А.ВЕНЕДИКТОВ – Я начну с темы, которая, конечно, сейчас вызывает много вопросов – со строительства через Керченский пролив всего, чего надо за счет отказа от строительства Тамани и моста через Лену.

М.СОКОЛОВ – Добрый день! Я бы не ставил так вопрос в отношении нового перехода, мы не будем говорить моста, потому что в данный момент еще едут изыскательские работы, активная стадия, как раз, бурение, и впервые делается историко-культурная экспертиза и археологическая экспертиза, экологическая экспертиза. И поэтому сейчас мы изучаем все возможные варианты – их более 70-ти. Определились с основными створами, пока их оставили из четырех основных вариантов — два. Но вот, каким будет этот транспортный переход – это вопрос ближайшего времени — мостовым, туннельным, совмещенным.

А, что касается источников, то здесь надо говорить в целом о бюджете федеральной целевой программы по развитию Крыма. Безусловно, это будет одним из самых значимых ее проектов, я имею в виду переход через Керченский пролив, но это не взаимосвязано с отказом от тех или иных проектов. В целом идет оптимизация госпрограмм, в том числе, и госпрограммы развития транспортной системы. Это абсолютно необходимо в связи с экономической в первую очередь ситуацией, когда, к сожалению, мы пока не выходим на те темпы роста, которые были в прогнозе социально-экономического развития 2-3 года назад. И, естественно, бюджет недополучает тех доходов, а значит, и не может объем таких средств потратить на все проекты, в том числе, транспортные. Поэтому оптимизация в любом случае необходима. Но при этом необходимо развивать Крым.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Давайте про Крым. Вот интересно про переход, я первый раз слышу, действительно, интересно. Понятно, что этот переход, про который вы говорите, он должен быть железнодорожным, автомобильным, может быть, даже пешеходным – там сколько километров?

М.СОКОЛОВ – Будет зависеть он выбора створа, но минимальное – это чуть больше 5 километров. Максимальное – порядка 11-ти.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, час-два пешочком.

М.СОКОЛОВ – Но в любом случае там будут заложены еще возможности для прокладки инженерных коммуникаций, водовода и ряда других необходимых для развития инфраструктуры, для развития Крыма вещей.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А, какой календарь этого перехода? Президент же определял какие-то сроки.

М.СОКОЛОВ – Да, у нас есть четкий график, по которому мы двигаемся. Он, действительно, предопределен поручением президента Российской Федерации и в соответствии с ними первый этап изыскательских работ завершается уже в июле того года. К ноябрю мы должны сделать технико-экономическое обоснование и после этого сразу же приступить к проектированию и строительству. Возможно, для ускорения этого проекта – потому что этот график еще предполагался еще в конце прошлого года – и проектирование и строительство будут запараллелены между собой, и это будет как раз определено по итогам первого этапа изыскательских работ.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Насколько сложна эта конструкция, исходя из характера, собственно, пролива?

М.СОКОЛОВ – Это будет один из сложнейших инженерных проектов.

А.ВЕНЕДИКТОВ – С чем его можно сравнить?

М.СОКОЛОВ – Может быть можно сравнить с мостом во Владивостоке через пролив Босфор Восточный – там переход был 3 километра. Здесь минимум 5 тысяч 100 метров минимум. Но это гидрологические и геологические условия намного сложнее. Я уже не говорю об илистых отложениях на глубину до 50 метров. Это и зона тектонического разлома плит, и очень сложные течения в самом проливе. Более того и Азовское море у нас замерзает и первый мост, который был построен еще во время Великой Отечественной войны был разрушен именно из-за ледохода, и таких явлений, как шуга, когда мелкий крошеный лед формирует плотную массу и движется, благодаря течению, прямо на опоры моста. Поэтому и с этой точки зрения строительство этого мостового перехода будет очень и очень сложным.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Проходили слухи, что в Китае должен был быть подписан протокол, где китайские компании готовы были инвестировать в строительство этого перехода и участвовать в конкурсе, в тендере. Нет, это будут российские компании?

М.СОКОЛОВ – Мы открыты для всех предложений и всех инвесторов, как китайских… И, действительно, переговоры такие заказчиком, которым является наша государственная компания «Автодор», ведутся, причем ведутся не одной, а различными китайскими компаниями; и с корейскими компаниями и с другими инвесторами. Важно то, что мы ведем свою работу даже на этапе изысканий абсолютно в открытом режиме. В межведомственных рабочих группах, которые в еженедельном режиме проводит министр транспорта, участвуют и представители открытого правительства, эксперты открытого правительства и представители Общественной палаты, и Российской академии наук, и потенциальные инвесторы и генподрядчики, которые предполагают участвовать в этом проекте или готовят свои предложения. То есть работа идет…

А.ВЕНЕДИКТОВ – То есть иностранцы там?

М.СОКОЛОВ – В том числе и представители иностранных компаний.

А.ВЕНЕДИКТОВ – И последний в этой части вопрос: Есть ли какая-то понятная коридорная стоимость проекта «от и до» по нынешним ценам?

М.СОКОЛОВ – Надо понять все-таки, какой переход будет. Это будет тоннель или мост, или какой створ. Потому что все-таки 5 или 11 километров – это большая разница.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, я год тому назад видел в каком-то французском журнале идею проложить переход под Беринговым проливом, подводный, подземный. Я не знаю, это реально… Они даже чертежи какие-то публиковали. Это реальная история или нет?

М.СОКОЛОВ – Президент РЖД Владимир Иванович Якунин предлагал даже железнодорожный мост там построить. Но, если говорить о сроках стратегического планирования, то теоретически да, и ничего возможного нет. И сегодня наша инженерная мысль уже находится на таком уровне, который позволяет реализовать самые амбициозные проекты. Важна только экономическая составляющая, несколько необходимо осуществлять такую транспортную связь между берегами двух континентов именно сейчас. Я пока там такого большого грузопотока не вижу.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Кстати, переход Керченский – он будет платным?

М.СОКОЛОВ – Не думаю, что его надо структурировать как платный проект. Это возможно, и решение, поэтому будут приняты в рамках технико-экономического обоснования, которое мы планируем завершить к ноябрю этого года. Но, мне кажется, что было бы правильно, если бы этот мост все-таки работал в бесплатном режиме или переход.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Говорят еще, что, конечно, в России дороги разные, но говорят, что таких разбитых дорог, как в Крыму, куда не вкладывали, как я понимаю, 20-25 лет ничего, в России больше нет даже в Восточной Сибири? Это, действительно, так, там, действительно, ситуация с дорогами плохая?

М.СОКОЛОВ – Местами дороги, действительно, там ужасные, и вы абсолютно правы, что денег не то, чтобы на развитие дорожной системы, даже на поддержание ее в нормальном нормативном состоянии, практически правительством Украины не отпускалось. В среднем 7-10% от нормативного содержания давали на Крым. К счастью климатические условия в Крыму очень хорошие, поэтому дороги разрушились не так сильно, как могли бы разрушиться дороги в других частях России из-за именно климатических условий. Но то, что дорожная сеть требует и развития и реконструкции абсолютно очевидно, и мы готовим такие проекты в рамках федеральной целевой программы развития Крыма.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Еще один вопрос. Я говорил с представителями авиакомпаний и других всяких подразделений. Все в ожидании санкций всевозможных, потому что очень много в авиации комплектующих американских и европейских. Понятно, что правительство – и я это знаю, нам это говорил Игорь Шувалов – рассматривало все варианты, и самый худший вариант. Вот в случае, если против авиакомпаний, которые летают в Крым, кстати, будут введены санкции, каким образом может самолетный парк поддерживаться, потому что основная часть, это все-таки Аэрбасы и Боинги?

М.СОКОЛОВ – Мы готовы к любым сценариям…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я понимаю.

М.СОКОЛОВ – Хотя я бы не кричал: «Волк! Волк!» чтобы его не накликать. Но готовность, безусловно, существует. И как раз сегодня наши руководители авиации, авиационных властей России проводят переговоры и с ICAO и с «Евроконтролем» — это такая организация, которая осуществляет контроль за безопасностью перелетов, и мы пока существенных рисков не видим, что какие-то санкции могут быть обоснованно наложены на наши российские авиакомпании.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А, если будут необоснованно наложены? Тут центрально слово «обоснованно».

М.СОКОЛОВ – Если будут необоснованно, значит, мы подготовим соответствующе адекватные ответы на территории Российской Федерации.

А.ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи некоторые депутаты Государственной думы предлагают закрыть небо для авиакомпаний стран НАТО. Что такое, вообще, для российской экономики – потери есть или нет с этой точки зрения? Это политическая или экономическая история?

М.СОКОЛОВ – Это политическое предложение. Не думаю, что его необходимо реализовывать или даже серьезно обсуждать, сейчас, по крайней мере, на данном этапе взаимоотношений с Европой и Америкой, потому что это явно неадекватное время по уровню сегодняшнего взаимодействия, по крайней мере, в авиационной отрасли. Но это экономически ударит и по бюджету Российской Федерации и по бюджету российских компаний.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Почему?

М.СОКОЛОВ – Потому что часть роялти, так называемых «пролетных денег» по трансмагистральным маршрутам распределяется, в том числе, между крупнейшими российскими авиакомпаниями.

А.ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи, какая сейчас в вашей сфере главная угроза, не связанная с санкциями, связанна с санкциями – не важно? 14-й год, что у нас главная угроза, то есть о чем голова болит?

М.СОКОЛОВ – Я бы сказал не угроза, я бы сказал – вызов.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, хорошо, давайте назовем вызов, который трансформируется в угрозу.

М.СОКОЛОВ – А вот этот вызов как раз полностью коррелируется с темой нашего сегодняшнего разговора. Это, действительно, интеграция транспортной системой Крыма, и ее развитие в рамках развития транспортной системы Российской Федерации.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я, конечно, мог бы вас спросить про железную дорогу, которая ведет в Крым, но это мы спросим у Якунина…

М.СОКОЛОВ – Я могу про нее тоже рассказать.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Хорошо. Этот вопрос многие задают. Лето. Наступает сезон. И очень многие наши слушатели реально спрашивают, как им будет, пока нет моста – добраться. Они хотят отдыхать в Крыму. Как будет эта история? Ведете ли вы переговоры с украинскими коллегами?

М.СОКОЛОВ – Взаимодействие, действительно, ведется и между Российскими железными дорогами и украинскими железными дорогами, они называются «Укрзалізниця». Сегодня существует устойчивое железнодорожное сообщение через территорию Украины транзитом непосредственно в Крым.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Оно устойчивое?

М.СОКОЛОВ – Оно устойчивое, но количество россиян, пользующихся именно этим северным вариантом – по железной дороге прибытием в Крым, не так велико. Хотя в целом ежедневный пассажирский поток составляет порядка 4 тысяч человек. Но это и российских и украинских граждан.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Что, бояться? Насилие, волнение…, махновцы.

М.СОКОЛОВ – Мы помним, что были определенные сложности для прибытия, как мужчин, так и женщин в возрасте от 16 до 60 лет на границе с Украиной, и, конечно, наши туристы, имея эту информацию, с осторожностью планируют поездки через территорию Украины.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А можно ли посчитать, как это сравнивалось с маем прошлого года?

М.СОКОЛОВ – Можно. Конечно, мы ведем ежедневный учет потоков. Он, действительно. Упал в 2-3 раза по железной дороге через север. Мы серьезным образом увеличили авиационное сообщение. И сегодня у нас примерно 20 ежедневных маршрутов в Крым, в Симферополь из разных точек нашей страны, преимущественно, конечно, из Москвы. Но также летает и Санкт-Петербург, и Краснодар, и Ростов. А с июня месяца количество еженедельных рейсов будет уже порядка 140.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это всех компаний?

М.СОКОЛОВ – Это всех компаний еженедельно.

А.ВЕНЕДИКТОВ – По 25 в день.

М.СОКОЛОВ – Примерно 25 в день. Но мы увеличиваем и размерность бортов, туда будут летать и Боинги 747, и Аэрбасы 330 и же летают Аэрбасы «Аэрофлота», те, которые свободны. И я буквально сегодня говорил с гендиректором «Аэрофлота» Виталием Савельевым. Но самое главное, что мы с июня запускаем программу прямых перелетов между 17 городами Российской Федерации и Симферополем, причем, естественно, это города, которые аккумулируют основной пассажирский поток. Города в основном миллионники, но есть и города с меньшим количеством населения, такие, как Архангельск, Киров, Кемерово и так далее. Что очень важно, что это будут перелеты не через московский авиационный узел, который и так, особенно в летний сезон…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Чтобы разгрузить, да.

М.СОКОЛОВ – А эту будут прямые, наиболее комфортные как раз для пассажиров и туристов, перелеты в столицу Крымского федерального округа.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А где вы взяли парк? Вы же говорили всегда, что парк перегружен.

М.СОКОЛОВ – Перегружен в летний сезон, но авиакомпании, видя какой большой и практически гарантированный для них пассажиропоток пошел в Крым авиационным маршрутам, они переориентировали свою маршрутную сетку, где-то оптимизировали, от каких-то маршрутов отказались, кстати, Донецк и Харьков являются примером в данном случае по отношению к «Аэрофлоту»…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Отказались, да?

М.СОКОЛОВ – Ну, от таких маршрутов сейчас. И переориентировали маршрут на Симферополь. И таким образом высвободили как региональный, так и дальнемагистральный авиационный парк, я уже говорил о более крупных самолетах, который к счастью Симферопольский аэропорт может принимать. Там взлетно-посадочная полоса 3 700 метров, и это позволяет принимать все типы воздушных удов.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Кстати, в каком состоянии аэропорт. Мы говорили – дороги Крыма, а аэропорт?

М.СОКОЛОВ – Аэропорт тоже требует реконструкции, и мы готовим свои предложения в федеральную целевую программу. Как сама полоса, хотя она сегодня находится в удовлетворительном состоянии, так и рулежные дорожки, особенно перроны, ну и три отдельных терминала, терминальчика, я бы даже сказал, в симферопольском аэропорту, хотя они обслуживают примерно 600-800 пассажиров в час, они, конечно, требуют объединения логического и строительства нового крупного аэровокзального комплекса.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Международный аэропорт?

М.СОКОЛОВ – Он, безусловно, будет открыт как международный. Хотя я думаю, полное использование этой международной составляющей будет зависеть от развития политической ситуации, но обязательно будет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Последний вопрос. Максим, скажите, пожалуйста, в этих перелетах — вот наступает сезон – растут тарифы. Они растут – керосин, стоянка и так далее. Как можно сдерживать тарифы?

М.СОКОЛОВ – Керосин, действительно, занимает большую долю в формировании авиационного тарифа – 30-35%. Но сегодня мы впервые наблюдаем в новейшей истории, когда цены особенно на внутрирегиональные перелеты снижаются, и это в полной мере относится и в направлении Симферополя. Сегодня цена перелета в среднем, — а «Аэрофлот» ввел стабильный тариф – 7 с половиной тысяч рублей на перелет туда и обратно – практически в три раза ниже, чем на аналогичный перелет год назад. Средняя цена была 11 тысяч в одну сторону, то есть 22 тысячи туда и обратно. 7 с половиной – это практически в три раза ниже.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это в убыток.

М.СОКОЛОВ – Это на грани себестоимости.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это нужно понимать, что это политический тариф.

М.СОКОЛОВ – Но другие-то компании? Если «Аэрофлот» имеет большую долю государственного пакета акций, то другие компании у нас являются абсолютно частными. И больше у нас практически нигде не осталось доли государства, по крайней мере, на федеральном уровне в акционерном капитале авиакомпаний. Они устанавливают аналогичные тарифы – 8, 10 тысяч рублей на перелет туда и обратно. Но, что самое важное, и внутри страны и за счет программ субсидирования из федерального бюджета и за счет в целом развития сегмента региональных перевозок, а значит, большей массы пассажиров, мы видим, что в этом году цены стабильно снижаются. Поэтому мы, конечно проанализируем это все по итогам года. Естественно, в летний период, как правило, цены возрастают, но сейчас этой тенденции нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – То есть вы довольны?

М.СОКОЛОВ – Главное, чтобы пассажиры были довольны.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое! Максим Соколов, министр транспорта был в эфире «Эха Москвы».

М.СОКОЛОВ – Спасибо вам!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире