Время выхода в эфир: 10 мая 1999, 16:15

10 мая 1999 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» бывший президент СССР, лауреат Нобелевской премии мира Михаил Горбачев.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.
АВ  Добрый день, Михаил Сергеевич.
МГ  Добрый день.
АВ  Сегодня будет две темы. Естественно, мы начнем с Балкан и ситуации с Китаем, но сегодня мы с Михаилом Сергеевичем не сможем не затронуть темы и импичмента, и возможной отставки Правительства, которая, весьма возможно, последует на этой неделе, и нам будет интересна Ваша точка зрения. Начнем мы все-таки с ситуации, которая сейчас разворачивается на Балканах. Михаил Сергеевич, обстрел Китайского посольства, случайный или не случайный, привел к резкому нагнетанию вообще общей международной ситуации между Китаем и США. Считаете ли Вы, что ситуация настолько деградирует, что действительно встает вопрос о том, что надо рассматривать абсолютно новое переустройство мира?
МГ  Я не думаю, что это связано с тем, что попала одна, две или три ракеты в посольство Китая, что это изменило коренным образом характер этой ситуации и этот процесс. Я думаю, все-таки главное в том, что на наших глазах две трети мировой военной мощи сосредоточено на этом небольшом отрезке, на этой небольшой территории Европы, какой является территория Югославии. И на наших глазах просто расстреливают народ и страну. Я сейчас не говорю о причинах, хотя всем ясно то, что там происходит с албанцами и продолжается до сих пор, и с чего это началось. Это мне ясно, как ясно потом, что появилась вторая фаза, когда начала действовать Армия Освобождения Косово. И, наконец, следующая фаза, самая страшная это то, что обернулось бедой для всего албанского народа, косовского (этого автономного бывшего региона) и для всей Сербии и всех, кто там живет. Я думаю, что дело куда серьезней.
АВ  В каком смысле?
МГ  А что это единственный такой конфликт, где беженцы есть, где есть погибшие? И вдруг, две трети этой мощи, НАТО, самая большая военная организация вмешалась в это. Давайте с Вами вспомним, что на днях мы (дней 10, недели две назад) услышали. Услышали, что правительственные войска начали крупные операции против курдов, повстанцев-курдов. Это ведь 40 миллионов. Не все они в Турции и в Ираке, и в Иране. А сколько там уже погибло тысяч? А сколько там тысяч (если не миллионов уже) курдов ушло?
АВ  Тогда чем Вы объясняете, Михаил Сергеевич…
МГ  Я дойду до этого. Я даже больше еще скажу, я все-таки проиллюстрирую это. Это очень важный пункт для понимания всего, потому что дело в конце концов не в том, что разбомбили только посольство Китая. Так вот: вмешательства нет, воюют оружием НАТО, наводят порядок. Это внутренний конфликт. Действительно, он острый, и, наверное, там международному сообществу нельзя стоять в стороне. Но тем не менее, мы сегодня говорим: вот, в Югославии один способ решения проблемы, в Турции другой. А теперь давайте возьмем регон далеко от нас: до Америки, в Колумбии. Какой острый конфликт, который там уже на протяжении нескольких лет уводит по 20 тысяч людей каждый год! Там по политическим соображениям правительственные войска тоже ведут операции и гибнут люди. Там уже более миллиона беженцев. Вы слышали, что там введены войска, что последовало осуждение, пусть даже не в ООН, а в рамках американских каких-то ассоциаций? Нет. более того, нынешний Президент друг Вашингтона.
АВ  Тогда объясняйте, все равно.
МГ  Я думаю, что речь идет о том, что здесь, пренебрегая международным правом, пренебрегая отсутствием мандата от Совета безопасности, пошли на эту акцию исходя из того, чтобы на примере этого случая с Югославией создать своего рода прецедент, как надо гасить, как управлять надо мировым процессом. Какой мировой порядок нам предлагают? Европа унижена, ей показали, кто она на самом деле. Да, в экономическом плане это гигант, сравнявшийся с Америкой и способный ввести конкуренцию, да еще и евро ввел. Это даже опасный конкурент. Поставить на месте политически. Политический карлик.
АВ  Но, Михаил Сергеевич, 17 стран Европы в НАТО принимали решение. Страны Совета Европы, 40 стран Совета Европы осудили…
МГ  А знаете, что нравится американцам? Чтобы были такие международные организации, чтобы принималось то, что принято в Вашингтоне. Это не скрывают в Конгрессе. То, что в Белом Доме как-то камуфлируют, то в Конгрессе прямо говорят: нам нужны такие международные организации сейчас, как МВФ, где наш голос определяет все, другие не подходят. Когда я это услышал, тогда для меня… Я ведь уже Ваш старый собеседник, я уже года четыре на эту тему выступаю, что идет смена стратегии. Вместо того, чтобы создавать в Европе новые структуры безопасности, строить в мире иной порядок, опираясь на Совет безопасности, на его новые роли в ООН, реформируя в этих целях их, мы получаем вот что: присвоение функций руководить миром.
АВ  Тогда, если следовать Вашей логике, что и кто может противопоставить такой стратегии?
МГ  Алексей, это не моя логика. Это их логика. Я ее вскрываю.
АВ  Хорошо, что можно противопоставить такой логике?
МГ  Послушайте, я был на годовщине «Тайма» и выступал в качестве докладчика (предпоследним, перед Президентом Клинтоном). И когда я услышал от Президента США, что «20 век стал американским веком» и «с божьей помощью мы сделаем 21 век веком Америки», я подумал: «Ну а мы там где?» Мы  Россия, Китай, Европа, и остальные, Индия. Где там нам место?
АВ  Задаю вопрос. Что можно противопоставить логике?
МГ  Противопоставить одно. Надо уже сегодня еще раз сказать, что это тупиковая, опасная стратегия, не нужная прежде всего Америке и американцам. Я-то знаю, что она им не нужна. Потому что я проехал за последние 2-3 года почти две трети штатов Америки. Везде американцы против того, чтобы страна их стала жандармом. Они за многополярный мир, за то, чтобы функционировал Совет безопасности, ООН и региональные системы поддержания сотрудничества и безопасности. Разве у нас нет проекта? У нас есть проект. У нас Парижская Хартия. Что это? Это политическая база для создания архитектуры общеевропейской безопасности отброшена. Значит, надо определенно, ясно и твердо заявить, что это неприемлемо. По-моему, уже морально и политически НАТО потерпело поражение. В военном отношении оно не потерпит: странно было бы.
АВ  А может быть, начать выстраивать антинатовскую структуру, как предлагают (Индия, Китай, Россия)?
МГ  Я не думаю, что это надо. Все-таки надо выстраивать структуру, которая оправдала себя даже в годы холодной войны. Это Совет безопасности, это ООН, это общеевропейские и другие региональные системы поддержания. Я думаю, что такая система поддержания безопасности потребуется на Ближнем Востоке. Мы все проработали. Когда мы объединяли Германию, мы говорили: надо синхронизировать европейский процесс. Поэтому Венские соглашения быстро были подписаны. Растянуты эти два блока. НАТО и Варшавский договор заявили и провели по три заседания с изменением доктрины и уменьшением военных элементов в пользу политических. И так далее.
АВ  Хорошо. НАТО обмануло Горбачева, получается?
МГ  Почему Горбачева?
АВ  Варшавский договор.
МГ  Оно не Горбачева обмануло. Они действовали в соответствии с договоренностями, пока был Советский Союз. Как только не стало Советского Союза, так они потеряли голову, они лишились партнера. И вот, я читаю… Сейчас, Вы, наверное, удивитесь, и Вы, наверное, не читали. А я сейчас углубился в изучение всего спектра мнений по этим вопросам. Человек, известный Вам, который возглавляет отделение изучений международных отношений в Гарварде, сказал следующее. Это большая статья, опубликованная в апреле. В частности, он сказал: «оставшаяся в одиночестве сверхдержава ведет в мире безответственную международную политику».
АВ  Вы разделяете эту точку зрения?
МГ  Безусловно.
АВ  Михаил Сергеевич, я бы не хотел еще оставлять тему кризиса на Балканах, и все-таки я вернулся бы…
МГ  А можно еще прервать Вас, Алексей, по старой дружбе?
АВ  Прерывайте, мы в прямом эфире, Вы за это ответите перед радиослушателями.
МГ  И дополнить. Многое казалось неясно, а теперь как-то прояснилось, после югославского конфликта. Вдруг Бутрас Гали, бывший генсек (я, кстати, на днях с ним встречался, когда встречался в Риме на встрече лауреатов Нобелевской премии, по этой проблеме, беседовал с ним) с его программой ООН, Совета безопасности исчезает, и мы с Вами не знаем ни этих реформ, а ведь готовились очень интересные предложения. Была создана комиссия во главе с премьер-министром Швеции. Он консультировался со мной, зная, что я уже давно, еще с 88-го года все время высказываю соображения относительно реформирования ООН и Совета безопасности. Стало ясно: не подходит. Появился Кофи Аннан. Возьмите ситуацию с Генеральным секретарем НАТО. Я был поражен, удивлен (и я думаю, были удивлены те, кто знают, кто знаком с этим человеком), почему Рут Люберс, бывший премьер-министр Нидерландов, Голландии, оказался неприемлем, не ко двору. А это очень серьезный человек: ученый, политик, 10 лет возглавлял Правительство, большие достижения достигнуты, европеист, автор энергетического проекта для Европы. Это тот человек, который понимает Европу, и Европа его уважает. Не подошел. Съездил он на ланч в Вашингтон, на этом кончились все беседы. Не подошел: нужны марионетки в этих ключевых организациях.
АВ  Что-то Вы очень строго. И Кофи Аннан марионетка, и Солана марионетка?
МГ  Кстати, Вы знаете, я им сочувствую. Я не хочу их… Это не потому, что они… Но, видимо, они слишком гибки. В самом деле, Солана гибкий человек. Я помню его, когда он был членом левого Правительства. Он возглавлял многие митинги, произносил яркие речи против вступления Испании в НАТО. Теперь он самый услужливый чиновник этого ведомства.
АВ  То есть Вы считаете, что это готовилось заранее? Расставлялись люди…
МГ  Поэтому я думаю, что мы сейчас, вообще говоря, имеем возможность говорить: многое прояснилось, и надо занять позицию и сказать, что это не пройдет, это никому не нужно. Америке не нужно, Европе не нужно, Китаю не нужно, и тем более другим.
АВ  Михаил Сергеевич, Вы человек в политике опытный. Я все-таки про Китай бы хотел. Я хотел бы понять. Реакция Китая, даже нам, российским журналистам, была бы очевидна. Я представляю себе, что было бы, если бы ракеты упали на российское посольство. Вы знаете нынешнее китайское руководство. Вы можете сказать, что обострение отношений Америки с Китаем это новый виток? Или это просто эпизод?
МГ  Все-таки, я думаю, будет эпизод. Китайское руководство большие прагматики. Они очень связаны через финансовые каналы, через торговлю с США. Я думаю, они еще получат большие обещания, и не дойдут до крайности. Я смотрю, что у них и выступления острые, но спланированные.
АВ  Вы имеете в виду демонстрации?
МГ  Демонстрации, да. Но я бы не хотел, чтобы этот случай привел к такому состоянию, чтобы опрокидывалась, вообще говоря, международная ситуация и нынешний и так перегруженный проблемами мир. Нам нужно все-таки думать о выходе. И в этом смысле я надеюсь на прагматизм китайских руководителей. Хотя они спуску не дадут. Я в этом уверен. Это такая диалектика.
АВ  Михаил Сергеевич, личный вопрос. А Вы ощущаете, что очень часто многие Ваши политические противники и политические сторонники (кстати, с разным смыслом) говорят о том, что Горбачев закончил противостояние в мире, закончил в том числе и Горбачев холодную войну. От Рейгана до Буша полшага было. Скажите пожалуйста, если бы Вы этого не делали, может, не было бы сейчас бомбежки в Югославии? Может, Горбачев за это отвечает? Стоял бы Советский Союз, стоял бы Варшавский договор, стояла бы разделенная Германия с одной стороны, с другой стороны был…
МГ  Да, прекрасно. Вообще все было бы прекрасно. И может быть, уже началась бы ядерная война.
АВ  Ну, Михаил Сергеевич…
МГ  Да-да. То, что мы покончили с ядерной гонкой и ворвались в этот поезд, когда он набрал такую скорость, когда уже трудно было даже предполагать, что удастся остановить это. Когда они летящих птиц на Севере приняли за то, что летят наши бомбардировщики, а в других случаях мы. Когда мы уже были заложниками техники, а не политических решений, когда все могло бы сорваться, когда мы накопили ядерное оружие, способное тысячу раз уничтожить все живое на Земле, в этот момент и в это время нельзя было не действовать таким образом, чтобы остановить это все. И если удалось это остановить, отодвинуть ядерную угрозу, началось ядерное разоружение, то от этого мы все выиграли. А потом пошел процесс и в Европе, убрали сцены, раскол, договоренности. И наконец, были заложены базы для нового мирового порядка, в котором, кстати, наши позиции очень совпадали (и западноевропейцев, американцев, и наши российские, и других), что мир может быть построен на таких подходах.
АВ  Что же изменилось-то?
МГ  Не стало Союза. Поэтому это безответственная политика, опасная политика. Об этом надо сказать. Не для того, чтобы их заклеймить или какие-то набирать очки пропагандистские. Нет, это я говорю исходя из реалистической политической позиции. И я еще думаю, что мы еще партнеры. Я вижу, что встречаются и могут разговаривать, как партнеры. Поэтому эту обстановку нужно использовать для того, чтобы остановить этот процесс. И надо думать о том, что мы должны выработать другую философию, другой взгляд на мир, и другие должны быть действия. И то, что касается Европы, то, что касается Совета безопасности, и то, что касается Объединенных Наций. Только так.
АВ  Союза нет. Давайте на секундочку представим (я понимаю, что, может быть, для Вас болезненно), что в 1986 году Вы бы были избраны Президентом России. В нынешней ситуации что бы Вы сделали кроме того, что уже делает российское руководство для урегулирования конфликта?
МГ  Я думаю, что в этом случае только можно сказать, что Россия много потеряла времени. Она могла превентивно действовать более успешно, более эффективно, чем они действовали. Поскольку мы все время втянуты во внутренние российские драки и нам часто некогда заниматься другими делами, то и этот вопрос мы упустили. Поэтому тут есть и наша вина. Она не такая, как Милошевича, не такая, как НАТО, но есть она. Но сейчас то, что делается по линии Правительства, я поддерживаю. Я, конечно, был удивлен, что вдруг вместо тандема или в дополнение к тандему «Примаков и Иванов» появился Виктор Степанович Черномырдин. Это, поверьте мне, всегда имеет негативные последствия.
АВ  Что имеет негативные последствия?
МГ  Такое вторжение в это. Но сейчас Примаков самый опытный в нынешней команде дипломат, политик отстранен, по сути дела, от этого. Наверное, в рамках заседаний, обсуждений Совета безопасности он принимает участие. Но в то время как и Президент Клинтон, и другие, и премьеры действуют, встречаются, он фактически отстранен. Это уж наша российская ситуация. Вернулся Президент из больницы и обнаружил, что рейтинг у него 2-3%, а у Примакова 63%. Это разве допустимо? Это совсем другая тема. И он начинает действовать таким образом, что наносит вред России, ее авторитету, снижает роль Правительства. И это сказывается на всей ситуации.
АВ  Мы поговорим о внутренней политической ситуации. У нас есть еще три минуты для того, чтобы завершить югославский вопрос. Михаил Сергеевич, Вы, наверное, в то время по функции с Милошевичем не встречались? Он уже был Президентом Сербии, да?
МГ  Нет, я встречался с ним первый раз во время визита в 88-м году, когда его из банковской сферы втягивали в большую политику и ветераны его ставили во главе Сербии как бы, поскольку Югославия уже тогда трещала. Я тогда уже встретился в Словении с нынешним Президентом. Я зачитал 10 ультимативных пунктов Белграду. Кстати, много очень умного и справедливого. Упущен был момент для того, чтобы децентрализовать. Они не выступали за разрушение Югославии. В Хорватии я был, и встречался тогда и с Милошевичем. А в следующий раз я уже встречался с ним здесь, осенью 1991 года. Я пригласил его и Туджмана, мы вели разговоры о том, что надо исключить всякие конфликты, военное решение проблем, которые возникли в Югославии, надо обо всем договариваться. Кстати, с одним я поговорил несколько часов, с другим поговорил несколько часов, потом вместе сели, поговорили, и вышел документ, который фиксировал такие подходы. Но не стало ни союза, ни Горбачева. То есть, я хочу сказать: это действительно человек непростой по характеру, по стилю, по видению, но это человек конструктивный, с ним можно вести дела.
АВ  Михаил Сергеевич, я все-таки больше не о Милошевиче (он хоть и Президент, но югославский), меня больше Россия, как и Вас, наверное, волнует. Может быть, вся ситуация в том, что Россия говорила только с одним собеседником в Югославии, а не говорила с несколькими языками?
МГ  Да нет, я думаю, там уже трудно сказать, на скольких языках и с кем надо было говорить. Это показал бы сам переговорный процесс. Я просто думаю, что это осталось вне поля зрения на какой-то этап. Во всяком случае, это обозначалось, но активной, превентивной дипломатии с учетом роли России не было. И это плохо.
АВ  Говорят, что Югославия всегда, скажем, в 80-е годы была нашим политическим партнером. В чем партнерство с Югославией?
МГ  Я думаю, все у нас было с Югославией. Мы помним клику Тито и Ранковича, и Карголя. Мы помним частушки: «Дорогой товарищ Тито, как сказал Хрущев Никита, ты ни в чем не виноват». Это тоже мы помним. Я многое помню, уже давно в политике. Это все было. Мы помним, что для того, чтобы нам поехать в Югославию, надо было проходить такой процесс, как в связи с отъездом в капиталистическую страну. Видите, какие отношения были. Тито играл на этих противоречиях и многое выиграл, извлекая выигранное для себя. Поэтому сказать, что у нас так всегда безоблачно было, я бы не сказал. Но тем не менее, в последние годы (я их застал), они очень активно шли на сближение. Это понятно, потому что и мы открылись, иначе стали строить отношения не только с Югославией, но в первую очередь с членами Варшавского договора. Сказали, что «Вы хозяева, вы принимаете решения для своих стран, вы и отвечаете за них. Мы никому не навязываем свою перестройку. Нужен вам наш опыт используйте, но мы вот так будем действовать. Вы хозяева, и вы несете полную ответственность». Так мы действовали, и это импонировало югославам.
АВ  Вот совсем свежая новость, которая пришла к нам из подмосковного Голицыно. Сегодня, выступая на заседании фракции и движения «Яблоко», центрального совета «Яблоко», Григорий Явлинский заявил о том, что в случае, если Правительство будет продолжать ту же политику, которое оно продолжает сейчас, (а раньше он заявлял о том, что Евгений Максимович Примаков резко мигрирует в сторону левых, в сторону КПРФ), то «Яблоко» будет готово внести в Парламент вотум недоверия. Одновременно с этим мы знаем о том, что распространяются сведения о том, что очень скоро, возможно даже до 13 мая, Президент объявит об отставке Правительства. Мне хотелось бы, чтобы Вы прокомментировали эту двойную как бы ситуацию.
МГ  Я тоже имею информацию, что бумаги заготовлены. Думаю, это будет большая ошибка Президента, он даже всего этого не просчитал. Может быть, это будет такой хороший для Примакова уход с премьерства (куда он не рвался, кстати). Но если говорить с общероссийских интересов, то я бы здесь сказал, что если бы так начали развиваться события, это было бы плохо. Дело в том, что Правительство Примакова отличается от предыдущих правительств тем, что оно все-таки выражает не интересы одного слоя, какой-то части общества, которая выиграла от того, каким способом проводились реформы, как проводилась приватизация и кто от нее пожал плоды. Оно отличается тем, что оно как бы заняло позицию общероссийскую, то, что отвечает интересам России, национальным интересам, большинству россиян. В связи с этим я не могу ни напомнить, что когда появилось на свет это Правительство, то со стороны коммунистов это Правительство называли буржуазным, а со стороны либералов (которые потеряли власть, доверие, находясь в Правительстве несколько лет) называли, что это Правительство коммунистическое. Ни то, ни другое. Поэтому, я думаю, что заслуга Примакова, что удалось сохранить эту стабильность, удалось не допустить разгона этих страстей осенью, удалось не допустить разгона инфляции. Если сейчас еще удастся, используя договоренности с МВФ, с Парижским и Лондонским клубом (поскольку это необходимо сейчас), запустить механизм оздоровления, оживления нашей отечественной экономики, то большего не надо нам и ожидать от этого. Это Правительство пришло на пепелище. Я повторяюсь для того, чтобы четко было ясно. И требовать от того, кто пришел на пепелище, каких-то выдающихся успехов это заниматься демагогией. И мне очень жаль, что Григорий Алексеевич (Вы знаете мое отношение к «Яблоку», к Григорию Алексеевичу) уже тоже начал демагогией заниматься. Может быть, ему пообещали опять? Однажды его пригласили, в 96-м году пальчиком поманили, вице-премьера по экономике или еще что-то пообещали, и разрушилось тогда объединение «Третья сила». А тут мы с Федоровым, с Вами беседуя, провозглашали, что мы за то, чтобы создать эту «Третью силу». Лебедя поманили. Правда, потом Святослав Федоров увидел, ему дали для его центра денежки, и он успокоился. Эта позиция мне кажется очень несерьезной, конъюнктурной, это как-то не вяжется с обликом Явлинского. Наверное, он слишком заигрался. Об этом надо по-дружески ему сказать.
АВ  Михаил Сергеевич, а могло бы быть Правительство Примакова при Президенте Горбачеве?
МГ  Я сейчас хочу сказать другое. Я хочу закончить эту мысль. Нам очень важно сохранить ситуацию, которая позволила бы провести нормально выборы в Думу, нормально провести президентские выборы. Тут ведь ситуация такова, что для нас это настолько важно, чтобы мы прошли нормально, в рамках Конституции через эти выборы. И тут, я думаю, если по тем или иным соображениям мы лишимся Правительства Примакова, будет плохо всем: Президенту, Думе, России прежде всего и главным образом. Поэтому я думаю, что это опрометчивое заявление.
АВ  А с какой целью, как Вы думаете, для чего тогда, если будет плохо всем, Президент, предположим, готов уволить Правительство Примакова?
МГ  Я не исключаю, что он уже там разыгрывает ситуацию такую, что попытаться избавиться и от Думы на какой-то период и навязать какую-то другую логику. И может быть, даже придется еще раз не голосовать, а вставать на торжественных заседаниях при входе Президента этого же самого.
АВ  То еще раз избираться Президентом?
МГ  Я думаю, он уже не собирается избирать, просто продлить свои полномочия в результате ситуации. Я думаю, он просто уже заблудился. Здесь не нужен политический анализ. Я очень Борису Николаевичу сейчас даже сочувствую. Я вижу, как ему трудно сейчас выполнять свои функции. И я ему советовал, (но раз я это советую, то будет сделано наоборот), а я ему говорил, что нужно, вообще говоря, проявить инициативу. Это бы очень оценила вся Россия. Какую инициативу? Я оставляю пост Президента, открываю возможности для проведения президентских выборов в рамках Конституции. И это, кстати, имело большое значение, если бы президентские выборы предваряли выборы в Думу. Тогда, я думаю, что пришел бы человек более уравновешенный, взвешенный и с определенным видением, который бы не начал снова опрокидывать все то, что произошло с нами и предложил бы конструктивную программу.
АВ  Лужков или Примаков?
МГ  Если бы пришел Примаков это самый лучший вариант. Рядом с ним Лужков во главе эффективного Правительства. Не так, как сейчас это мальчик для битья уже сколько лет это совсем другое уже Правительство. Что же, если Примаков действительно скажет «нет», то пусть Лужков. И это было бы хорошо. Но как Президента убедить в этом?
АВ  Я к этому и веду. Поскольку Президент…
МГ  И он сам подтягивает, наверное, к импичменту.
АВ  Поскольку Президента в этом не убедить, его пытаются убедить с помощью импичмента, по которому на этой неделе состоится голосование. Я хотел бы, чтобы Вы сказали свое отношение и к этой процедуре в этой ситуации, и к возможным последствиям.
МГ  Я думаю, относиться надо к этому нормально, спокойно. «Хорошо, скажет Ельцин, Вам там с Венедиктовым сидеть-рассуждать». Его положение я понимаю. Но тем не менее, это ведь ни нечто незаконное, это законное. Импичмент появился в результате того, что за эту процедуру и начало этого процесса проголосовало столько депутатов, сколько необходимо, даже несколько больше. Теперь комиссия работала, все это в рамках Конституции, законности, тоже нормально. Этот процесс должен быть доведен до конца и закрыт тем или иным образом. Не вижу ничего страшного в этом. Я думаю, Президент недоволен тем, что вообще этот процесс идет. Я думаю, он сначала думал, что это все чепуха и этого не будет. Я думаю, больше всего он недоволен именно Примаковым, что тот не использовал все свои возможности для того, чтобы этот процесс прервать. Но я думаю, это напрасно, что ему нужно обдумать эту ситуацию. А теперь о самом импичменте, его результатах. Я думаю, очень интересно нам будет, выиграет от этого импичмента только Россия, которая увидит всех, что они из себя представляют. Почему? Давайте по пунктам будем брать. Развалили Беловежские соглашения, это один из важных пунктов, и развалил Союз. Давайте вспомним, кто подтолкнул процесс дезинтеграции Союза: ГКЧП. Продолжил со своей компанией. Но ведь Ельцин и Кº внесли предложение в Верховный Совет. И Верховный Совет проголосовал, стоя голосовали под «ура» (6 или 7 человек «против» и «воздержалось»).
АВ  Ратификация Беловежья, да?
МГ  Да. Самое интересное в другом. По просьбе председателя Верховного Совета коммунистические лидеры, в том числе Геннадий Зюганов уговаривал коммунистов голосовать. 80% с лишним среди депутатов Верховного Совета были коммунисты, и они проголосовали за Беловежские соглашения. Вот вам один ответ. Но это очень важно, чтобы людям напомнить. Для людей это выигрыш. Мы должны перед предстоящими выборами всех увидеть. Поэтому, я думаю, и те, и другие проиграют, а люди, избиратели, граждане России выиграют. Второй пункт: расстрел Парламента. Хорошо, я такого же мнения, что это страшное событие, и морально, и политически. Расстреляли первый Парламент, который был избран на свободных выборах. Но что потом происходит? И вот опять рушится обвинение. Проходят выборы и левое большинство предлагает амнистию. Гэкачепистов выпускает, которые уже в суде находились, процесс судебный шел, или возбуждает дело. Выгодно было. Вы понимаете, как края эти договариваются, правый край и левый край. А мы в центре, основная масса и вся Россия, страдаем. Это хорошо, что люди узнают. Напомнить надо людям, что происходило. Дальше что там?
АВ  Чечня.
МГ  Чечня. Я думаю, это один из пунктов, где очень серьезные могут быть предъявлены требования и обвинения. Но и здесь есть что сказать. Я не хочу углубляться в детали. Потому что есть история этого вопроса, есть поведение коммунистической фракции. Ведь кто против Чечни поднял голос и в защиту, чтобы остановить эту бойню и войну? Демократическая пресса. Мы слышали очень сильно голос в это время этой фракции? Не очень. Какой пятый пункт?
АВ  Геноцид народа и развал армии.
МГ  Геноцид, потому что так проведены были реформы. А теперь давайте вспомним, что эти реформы были предложены Верховному Совету в декабре 1991 года и в начале января 1992 года. И Верховный Совет их одобряет, больше того, отдает свои полномочия Президенту, чтобы он неограниченной властью обладал для того, чтобы двигать эти реформы. А кто сидел в Верховном Совете, в депутатах? Опять те же. Это тот, старый Верховный Совет, а там было процентов 80 коммунистов. Возникает вопрос. Так что мы, россияне, выиграем от того, что.. А они так и будут заниматься препирательством. Больше ничего.
АВ  Если все-таки какой-то из пунктов обвинения на этой неделе наберет больше 300 голосов и будет запущена процедура импичмента уже дальше, в Верховный Суд, в Конституционный суд, в Совет Федерации, скажите пожалуйста, Вы как-то прогнозируете развитие политической ситуации в России, реакцию Президента (хотя это все конституционно, мы уже об этом сказали)?
МГ  Я думаю, что все должно оставаться все-таки в рамках политического процесса. Проиграют все. Проиграем мы все в России, и Россия, и внутри страны опять будет прерван процесс, опять это нарастание хаоса, дезинтеграция. Это очень все серьезно. Я надеюсь здесь на Совет Федерации. Он очень сейчас сильный, он понял свою ответственность. Совет Федерации сегодня у нас очень независимый орган, самостоятельный орган, им уже нельзя помыкать. Я думаю, что он убережет Россию от катастрофических последствий.

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был бывший президент СССР, лауреат Нобелевской премии мира Михаил Горбачев.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире