Время выхода в эфир: 02 января 2001, 19:08

2 января 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Анна Политковская — журналист «Новой газеты».
Эфир ведет Нателла Болтянская.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — По агентурным данным, журналист «Новой газеты» Анна Политковская вместо того, чтобы спокойно резать салаты и закупать подарки к Новому Году, рванула в город Грозный, причем с подарками. Что это была за поездка? Я знаю, что Вы вернулись только что, чуть ли не к новогоднему столу. Как это все происходило?
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Конечно, рвануть просто невозможно в город Грозный, все эти поездки организуются. Действительно, в течение года с лишним наша газета как бы патронирует Грозненский Дом престарелых. Во всем, что с ним происходило с конца 1999-го до конца 2000-го года, мы участвовали каким-то образом. Мы посчитали необходимым привезти этим старикам в Грозный новогодние подарки. Что это было? Это была тонна риса, действительно новогодние дедморозовские подарочки с носочками для людей, которые живут без тепла, с зефиром, печеньем, конфетами и т.д.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — То есть сладкое, полезное и необходимое?
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Да, и елка, конечно, елка с игрушками. Дело в том, что этот подарок, по-моему, самый ценный. Потому что там елок нет, люди давно не видели и не знают, что это такое. И поэтому мне показалось, что это на всех произвело огромное впечатление. А мне было радостно оттого, что это на них произвело такое впечатление.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Что же можно сказать о том, как организовывалась эта поездка?
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — В общем, даже организация этой поездки имеет свою историю в стиле нашей страны, скажем так. У нас были непростые отношения в течение этого года с МВД России, которые однажды нас очень подставили, когда мы пытались провезти около 5 тонн гуманитарного груза до этого Дома престарелых в Грозном. К сожалению, долго наши отношения были очень натянутыми, а потом удалось их наладить. Каким образом? Я была в одной из поездок по Северному Кавказу, там познакомилась с референтом министра Рушайло, Ольгой Петровной Селинковой. Она оказалась чудным человеком, которая поняла, в конце концов, что я имею в виду, когда говорю, что надо отвести туда гуманитарный груз. До этого МВД, его высшее руководство просто не понимало, о чем идет речь. Это все закончилось хорошо. Она много сделала, чтобы мы смогли 25 декабря вылететь в Грозный. Она сделала так, что все грузы были очень оперативно переведены с борта военного самолета на борт вертолета, потом в колонну выстроены, в город, который фактически закрыт, и туда нет доступа никому из гражданских лиц. В общем, я могу сказать более того. Министерство внутренних дел само сделало огромный подарок для этого Дома престарелых. За огромную сумму для такого ведомства, 250 тыс. рублей, была куплена дизель-электростанция для стариков. И как раз в тот момент, когда мы там находились, ее запускали. Это означает, что не только старики, но даже близлежащие улицы могут быть освещены.
Я хотела обратить внимание на принципиальную вещь. Когда мы все это сделали, когда я увидела дизель в этом Доме престарелых, эти подарки, эти елки и т.д., у нас, у всех тех людей, которые там оказались, возник вопрос: а что это за такое государство, где Дом престарелых уже больше года живет исключительно спонсорской помощью? Больше никто… то есть, как бы дыхания государства в этом Доме не существует. МВД, давайте посмотрим правде в глаза, не должно покупать дизель-электрогенератор. Оно не должно его налаживать, ставить, подвозить солярку. И только это мы напором своим, газетным, журналистским, заставляли их все это делать, хотя, в общем-то, они не должны это делать. Потому что в стране существует правительство, министерство труда и социальной защиты, которое несет персональную ответственность за каждого одинокого старика, который находится на территории РФ. В стране существует вице-премьер по социальным вопросам Матвиенко, министр Починок, существует министерство социальной защиты Чеченской республики, существует глава Чеченской республики. Все они несут эту ответственность.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Я никогда не поверю, чтобы Вы не пытались задать этот вопрос всем перечисленным структурам.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Всем перечисленным структурам эти вопросы задавались неоднократно, в том числе и из эфира «Эха Москвы». Я могу сказать, что после эфира обычно в течение 2-3 дней из всех этих инстанций мне раздавались звонки и мне давались обещания, что то, о чем я говорила, в ближайшие дни будет устранено, исправлено, в зависимости от того, о чем я говорила. Проходило еще 2-3 дня, об этом все забывали. Я не девочка, чтобы долдонить и ныть, это просто надоедает. Я считаю, что сегодня хоть и Новый Год, я могу персонально назвать людей, которые не имеют права сытно есть в этот день, зная, что почти 50 человек-стариков просто голодают. Это министр Починок, вице-премьер Матвиенко, это помощник вице-премьера по социальным вопросам Евгений Гонтмахер. Это, конечно, министр социальной защиты Чеченской республики, который просто ведет себя как не мужчина. Я хотела сказать более громкие слова, но это эфир, и неприлично говорить. Кадыров, конечно, который делает только одни заявления о том, что вот-вот организуют правительство. А на самом деле собрал вокруг себя шайку людей, заинтересованных только в воровстве на сегодняшний день тех средств, которые выделяют. Это его заместитель Бугаев, в общем-то, неплохой человек, но который кроме обещаний ничего не делает и из Гудермеса не двигается никуда. Я считаю, что то, как живут сегодня грозненцы, позор всего нашего государства. Честно говоря, когда ты возвращаешься перед Новым Годом в такую Москву, которая существует, эти настроения я не хочу никому сейчас портить новогодние праздники, но хочу напомнить о том, что в стране идет война. Каждый день погибают люди, в том числе и 1-го, и 31-го, и 30-го, и 2-го, и 3-го.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вопрос, присланный на пейджер от Татьяны. «Я понимаю тех людей, у которых есть дом в Чечне и там они живут. Но ведь Дом престарелых можно вывезти из Грозного. Почему заставляют стариков страдать?»
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Абсолютно законный вопрос. Отвечаю на него и спасибо Вам. Этот Дом престарелых усилиями нашей газеты был в декабре позапрошлого, 99-го года, вывезен за пределы республики в Ингушетию, кстати говоря, на деньги, собранные читателями нашей газеты. После этого долгое время люди находились где-то в Ингушетии, во Владикавказе, а потом у нас был такой вице-премьер Кошман Николай Павлович. Он, для того, чтобы доказать Москве, что жизнь в Грозном налаживается, взял, да и в мае вернул всех стариков обратно.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — А сколько народу там сейчас?
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Сейчас там 46 человек, 30 мужчин и 16 женщин. И с того момента сейчас я задавала жильцам этого Дома престарелых вопрос: «Вы способны поехать еще раз?» Они мне абсолютно законно отвечали: «Не способны, мы просто больше не можем». Действительно, это же не какие-то поленья, которые можно возить туда-сюда. Это очень больные люди. К тому же, сейчас, зная о том, что в Доме престарелых теперь всегда есть что поесть и есть генератор, какое-то тепло, туда стекаются люди из Грозного, старики из подвалов. Недавно пришли две сестры, абсолютно истощенные, Левченко Мария Сергеевна и Тамара Сергеевна. Вы знаете, какая ужасная вещь? Ведь у всех этих людей есть родственники в России. Я знаю, кто родственники у этих сестер Левченко, которые не хотят их забирать. Я думаю, что наши люди просто даже не желают знать, что там на самом деле творится. Просто настолько все закрылись какой-то обывательской оболочкой, и настолько всем наплевать, что я даже не знаю, о чем это свидетельствует. Наверное, о том, что какие-то очень глубоко буржуазные в худшем понимании этого слова, обывательские чувства царствуют над умами наших сограждан.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Иллюстрация к только что сказанному — сообщение на пейджер от Николая Ивановича с просьбой уточнить, какая часть в Доме престарелых является русскими, а какая часть является чеченцами. Я просто озвучиваю этот вопрос, конец цитаты.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Я должна ответить Николаю Ивановичу
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Он предлагает свою помощь на случай, если это те, а не иные.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Николай Иванович, такой помощи, я думаю, не надо. Такая помощь поперек горла встанет. Я думаю, что в нашей стране еще есть люди, которые могут, невзирая на национальную принадлежность, оказывать людям поддержку. Должна сказать Николаю Ивановичу, что национальный состав менялся в этом Доме престарелых. Сейчас там большинство то, что у нас в стране принято называть русскоязычными. Пользуясь случаем разговора о национальности, хотела обратить внимание, в который раз, посольства Израиля в Москве, Всероссийского еврейского конгресса, господина Осовцова, ведомства Валентины Матвиенко, что там продолжает находиться старик еврей Матвей Назаров, которого все вышеперечисленные организации обещают мне вывезти оттуда в Израиль уже 4 месяца подряд. Я из этого делаю вывод, что чиновничеству в любой стране, в общем-то, не нужны старики. Но дело в том, что у Назарова есть родственники в Израиле, которые с той стороны также пекутся о его перемещении в Тель-Авив. Мой пафос в сентябре был такой. Я писала об этом, что давайте, сделаем все так, кто это может сделать, чтобы старик Матвей Назаров (он, кстати говоря, абсолютно слепой) Новый Год встречал в кругу своих родных, и там, где более спокойно и сытно, чем в Грозном. Но этого не случилось. Первый, кого я увидела, в этот раз войдя на территорию Дома престарелых, был еле-еле двигающийся, не потому, что он плохо ходит, а потому, что он слепой и ищет опоры в пространстве, был старик Назаров Матвей. Я поняла, что все обещания, данные в Москве, опять не играют никакой роли. В успокоение Николаю Ивановичу могу сказать, что наши разногласия с МВД проистекали как раз по той же самой причине, о которой сейчас упомянул Николай Иванович. Когда-то в середине этого года МВД посчитало, что для помощи Дому престарелых там слишком мало русских. Должна сказать, что на тот момент это была, в общем, тоже неправда. Хотела бы подчеркнуть, что для нас, для «Новой газеты» национальный состав вообще не является определяющим фактором.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Был вопрос на пейджер, куда можно обратиться с деньгами для помощи старикам.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — 924-20-54 — это телефон нашей редакции. Вам всегда подскажут, каким образом, когда и что мы будем собирать в следующий раз.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА — Во-первых, спасибо вам большое, с Новым Годом вас всех. Вы такие умные слова говорите. Этому старику, который остался без помощи, без всего, как мы ему можем реально помочь?
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Я могу сказать, что, наверное, вы ему не можете реально помочь. Все, что зависело от нас, мы делали. Потому что на сегодняшний день вывезти человека из Грозного можно только усилиями военнослужащих, все равно каких: министерства обороны, МВД. Для этого к ним должен поступить запрос из соответствующего ведомства, которое берет на себя ответственность за этого старика. В данном случае обещания были получены от посольства Израиля в Москве и от Всероссийского еврейского конгресса, возглавляемого господином Осовцовым. Они собирались вывезти старика до Пятигорска, а там самолетом в Тель-Авив. Мы с вами, к сожалению, можем только подталкивать этот процесс.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ — Хотел бы подчеркнуть ваши двойные стандарты. То есть израильский посол из конгресса должен помогать старику еврею, а если русский Николай Иванович скажет, что он хочет помогать русским старикам, Вы обвините его в фашизме и откажетесь. Странно.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Игорь, это просто абсолютная чушь и то, что называется «подмена тезиса». Я привела пример старика Матвея Назарова только для того, чтобы подчеркнуть, что все чиновничество во всем мире, очевидно, одинаково. Да, есть русские чиновники, израильские чиновники, какие угодно, которым, в общем-то, хочется получать зарплату, а за эту зарплату не хочется ничего делать. Это касается как судьбы русских бабушек, так и еврейского дедушки в Грозном.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вопрос на пейджер от Виктора Ивановича. «Где находятся дети и внуки этих стариков и могут ли они что-нибудь сделать со своей стороны?»
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Они могут точно так же, как родственники Назарова обратились в правительство Израиля, точно так же каждый родственник, который хочет забрать своего близкого из Грозного, может обратиться и в МВД, и в министерство обороны, и в министерство по чрезвычайным ситуациям, и ему обязательно помогут, я в этом даже не сомневаюсь. Если вы хотите уже четких контактов по этому поводу, позвоните в нашу редакцию. Я сейчас не буду обнародовать телефоны тех, кто конкретно этим занимается. Но, пожалуйста, позвоните, если вы являетесь родственником человека, который находится в Грозном. Я вас очень прошу, не забывайте позвонить, потому что это очень важно. Каждый лишний день, проведенный человеком в Грозном, поверьте, это год за 10.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вопрос на пейджер в достаточно жесткой форме. «В результате ваших действий у бандформирований появится еще одна дизель-электростанция и добавится гуманитарной помощи. Сергей Петрович».
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Сергей Петрович, я думаю, что Вы просто не выездной из Москвы человек, а тем более не человек, который был на Северном Кавказе. Это просто чушь. Старики, я думаю, выстроят круговую оборону вокруг этой дизель-электростанции, и так просто такие вещи никто не отдаст. Более того, в данный момент МВД будет чуть ли не ежедневно следить за его состоянием, техническим, прежде всего. Это означает, что никаких боевиков, ничего подобного там просто быть не может.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ АБДУРАШИД — В первую очередь, Анна, огромное спасибо за Вашу благородную работу. Мне очень стыдно слышать такие звонки о национальном составе, особенно последние два звонка. Я сам мусульманин из Дагестана. Меня также волнует судьба этого Матвея, старика, и чеченцев, и русских. Вам огромное спасибо за такую благотворительную работу. У меня вопрос такой, Анна. Какие помехи Вам устраивает сейчас в оказании помощи или в доставке помощи нынешняя т.н. администрация Кадырова?
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Я могу Вам сказать совершенно четко. Все обращения в администрацию Кадырова абсолютно бесполезны. Например, накануне этой поездки я созвонилась со всеми, кто там существует как люди, которые работают. Мне везде сказали: «Да-да-да, мы назначили встречу с ними в Моздоке». В момент прилета самолета ни один из них в Моздок не явился, хотя я просила, чтобы они помогли своим транспортом. Нельзя все перекладывать на МВД. В конце концов, у них тоже не так много горючего на сегодняшний день, я это прекрасно вижу. И если уже они сделали добро, я тоже со своей стороны хотела этот караван в Грозный устроить таким образом. МВД везет до Моздока, а от Моздока уже до Грозного силами администрации Кадырова. К сожалению, ни один человек из администрации Кадырова, ни от Кадырова, ни от Бугаева, его заместителя, ни министерство социальной защиты, — никто не явился в Моздок для помощи в доставке уже непосредственно в Грозный.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ — У меня вопрос к Политковской. Там Игорь звонил, чушь нес несусветную. Мне хотелось бы спросить, во-первых, кто по национальности сама Политковская. И, во-вторых, кто у нас в России больше всего из наций страдает — чеченцы, армяне, русские, — и кому больше всего надо оказывать сейчас внимания и помощи.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Я украинка по национальности, моя девичья фамилия Мазепа. Политковская — это моя фамилия в замужестве, если это для Вас играет хоть какую-то роль. Второй вопрос. Я могу сказать, что надо оказывать помощь тому, кому хуже, чем тебе, вне зависимости от национальности. Я думаю, это очевидно.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА — Во-первых, я преклоняюсь перед Вами, что Вы не только пишете, но действительно делаете дело, и хорошее дело. Я хочу сказать тоже о себе. Я столкнулась в Москве я слепой совершенно человек, живу в коммуналке, и столкнулась с такой черствостью у чиновников. А к Лужкову не попасть, он нас, избирателей не принимает, хотя мы голосовали именно за него. А в приемной мэрии отсылают куда угодно, по инстанциям. Но слепому человеку, мне очень тяжело по инстанциям ходить. И кстати, результата никакого. Может быть, как-то я даже не знаю, куда уж теперь обращаться.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Вы знаете, мы все-таки только журналисты, я могу предложить свою помощь. Вы мне расскажете то, что с Вами случилось, я напишу об этом, и это будет поддержкой Вам. Мне кажется, это наша работа. На самом деле я очень благодарна, что Вы говорите «спасибо, спасибо», но это неправильно, я занимаюсь не своим делом.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Я попрошу Вас оставить свой телефон в редакции.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ АРТЕМ — Я хотел бы задать вопрос Анне. Анна, с кем в Чечне можно вести переговоры? Мне кажется, что Чечня — это своеобразный вариант Палестины, все переговоры бесполезны, и большинство людей настроены крайне агрессивно по отношению к России, и вскоре там будет то же самое, что происходит сейчас на Ближнем Востоке. А вопрос такой. Все-таки есть ли там люди, которые способны договариваться с Россией?
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Я считаю, что там очень много людей, которые не мыслят своей жизни вне России. Таких большинство. Все давно устали от войны, всем ничего этого не хочется. Но другое дело, что как только начинаешь думать, а с кем вести переговоры, — это должен быть человек, влиятельный для всех. Трагедия нынешней Чечни в том, что такого человека действительно не существует. Нет человека влиятельного более или менее для всех. Кадыров не пользуется практически ни у кого никакой популярностью и авторитетом, кроме как у российских властей. Этому много причин, сейчас не время и не место говорить об этом. Гантамиров пользуется только у своих, тех людей, с которыми он прошел последние 7 лет. Полевые командиры пользуются влиянием только у тех людей, где они полевые командиры, и тех, кому они платят, как своим бойцам. Военные? Знаете, какая интересная ситуация. Военный комендант в селе пользуется популярностью жителей этого села, не более того. Поэтому трагедия и тупик ситуации именно в этом и заключается. Вести переговоры, на мой взгляд, не с кем.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ — Я бы хотел вопрос задать. Существует Ингушетия, казалось бы, соседний с Чечней, но достаточно спокойный регион. Однако там не фактически осталось людей другой национальности, кроме ингушцев, — русских, осетин и прочее. Как это Вы можете прокомментировать?
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Лично я?
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ — Да.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Конечно, каждый вправе жить там, где он находится. Я думаю, что это произошло по одной простой причине. Ингуши, очевидно, стали негласно и тихо вытеснять людей всех других национальностей из своей республики, которая постепенно стала мононациональной. Я знаю, что это не позиция Руслана Аушева. Я много раз брала у него интервью, и, безусловно, он человек совершенно других воззрений. Но такова жизнь, так оно произошло. И это означает, что ингуши выдавили людей всех других национальностей. Кстати говоря, они пытаются выдавить, в том числе и чеченцев, не очень хорошо к ним относясь.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРИНА ГЕОРГИЕВНА — С Новым Годом вас всех, всего доброго. Обращение к Анне. Обращайтесь к нам, к нормальным людям, когда нужна какая-то помощь. Мы в вашем благом деле уже не раз помогали. Обращайтесь, только этим мы будем и сильны.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Вы же знаете, что мы только к вам и обращаемся, и только этим и сильны. Собственно, другого за нами и нет.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вопрос на пейджер. «Скажите пожалуйста, не считаете ли Вы, что все рассказанное Вами — это повод инициировать отставку указанных чиновников, и как это делается?» — спрашивает Марк.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Я абсолютно согласна с Вами, Марк. Предположим, Кадыров. Человек, который борется за то, чтобы остаться в своем кресле путем хождения по московским кабинетам. Он давно должен быть отставлен. Я могу сказать, что предновогоднее заявление президента Путина о том, насколько хорош Кадыров, я услышала как раз в Чечне. Рядом со мной стояли люди, офицеры в основном. Мы все дружно засмеялись в момент, когда он говорил о том, какой хороший Кадыров. Потому что каждый человек, который там находится, отлично знает реальную обстановку, что Кадыров не пользуется у полевых командиров и их последователей каким-либо авторитетом, потому что он их предал. У тех людей, которые пророссийские, он не пользуется авторитетом, потому что он из стана полевых командиров. У молодежи он не пользуется авторитетом, потому что он предавал очень часто других. Это абсолютный повод для отставки таких людей, как Кадыров. Что касается министра социальной защиты, и Чеченской республики, и России, я считаю, это абсолютный повод. Неумение в течение такого количества времени наладить жизнь в одном Доме престарелых, — повод для отставки министра социальной защиты Починка и того, кто находится в качестве министра в Чечне. Я даже не хочу называть его фамилию, потому что это человек для меня это просто не человек.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Хорошо, Вам ведь могут возразить, что это не единственный объект, требующий заботы, внимания, сил, денег…
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Без сомнения, пожалуйста. А почему бы ни обратить внимания на единственную работающую в Грозном больницу, 9-ю городскую грозненскую больницу, которая вытаскивает людей после минно-взрывных ранений бесконечно? Чиновники, в том числе и правительство Чеченской республики, и правительство РФ, забывают о том, что туда надо поставлять, например, лекарства или препараты для анестезии. Каким образом можно делать операцию без анестезии? Как? Вы вообразите себя на этом столе после того, как вам оторвало ногу на мине и вам надо ампутировать без анестезии. Это реальность. Я считаю, что это повод для отставок. Без сомнения. Но это только я так считаю.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ МАГОМЕД — Я чеченец, я хотел бы с Анной поговорить. Анна, Вам огромное спасибо, что Вы гуманитарный груз туда повезли, что туда поехали. Мы работаем здесь, в Москве, фамилия нашего руководителя Адам Дениев. Он руководитель общественно-политического движения «Человечность». Коротко, какая у него идея
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Значит, так. Я очень хорошо знакома с Дениевым, а также с учением. Хотелось бы, чтобы Адам Дениев не только проповедовал свое учение, но от проповеди человечности перешел к реальным его плодам. Хотелось бы, чтобы когда-нибудь я встретила на территории Грозненского Дома престарелых помощь от движения «Человечность».
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ — Правильно ли я понял, что, на Ваш взгляд, вообще нет такого человека, который может реально возглавить Чечню и пользоваться поддержкой у населения?
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Вы имеете в виду человека-чеченца?
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ — Необязательно.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Мне кажется, что на сегодняшний день пользуется огромным уважением военный комендант Грозного Василий Приземлин. И очень многие люди, то, что у нас принято называть простыми людьми, говорили мне: «Было бы очень неплохо, чтобы он возглавил Чечню на какой-то период времени». То же самое мне говорили люди и о военном коменданте Бабичеве. Кстати говоря, очень многие чеченцы просят писать о том, что, может быть, пусть это будет на год-полтора, но человек из России.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — А это реально?
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Я думаю, это нереально, прежде всего, потому, что у Путина позиция, что это должен быть чеченец, чтобы ему было чем отчитываться перед международными организациями и президентами других государств.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА ВАЛЕНТИНА МАКСИМОВНА ЯКУНИНА — Анечка, добрый вечер. С Новым Годом Вас.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Я помню Вас. Валентина Максимовна, извините меня, я не все для Вас сделала.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА — Ой, да что Вы, я просто переживаю. Оказывается, уже снова была гуманитарная помощь, а я не приняла участия. Видимо, не было оповещения, такого, как в прошлый раз.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Не успели, все надо было делать очень быстро.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА — Ой, как жалко. Анечка, в следующий раз как-то нужно меня охватить тоже.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Хорошо, Валентина Максимовна.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА — Спасибо большое. Всего наилучшего, я слежу за всеми Вашими публикациями, и сейчас в эфире, и очень Вас люблю. Всего Вам доброго, успехов.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Спасибо.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Сообщение на пейджер. «Уважаемая Анна, не кажется ли Вам, что эту страну не изменить? Может быть, Вы лучше напишете книгу?»
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Вы знаете, я не писатель, поэтому я пишу заметки, статьи в газету. А что написать книгу? Я понимаю свою работу, как имеющую какой-то социальный эффект. Я просто по-другому, наверное, не могу. А писать книгу очень долго и вдумчиво — это у меня не получится, к сожалению.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА — Анна, скажите пожалуйста. Известно, что Аслан Масхадов с мая 99 года просил встречи с Ельциным. Как Вы считаете, какая причина была у Ельцина не принять Масхадова? И как бы вообще все могло кончиться иначе?
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Мне трудно Вам сказать, какая причина была у Ельцина не принимать Масхадова. Я думаю, в тот момент было принято решение, что это нецелесообразно с политической точки зрения. Как всегда, полит— или революционная целесообразность победила, и результат таков. Я думаю так.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ ИВАН — Я бы хотел поговорить с Анной. Она подыгрывает государству, она не хочет правду сказать. Государство не заинтересовано в том, чтобы наладить отношения с Чечней. Я сам не чеченец, но я могу правду Вам сказать. Государство заинтересовано Чечню оставить в пределах России.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Иван, я должна с Вами согласиться. Я, конечно, никому не подыгрываю, мне не до того. Я Вам могу сказать только одно. Действительно, если бы государство захотело прекратить все это, оно бы давно прекратило. Я могу сказать, что огромное впечатление на меня произвели не только грозненские руины, в который раз сейчас, перед Новым Годом, но и настроения наших офицеров. Им всем все надоело, они очень хотят конца. Уже никто не хочет продолжения. Все думают о доме, о том, что пора возвращаться. И уже даже не так много разговоров о «боевых». Наверное, все люди знают, что такое «боевые». Это тот коэффициент, который получают…
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Деньги.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Деньги. Все говорили о том, что бесперспективно. И полковники, и генералы, и с теми, с кем летела туда, и с теми, с кем летела обратно. Это очень заметная смена настроений, по сравнению даже с теми, какие я чувствовала несколько месяцев назад. Бесперспективность в каждой грозненской картинке.
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Конечно, беседа у нас получилась совсем не новогодняя, и, тем не менее, рады Вас видеть здесь, поздравляем с наступившими праздниками, успехов Вам.
А. ПОЛИТКОВСКАЯ — Спасибо большое, и Вас с Новым Годом, успехов.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» была Анна Политковская, журналист «Новой газеты».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире