А. ВЕНЕДИКТОВ – Павел Шеремета, министр экономики, экономического развития и торговли Украины. Добрый день, господин министр.

П. ШЕРЕМЕТА — Добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сегодня Виктор Янукович, выступая в Ростове, сказал, ваше правительство обвиняет, что оно оставило страну, он оставил страну практически экономически разрушенной. Он сказал: я здесь ни при чем. Вы можете сказать, в каком виде экономическом ваше правительство приняло страну?

П. ШЕРЕМЕТА — У нас спад экономики был последние два года. У нас дефицит очень серьезный. Государственного бюджета. У нас фактически пустая казна. У нас валютных резервов меньше, чем на два месяца импорта, что очень плохо.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это нарастало, кредит России не помог в 3 млрд.?

П. ШЕРЕМЕТА — Кредит России он растворился. Он растворился на социальные, скорее всего, я надеюсь, в лучшем случае на какие-то социальные расходы и издержки. Но он возможно снял напряжение, которое было в конце года, но фактически, понимаете, в чем здесь проблема кредита в частности России. Главная проблема в том, что украинская экономика она дефицитозависимая. Это болезнь. То есть она зависит, кстати, это в квадрате, там два дефицита. Первый – дефицит государственного бюджета, то есть у нас долгое время, даже не последние 4 года, долгое время расходы хронически превышали доходы. Причем достаточно сильно. То есть это можно допускать такие вещи, но Штаты, например, допускали такие вещи в 2009 году. На этапе роста понятно, что желательно, чтобы эта цифра не превышала 2%. Лучше чтобы бюджет был в плюсе. Он у нас был в минусе. Второй дефицит – торговый баланс. То есть мы импортируем значительно больше, чем мы экспортируем. И соответственно эту болезнь надо лечить. Мы говорим зависимо, по аналогии с наркозависимостью, с алкогольной зависимостью. Так вот в чем была проблема с российским кредитом, за который мы благодарны. Деньги получены. И мы благодарны России, но проблема в том, что это фактически порция наркотиков. То есть это еще дефицит. В то время когда нам сейчас нужно решать уменьшать один дефицит, уменьшать второй. Только таким образом мы можем достичь устойчивого развития и обещать нашим кредиторам, в том числе России возврат денег.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Правильно ли я понимаю, если неправильно, вы меня поправьте, первое – Украина и ваше правительство, во-первых, несет в себе обязанность возвратить этот транш в указанные сроки, а во-вторых, будете ли вы просить, поскольку это соглашение, подписанное по кредиту, чтобы остальные части этого 15 млрд. кредита или вернее покупки украинских бондов Россия выполняла. Или вам это не надо?

П. ШЕРЕМЕТА — Давайте главный принцип, который украинская власть использует и по которому она действует – это подтверждение тех соглашений, которые были подписаны Украиной. То есть соглашения действуют. Есть принцип, и в латинском языке, базовый юридический принцип и кстати мы хотели бы, чтобы и все другие соглашения и протоколы, которые были в отношении Украины даны нам нашими, в том числе международными гарантами, чтобы они исполнялись тоже. Соответственно любые деньги не будут лишними. Мы хотели бы, чтобы это было на приемлемых рыночных условиях. То есть фактически сделать так, чтобы ценные бумаги украинские были интересны в российских фондах тоже и не только российских.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, президент Путин, президент моей страны недавно на пресс-конференции сказал, что он дал команду правительству РФ поддерживать отношения с соответствующими министрами. Есть ли у вас контакт с вашим российским коллегой Улюкаевым или Силуановым, были ли об этом разговоры и к чему вы пришли, если контакт был, а если не было, то почему.

П. ШЕРЕМЕТА — Контакт был и я кстати благодарен господину Улюкаеву за то, что он ответил на мой звонок. Мы кстати опосредованно знакомы. То есть я не только присутствовал на гайдаровском форуме, где он выступал на первой сессии, я сам выступал на этом форуме. Только вечер второго дня. По вопросам в основном управленческого образования. С большим уважением. Я кстати в этом разговоре ему сказал, что с большим уважением я тогда и с большим интересом слушал его, потому что на самом деле оказывается у нас очень много общих вызовов, очень много общих проблем. Например, снижение темпов роста. Это общая проблема. И в России, и в Украине. Как перейти от сырьевой экономики к интеллектуальной экономике, это общая проблема. Как подняться в рейтинге легкости ведения бизнеса это общая проблема. Я бы с большим интересом хотел бы обсуждать эти проблемы, чем те вопросы, которые нас разделяют. И собственно в нашем не очень продолжительном разговоре, но я думаю, что в целом профессиональном теплом разговоре мы коснулись этих тем тоже. Я думаю, что это общий интерес и господина Улюкаева тоже, сосредоточиться и на этих вопросах тоже. Потому что на самом деле именно в этом состоит долговременное конкурентное преимущество обеих стран.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы говорили о проблемах сейчас. Затронули слово «сырьевое». В этой связи насколько вы сейчас занимаетесь вопросами возможной отмены скидок на газ, о которых объявил «Газпром»?

П. ШЕРЕМЕТА — На самом деле я думаю, что в наших расчетах мы уже включаем как факт и мы занимаемся этой проблемой. То есть здесь у нас дисбаланс уже внутренний, тоже давний дисбаланс. Собственно, это и есть одна из причин дефицита зависимости, что экономика, общество, страна привыкла к тому, что мы платим часть цены за газ.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В смысле правительство дотирует.

П. ШЕРЕМЕТА — Да, госбюджет дотирует. И просто факт — денег больше нет. На это денег больше нет. Мы, конечно, можем и будем это делать последовательно. То есть не все сразу. Как собственно я думаю, балтийские страны фактически у них тоже была та же проблема, они просто сразу перешли на мировые цены. Потому что страна перешла на мировые цены за газ, и соответственно население перешло фактически очень быстро на мировую цену тоже. Мы готовы самортизировать вот этот переход. Но факт, это кстати очень глубокий философский, может быть, мировоззренческий подход, потому что была возможность и дальше платить только часть за это. Но тогда это опять зависимость. Это не полная свобода. У нас общество сказало, что хочет полной свободы. Но если вы хотите полной свободы, если мы хотим полной свободы, и если мы за эту свободу заплатили такую высокую цену, я говорю соотечественникам и себе: ну неужели мы не можем тогда заплатить за газ.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Люди, я имею в виду обыватели, предприятия, вы им собираетесь повысить цену, грубо говоря. Тарифы.

П. ШЕРЕМЕТА — Это необходимо делать, потому что на самом деле давайте поймем тоже, что нынешняя система субсидирования тотального субсидирования газа для населения приводит к тому, что самые большие субсидии соответственно получают те, у которых самые большие дома и квартиры. Извините меня, эти же могут за газ заплатить.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В свое время, вы упомянули гайдаровские чтения, Егор Гайдар сказал мне, ты же понимаешь, мы камикадзе. И мы сейчас слышали, что и господин Яценюк говорил о том, что правительство камикадзе. Как я понимаю, это потому что вы должны будете до президентских выборов 25 мая провести очень непопулярные реформы, о которых сегодня тоже говорил Янукович и говорил о том, что это ударит по народу. Как вы могли бы про непопулярность реформ.

П. ШЕРЕМЕТА — Это честность просто. Честность, я еще раз повторю, за которую народ заплатил очень высокую цену. Нужно понимать, в то же время, то есть мы не можем только брать у народа больше денег за газ, например, это не мы делаем, это глобальный рынок делает. Мы должны отдать народу, мы должны отдать народу свободу. Народ выбрал политическую свободу, но мы пока еще не отдали экономическую свободу. И кстати здесь наше министерство находится на острие, и мы с большой ответственностью к этому подходим и понимаем, что это наша роль – дерегулировать экономику. Сделать так, чтобы бизнесу работалось здесь легко и желательно дешево, недорого. То есть если брать цену издержки на ведение бизнеса, там есть огромная коррупционная составляющая, которую нужно снимать. И второе, возвращаюсь назад, к дефициту зависимости. То есть этот дефицит нужно покрывать. Соответственно государство выходит на финансовые рынки и вместо того чтобы эти деньги шли на инвестиционные проекты, они оттягивает эти деньги для того, чтобы покрыть дефицит бюджета, соответственно у нас резко поднимается процентная ставка. Соответственно делать бизнес в стране становится значительно дороже. То есть снять вот эти две вещи и сделать бизнес дешевле и соответственно более прибыльным, кстати, для всех инвесторов, для украинских, для российских, для европейских, для американских, азиатских, для разных нет каких-то преференций. На первом своем совещании, которое проходило в министерстве, для того чтобы немножко объяснить свою философию, я запретил два словосочетания в этом подходе. То есть в подходе дерегуляции. Первое – нигде в мире кроме возможно нашего пространства открытие бизнеса не называется разрешительной системой. Только у нас так называется. Весь мир это называет регистрационной системой. Есть кстати ряд инвесторов, с которыми мы хотим встретиться в первую очередь. Которые не присутствуют в Украине еще и кстати это знаковые бренды. Это Икея, Старбакс… Речь не идет именно о них, но здесь именно они разрешают вести бизнес в той или другой стране. Это какая-то гордыня правительства, что мы кому-то что-то разрешаем. Поэтому я говорю, давайте мы перейдем, что называется английским термином registration system — регистрационная система. Я не знаю, вы знаете или нет, я имел честь больше чем три года консультировать правительство Малайзии.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я изучал вашу биографию внимательно.

П. ШЕРЕМЕТА — Спасибо. Они пришли к очень интересной формуле. У них есть тема единая Малайзия, поэтому единичка у них по всей стране, они поставили единичку и пишут: регистрация бизнеса — 1 час, регистрация акционерного общества – 1 день. Вот это дерегуляция.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы хотите к этому стремиться.

П. ШЕРЕМЕТА — Потому что весь мир к этому идет. Это онлайн. То есть…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Объясните, господин министр, есть система, сложившаяся на Украине. Во всяком случае, может быть она во многом виртуальная, есть крупные корпорации, крупные частные группы. Крупные бизнес-состояния. Олигархи, наконец, которые во многом определяют экономическое развитие Украины. Сегодня, если я правильно понял украинский язык, господин Тягнибок с трибуны парламента практически вносит проект закона о раздроблении, если хотите частных монополий. Он сказал. Поскольку господин Тягнибок был одним и его партия одна из тех, которая голосовала за правительство, вы будете там одобрять эту меру?

П. ШЕРЕМЕТА — Вещи, о которых мы говорим…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы откроете бизнес, а тут уже существуют люди и уже существует контроль за рынком.

П. ШЕРЕМЕТА — Мы идем оттуда с другой стороны. Если мы перейдем от разрешительной системы к регистрационной системе, мы можем фактически таким образом создать конкуренцию со стороны малого и среднего бизнеса. Для пока частных монополий. Частные монополии есть, это факт. То есть рынок Украины был разделен, разделен семьями, и кланами. И он фактически был во многих местах монополизирован. То есть там нужно что-то делать. Я не знаком с деталями закона, нужно смотреть, но пока наша задача обеспечить нижнюю часть, снизу, чтобы фактически разрушить эти монополии через выход на арену малого и среднего бизнеса.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понимаете, вопрос в том, что в обществе витает идея люстрации. У меня к вам вопрос про экономические люстрации, естественно. То есть про национализацию, скажем, предприятий, принадлежавших членам семьи Януковича, например, или других. Мы видим, что на Западе, в Австрии, Швейцарии в Лихтенштейне морозят их счета, доводят санкции. Здесь на Украине вы прекрасно знаете, что контролировала бывшая власть или отдельные представители. Собираетесь ли вы проводить процесс национализации?

П. ШЕРЕМЕТА — Этот термин не звучит…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Термин ладно, а теперь, по сути.

П. ШЕРЕМЕТА — По сути я думаю, что есть компетентные органы, которые должны ответить на вопрос, насколько были законны те или другие операции. И если они были незаконны, только компетентные органы должны принимать соответствующие решения.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но это же политическое решение, господин министр.

П. ШЕРЕМЕТА — Нет, так это и есть политическое решение. Министерство экономики не является таким органом. То есть это не наша компетенция. Но то, что вопросы есть, я думаю, что они есть, они у общества есть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно. Для слушателей министр пожал плечами. И еще один вопрос, вчера крымский Верховный совет или правительство Крыма, я уже запутался, честно говоря, кто это говорил, говорил о том, что в случае победы на референдуме и выхода Крыма из состава Украины, вступление в состав России, будет национализирована украинская государственная собственность и флот украинский. И собственность. В данном случае как ваше правительство собирается действовать, если де-факто эта собственность будет национализирована Россией, Крымом, неважно. Какие у вас инструменты.

П. ШЕРЕМЕТА — У нас пока инструмент фактически главный это обращение к миру…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Обращение как инструмент звучит как «жареный лед».

П. ШЕРЕМЕТА — Это зависит, с какой точки зрения смотреть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – По факту. Прошла национализация. Переход собственности из рук, скажем, федерального правительства в Киеве в руки правительства Крыма.

П. ШЕРЕМЕТА — И давайте посмотрим, что это физически значит. То есть стоят люди в зеленой форме и фактически с оружием защищают от кого-то уже эту собственность. То есть соответственно, какие другие инструменты у нас остаются.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Доходы из этой собственности федеральной киевской будут уходить в бюджет не знаю, либо Крыма, либо РФ.

П. ШЕРЕМЕТА – Это, наверное, понятно. Но я просто вернусь к вашему вопросу. А инструменты какие другие. То есть просто…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Гаагский арбитраж, Стокгольмский арбитраж.

П. ШЕРЕМЕТА – Наверное, да. То есть пока у нас Будапештский протокол, который нас…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Про другое.

П. ШЕРЕМЕТА — …вдохновляет, на самом деле это серьезная вещь, потому что мы были третья страна по количеству ядерного арсенала, то есть мы, честно рассчитывая, просто уважая те стороны, которые подписались о том, что мы гарантируем вашу неприкосновенность и территориальную целостность, то есть, доверяя всем сторонам, которые подписали этот протокол, мы отказались от ядерного оружия. Наверное, были наивными. Я так понимаю. В какое-то время. Если мы видим сейчас эту ситуацию. Поэтому у нас все-таки сейчас инструмент, мы не хотим повторить это. Это страна, мы потеряли много жизней на протяжении последнего месяца. Мы ни в коем случае, то есть все равно человеческие жизни это наивысшая ценность. Мы не хотим ставить под угрозу ни одну жизнь, ни с любой стороны этих вопросов, которые есть в любом регионе страны. Соответственно единственный инструмент, который у нас есть – это обращение к мировому сообществу и в первую очередь к тем гарантам, которые гарантировали неприкосновенность и территориальную целостность страны.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ну хорошо. Я все-таки пытаюсь остаться в рамках вашей компетенции как министра. В России у населения есть представление, может быть даже последняя тема, о том, что основные производительные силы Украины находятся на юго-востоке. Что юго-восток работает, Киев веселится. А запад жирует. Условно говоря. Каков реальный расклад доходов ВВП? Вообще по территории, если можете, объясните нашим слушателям.

П. ШЕРЕМЕТА — Там ситуация значительно сложнее. То есть, учитывая то, что индустриальная экономика очень сильно зависит от мировой конъюнктуры, которая в последние год-два не была очень положительной для Украины, соответственно там есть вопросы, есть проблемы. Я давайте с другой стороны зайду на этот аэродром. Это зависит как жировать. То есть факт, в первые 10 дней этого года во Львове, Львов посетили 230 тысяч туристов. По исследованиям, которые есть у нас 26 туристов это одно рабочее место. То есть фактически мы говорим о 9 тысячах рабочих мест. Только в туристической отрасли. 9 тысяч рабочих мест это мощный индустриальный комбинат. Работать, это не работать в шахте. Это не только плавить сталь, подносить еду, убирать кровать, показывать памятники архитектуры. Это тоже работа. И соответственно эта работа, в том числе мы говорим информационная работа. Работа 21 столетия. Туристическая экономика, услуги, это собственно то, что я думаю, нужно развивать по всей стране. То есть я думаю, что у нас еще остался, наверное, от советских времен такой имидж, что пролетарий это рабочий, а… это прислуга. И соответственно у нас, поэтому большие проблемы и с сервисом и услугами и улыбкой кстати тоже. Но это тоже работа. То есть иначе хорошая фраза моего коллеги, что дым, который идет над доменными печами и дым, который идет над кофе это похожий дым. То есть не надо думать, что одни работают, а другие жируют.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но все-таки ВВП как раскладывается.

П. ШЕРЕМЕТА — ВВП раскладывается по стране. Соответствующим образом. То есть у нас есть дотационные регионы и на западе и на востоке.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А у вас есть доходные регионы?

П. ШЕРЕМЕТА — Есть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Какие?

П. ШЕРЕМЕТА — Нужно смотреть на карту.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Назовите.

П. ШЕРЕМЕТА — Сейчас ситуация поменялась. Меняется ситуация постоянно и нужны последние цифры. Давайте не об этом. Это прошлое, давайте делать так и кстати Крым тоже, Крым дотационный регион. Будучи жемчужиной географической и культурной, как сделать все эти регионы доходными хотя бы для себя. Нас очень волнует тот факт, что лето 2014 года как туристы будут ехать в Крым. Сейчас через месяц люди будут в Украине, кстати, в первую очередь, потому что если смотреть на поток туристов, который был в 2013 году, в большинстве это были граждане Украины. Были там и россияне и белорусы. Но огромное количество граждан Украины. Мы с семьей посетили дважды и я посещал Крым еще, по-моему, 4 раза различные командировки, встречи и все остальное. Но мы с семьей были там дважды. Через месяц люди будут принимать решения, куда ехать летом на каникулы. То есть это то, что сейчас происходит в Крыму, нас волнует в первую очередь. Потому что это может ударить в первую очередь по Крыму.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Может последний вопрос. Ваше правительство будет функционировать до президентских выборов. Я имею в виду персональный состав. Наверное, новый президент, если он будет избран, он сможет предложить другую кандидатуру премьер-министра, даже до выборов Рады. В этой связи за эти два месяца вы скажете: я был успешным министром два месяца, потому что я…?

П. ШЕРЕМЕТА — Я вернусь к вашим предпосылкам, потому что на самом деле юридически этот вопрос так не стоит.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мы думаем, что он политический, давайте все-таки пока первый горизонт два месяца.

П. ШЕРЕМЕТА — На самом деле у меня каждый день этот горизонт.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы будете считать себя успешным министром экономики, отработав два месяца, потому что вы?

П. ШЕРЕМЕТА — Если мы привлечем мощный финансовый ресурс в страну и для инвестиций и для макроэкономической стабилизации…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это считанная позиция. Ее можно посчитать.

П. ШЕРЕМЕТА — И моя последняя встреча перед нашим интервью была встреча в Мировом банке, который увеличивает свое присутствие в Украине по инвестиционным проектам и другим проектам в 6 раз по сравнению с 2013 годом. То есть в этом году это 3 млрд. долларов. Миссия МВФ работает. Мы хотим скорее выйти, вернуться на рынки финансовые соответственно тоже. Обеспечиваем макроэкономическую стабилизацию. Это, во-первых, во-вторых, дерегулировав бизнес. То есть это можно сделать за месяц-два, то есть готовим сейчас пакет законов, наша цель, наш маяк — это десятка по рейтингу легкость ведения бизнеса Мирового банка, мы придем туда через 2-3 года, но то законодательство, которое мы готовим, это исходя из этого уровня.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое. Павел Шеремета, министр экономики Украины. Спасибо, господин министр.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире