совместные наши с Андреем номера, идет в каждом номере на протяжении последних, наверно, лет 5.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это как банк «Империал».
И.ИРТЕНЬЕВ: Да, совершенно верно, идея была именно такая. У нас была «Великая живопись журнала «Магазин»», «Великая архитектура журнала «Магазин»», «Великие открытия журнала «Магазин»». Сейчас идет «Великая литература журнала «Магазин»», Андрей рисует каждый раз в присущей ему щадящей, мягкой, лирической манере некоего персонажа или мировой шедевр, а я, соответственно, снабжаю таким текстом это.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я расскажу про рисунок, это потрясающе. В стиле Бильжо, вы уже понимаете. 2 урода
И.ИРТЕНЬЕВ: Они с любовью всегда сделаны, кстати говоря.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: С любовью сделаны. Значит, стоит стол, за этим столом, глядя друг на друга или в пространство, стоит писатель всея земли русской, перед ним книжка «Война и мир» названием к нам повернута, Хемингуэй стоит, «Прощай, оружие!», руки лежат друг у друга на плече, у этого серп в руках, а у Хемингуэя — боксерские перчатки. И стоит между ними бутылка, и они выпивают. Смотрится совершенно потрясающе!
А.БИЛЬЖО: И он еще в свитере грубой вязки.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А тот, наверно, в холщовой рубахе.
А.БИЛЬЖО: Конечно.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Прочитай еще что-нибудь.
И.ИРТЕНЬЕВ: А я еще хочу что-нибудь из этой серии — «Великая литература журнала «Магазин»». У нас там открывалось, по-моему, Шекспиром, был изображен Шекспир, соответственно, в бильжовской такой авторской манере исполненный, с книжкой «Гамлета» в руке, со шпагой, там у него череп лежит все как полагается. И подпись: «Великий английский драматург Вильям Шекспир родился в 1564, а помер в 1616 году. Он написал множество пьес «Гамлет», «Ромео и Джульетта» с Ди Каприо, «Отелло», ряд других. Некоторые, правда, говорят что это не он написал, в смысле, не Шекспир, а Рэтленд какой-то, а Шекспир вообще неграмотный был. Ну, не знаем, не знаем Великая литература журнала «Магазин»». Или, допустим, Александр Дюма в следующем номере шел. Там изображен Александр Дюма с его характерным негритянским обликом, и дальше написано: «Пора-пора-порадуемся на своем веку» кому из нас не знакомы эти строчки Александра Дюма, автора знаменитой книги «Три мушкетера»? Однако мало кто знает, что у него еще был сын, тоже Александр и тоже писатель. А мы знаем. Великая литература журнала «Магазин»».
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А я обратила внимание, открыла для себя. Людмила Петрушевская называет скороговорки для театральных училищ. Но рисунки автора это потрясающе, конечно! Я даже не представляла, что она так прекрасно рисует.
А.БИЛЬЖО: Она прекрасный художник.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здесь миллион вопросов от слушателей, где это сокровище можно купить.
И.ИРТЕНЬЕВ: Я могу ответить? Требуйте журнал магазин
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Во всех
И.ИРТЕНЬЕВ: Нет, не во всех. В киосках системы распространения «Московских новостей», есть в Москве такие киоски. На Пушкинской всегда он продается. Плюс к тому подписывайтесь, дорогие товарищи, на журнал «Магазин». 39300 — наш подписной индекс по объединенному каталогу. Если вы любите нас и наш журнал, подписывайтесь на нас!
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он так сказал и откинулся в кресле, как будто все уже сказал. Во-первых, его можно почитать, я так понимаю, в Интернете.
И.ИРТЕНЬЕВ: В Интернете он давно уже не обновлялся, к сожалению. А можно его еще купить в таких магазинах, как «Мир печати» на 2-1 Тверской-Ямской, «Ad Marginem», «Графоман», «Летний сад» «Эйдос», и такие магазины, специализирующиеся на хорошей литературе.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кстати хочу сказать, что все-таки жаль, что вы игнорируете Интернет
И.ИРТЕНЬЕВ: А мы не игнорируем.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вы не обновляете. Если бы вы обновляли, ссылки
И.ИРТЕНЬЕВ: Это не от нас, к сожалению, зависит.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну так сделайте! Какие проблемы-то?
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Опять открытие. Написано: «Адвокат Павел Астахов личность многогранная». Действительно, все о нем знают. Но написано: «Публикуем отрывки из новой книги Павла Астахова «Левосудие для всех»». И замечательные здесь отрывочки.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это на самом деле?
И.ИРТЕНЬЕВ: Это он выпустил книгу, он собирал всегда адвокатские байки и анекдоты, он большой знаток этого дела, и он выпустил недавно книжку, мы ее здесь отрецензировали и опубликовали из нее отрывки.
А.БИЛЬЖО: А я ее оформил.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что еще будет?
И.ИРТЕНЬЕВ: Что у нас в портфеле? Что бог пошлет. Но я могу точно сказать
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что бог пошлет это не ответ для слушателей. Они должны знать, за чем они должны ринуться в магазин.
И.ИРТЕНЬЕВ: Что у нас будет в этом номере? Будет опять Жванецкий, будет у нас опять Саваринский, замечательный автор, будет у нас Иртеньев, такой талантливый молодой автор
А.БИЛЬЖО: Будут рисунки Бильжо
И.ИРТЕНЬЕВ: В любом случае, я сейчас не могу сказать точно, у меня сейчас вылетело из головы, но это будет лучше предыдущего, это я могу обещать.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Он ежемесячный?
И.ИРТЕНЬЕВ: Нет, раз в два месяца. 6 номеров в год.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А в библиотеки какие-то рассылаете?
И.ИРТЕНЬЕВ: Конечно.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: То есть в библиотеке можно этот журнал
И.ИРТЕНЬЕВ: В Российскую государственную в центральные.
А.БИЛЬЖО: Кстати говоря, я хочу подчеркнуть, что можно покупать, если вы увидите, и старые номера, потому что они не устаревают, это альманах, можно читать и номер, вышедший три года назад. Потому что никаких привязок
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это как мы читаем толстые литературные журналы «Москва», «Новый Мир», если там хорошие произведения. Тем более, здесь все отобрано.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А вы не думали выпустить как сборник «Лучшее»?
И.ИРТЕНЬЕВ: Даст бог силы, сделаем.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: То есть мысли такие есть?
И.ИРТЕНЬЕВ: Конечно.
А.БИЛЬЖО: Вдруг нас слышит какой-нибудь радиослушатель, который захочет, чтобы этот сборник появился, так дорогой радиослушатель, мы готовы встретиться с тобой и обсудить эту проблему. Наша книжка, а ваше все остальное для того, чтобы она получилась.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: На пейджер вопросы, где купить журнал, передают вам какие-то люди приветы, говорят, что они рады вас слышать. А вот интересное предложение от Михаила Николаевича из Москвы: «Почему бы не печатать в вашем журнале телевизионный диспут Жванецкого?» имеется в виду с Жуком эту передачу, которую они делают под названием «Простые вещи». «Там очень много мудрого»
И.ИРТЕНЬЕВ: Я  могу сказать, почему нет. Потому что это потеряет обаяние немедленно, как только окажется на бумаге.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот еще сообщение. «Подтверждаю сказанное, имея первые 12 журналов». 12 у вас было?
И.ИРТЕНЬЕВ: У нас 44 уже вышло.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Может быть, у кого-то есть только 12.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Перечитываю, получаю удовольствие». Действительно, это нетленка. «Продается ли журнал в Петербурге?» Думаю, что продается.
И.ИРТЕНЬЕВ: Хило он туда доходит.
А.БИЛЬЖО: Еще раз: нужно подписываться, потому что мы гордимся. У нас есть подписчик в Якутии один, и мы его приветствуем. Если ты нас слышишь, дорогой друг, то мы помним о тебе!
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не губернатор ли?
И.ИРТЕНЬЕВ: Практически мы помним всех своих подписчиков поименно.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Прошу назвать в эфире название журнала, Ричард».
И.ИРТЕНЬЕВ: Дорогой Ричард, иронический журнал Жванецкого «Магазин». Где бы ты ни был, подписывайся на него!
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Я обратила внимание, у Андрея голос такой. Я привыкла слышать его врачебные советы, и он так говорит, что сразу веришь, хочется пойти и сделать то, что он говорит. Это вообще профессионально голос?
А.БИЛЬЖО: Наверно. Я какое-то время даже занимался психотерапией и гипнозом и кодировал. Хотите, я сейчас скажу всем «Спать!» и полстраны, которая вас слушает, заснет?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не надо, у нас упадет рейтинг.
А.БИЛЬЖО: Хорошо, не буду.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Но если сказать «Читайте наш журнал!», я думаю, читать будут.
А.БИЛЬЖО: «Читайте наш журнал, и вам будет хорошо!»
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Замечательно! Точно так же замечательно и в клубе «Петрович» у Бильжо. Действительно, такой странный клуб, кто был, тот знает, а вот кто не был, представляете, такое подвальное помещение, в нем стоят дорогие нашей памяти советские вещи
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Не просто стоят они и висят
А.БИЛЬЖО: С ними что-то сделано все-таки, что-то покрашено краской и т.д.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Это не музей, да.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но с другой стороны, такой советский
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Там очень тепло действительно.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И в прямом смысле там тепло, что очень хорошо.
А.БИЛЬЖО: Это получилось, да.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Приехала моя подруга из-за границы, и мы пошли туда, и нам подали меню. Это просто отдельная книжка, это нужно издавать не как меню, а просто книга литературных интересных находок.
А.БИЛЬЖО: Это я сочинил.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Так мы попросили у женщины, которая нам подавала: «А можно мы это возьмем перепечатаем?» Она сказала: «Что вы, нам даже домой не дают, мы тихонечко переписываем».
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Просят повторить еще раз индекс журнала и стоимость подписки.
И.ИРТЕНЬЕВ: 39000 по объединенному каталогу. Стоимость подписки я сейчас, к сожалению, забыл, но она в разумных пределах.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще подсказывают: «Во дворе редакции «Аргументы и Факты» есть киоск, где можно купить журнал «Магазин» с ранних выпусков». Ребята, я хочу вам сказать, что мы вас очень поздравляем. 10 лет — это в каком-то смысле каторга.
И.ИРТЕНЬЕВ: Это не каторга ни в одном из смыслов. 10 лет замечательно прожиты, и я надеюсь, что будет у нас впереди еще 10 лет.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А ты был менее седой 10 лет назад.
И.ИРТЕНЬЕВ: Наверно.
А.БИЛЬЖО: А я был более лохмат.
И.ИРТЕНЬЕВ: Заметь, что у Андрея вообще ни одного седого волоса.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вообще это очень здорово. Вообще вы такие ироники по жизни, и то, что вы делаете, — вы сами это культивируете. Потому что у Игоря ироническая поэзия, которой раньше просто не было, этим никто не занимался.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Занимались, кончено.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я помню советские времена, это достаточно прямой
И.ИРТЕНЬЕВ: Занимались и в советские, ну что ты. Я не на ровном месте появился, не с Марса меня сюда забросили. Все имеет свои традиции, как и творчество Андрея наверняка имеет свои традиции.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Небрежного рисунка и больших носов?
А.БИЛЬЖО: Если серьезно, конечно, был русский лубок, наконец, и «примитив» или «наив». В слове «примитив» нет ничего отрицательного.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дорогие Игорь и Андрей, позвольте вас поздравить с этим юбилеем. Мы очень надеемся, что этот журнал будет жить дальше, только следите пожалуйста за его Интернет-версией, потому что очень важно, чтобы о нем знали. А у нас есть такая передача «Эхонет», где можно баннер ваш поместить, где будет ссылка не него. Договорились?
И.ИРТЕНЬЕВ: Обещаю.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А я прошу: подарите журнал!
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да они принесли, что ты думаешь. Спасибо вам, хорошо и крепко выпить на праздновании вашего юбилея!











Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире