К.ЛАРИНА: Андрей, у меня первый вопрос к Вам. Каким образом состоялась эта удивительная встреча с человеком, который сидит напротив Вас за столом с Борисом Ефимовым?

А.ИЛЬИНСКИЙ: Я очень горжусь, что я на «Эхе» и сижу рядом с таким человеком, как Борис Ефимов. Мы издаем серию «Мой двадцатый век», может быть, самая известная серия издательства «Вагриус», в которой уже вышло более 60 книг. Так вот, к этому человеку «Мой двадцатый век» имеет самое непосредственное буквальное отношение. Когда я с Борисом Ефимовичем года 4-5 познакомился в ЦДЛ, когда он вспоминал о Горьком, с той фразы: «Когда я увидел Горького, когда мы с ним разговаривали», тогда уже возникла идея сделать книгу его воспоминаний. Мне кажется, что сейчас, в декабре, 30-го числа, книга Бориса Ефимова, который может о каждом десятилетии сказать что-то свое, максимально уместна.

К.ЛАРИНА: Борис Ефимович, с чего начинается Ваш 20-й век?

Б.ЕФИМОВ: Позвольте мне начать с того, что я хочу приветствовать и поздравить с наступающим Новым годом, новым веком и новым тысячелетием всех, кто нас слушает, как говорится, от Москвы до самых до окраин. И второе мое обращение это к издательству «Вагриус», которое оказало мне честь и включило меня в замечательную серию воспоминаний «Мой двадцатый век». В этой серии я очутился в очень почетной приятной компании. Я не буду их перечислять, но это все люди с мировой известностью, и мне числиться среди них, конечно, большое удовольствие, большой почет, большая радость. Ну, если нужно что-нибудь сказать о себе

К.ЛАРИНА: Нет, скажите не о себе, а о 20-м веке. С чего он начался для Вас?

Б.ЕФИМОВ: Я скажу то, что вы все хорошо знаете, что это был один из самых тревожных, один из самых жестоких веков в истории человечества. Другого такого века, по-моему, наша планета не знает. Достаточно назвать две мировые войны. А для нашей страны это серия войн и революций, которые чередовались: война, потом революция, потом опять война, опять революция. И все это проходило на моих глазах и, в общем, осталось в моей памяти. И вся моя книга, о которой идет речь, которую отлично издал «Вагриус», прекрасно оформил, отредактировал

К.ЛАРИНА: Андрей принимает комплименты

А.ИЛЬИНСКИЙ: По-моему, лучше, Борис Ефимович о Вас на самом деле.

Б.ЕФИМОВ: Как хотите Я говорю то, что я знаю, то, что я думаю. Это великолепно изданная книга, которую я с огромной радостью перечитываю, пересматриваю и всегда получаю огромное удовольствие.

К.ЛАРИНА: А что Вы  вспоминали? Ведь память человеческая очень избирательная. Вы же не могли вспомнить всю свою жизнь по дням и часам. Ведь есть вещи, которые запоминаются навсегда, а что-то пропадает из памяти.

Б.ЕФИМОВ: Нет, конечно, не по дням и по часам, а, я бы сказал, по эпохам. Мы пережили в 20 веке много разных эпох, и на моей памяти и в моей жизни это началось еще с Русско-японской войны, с первой революции 1905 года. Я был тогда еще малыш, но все-таки как ровесник века (в 1905-м году мне было 5 лет, в 1912 12, в 1941 41 год и т.д.) я шел в ногу с веком и все события этого века, естественно, мною переживались и мною запоминались.

К.ЛАРИНА: А вот революция где она Вас застала, где Вы были в это время?

Б.ЕФИМОВ: Какая? Которая из них?

К.ЛАРИНА: 17-й год.

Б.ЕФИМОВ: 17-й год застал меня в городе Харькове, где я учился и был принят в харьковское реальное училище по статусу «беженец из временно занятых противником областей». Вот такой был мой тогда титул.

Р.ВАЛИУЛИН: А противником был кто?

Б.ЕФИМОВ: Противником была Германия. Это была Первая мировая война, которая началась, как Вы знаете, а августе 14-го года и продолжалась так долго, для нашей страны она перешла в гражданскую войну. Вообще, как я уже говорил, это была сплошная цепь событий, которые потрясали, в которых люди рисковали своей жизнью. И не все пережили это, а вот на мою долю почему-то, я не знаю почему, выпала доля все это увидеть, пережить и запомнить.

К.ЛАРИНА: Люди стали лучше за 100 лет? Глупее, умнее, лучше, хуже?

Б.ЕФИМОВ: Нельзя всех людей стричь под одну гребенку. Одни стали лучше, другие стали хуже, а третьи какими они были, такими они и остались, как поется в известной песне.

К.ЛАРИНА: А Вы сильно изменились, если говорить о Вашем характере, о Вашем отношении к жизни?

Б.ЕФИМОВ: Как я относился ко всему этому? Грешно сказать, но, прежде всего я относился с любопытством. И по сей день мне интересно, что происходит и что будет дальше. Я в этом отношении не оригинален. Всем хочется знать, что будет дальше. А что было раньше это тоже как посмотреть. Много было хорошего, и, наверно, столько же плохого. А в моей жизни лично я бывал, как говорится, и на коне, и под конем. Я пережил много тяжелых событий.

Р.ВАЛИУЛИН: 17-й год, Октябрьская революция свершилась. Вы как-то ощутили на себе те изменения, которые прошлись по  всей стране в 17-м году? Как Ваша жизнь изменилась в Харькове после 17-го года?

Б.ЕФИМОВ: Надо сказать, что в 17-м году 17 лет от роду я уже был взрослым человеком и принял эту февральскую революцию с восторгом, с энтузиазмом, как и все. Это было какое-то вступление в новую жизнь. Ведь последние годы царского режима, омраченные, как Вы знаете, не только бездарно ведущейся войной, на  которой мы потерпели такие потери, но это было, — помните, и Распутивщина, и так называемая министерская чехарда Чего только не было! И все это воспринималось, кончено, с неудовольствием, мягко говоря.

Р.ВАЛИУЛИН: Народ царя не любил, получается. В народе была такая нелюбовь к царю?

Б.ЕФИМОВ: К нему относились неуважительно и даже иронически.

Р.ВАЛИУЛИН: Анекдоты были про царя?

Б.ЕФИМОВ: Были.

Р.ВАЛИУЛИН: Расскажите.

Б.ЕФИМОВ: А про кого не было анекдотов?

Р.ВАЛИУЛИН: Ну, я про царя, например, не слышал.

Б.ЕФИМОВ: Я начал говорить, что такой, можно сказать, коренной заядлый монархист, как Василий Шульгин — вы знаете такого человека, наверно, слышали, может быть даже читали его книги «Дни» и «Двадцатый год» — даже он в своей книге упоминает о том, что когда в кино показывают хронику, где царь Николай Второй надевает на себя Георгиевский крест, то пришлось эту хронику снимать и не показывать, потому что неизменно в темноте раздавались возгласы: «Царь с Егорием, а царица с Григорием!» Вот вам анекдот, который рассказывает монархист.

Р.ВАЛИУЛИН: Борис Ефимович, 20-й век для многих это век, который мы воспринимаем через личности, которые прошли через эти сто лет. Давайте просто по порядку пойдем по личностям, которые определили, так или иначе, этот век. О царе Николае Втором мы уже говорили. Кстати, не стоит забывать его трагическую судьбу и то, что он был, в общем-то, человеком, наверно, порядочным, воспитанным и добрым.

Б.ЕФИМОВ: Абсолютно согласен.

Р.ВАЛИУЛИН: А скажем, вторая личность, который также определил 20-й век, — это Ленин. Были ли у Вас какие-то личные встречи с ним? Я задаю этот вопрос, и сам удивляюсь себе

Б.ЕФИМОВ: Ленина я видел и слышал только один раз недолго. Я совершенно случайно, будучи в редакции, обратил внимание на то, что редакция совершенно пустая. Я обратился к секретарю и говорю: «Где весь народ?»

Р.ВАЛИУЛИН: В редакции «Крокодила», наверно?

Б.ЕФИМОВ: Нет, в редакции «Известий». И мне ответил он: «Как, не знаете, все в Большом театре, там выступает Ленин!» Я прямо взвизгнул, говорю: «Что же вы молчите?!» Выскочил и помчался в Большой театр. Вскочил на ходу в трамвай номер 6, который тогда шел по Тверской улице, но прибежал в Большой театр и еле-еле протиснулся где-то на третьем ярусе в какую-то ложу с криком: «Вы уже видели, дайте мне тоже!» И вот я увидел живого Ленина, он был не в обычном своем статском костюме с галстуком в горошину, а в такой куртке-френче, которую тогда многие носили. Он приехал из Горок, это уже было начало его тяжелой болезни и последнее его посещение Москвы. И вот я услышал его знаменитые слова: «Мы из России нэповской сделаем Россию социалистическую». Но это все известно из книг, из хрестоматий.

Р.ВАЛИУЛИН: То, как актеры имитируют его картавость, он действительно картавил именно так?

Б.ЕФИМОВ: Он картавил, да, но так мягко, это нисколько не уродовало его обаяние, прямо скажу. Было время, когда Ленин был божеством

Р.ВАЛИУЛИН: И аудиторию он умел держать и управлять ей?

Б.ЕФИМОВ: Он не мог так держать аудиторию, конечно, как Троцкий. Он держался скромно, говорил без особых эффектов, но говорил интересно, его было, очевидно, интересно слушать.

Р.ВАЛИУЛИН: С Троцким Вы же тоже виделись, он вам даже помогал надеть пальто. Как это произошло?

Б.ЕФИМОВ: Я бы не хотел, чтобы к этому сводилось все мое знакомство с Троцким. Кроме пальто, он еще написал очень для меня лестное и приятное предисловие к сборнику моих карикатур сатирических рисунков, которые вышли в издании газеты «Известия» в 24-м году.

Р.ВАЛИУЛИН: Сталин правил Ваши карикатуры, я слышал. Было такое?

Б.ЕФИМОВ: Было. И эта карикатура с правкой Сталина у меня находится, она осталась у меня. Это, конечно, любопытнейший документ и в истории карикатуры, и в истории нашего быта, потому что представьте себе: 47-й год, Сталин один из могущественных людей на планете, не только в нашей стране, он победитель, с ним считаются Черчилль и Рузвельт, он на вершине всемогущества. И в это время он находит время и охоту заниматься карикатурой моей. Он мне звонит по телефону, объясняет мне смысл этой карикатуры и что примерно надо нарисовать, и когда я это сделал, он еще ее отредактировал. Он сделал к ней заголовок, потом тот текст, который я написал под рисунком, он тщательно выправил, кое-что вычеркнул, какие-то слова переставил. В общем, уму непостижимо, что такой диктатор, человек такого всемогущества находил время. В это время наверно ломились тысячи людей с докладами, с вопросами, с проблемами. И именно в это время Поскребышев его знаменитый помощник, отвечал: «Ждите, товарищ Сталин занят». А чем был занят? Моей карикатурой.

Р.ВАЛИУЛИН: Ваша личная оценка личности Сталина? Ваша персональная оценка этого человека?

Б.ЕФИМОВ: Этот вопрос я часто слышал, и ответить на него для меня всегда трудно. Потому что не все так воспринимают этот мой ответ, как-то разумно, все считают, что Сталин уничтожил самого близкого мне человека, моего родного брата, который был для меня больше чем братом, больше, чем отец и чем родители. Он его злодейски уничтожил, как злодейски уничтожил тысячи и миллионы других безвинных людей.

К.ЛАРИНА: Назовем его для слушателей. Это Михаил Кольцов.

Б.ЕФИМОВ: Речь идет о моем родном брате, который тоже носил псевдоним, так же, как и я: фамилия у наших родителей другая, но в тревожные годы гражданской войны, когда менялись власти и каждая смена власти сопровождалась кровавыми расправами с родственниками с противоположной стороны, мы для того, чтобы не подвергать риску своих родителей, назвались псевдонимами, взяли себе фамилии: я — фамилию Ефимов, а он взял себе фамилию Кольцов. И он стал в последствии известнейшим журналистом, его называли журналист номер один, он был видной особой в советском государстве, был не только журналистом, но и большим общественным деятелем. Но долго о нем не буду говорить, потому что все это можно прочесть в моей книге. Так вот, Сталин на него давно имел зуб в течение многих лет, и по своему характеру и по своей манере Сталин не торопился расправиться с теми, кто ему были неугодны. Он ждал годами, например, Тухачевского, это можно увидеть на примере писателя Пильянка и в частности на примере самого Михаила Кольцова, которому он поручал и давал ответственнейшие поручения: проводить международные конгрессы писателей в защиту культуры и т.д. И то, что все-таки он по своей манере, как говорили Он как-то сказал: «Самое большое счастье для человека это месть». И по восточному обычаю он считал, что месть, как он говорил, это кушанье, которое надо кушать холодным. Он не торопился, годами ждал. И вот настала очередь моего брата, причем это было в апогее его известности, его популярности. Проявление дружбы со стороны Сталина это была его манера

Р.ВАЛИУЛИН: Публичное проявление?

Б.ЕФИМОВ: Да. Я могу сказать о последних днях. Был правительственный спектакль в Большом театре, Сталин в  окружении своих соратников сидел в ложе, и он увидел в портере Кольцова и распорядился его позвать. И когда Кольцов пришел в эту ложу (а надо сказать, что незадолго до этого Кольцов был назначен главным редактором главной газеты «Правда», это было высочайшее доверие и высочайший пост, больше, чем секретарь любого обкома, главный редактор «Правды» был тогда еще) и завел с ним очень дружественный разговор о том, какие вопросы надо освещать в Правде, какие материалы печатать, и закончил этот разговор тем, что спросил: «Товарищ Кольцов, Вы бы не согласились сделать для писателей столицы доклад о выходе в свет краткого курса истории партии?» Конечно, не могло быть и речи И вот в Центральном доме литераторов, я был на этом докладе, битком было набито писателями: вообще было интересно послушать Кольцова, да еще такая тема И вот прямо оттуда, когда Кольцов поехал в редакцию, его там уже ждали. Вы сопоставьте эти факты. Это стиль Сталина.

К.ЛАРИНА: К сожалению, время нам не позволяет выслушать все Ваши рассказы, я понимаю, что их огромное количество, и, как я могу себе представить, в вашей книге тоже много интересного рассказано и печального, и жестокого, и наверняка чего-то и более радостного. Я думаю, что про встречу с Гитлером надо рассказать. Каким образом это произошло?

Б.ЕФИМОВ: Встреча была весьма мимолетной и, тем не менее, весьма впечатляющей. Ситуация была такая: мы с братом, о котором я уже говорил, с Кольцовым, возвращались из Парижа, где Кольцов был специальным корреспондентом «Правды», освещающем знаменитый Лейпцигский процесс о поджоге Рейхстага. Вы знаете, чем закончился этот процесс оправданием Димитрова. И мы двинулись в обратный путь вместе с братом. Тогда еще были дипломатические отношения между Советским Союзом и Германией, это был 33-й год, мы поехали через Германию и пару дней провели в Берлине. Берлин я хорошо знаю, много раз бывал, но видеть Берлин при гитлеровском режиме было для меня как для карикатуриста просто любопытно и интересно. Вот все эти одетые в коричневое, эти штурмовики, эти возгласы «Хайль Гитлер!» и поднятые руки все это было любопытно и интересно. Я ходил по городу, и когда я проходил по известной Вильгельмштрассе, где находился тогда дворец рейхспрезидент (им был тогда фельдмаршал Гинденбург), вдруг я увидел, что вдоль тротуаров обоих выстраиваются быстро шеренги эсесовцев в черных мундирах с этими свастиками на рукаве Я остановился посмотреть, в чем дело, и тогда я увидел, что из дворца Гинденбурга быстрой походкой какой-то угрюмый, сосредоточенный и недовольный идет Гитлер. Он был в штатском, шляпа была надвинута прямо на его большой нос, уткнувшись в усики, он шел к выходу. Я, естественно, остановился и стал на него глазеть, увидев свою живую мишень, которую я столько раз изображал. И, видимо, тогда же Гитлер и обратил внимание на эти карикатуры, когда внес меня в список, который был озаглавлен просто и деловито: «Найти и повесить!»

Комментарии

62

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

01 октября 2008 | 12:08

Какая мерзкая штука - жизнь.. Еще позавчера был его День Рождения, все поздравляли, цветы, речи. А сегодня все, нет человека.


m_morozov 01 октября 2008 | 12:29

108 лет человек прожил. Родился на исходе XIX века, умер в XXI. Всем бы такую "мерзкую жизнь"...


zubov 01 октября 2008 | 13:00

Если всем гнуть спину вместе с линией партии, то может всем такая и будет? Его долгая жизнь - образец лизоблюдам как добиться долгожительства.


sokolov_50 01 октября 2008 | 13:55

Вы в адрес всех покойников так "милосердны"?

Вроде бы, в 37-м сгинули как раз те, кто "гнул". Прожив всего ничего.


zubov 01 октября 2008 | 15:40

Увы, ничего не понял. Ни что такое милосердие в кавычках к покойникам, ни кто сгинул в 37-м. Выражайтесь ясней и конкретней, если вам нужны ответы. Что касается покойного Б.Ефимова, то ни для кого не секрет, что его линия поведения всегда совпадала с линией власти. Причем, подпевал он власти даже тогда, когда она убила его родного брата.


m_morozov 01 октября 2008 | 17:00

Человека не похоронили еще, а вы в гроб плюете. Не стыдно?
Впрочем, каккой у вас, подонков, стыд.


zubov 01 октября 2008 | 18:15

Сотрудничество с любой, но любимой властью для вас вдруг стало оскорблением?! Ваше желание кого-нибудь облаять застит вам мозги. Сделайте усилие, задумайтесь, что плетете.


#14664 02 октября 2008 | 18:58

Слушай ты идиот, тявкаешь тут только ты так что заткнись и вали нах сам , тебе тут никто советов давать не будет


zubov 02 октября 2008 | 19:51

Смени тон.


sokolov_50 01 октября 2008 | 21:59

Зубов, все остальные поняли. Вам - объясняю.
Обращение "Вы" указывает, что содержание текста обращено к Вам. "Ко всем покойникам" означает недоумение, распространяете ли Вы свой цинизм на всех покойных, или предварительно занимаетесь селекцией. Слово "милосердны" взято в кавычки, чтобы даже Вы могли понять ОБРАТНЫЙ смысл слова, т.е., Вы жестоки.

Идем далее.
Под советскую (сиречь - большевистскую) власть прогнулось практически все население страны - таковы реалии. Многие, действительно, из конъюнктурных соображений.
Так вот, именно с ними, В ЧИСЛЕ ПЕРВЫХ, особо целенаправленно, начали расправляться с 34-го года и до пика в 37-м. Чтобы стать жертвой системы при полном ее обожании, не обязательно было достигать даже пенсионного возраста.

Вам хоть что-то понятно?

И - последнее.
Вы абсолютно уверены, что не прогибались? И не прогибаетесь?
Я же с УВЕРЕННОСТЬЮ могу сказать, что такие, как Вы, как раз и были первыми доносчиками, первыми активистами и первыми жополизами.
Когда мне довелось читать доносы в КГБ на себя, то "зубовы" были за всеми страницами.

Ответов от Вас мне не надо - тексты сволочей в мои коллекции не входят.


zubov 02 октября 2008 | 06:00

Обычное желание слить куда-нибудь переполняющую вас злобу. Что вы и сделали. Этим многие тут занимаются. Надеюсь, полегчало?


sokolov_50 02 октября 2008 | 12:41

Вам нечего сказать - обычно так, как Вы, заканчивают разговор со мной многие. Я привык.

Я всегда с интересом слушал Ефимова, без его рисунков НЕВОЗМОЖНО понять историю МОЕЙ страны (но не Вашей страны, г-н Зубов) - http://artvera.ru/images/2008/winner23.jpg

Я понимаю, что в Вашем лице говорю с малообразованным человеком. Вы, уверен, знаете Церетели по его "Петру", так? И не представляете, насколько он интересный живописец.
Если Вы слышали фамилию такого художника, как Налбандян, то воротили рыло от его портретов Сталина и Брежнева, не представляя, что Налбандян написал множество лиричных холстов.

Так что, г-н Зубов, Ваши реплики - от глубокого Вашего же невежества.
И совсем плохо, что Вы демонстрируете его в отношение человека, много Вас лучшего...


zubov 02 октября 2008 | 15:57

Чтобы прекратить общаться с человеком, мне достаточно его признания, что ему в КГБ показывали доносы на него. Мне никогда их не покажут, я не вхож туда и никогда не пойду. Адью. Не приставайте больше (вон, есть вам достойный собеседник Прометеев, его уровень вполне вам сгодится, чтоб кого-нибудь клеймить напару).


sokolov_50 02 октября 2008 | 16:52

Зубов, извините, вы - безумец!

У вас какие-то мозговые патологии... "Доносы в КГБ" означают, что "зубовы" усердно туда их строчили. И люди добрые приносили их почитать. Но в КГБ я НИКОГДА не был, в отличие от вас.

Да уж... Лучше от таких держаться подальше.


zubov 02 октября 2008 | 17:45

Действительно, держитесь как можно дальше. Чего липнете?


#14664 02 октября 2008 | 19:00

мухи липнут к говну?


zubov 02 октября 2008 | 19:57

Метафористичный какой товарищ. Адвокат товарища Соколова или так, "чего подать" у него?


sokolov_50 02 октября 2008 | 20:50

Сидик, не трогайте его... Пусть подсыхает.


zubov 02 октября 2008 | 21:55

Не агент Сидик подтаскивает вам доносы из КГБ? Хороша парочка.


sokolov_50 02 октября 2008 | 22:13

Зубов, ты распространяешь вонь по любому поводу?

Ты походя плюешь на покойников, ты плюешь во всех подряд. Причем, откровенно говоря, представляешь из себя крайне вонючий нижний слой обитателей Курского вокзала.
Твоя тайная мечта - чтобы из вагона, при твоем появлении, моментом выскакивали все. Так ведь?
Мелкая пахучая мразь Зубов... Мелкий мозг, мелкие поступки, мелкий уровень сарказма.


zubov 03 октября 2008 | 06:22

Бедные соседи. Только явно не туда писали жалобы (виноват, "доносы", :) конечно же). Тут всякий бы написал участковому (врачу, конечно же).


01 октября 2008 | 13:44

можно позавидовать
Художник со своим узнаваемым стилем, мудрость человека, за 108 лет увидевшего суету исторического процесса. "108" - священное число в индуизме и кашмирском шиваизме. Сначала доживите, а потом ругайтесь. Кому попало не дается дар долголетия. Счастливой дороги и благополучного возвращения!


diego_velaskes 01 октября 2008 | 14:49

100%
100%!


valera_zlobin 01 октября 2008 | 16:10

Хороший человек скончался, живая история
И *Распутивщина* - это очень хорошая формулировка.


#22922 01 октября 2008 | 16:24

Про Зубова
А это вообще в духе либералов - лить помои на погибших людей - Бунтман со своим презрительным отношением к ветеранам ВОВ, Бычкова, которая с издевательской усмешкой рассказывает о гибели Ямадаева, вот давеча обсуждали Молдавию и Приднестровье, и гостья передачи (явно либеральной ориентации) цинично рассуждала о том, что коммунистический электорат в Молдавии "вымрет естественным путем".
Теперь вот либерал ультрафашистского толка с нелепой фамилией Зубов решил поплясать на могиле великого 108-летнего карикатуриста (кстати, еврея), который умудрился пережить всех вождей, палачей двадцатого века, рисовать карикатуры и на Керенского, и на Троцкого, и на Гитлера, и на Тито ещё при жизни оных и войти в историю.
А всякая либеральная падаль продолжает истекать слюной и мочиться на могилы если не героев, то уважаемых талантливых людей.


zubov 01 октября 2008 | 16:27

Ого! Почти "Смерть собаке Троцкому!" Я думаю, с такой экспрессией ты проживешь лет 120. Только не забывай перемежать кликами: "Да здравствует великий Путиномедведев!" и будет тебе долгая лета.


m_morozov 01 октября 2008 | 17:02

Ваш либеральный идол Д.С. Лихачев молодым помер или таки до 93 дожил? Да и Ельцин с Яковлевым не в 40 лет загнулись, а жаль.


zubov 01 октября 2008 | 18:18

Ну вы-то свой стольник возьмете, не упустите. Судя по тому, как ловко врагов изобличаете, товарищ.


m_morozov 01 октября 2008 | 18:42

Твои товарищи в овраге кобылу доедают.


zubov 01 октября 2008 | 18:50

Интересная мысль.


#14664 02 октября 2008 | 19:02

давай, обдумай её.
лучше подольше)


zubov 02 октября 2008 | 19:54

Что это вы товарищ так возбудились? Вроде вас ни коим боком это не касалось?


01 октября 2008 | 19:15

Земля пухом… Да, был человек, и нет его.
Был одним из тех, кто обслуживал злодеев, вроде Сталина. Не было бы Сталина – жили бы гораздо лучше, меньше бы погибло советских людей в Великой Отечественной войне. А может, и войны бы не было. Все, что создано положительного в Советском Союзе – вопреки Сталину.


grechka 01 октября 2008 | 19:26

Травмы Перестройки

У либерасто-дерьмократов уже каждый, кто в России пережил СССР являются "лизоблюдом". )))


m_morozov 01 октября 2008 | 20:43

По себе судят. Привыкли западные зады вылизывать.


01 октября 2008 | 19:53

Спасибо, дорогая редакция, за повторение эфира с Ефимовым. Человечище с большой буквы! Слушал с восторгом и чуть было не проехал нужный поворот :)


anthony_gray 01 октября 2008 | 22:03

В советские времена была целая армия художников-оформителей. Свою работу они называли не иначе, как "халтурой", а себя самих - "халтурщиками". Рисовали Ленина и доярок так же буднично и непринужденно, как строители клали кирпич и забивали гвозди. Никто из этих оформителей не считал себя художником. Самой высокой оценкой их скромного труда был отзыв председателя колхоза на стенд с изображением Ленина: "Похож!". На этом все искусство оформителей и заканчивалось. Ефимов был точно таким же оформителем, только почему-то возомнил себя художником. Он был отличным технарем, но не более того. Как человеку, земля ему пухом, как "художнику" - ничего, по принципу "либо хорошо, либо ничего".


kom01 01 октября 2008 | 23:07

Вот только от всей, как вы выразились армии оформителей, в истории остались единицы. В том числе и Б. Ефимов.


sokolov_50 02 октября 2008 | 01:33

Странно, Антон Савенко...
Не думал, что человек так легко может спутать жанры. И назвать карикатуриста (вполне конкретное направление изобразительного искусства, популярного ВО ВСЕМ МИРЕ и требующее определенных навыков и природного даровния) "халтурщиком" - это не в Вашу пользу, Савенко.


anthony_gray 02 октября 2008 | 05:45

Владимир Соколов,
В том-то и дело, что жанры я не перепутал. То, чем занимался Ефимов уж никак к карикатуре не отнесешь. Это именно оформительство. Оформительство советских агиток под карикатуру, если точнее. Ему регулярно заказывали карикатуры из кремля, один раз даже сам Сталин позвонил и "попросил" нарисовать про Рузвельта, на конкретно заданную тему. Он всю жизнь оформлял политические идеи своих хозяев, никогда не выражая своего собственного мнения. Ровно тем же занимались художники-оформители. Так что ошибки никакой нет. Карикатура и Ефимов - это две большие разницы, как говорят в одессе. Навыков и природного дарования я у него не отнимал. Я же сказал, что он был отличным технарем.


sokolov_50 02 октября 2008 | 09:31

Савенко, Вы, все-таки, ничего не понимаете, увы...
Вы с непонятным упорством путаете ЖАНР и содержание. Голова? Умысел? В первом случае - к врачу, во втором разговор не имеет смысла.


anthony_gray 02 октября 2008 | 10:38

Ув. Владимир Соколов
Формально Вы абсолютно правы. Если говорить о жанрах, то оформительский жанр назывался "Наглядной агитацией", а не "Карикатурой". Еще раз: Вы правы - это разные жанры. И живопись тогда тоже была втиснута в рамки "Соцреализма", если Вы помните. Теперь вопрос: не были ли все эти жанры объеденены компартией в один, а именно "наглядной агитации"? Так что ни упорства, ни пляски на костях нет. Есть просто мнение. Извините, если оно не совпадает с Вашим. Всего хорошего.


sokolov_50 02 октября 2008 | 11:20

Да ерунду Вы говорите...
Какой соцреализм у Филонова, Фалька, Лентулова, Малевича? У конструктивистов, творчество которых изучалось и изучается во все мире? У нонконформистов 60-70-80-х? У "Московского горкома графиков"?
А куда Вы отнесете "Клином красным бьем белых" Эль Лисицкого? И его гениальную трибуну, которая, между прочим, должна была поднимать вверх Ленина? Ну, плюньте в Лисицкого заодно...

Вы, совершенно не разбираясь в том, о чем пишете, выносите вердикты.

И "наглядная агитация" не имеет НИКАКОГО отношения к покойному и тому, чем он занимался. Карикатура, почти без исключения, газетно-журнальный жанр. Карикатура ПРИНЦИПИАЛЬНО не может "агитировать", так это - иллюстрация каких-либо событий.


anthony_gray 02 октября 2008 | 20:30

Ув. Владимир Соколов
Ваш менторский тон не располагает к конструктивной дискуссии, поэтому, прочтите Докладную Записку, приведенную ниже. Там все сказано об отношении к художникам, перечисленным Вами. Это сегодня Вы такой гордый за русский авангардизм, а тогда...?

"Докладная записка о положении Высших Художественно-Технических Мастерских.
Идеологический и организационный развал Вхутемаса - совершившийся факт. Единственное в Советской России Высшее Художественное Училище влачит жалкое существование, оторванное от идеологических и практических заданий сегоднешнего дня и грядущей пролетарской культуры. Производственные факультеты пусты. Машины распродаются или сдаются в аренду. Штаты сокращаются. Зато пышным цветом распускаются всевозможные индивидуальные живописные и скульптурные мастерские второстепенных и третьестепенных художников-станковистов. Графический факультет, один из важнейших в ряду производственных, выделен особо и приравнен к факультетам "чистого" искусства, при чем главный упор на кустарные, ручные (т.-н. "творческие") отрасли - офорт, гравюра, а массовые, машинные, современные работы - в загоне. Основное отделение, где идет первоначальная подготовка учащейся молодежи, целиком в руках "чистовиков"-станковистов, от передвижников до сезанистов. Ни о каком производстве и речи нет. Никакими социальными заданиями и не пахнет. Ни плаката, ни каррикатуры, ни социальной сатиры, ни бытового гротеска, - одна вневременная, внепространственная, внепартийная "чистая", "святая" живопись и скульптура, со своими пейзажами, натюрмортами и голыми натурщицами. Рабфак в таком же положении. Скудные средства, отпускаемые ВХУТЕМАСУ, целиком уходят на содержание этой паразитической "чистоты" и "святости" - на содержание громадного штата идеологически вредных и художественно отсталых "чистовиков", на оплату голой натуры, на отопление "натурных классов". Педагогический метод воскрешает, казалось бы, давно забытые времена Школы Живописи и Ваяния и Строгановки. Та же живопись, рисование и лепка; та же "компановка" и "стилизация". Ново только "мистическое" истолкование художественных законов, практикуемое кучкой художников-мистиков со священником Флоренским во главе. Никаких практических заданий Вхутемас не выполняет. Никакого участия в художественной жизни страны не принимает. Нет связи ни с заводами, ни с хозяйственными органами, ни с полит-просветительными центрами, ни с издательствами, ни с какими другими социальными потребителями художественного труда. Вся установка на мещанский, квартирный спрос, на "картинки", на колечки, на вышивки гладью. Сведены на нет все завоевания пролетарской революции в области художественной идеологии, художественного труда и педагогики. Необходимы решительные, срочные меры.
Необходимо:
1. Значительно сократить "чистую" половину Вхутемаса и расширить производственную.
2. Создать объединение индустриальных факультетов, включив в него и графический.
3. Реорганизовать графический факультет, выкинув из него всю "мистику" и кустарщину.
4. Поставить на живописном факультете преподавание социальных видов изобразительного искусства: плакат, каррикатура, иллюстрация, бытовой гротеск, шарж, сатира.
5. Ввести в программу Рабфака и Основного Отделения обязательное преподавание основных производственных дисциплин.
6. Связать ВХУТЕМАС с центрами Государственного хозяйства и полит-просвещения.
7. Организовать в ВХУТЕМАСе планомерный прием заказов на выполнение практических художественных заданий. 8. Уравнять производственников с "чистовиками" в дипломных правах, дав им звание инженера-художника. Мы, нижеподписавшиеся, члены "ИНХУКА", шесть лет борющиеся за создание основ пролетарской художественной культуры, обращаемся ко всем, кому не безразличны судьбы единственной в мире цитадели этой грядущей пролетарской художественной культуры, с предложением поддержать нас в нашей борьбе против ожившей в стенах ВХУТЕМАСа художественной реакции.
Председатель "ИНХУКА" О. М. Брик. Члены "ИНХУКА": Родченко, Ант. Лавинский, Николай Тарабукин, Варв. Степанова, А. Веснин, А. Бабичев, Л. Попова, Г. Стенберг, В. Стенберг, К. Медунецкий."


sokolov_50 02 октября 2008 | 20:48

Причем тут ВХУТЕМАС????

Товарищ, вы даже близко не представляете, о чем говорите!
Вам говорят о художниках - вы же о каких-то чиновниках! Полный бред...


sokolov_50 02 октября 2008 | 22:25

Кстати, Савенко
Я-то имею право на менторский тон. Особенно по отношению к тебе.

Я провел свою выставку графики в 1968-м году. Тогда же иллюстрировал литературные произведения, издававшиеся за границей. На этой выставке 68-го у меня были работы, посвященные редакции "Феникса".

Я проводил выставки авангардистов в Москве и Новосибирске, начиная с 1976-го года.

Савенко, успокойся. Ты устанешь по Гуглам лазать... Но умнее стать не сможешь, увы...


anthony_gray 02 октября 2008 | 23:33

Увю Владимир Соколов
Те авангардисты, которых Вы теперь пламенно полюбили, работали преподавателями в ВХУТЕМАСе до его ликвидации. В докладной Записке очень четко видно КАК истреблялось любое инакомыслие в художественных кругах.

И последнее, что я Вам скажу: Вам бы очень не помешало Погуглить, может и поумнели бы и перестали опускаться до привокзального хамства в своих монологах.


sokolov_50 02 октября 2008 | 23:50

Савенко, ты читать умеешь?

Что значит "теперь полюбили"? Я тебе по-русски написал, что выставки авангардистов проводил, когда тебя еще на свете не было!
И - опять же, читай - ПРИЧЕМ ТУТ ВХУТЕМАС?
Причем тут истребление чего-то или кого-то? Ты с кем, Савенко, разговариваешь?
Блин, как идиоту что-то объяснять?...

Вспомни, что именно ТЫ написал откровенный бред о художниках, не имея даже приблизительного представления о том, о чем пишешь.

Когда тебя приперли в угол, показав, что в теме ты дуб дубом, ты полез в Гугл, и выкопал первое, что попало.

Ну, братец, тебе что в Ефимова плюнуть, что в отечественных художников - все едино.
Дерьмовенький ты человечишко...


anthony_gray 03 октября 2008 | 02:01

Ув. Владимир Соколов
Вы делаете мне смешно, ей Богу! Чего Вы так пузыритесь? Я что, у Вас мольберт украл? Вы не проживете так долго, как Ефимов, если будете так бурно реагировать на все посты в Интернете. Сходите на порносайт, снимите напряжение и будет Вам счастье.

На Ваш настойчивый вопрос: ПРИЧЕМ ТУТ ВХУТЕМАС? придется ответить еще раз (для тех, кто в танке):
На примере Вами же перчисленных художников, я показал их нелегкую судьбу и то, что они творили не благодаря, а вопреки. Вы хотите, чтобы я в одном посте рассказал всю историю искусств советского периода? Вы это серьезно?

ПыСы. Отечественных художников обожаю и боготворю, как же я могу в них плевать?


zubov 03 октября 2008 | 06:37

Ужас, еще одного взял и оплевал за ни за что. В ответ на "уважаемый Соколов".


sokolov_50 03 октября 2008 | 11:05

Я вижу здесь два неудачных людских экземпляра - Зубова и Савенко, которые не посчитали зазорным явиться к гробу и оплевать все, на что слюны хватило.

Что ж вам ждать в ответ-то? Таких скотов надо просто обратно в стойло загонять, не более того...


zubov 03 октября 2008 | 11:26

Я лишь могу покаяться, что понасмехался над явно больным человеком. Тут, конечно, был не прав. Здоровья вам.


anthony_gray 03 октября 2008 | 22:00

Игорь
Присоединяюсь. Жалко старика. Может это друг Ефимова, поэтому так болезненно отреагировал?


anthony_gray 03 октября 2008 | 22:05

Ув. Владимир
Мы к гробу покойного не являлись, Вы что-то перепутали. Нас к гробу никто не приглашал. Но если бы явился (говорю только о себе) то уж непременно с цветами. Что Вы так волнуетесь. Ефимов был публичным человеком, поэтому та самая публика дает его деятельности свою оценку. Мнения бывают разные. Времена всеобщего "одобрям" прошли, хотя...


sokolov_50 04 октября 2008 | 00:39

Мнения должны быть аргументированными и - по такому печальному случаю - хорошо обдуманными, а не надерганными из поисковиков и содержащими эмоции.

Я уже писал, что, говоря о ХУДОЖНИКЕ, надо хотя бы представлять, с какого конца карандаш в руки берут.

Ставить в упрек человеку его поведение, которое формировалось ДЕСЯТКАМИ лет в атмосфере кромешного ужаса (я родился и вырос в Сибири и помню тысячи людей, только-только вышедших из лагерей) - это нечестно.
Способных сохранять мужество тогда были ЕДИНИЦЫ на сотни тысяч обычных людей.
Достаточно вспомнить, что сделали с Мандельштамом, кстати, без пыток. Мгновение - и человек, писавший "Мы живем, под собою не чуя страны...", пишет "Оду Сталину".
Что, Мандельштам стал при этом хуже, "не тот"?

Странно, что в вину Ефимову ставят гибель Кольцова (не защитил, мол). Как??? Идти строевым шагом на Лубянку??? И дальше что?
При этом такие рассуждения присущи людям, которые мента не могут одернуть за то, что он "тыкает"!

Я уже говорил, что Ефимов, кроме всего прочего, это часть нашей отечественной истории. Вот такая была наша страна... Вот такие были люди... Вот так они прожили - кому сколько было отмерено.


anthony_gray 04 октября 2008 | 03:45

Ув. Владимир
Мое мнение было таким эмоциональным, по той причине, что я знаю проблему изнутри. Имел непосредственное отношение к художественной среде. Когда по истории искусств преподаватель показывал нашей группе слайды работ Сальвадора Дали или Энди Вархола, то на двери стоял один из студентов на шухере. Преподаватель рисковал всем, поступая таким образом. Но ведь были же люди! И никто и никогда этого преподавателя не застучал. И разве эта история не доказывает все то, о чем я раньше говорил? В нашем художественном заведении слово ДИЗАЙНЕР и ДИЗАЙН нельзя было произносить вслух. Надо было говорить: художник-конструктор и художественное конструирование. Так что все мы творили не благодаря, а вопреки.

Но, в чем-то Вы правы. Наверно не стоило мне так бросаться на покойного.

Здоровья Вам, Владимир, и творческих успехов.


sokolov_50 05 октября 2008 | 19:44

Это в каком же времени вы жили???

Я в конце 60-х спокойно смотрел выставки работ Филонова, Фалька, Шагала, Шемякина... В СССР, чтобы не вызвать очередного вопроса.

Я же написал, что и свою первую выставку провел в 68-м, где, среди прочего, были графические работы, посвященные редакции "Феникса". Посмотрите поисковиком, за что сидели издатели "Феникса".
Отзывы с той выставки сохранились. В том числе и Вадима Делоне, который осенью, после демонстрации на Красной площади, "ушел на зону".

Кстати, в 76-м я выступил на семинаре в Строгановке, где сказал просто:"Профессионально нарисовать Брежнева может любой профессиональный художник. Достаточно написать рядом слова "Верной дорогой идете, товарищи!" - и ни один худсовет не завернет такое "произведение искусства".

И поэтому мне непонятно, с какой стати ваш препод показывал, трясясь, слайды? У меня и друзей были альбомы указанных вами художников.

В каком году у вас это было-то???? И в каком месте????


sokolov_50 05 октября 2008 | 19:50

Дополнение
:) :)
В ДИЗАЙН-СТУДИИ я начал работать в 1973-м году, в марте. Причем, в "оборонке". Где, кстати, на ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОМ уровне было принято и реализовывалось НЕСКОЛЬКО дизайн-программ. Кстати, они так и назывались - "дизайн-программы".

Извините, но просьба - все-таки, ради моего личного интереса - какое время вы описываете???


vinni 01 октября 2008 | 23:49

Видела его интервью в 2004 году. Была поражена остротой ума и ясностью мысли, в таком возрасте это редкость. Земля пухом...


aleksandr_gudkov 02 октября 2008 | 07:28

Даа, ребята. Устроили вы здесь пляску на костях. Мне стыдно за вас.


sokolov_50 02 октября 2008 | 09:34

Это не "пляска на костях".
Это российская действительность, когда покойника приходится защищать еще до похорон.
Скоро особо активные соотечественники будут выступать с гневными обличительными речами прямо у гроба.


02 октября 2008 | 13:44

Потрясена живостью ума и ,как казалось, большим запасом жизненной энергии, читая его последнее интервью. Уход человека, как и , впрочем, его рождение, тайна и имеет свои обоснования, но узнаем мы это лишь на том свете. Создатель имеет свою правду и свое суждение. Аминь!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире