А.ВЕНЕДИКТОВ — Андрей Дещица – исполняющий обязанности министра иностранных дел Украины. Добрый вечер, господин министр.

А.ДЕЩИЦА – Добрый вечер!

А.ВЕНЕДИКТОВ – Первый, самый важный вопрос. Сегодня высокопоставленный чиновник российского МИДа, я имею в виду Виталия Чуркина, сказал, что между Россией и Украиной прервались политические связи. Что это означает для вас?

А.ДЕЩИЦА – Во-первых, я представляю дипломатическую службу Министерства иностранных дел, а не политическую. И, на самом деле, мне немножко непонятно, что означает «порвать политические связи». Это между кем и кем политические связи?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я думаю, между президентом и президентом, между МИД…

А.ДЕЩИЦА – Ну, хорошо, между президентом и президентом. А, как, например, между политиком Клико и политиком, депутатом Совета Федерации России?

А.ВЕНЕДИКТОВ – То есть, вы считаете, что МИДа это не касается?

А.ДЕЩИЦА – Я считаю, что, вообще, мне непонятно, что означает «разорвать политические отношения». Я понимаю, что обозначает дипломатические отношения, потому что это дипломатические отношения между странами. И представляя украинское внешнеполитическое ведомство, я это понимаю. А, что обозначает политические отношения – не понимаю.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот смотрите, сейчас между Украиной и Россией, между вашим и моим государством довольно тяжелые отношения, включая ситуацию вокруг Крыма, о котором мы еще поговорим. Украина собирается отозвать посла или прекратить дипломатические связи?

А.ДЕЩИЦА – Нет. Потому что мы надеемся на диалог с нашими российскими коллегами, и мы не собираемся отзывать посла, потому что это один из каналов общения с российским Министерством иностранных дел.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вы хотите сказать, что общение существует, или общение сейчас заморожено, отсутствует, нет контактов ни на уровне министров, ни на уровне других…

А.ДЕЩИЦА – Я хотел сказать, что просто отношения ограничены, контакты ограничены, скажем так. Но, в общем, я так понимаю, что мои коллеги, сотрудники нашего посольства в Москве, они, в общем, поддерживают контакты со своими коллегами в Министерстве иностранных дел, но не уровне руководства.

А.ВЕНЕДИКТОВ – В случае, если референдум, который пройдет в следующее воскресенье в Крыму, даст положительный ответ на вступление Крыма в Российскую Федерацию, что это изменит в отношении между МИДом России и МИДом Украины?

А.ДЕЩИЦА – Во-первых, мы надеемся, что этот референдум не произойдет, во-вторых, даже, если он произойдет, он будет нелегитимным, потому что – я не буду объяснять, — но очень много вопросов по поводу легитимности этого референдума. Но между МИДом Украины и Российской Федерацией, я надеюсь, что ничего не произойдет, и мы будем поддерживать отношения. Сейчас их нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Отчего у вас такой оптимизм? Вы, наверное, слышали нашего президента, я имею в виду, президента Путина, вы слышали господин Лаврова, слышали господина Чуркина, которые, на мой взгляд — я имею в виду все эти выступления – не должны давать надежду на этот оптимизм, на контакты, на встречи.

А.ДЕЩИЦА – Знаете, была такая хорошая фраза: «Наше дело правое и мы победим». Вот оптимизм из этого, потому что мы верим в то, что нам нужно поддерживать хорошие отношения с Россией. Нам нужно поддерживать хорошие отношения с российским братским народом и с Россией. И, в общем, как бы ни происходили события сейчас или потом, все равно, мы же никуда друг от друга не денемся, нас не заберут, мы будем оставаться на тех же местах географически, на которых сейчас. Мы будем соседями и куда нам деваться? Нам нужно будет развивать отношения.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Давайте тогда вернемся к самому началу. Вы, наверное, слышали, что президент Российской Федерации говорил о легитимности президента Януковича. В этой связи, как вы, как министр иностранных дел, объясняете своим коллегам в Европе или где-то еще то, что президент Янукович утратил свою легитимность, на чем вы основываетесь?

А.ДЕЩИЦА – Во-первых, нашим коллегам в Европе уже не надо объяснять, потому что они уже приняли решение о том, что президент Янукович нелегитимен. Потому что есть решение парламента о том, чтобы отстранить его обязанностей президента, которое было принято – я уже точно не помню цифру – конституционным большинством, в том числе, и это решение голосовали члены Партии регионов.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но ведь решения парламента могут быть нелегитимными. Ведь есть же процедура импичмента. Я просто вам транслирую вопросы нашей же аудитории. Импичмент по процедуре не был проведен. Просто президента отстранили на том основании, что он  исчез. Ну вот, он исчез. Ну, мало ли президенты исчезают, потом появляются. В общем, не обязаны докладывать парламенту, куда они едут.

А.ДЕЩИЦА – Если он не управляет страной, если у него нет возможности управлять страной, тогда, что делать? Нужно его отстранить от обязанностей. Это не только импичмент.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Хорошо. Теперь давайте посмотрим самый острый момент, который существует между нашими странами. Я имею в виду ситуацию в Крыму. Какие шаги предпринимает ваше министерство для того, чтобы деэскалировать этот конфликт?

А.ДЕЩИЦА – Во-первых, я хотел еще раз акцентировать то, что мы – и не только министерство, а правительство Украины, Украина – заняли позицию мирного решения этого конфликта, использования всех дипломатических возможностей и дипломатических каналов, и международных форумов для того, чтобы этот вопрос был решен мирным путем. И мы, в первую очередь, ведем работу с международными организациями и нашими партнерами в Европейском союзе, с Соединенными штатами, чтобы создать давление на наших российский коллег в правительстве, президента, в МИДе, чтобы начать диалог с  Украиной по урегулированию этого конфликта. И мы считаем, что как раз эти возможности дипломатические… и, если мы не можем напрямую общаться, то через наших партнеров посредническим образом можем передавать нашу озабоченность.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но вы пытались встретиться с господином Лавровым? Где, кстати, будут те форумы международные, где вы пересечетесь? Вы же где-то пересекались только что? В Риме, Мадриде, Париже…

А.ДЕЩИЦА – Я пытался дозвониться до господина Лаврова, попросил о  телефонном разговоре сразу же после назначения на должность. И сразу же после этого и начались эти события в Крыму. Но пока что телефонного разговора не состоялось. А то, что мы были вместе в Париже – мы были в одном городе, но не смогли встретиться. Происходили разные попытки со стороны европейских коллег, и госсекретаря США, министра иностранных дел Германии Кэтрин Эштон, в общем, все пробовали убедить господина Лаврова, что можно встречаться – я готов встречаться. Но, к сожалению, это не произошло в Париже. Потом мы надеялись, что все же будет возможность такая в Риме, но пока что ответа не получили.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но вы же сидели за одним столом.

А.ДЕЩИЦА – Нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А карточки не так стояли? Рядом не поставили вам карточки? Лавров –Дещица, нет?

А.ДЕЩИЦА – Карточки поставили, но нас не поставили.

А.ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи известно, что Украина в этом году, если я не ошибаюсь, должна председательствовать в СНГ, да?

А.ДЕЩИЦА – Да, в этом году председательствуем в СНГ.

А.ВЕНЕДИКТОВ – И должна быть встреча министров иностранных дел СНГ?

А.ДЕЩИЦА – Да, и больше того, мне кажется, практически уже неделю, как мы направили обращение к исполняющему секретарю СНГ господину Лебедеву, как страна, которая председательствует в СНГ с предложением о проведении экстренного заседания министров иностранных дел стран, государств СНГ. На сегодняшний день ответа, как мне сообщили мои коллеги, которые занимаются подготовкой этого форума – ответа от других стран, членов СНГ согласия провести такое совещание, не поступило, кроме только… -мне кажется, Молдова была готова приехать на такое совещания. Поэтому мы продолжаем работать даже не просто над таким совещанием, которое запланировано по графику плана работы в СНГ, председательства в СНГ, но экстренного совещания. Пока что не удалось созвать.

А.ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи… мы помним, что, когда между Россией и Грузией произошел вооруженный конфликт, то одним из результатов этого конфликта было то, что Грузия покинула СНГ. Рассматривает ли украинское руководство вопрос, что в случае, если Россия отторгнет Крым от Украины, то Украина выйдет из СНГ?

А.ДЕЩИЦА – Давайте говорить, называть вещи своими именами. Сейчас уже существует вторжение российских войск в Крым. И мы стараемся это остановить. Но опять же будет зависеть от развития событий. Мы сейчас используем, как я уже сказал, все возможные формы для того, чтобы этот вопрос решить; для того, чтобы вопрос решить о деэскалации и о выводе российских войск из Крыма; но и исполнении тоже всех существующих двусторонних договоров о базировании Российского Черноморского флота в Крыму. Конечно, используем возможности СНГ. Посмотрим, как она будет использована, и, какую роль сыграет СНГ в этом вопросе. Если мы, как страна, которая председательствует, обращается к исполнительному комитету и просит созвать экстренное совещание, и никто не реагирует на ситуацию, когда одна из стран соседей нападает вооруженным путем на другую, и тогда зачем такая организация, если она не играет никакой роли?

А.ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи, Андрей Богданович, такой вопрос. Мы видели, что некоторые европейские страны, США, признали правительство господина Яценюка, как легитимное публично. Вопрос у меня к вам. Я просто не отследил, может быть, я просто был невнимателен, а какие-то страны СНГ признали ваше правительство, правительство Арсения Яценюка, как легитимное – вступают ли с вами в переговоры, звонят ли министры?

А.ДЕЩИЦА – Мне звонила госпожа министр Молдовы. Другие министры пока не звонили. Я не знаю, несколько мне известно, что и премьеры не общались с премьер-министром Яценюком. Но в то же время министры других ведомств, других министерств, они общаются со своими коллегами даже и с российскими. Мне известно, что министр экономики общался со своим коллегой, министр сельского хозяйства тоже общался. В общем, как бы на уровне, как бы сказать, неполитических министерств – так, чтобы было понятно для слушателей, — то какой-то диалог происходит.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Еще один вопрос, конечно, вопрос, связанный с ОДКБ, договором о коллективной безопасности. А здесь, какие дела?

А.ДЕЩИЦА – Здесь никаких дел. Пока что ничего не могу сказать об этой организации, какие у нее планы.

А.ВЕНЕДИКТОВ – То есть, если говорить просто: внутри государств, вышедших из прошлого Советского Союза, контактов с новым вашим правительством – они минимальны или их нет.

А.ДЕЩИЦА – На минимальном уровне есть, можно сказать, поддерживают. Даже, в конце концов, поезда ходят, самолеты летают – так или иначе, нужно на уровне экспертов эти отношения поддерживать, то есть, они существуют. Насколько я понимаю, нет контактов на уровне премьер – премьер, на уровне министр иностранных дел – министр иностранных дел. Возможно, другие министерства тоже не общались…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я думаю, что Министерство обороны не общалось.

А.ДЕЩИЦА – Я же говорю: может, и Министерство обороны тоже не общалось, но такие министерства, которые отвечают за жизнедеятельность, они обязаны просто. Дойдем же до глупости, до окончательной глупости, чтобы не общаться даже между теми ведомствами, которые отвечают за перевозку людей.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Андрей Богданович, следующий вопрос. Вы были на саммите Евросоюза, вы сопровождали премьера Яценюка. Как вы оцениваете…, что для вас самое главное в результатах этого саммита реально, не пропагандистски – это мы все видели, — а вот реально. Или это была, как говорили многие эксперты, только демонстрация солидарности без последствий для Украины и для украинско-российских отношений?

А.ДЕЩИЦА – Но реально, вы же понимаете, кроме заявления о политической ассоциации с Европейским союзом, которые – я тоже считаю, что это не пропагандистский шаг и не пропагандистские высказывания – это реальный шаг вперед по направлению к Европейскому союзу. Это, в конце концов, тоже и сигнал для людей, которые стояли на Евромайдане, и которые, в конце концов, начали все эти демонстрации, выразили свое неудовольствие решением правительства от 21 ноября 2013 года, которое приостанавливало процесс подписания договора об ассоциации. И это было как бы восторжествование правды – люди правильно же стояли – это, во-первых. Я думаю, что это не пропагандистский шаг.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Скажите тогда, это что – ассоциация будет скоро подписана?

А.ДЕЩИЦА – Да, эта ассоциация будет подписана в ближайшее время, буквально, по заявлениям наших европейских коллег. Это будет сделано еще даже до выборов президента, потому что они считают, что есть легитимно избранный парламент, есть легитимно избранное правительство, есть заявка Украины об ассоциации, есть документ, который был подготовлен Украиной и Европейским союзом, и  текст которого был готов для подписания даже 28 ноября – никто его не отменял. И, в общем, есть решение нового правительства о том, чтобы отменить решение предыдущего правительства о приостановлении процесса подписания. Так что все открыто для того, чтобы подписать.

А.ВЕНЕДИКТОВ – То есть, правильно ли понимаю, что документ, если он будет подписан – давайте говорить все-таки «если» — он будет подписан в том виде, в котором он был готов, подготовлен правительством Азарова?

А.ДЕЩИЦА – Ну, практически да. Мы говорим только о политической ассоциации. Вопрос, который касается – я не знаю даже, как это перевести точно будет – зоны углубленной свободной торговли… это не совсем свободной – немножко такой, углубленной свободной торговли. Экономическая часть будет подписана позже.

А.ВЕНЕДИКТОВ – То есть, она не готова.

А.ДЕЩИЦА – Она готова была к подписанию в ноябре, но, конечно, уже внесли коррективы, жизнь продолжается, контакты развиваются с Европейским союзом, вносятся новые планы. В конце концов, сейчас опять же результатом этого саммита было заявление о том, что Европейский союз готов помочь финансово Украине, и поэтому это тоже нужно включить и предвидеть в этой экономической части.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ксения Туркова.

К.ТУРКОВА – А что по поводу НАТО. Вот Арсений Яценюк заявил, что, как он выразился, «НАТО не на нашем радаре сейчас», но в то же время Андерс Фог Расмуссен дал понять, что движение в сторону НАТО есть.

А.ДЕЩИЦА – Вопрос о членстве Украины в НАТО сейчас на повестке дня правительства, внешнеполитического ведомства не стоит. И это видно в программе правительства, которая была утверждена парламентом. Два главных внешнеполитических направления — это Европейский союз и Россия. Так что с НАТО мы продолжаем наше сотрудничество в том масштабе и в тех рамках, которые у нас сейчас обусловлены.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Возвращаясь к вопросу Ксении, несколько я помню, в политической части этой ассоциации с Евросоюзом были некоторые элементы военного сотрудничества. Они остались?

А.ДЕЩИЦА – Ну, да, пока что документ, который был подготовлен еще предыдущим правительством, он остался.

А.ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи на этом чрезвычайном саммите в Брюсселе Евросоюза стоял ли вопрос о военной помощи в связи с ситуацией в Крыму относительно стран Евросоюза, приглашали ли вы их?

А.ДЕЩИЦА – Нет, этот вопрос не стоял – о военной помощи со стороны Европейского союза. Европейский союз, как мы понимаем, тоже занял позицию, чтобы вопрос конфликта между Украиной и Россией решить мирным путем, разного рода – это уже не нам решать, это Европейскому союзу – разного рода санкциями. И это своеобразное подтверждение того, что Европейский союз тоже выступает против агрессии.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Возвращаясь – мы следим за часами, господин министр, тоже;вы не волнуйтесь, мы понимаем – возвращаясь все-таки к вашим взаимоотношениям с Европейским союзом и саммиту, я понимаю, что, может быть, это все-таки дело министра финансов и премьера, но все-таки, с вашей точки зрения, что удалось, а что не удалось с финансовой точки зрения получить от Европейского союза, и почему раньше этого не удавалось? Европейский союз, помниться, в ноябре говорил о том, что он может выделить миллиард евро. Сейчас речь о 15-ти.

А.ДЕЩИЦА – Ну, реально, может быть, не 15 сразу, но точно мы знаем – 5 миллиардов сразу, а потом эти оставшиеся деньги будут выделяться попозже. Кроме этого удалось достичь то, что Европейский союз снимает барьеры со своей стороны для экспорта товаров украинских на европейский рынок.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Объясните чуть подробнее про это.

А.ДЕЩИЦА – В общем, существуют барьеры и тарифы, которые для импорта товаров Украины в Европейский союз. Эти барьеры и тарифы будут пересматриваться для того, чтобы либерализовать эту торговлю с Европейским союзом.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ксения Туркова.

К. ТУРКОВА – Так, а если будет подписана только политическая часть, как же на товары это повлияет?

А.ДЕЩИЦА – Сейчас это уже происходит. Европейский союз выразил такую готовность – эти товары принимать. Более детальный договор будет подписан уже после президентских выборов – вот эта вторая часть экономическая о зоне свободной торговли. Но сейчас уже некоторые тарифы и барьеры Евросоюз должен снять, чтобы украинские товары попадали на европейский рынок.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Еще один вопрос, о котором было объявлено, и было ли это только заявление или практическая история – это связанное с визовыми проблемами или отсутствием проблем между Украиной и Европейским союзом. В чем договоренность?

А.ДЕЩИЦА – Во-первых, давайте будем откровенны, и мы тоже своим гражданам говорим, и, я думаю, что ваши слушатели хотели бы это узнать – реально за месяц-два безвизовый режим ввести невозможно, технически это невозможно. Но можно работать интенсивно в этом направлении. Мы получили заверения о том, что эти экспертные группы, которые созданы и которые должны завершить первый этап процесса о безвизовом режиме между Украиной и Европейским союзом, закончат эту работу в самое ближайшее время – это, во-первых. Во-вторых, у нас есть возможность провести законопроекты, как минимум поставить их в парламент, понимая, что есть поддержка и парламентом программы правительства, в котором записано: либерализация визового режима с Европейским союзом – то мы надеемся получить и поддержку у парламента на те законопроекты, которых не достает, чтобы ввести безвизовый режим. Это позволит перейти нам к другому этапу – это уже технические вопросы, которые связаны с выдачей паспортов биометрических, сохранением баз данных – это вопросы, которые будет намного быстрее решить, так как Европейский союз готов тоже нам предложить техническую помощь в этом вопросе.

А.ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи вы знаете, что Россия очень долго вела и ведет переговоры о создании безвизового режима с Европейским союзом – я немножко за этим наблюдал…

А.ДЕЩИЦА – Не приостановили сейчас?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Приостановили, приостановили, но это я с Лавровым буду, а сейчас я все-таки с министром иностранных дел Украины. Нет, просто это оказалось очень сложная и долгая проблема, в том числе, и техническая – не только политическая. В этой связи ваш оптимизм в данном случае, что в ближайшее время любой украинский гражданин при получении, если я правильно понял, биометрического паспорта, безвизово может ездить в Европейский союз, — на чем основан?

А.ДЕЩИЦА – В ближайшее время – это мы говорим, в течение нескольких месяцев.

А.ВЕНЕДИКТОВ – То есть, в этом году.

А.ДЕЩИЦА – Да, может быть, даже в этом году. Обосновано тем, что есть понимание правительства о приоритетности этих шагов и этого направления и есть поддержка в парламенте. Так что, если нам нужно будет поддержать несколько законопроектов, можно будет это поддержать. Если нужно будет ввести биометрические паспорта – а для этого нужно, условно скажем, например, сделать этот паспорт, который, если я не ошибаюсь, по первой оценке стоил около 80 евро или около 100 евро, но себестоимость его 5 евро, и, если правительство будет датировать эту разницу, — то больше людей их будет получать, будет иметь возможность быстрее ехать в Европу. Есть еще один, конечно, путь, как уже сейчас даже сделать либерализацию визового режима, и мы тоже получили заверения европейских коллег, что это будет происходить даже в существующей двусторонней базе договоров между Украиной и Европейским союзом – это выдавать многократные визы и длинные, в общем, на несколько лет. И все, тогда в ближайшие три-четыре года людям не надо будет обращаться опять за визой.

А.ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи возникает вопрос: Не боится ли Украина, что ее граждане благодаря этому начнут нелегально эмигрировать, как это было с некоторыми странами Европейского союза, когда вступали они – я имею в виду Польшу, Болгарию, Румынию – не боитесь ли вы, что, таким образом, дешевая рабочая украинская сила осядет в Европе, как неквалифицированная, а квалифицированная просто уедет.

А.ДЕЩИЦА – Я хочу просто сказать, что я был сейчас в Париже и встречался, тем не менее, с украинцами, которые готовы сейчас поехать в Украину; которые готовы вернуться в Украину, где очень нестабильно, и где стреляют, и они готовы защищать Украину, и они готовы приехать сюда и здесь остаться, чтобы работать, жить и развиваться уже здесь, и растить своих детей и думать о своем будущем. А, если в Украине будет спокойно, то, тем более, я уверен, что они будут приезжать, здесь оставаться и здесь работать, они не будут никуда уезжать, потому что будет им намного комфортнее жить в Украине.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот смотрите, исходя из наблюдения снаружи, насчет спокойствия  -я бы, конечно, подумал несколько раз. Мы видим, как неспокойно на юго-востоке Украины, и как совсем неспокойно в Крыму. И можно говорить, что это там либо «печеньки Госдепа» либо «длинная рука Москвы», но все-таки, когда есть массовое движение, значит, есть недовольство людей реальное, господин министр.

А.ДЕЩИЦА – Я же говорю, что люди сейчас готовы – украинцы, которые проживают в Европе – они готовы приезжать даже, когда и неспокойно, а тем более, когда будет спокойно, я думаю, что они будут заинтересованы в том, чтобы приехать в свою родную страну. Насчет неспокойства – конечно, мы сами обеспокоены, и мы должны сделать… у нас твердые намерения, нужно навести порядок, но навести порядок не с помощью автоматов, а с помощью закона.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ксения Туркова.

К.ТУРКОВА – Как раз по поводу нелегальной рабочей силы я хотела спросить.Потому что известно, что уже и был отток этой нелегальной рабочей силы, например, массовый в Италию, и очень много материалов по этому поводу публиковалось, как украинцы, которые уезжают на заработки в Италию, там живут, и, в общем, не в самых хороших условиях. Вот эти люди, вы думаете, будут сейчас готовы вернуться сюда и им найдется, чем здесь заниматься? Потому что уезжали они именно для того, чтобы заработать себе на жизнь.

А.ДЕЩИЦА – Я согласен, да, что они уезжали, потому что не могли найти работу здесь, и поэтому мы, наше правительство направлены на то, чтобы создать условия здесь, которые были бы более привлекательны, чем условия, в которых они живут в Италии. Это очень страшная проблема. Люди, которые уезжают в Италию, Испанию, они там живут в плохих условиях. Они оставляют здесь свои семьи, их дети растут без матерей, как правило, и без отцов. Мы абсолютно выступаем против этого. Но, как можно это сделать? Как можно сделать  — не разрешить им туда ехать? Только сделать больше привлекательной жизнь в Украине и возможность создания рабочих мест здесь, и будут получать большую зарплату.

А.ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи президент Путин на своей пресс-конференции сказал, что около 3 миллионов украинцев работают или приехали, по-моему, он сказал, в Российскую Федерацию на заработки, и эти люди, их семьи тесно связаны, естественно, с тем, чтобы эти деньги пересылать, он называл какую-то астрономическую цифру, которая пересылается через границу. С этим что, господин министр?

А.ДЕЩИЦА – Эти люди, если у них условия для работы будут в Украине лучше, то они останутся здесь, они будут работать здесь. Наша задача – мы сейчас говорим о том моменте, когда нужно защитить страну, но мы параллельно думаем о будущем – наша задача: создать условия для того, чтобы инвестиции приходили, для того, чтобы люди оставались, для того, чтобы зарабатывали побольше денег. Но это нужно здесь, в Украине, и создать своеобразный план – я не знаю – Маршала, или, как хотите назвать — для Украины, чтобы можно было в Украине чувствовать себя уверенно в своем будущем, как в любой другой европейской стране. И лично абсолютно не боюсь того, чтобы люди куда-то уезжали на работу. Потому что единственный способ, как их задержать – то сделать здесь более привлекательные условия. Потому что, ну, что происходило, скажем, в Польше или в Румынии – они поехали сначала, все ринулись, потом посмотрели – «зачем мне там жить, если условия не лучше, если зарплата чуть, может больше, но все равно там издержки – лучше жить у себя дома».

А.ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи я сегодня запросил данные у Федеральной миграционной службы России – у нас еще 5 минут господин министр – по поводу переезда на постоянное место жительства из Украины в Россию за последние два месяца. Значит, полторы тысячи человек запросило гражданство…

А.ДЕЩИЦА – Российское гражданство.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, украинские граждане – полторы тысячи человек за два месяца. И 82 человека попросили политического убежища. И, тем не менее, в прошлом году этого не было.

А.ДЕЩИЦА – Знаете, опять же, если они чувствуют себя неуютно, мы не будем их держать, пожалуйста – уезжайте.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Уезжайте, да, но уезжайте вместе с Крымом…

А.ДЕЩИЦА – Нет, Крым остается. Крым – у нас нет даже сомнений, что Крым – это украинская территория.

А.ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи вы говорили, что проблему Крыма нужно решать дипломатическими методами; но вы все-таки объясните мне – это мой последний вопрос – вы  опытный дипломат — я дипломатов ненавижу, потому что все равно вы не скажете правды, — но все-таки намекните. Просто вы сами говорите, что в Крыму стоят российские войска – это вы сказали  — а мы знаем с вами, что на 16 назначен референдум, голосование, и он будет проведен, я думаю, вы не сомневаетесь. Я думаю, что те результаты, которые нам покажут, они приблизительно очевидны; я думаю, что Российская Федерация должна будет реагировать на эти результаты, и мы приблизительно представляем, как российская власть на это будет реагировать. Какими существуют дипломатические инструменты, чтобы остановить этот паровоз, поезд, локомотив, который несется, грохоча по рельсам к 16 числу и к славной победе того, кто этого хочет?

А.ДЕЩИЦА – Можно я отвечу таким образом: меня спрашивают – я был сейчас… можете себе представить, министр иностранных дел Украины назначен на должность в пятницу прошлую, неделю тому назад, а субботу уже начинается война…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вы вошли в историю уже – в учебнике будет написано, да!

А.ДЕЩИЦА – И вот нужно это все решать бегом-бегом…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это же ваша не первая дипломатическая должность, давайте тоже говорить – вы человек опытный.

А.ДЕЩИЦА – Я просто хотел сказать, что за  эту неделю я уже встретился со столькими своими коллегами министрами иностранных дел, что, наверное, обыкновенный министр… не обыкновенный, а министр иностранных дел Украины нормально встречается на протяжении года, или, может быть, своей каденции.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, как говорит мой сын 13-летний: «И…?»

А.ДЕЩИЦА – Меня спрашивают постоянно: «Вы все время нам говорите: дипломатия, дипломатия…. А, как на самом деле? – там стоят люди с автоматами…»

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вежливые молчаливые люди.

А.ДЕЩИЦА – Да. «…как вы собираетесь все-таки против них бороться?» Я отвечаю, что «мы собираемся бороться своим мужеством и верой в Украину, и это показали наши военные, наши моряки Военно-морского флота, которые вышли на улицу с флагом и украинским гимном и остановили военных с автоматами в руках. И я думаю, что это вера в добро и вера в победу победит.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, это ответ не дипломата – это ответ политика. А теперь ответа дипломата.

А.ДЕЩИЦА – Вы же хотели, чтобы я вам не по-дипломатически ответил.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я хотел понять, есть ли дипломатические инструменты или они исчерпаны?

А.ДЕЩИЦА – Нет, они продолжаются, работа продолжается, не только работа, которая связана с санкциями, дипломатические каналы, дипломатические возможности не исчерпаны. И они, я бы даже так сказал: все более и более креативны.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Угрожающе сказал министр иностранных дел Украины Андрей Дещица. Спасибо вам большое.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире