10 августа 1999 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Артур Чилингаров, заместитель председателя Государственной Думы ФС РФ.
Эфир ведет Марина Королева.

МК: Я хотела бы начать с Ваших вчерашних слов, с Вашей эмоциональной реакции на отставку правительства Степашина. Вы назвали действия президента непрогнозируемыми и непредсказуемыми. Вообще, то, что вчера произошло, Вы, как я посмотрела в информационных агентствах, назвали «недопустимой кадровой чехардой». Вы по-прежнему придерживаетесь этого мнения, по-прежнему считаете, что действия президента были абсолютно немотивированными в этой ситуации?
АЧ: Можно даже еще и усилить эту позицию. В любом случае, мы не первое правительство утверждаем и всегда соглашаемся, когда нас убеждают, что это правительство нужно для того, чтобы исполнительная власть работала нормально, учитывая необходимые запросы населения. Естественно, мы каким-то образом пристраиваемся, особенно те региональные депутаты, которые представляют свои регионы, очень много запросов по этому поводу. У меня Север, я еще не был в отпуске, потому что вообще не принято, когда идет северный завоз, отдыхать. Это такая работа, которая необходима именно в этот период. Можно в декабре отдыхать или в октябре, когда уже нет необходимости обеспечивать завоз по Крайнему Северу. Я могу сказать откровенно, что оперативная комиссия, я уже много лет ее член, и уже человек восемь поменялось председателей, при Аксененко она работала очень жестко и оперативно. Мы собирались даже в субботу. В ту субботу мы собрались в 9 утра и сидели до 12 дня. Притом, там были губернаторы. Это, как раз, поздновато, правда, но это был такой разбор полетов, учеба. Губернаторы представляли свои проблемы, и на месте решались вопросы, необходимые для того, чтобы обеспечить труднодоступные районы Севера всем необходимым, хотя проблем очень много. И это мне нравится, я еще в советские времена был в комиссии по Крайнему Северу, и я видел, что примерно так же и когда-то работу в этих комиссиях, когда их возглавлял и Талызин, и Маслюков Поэтому с этим правительством начали работать. Мы слышали и говорили, предсказывали, что ему осталось где-то до сентября.
МК: С чем были связаны такие предсказания?
АЧ: Я не знаю. Может быть, не очень нравился кому-то в Кремле Степашин. Он мне импонирует, мы с ним друзья, потому что мы ленинградцы. Кстати, и Путин ленинградец. Я очень рад, что ленинградская школа возвращается в политическую элиту. По логике-то, получается очень просто: правительство в любом случае должно было работать до декабря месяца. В декабре новая Дума, в любом случае, правительство уходит в отставку, формируется новое правительство на основании парламентского большинства и т.д. Итак, срок не очень большой. И вдруг на ходу все это прерывается. Непонятно совершенно, я не могу понять, хоть я и прогнозист. В основном я занимался, кто меня слушает, ледовыми прогнозами, это очень непростое дело. Политическими тоже, прогнозирую, но не думаю, что это может быть в один день.
МК: Т.е. Вы не усмотрели в действиях президента, президентской администрации никаких логических, объективных поводов для отставки правительства Степашина?
АЧ: Я думаю, что не только я, я думаю, вся страна не усмотрела.
МК: А чем, по Вашему мнению, Степашин все-таки не устраивал президента?
АЧ: Трудно говорить за президента, потому что Степашин активно стал посмотрите его жизненный ритм последних дней: кроме, конечно, заграничных поездок, которые необходимы ему как председателю правительства, он еще много ездил по стране. Владивосток, Свердловск, Татария.
МК: Не далее как за день до отставки он был в Поволжье.
АЧ: Да. И где-то импонировало, что он занимался не простыми разговорами, а собирал отечественных товаропроизводителей, какие-то вопросы обсуждал, и как активный человек, он очень активно работал. На скаку остановили. Не могу понять.
МК: Несмотря на то, что Дума еще целиком не собралась, это только еще предстоит в течение этой недели и к понедельнику, когда она должна будет рассмотреть кандидатуру Владимира Путина, тем не менее, наверняка Вы встречаетесь со своими коллегами, наверняка вы обсуждаете эту проблему и какие-то версии кто-то из вас высказывает. Если пройтись просто по версиям. Есть такое мнение, что Степашина сняли просто потому, что он слаб, нерешителен. Может такое быть?
АЧ: Нет. Ну чем он слаб, нерешителен? Он же до этого был министром, он возглавлял разные должности. Конечно, в хозяйственной работе у него не было опыта, но работы оперативной, административной у него было достаточно. Я думаю, что он жесток был по своим вопросам. Я контактировал больше с оперативной комиссией завоза на Север. Могу сказать, что она работала, по моему мнению, успешно, и была надежда, что мы не будем в декабре, в ноябре и в октябре вывозить людей, которые не обеспечены продовольствием. Я, кстати, когда Степашина назначали, сказал ему, что одна из головных болей, которая у него будет, это Север. Три четверти России — Север.
МК: И он участвовал в этом активно?
АЧ: Аксененко. Я понимаю, с подачи председателя. Активно, мы заседали практически каждый день.
МК: Еще я слышала одну версию. Например, о том, что Степашина сняли за намерение применить силу на Северном Кавказе. Мы знаем, что сейчас происходит в Дагестане. Такое могло быть?
АЧ: Да нет, а как не применять силу? Идет бандитское нападение внутри России, бандитские формирования. А как с бандитами поступать по-другому? Я так думаю, что, может быть, наоборот его, за то, что он не очень активно занимался? Но по боевым действиям видно, что там активно занимается и МВД, и армия там находится сейчас. Я думаю, что эта версия не совсем оправданна.
МК: Еще одно предположение, которое тоже звучало вчера, его высказывали представители КПРФ: что Степашина сняли затем, чтобы освободить его для работы в одном из крупных предвыборных блоков, и назывался прежде всего блок «Отечество Вся Россия». Т.е. здесь с отставки снимался негативный оттенок, и речь шла о том, что это такой просчитанный ход, т.е. Степашина освобождают для политической работы.
АЧ: Надо было сначала посоветоваться, видимо, с лидерами блока. Вряд ли администрация с лидерами блока, с координационным советом советовалась по этому поводу: мы снимем и вам дадим Степашина. Как у нас могут дать? Это коллегиальное решение, значит, оно должно быть рассмотрено. Я еще раз скажу, мы товарищи, я с уважением отношусь к Сергею Вадимовичу. «Отечество» открыто и, я думаю, «Вся Россия» для всех людей, которые политические деятели, которые хотят каким-то образом сделать так, чтобы россияне жили лучше, в первую очередь. Поэтому мы открыты, поэтому, я думаю, эта версия тоже не очень приемлема.
МК: Кстати, если говорить о судьбе Сергея Степашина. Теперь он отставленный премьер, он пополнил армию бывших премьеров, за время правления Бориса Николаевича Ельцина их накопилось достаточно. Что он будет делать дальше? Сейчас разные блоки наперебой предлагают ему войти в их предвыборные списки. В частности, предложение уже фактически поступило от Бориса Немцова, он предлагает ему войти в тройку лидеров предвыборной правоцентристской коалиции. Как с «Отечеством Всей Россией»? Нужен ли этому формирующемуся блоку Сергей Степашин?
АЧ: Я еще раз хочу сказать, что есть заявления, что предлагают, я не знаю что. Но мы этот вопрос не обсуждали, это его личное мнение, кто говорит, что уступит такое-то место, такое-то место. На политсовете, координационном совете этот вопрос не обсуждался.
МК: Георгий Боос в прямом эфире у нас сегодня сказал, что Сергей Степашин вполне может войти в тройку, четверку, так он осторожно выразился, лидеров блока «Отечество Вся Россия».
АЧ: Не знаю, чем обосновывается выступление Георгия Бооса. Мы этот вопрос не обсуждали ни на политическом совете «Отечества», ни на нашем координационном совете. Я еще раз могу сказать, что у меня особое положение, я просто знаю хорошо Сергея Вадимовича и имею с ним товарищеские отношения: мы открыты для всех политиков. Но есть коллегиальное решение, мы же там все разные, и в «Отечестве», и во «Всей России». Я думаю, что, в любом случае, этот вопрос будет обсуждаться, и общая позиция такова, что это политик очень достойный.
МК: Да, я хотела спросить о Вашем личном мнении. Как Вы считаете, фигура Сергея Степашина добавила бы вес этому предвыборному списку, если бы он встал в тройке-четверке лидеров?
АЧ: Нет, тройка определена, мы как-то уже говорили об этом.
МК: Давайте еще раз назовем.
АЧ: У нас определено, практически, есть предложение от «Отечества» о том, чтобы возглавил наш список Евгений Максимович Примаков. Лужков и дальше это мы не обсуждали.
МК: Что касается Примакова, кстати. Эта кандидатура определена, прежде всего, с его стороны? Мы от него пока не слышали никаких заявлений на этот счет.
АЧ: Услышите. Когда будет ему предложение официальное от блока «Отечество Вся Россия», естественно, он скажет, принимает он его или нет.
МК: Т.е. официально такого предложения не было?
АЧ: Это предложение может быть на днях.
МК: Кто-то из руководства блока разговаривал в ближайшее время с Евгением Примаковым, может быть, по телефону?
АЧ: Разговаривали, конечно, постоянно разговариваем.
МК: Не можете приоткрыть секрет?
АЧ: Что именно?
МК: Какое общее у него настроение?
АЧ: У него настроение боевое, я могу Вам сказать, боевое настроение. Он следит за всей политической жизнью, которая происходит в стране. Я думаю, так же ему непонятна эта отставка, как и его. И он в боевом, хорошем состоянии. Мое мнение: я буду очень рад, если он включится в политическую ситуацию, связанную с выборами в Государственную Думу.
МК: Мы с Вами поговорили об отставках, теперь давайте о возможных назначениях или рассмотрении нового исполняющего обязанности пока премьера в Госдуме. Примечательное заявление сегодня сделал Александр Вешняков, председатель Центризбиркома. Он сказал: «Если Госдума трижды отклонит кандидатуру Владимира Путина на пост премьера, то по Конституции не исключен перенос думских выборов». Дело в том, что по Конституции новый состав Думы должен собраться не позднее, чем через четыре месяца, там по срокам не получается, т.е. к 30 декабря. Как Вы расцениваете это заявление председателя ВЦИК?
АЧ: Мы знаем об этом, мы считали. Правда, он немножко не так считает, там могут и пораньше выборы, могут и на декабрь месяц. Но мы знаем об этом, что, если с третьего раза мы, естественно, не утвердим премьера, то, естественно, Дума распускается и
МК: Т.е. Александр Вешняков Вас не испугал?
АЧ: Нас очень трудно напугать. Вы знаете, что я лично не из робкого десятка, такая у меня полярная биография довольно непростая. Я могу сказать, в Арктику снова я всегда могу вернуться, в любое время, меня там примут, как своего. Я хочу сказать, что мы знали об этом, и эти варианты считались, для этого существуют во всяких политических объединениях штабы, которые просчитывают всю эту ситуацию. Это совершенно не новая информация, она известна тем, кто серьезно готовится к выборам в Государственную Думу.
МК: Тем не менее, в понедельник, как уже было заявлено, Дума соберется, чтобы рассмотреть кандидатуру Владимира Путина. Давайте начнем лично с Вас. Вы говорите, что Вы его знаете, вы оба ленинградцы, так же, как и Сергей Степашин, собственно.
АЧ: Трое. Матвиенко еще там.
МК: Если Вы считаете, что отставка Степашина была совершенно немотивированной, то насколько мотивированным кажется Вам предложение Владимира Путина на пост премьера?
АЧ: Я не хочу это обсуждать, это конституционное право президента. Он имеет такое право, такая Конституция, мы ее все принимали, кто ее читал, кто не читал, но голосовали за нее. Есть Конституция, президент гарант Конституции. Он имеет право менять правительство, назначать другого премьера, ему виднее. Я уже об этом говорил.
МК: Но Ваше право голосовать за этого премьера или нет.
АЧ: Да, у нас, у депутатов Государственной Думы, есть право рассматривать эту кандидатуру и за нее голосовать. Это тоже нормальная демократическая процедура. Вы знаете, что мы с первого раза редко кого утверждали. Ситуация следующая: в прошлом году, помните, когда Виктор Степанович представлялся на пост премьера, кажется, все было нормально, и с оппозицией договорились, и я лично думал, что он, конечно, пройдет на этот пост. Но Борис Николаевич сказал, что видит в нем своего преемника. Сразу задумались, и, конечно, результат был, как Вы знаете, отрицательным. Потому что, если уж на самом деле Борис Николаевич хочет видеть Владимира Владимировича своим преемником, он ни в коем случае не должен был говорить, — я ему подсказываю, ну, не ему, его аналитикам, — об этом вчера. Он должен был сказать об этом после того, как Дума бы утвердила Владимира Владимировича председателем правительства. Сказать, что молодцы вы, Дума, утвердили. Это будущий мой преемник. Чем это будет вызывать определенные вопросы? Не больше, я думаю, политических партий и движений, которые имеют своих уже кандидатов в президенты. У нас очень много хочет стать президентом России. Они будут задумываться, я бы на их месте как задумывался: одно дело премьер, один, второй, третий, четвертый Вы же понимаете, для большинства населения, которое сейчас слушает, один премьер будет, другой для них нужны какие-то серьезные шаги к улучшению их жизни. Кончается летний период, бюджетники возвращаются из отпусков, учителя, начало нового учебного года, посевная, завоз на Север, проблема с топливно-энергетическим комплексом и очень много других проблем, армия и т.д. Кто их будет решать лучше? Ну, Москва пускай решает, а на местах уже свои проблемы, и они больше уже обращаются к губернаторам. Какая будет проблема? Мы же голосуем не просто за председателя правительства, мы голосуем каким-то образом за будущего президента, одну из кандидатур. Значит, эта кандидатура будет иметь в этой гонке, которая будет с января месяца и сейчас, определенные преимущества: у нее распорядительная власть, у нее финансы, у нее экономика, у нее и принятие решений по многим вопросам жизни страны. Значит, он будет обладать по этому поводу многими преимуществами. И здесь, я думаю, будут задумываться.
МК: Т.е. Вы думаете, что какого-то из Ваших коллег может остановить это высказывание? Заставит задуматься или вообще проголосовать отрицательно, да?
АЧ: Я думаю, что это может остановить политические партии и движения, которые представлены в Государственной Думе и которые имеют, я еще раз хочу сказать, каждый имеет своего кандидата на пост президента. А он в этой гонке будет на несколько шагов впереди, потому что у него будут рычаги власти.
МК: Я хочу Вас поймать на слове. Вы назвали себя прогнозистом, и я хочу, чтобы мы с Вами вместе попытались спрогнозировать результаты голосования в Думе, если это вообще возможно. Скажем, фракция НДР уже заявила, что будет голосовать за Путина. Ваша группа, группа, которую Вы представляете, группа «Российские регионы», там какие мнения?
АЧ: Мы же не голосуем корпоративно. У нас каждый депутат представляет свой регион, я думаю, что они в этот период уже советовались со своими избирателями, и мы редко когда принимаем консолидированное решение. Не исключено, что мы примем решение, что каждый голосует так, как считает нужным. Все зависит от того еще, что будет говорить Владимир Владимирович на встрече с депутатскими группами и объединениями. Я никогда таких политических прогнозов стараюсь не делать, и в них ошибался, если делал. Я думаю, с первого раза будет трудно, конечно, пройти Владимиру Владимировичу. Жизнь покажет, какие дальше будут ситуации и встречи.
МК: А какой итог все-таки будет?
АЧ: Я думаю, что Дума все-таки примет председателя правительства.
МК: Еще вопрос к Вам как к человеку, входящему в координационный совет «Отечества» прежде всего, а потом и блока «Отечество Вся Россия», как к человеку, который близок к Юрию Михайловичу Лужкову. Как известно, отношения Юрия Лужкова с Кремлем в последний год очень тяжелые, сложные, этого уже практически никто не скрывает. Путин, как известно, — человек Кремля. Президент просто об этом заявил, назвав его своим преемником. Как Вы думаете, как будут складываться отношения между будущим премьером, если он будет утвержден, и одним из лидеров крупнейшего предвыборного блока?
АЧ: Деловые отношения. Юрий Михайлович мэр, Москва мощный мегаполис. Есть многие проблемы, которые она решает сама, есть и проблемы, которые нужно решать с помощью федерального правительства. Я так думаю, отношения Юрия Михайловича со всеми будут деловые, такие отношения, которые помогут москвичам.
МК: Это в том, что касается его мэрской деятельности. А в той части, которая касается публичной политики? На Лужкова как на политика Вы не ожидаете усиления давления со стороны Кремля?
АЧ: Я же Вам говорил, что мы, соратники Юрия Михайловича, никаких давлений не боимся. Если это будет все в конституционных нормах, в нормах законности и порядка, то нечего никому бояться. Мы готовы на всевозможные вопросы отвечать и встречаться, разговаривать. Мы вообще люди мирные, мы хотим, чтобы Россия жила нормально. Я думаю, что многое нагнетается и средствами массовой информации по этому поводу. Юрий Михайлович жесткий политик и как лидер «Отечества» всегда имеет свою позицию, отвечает жестко на все хамские отношения к нему. А так деловые нормальные отношения, потому что мы все друг друга знаем. Я же ему сказал с самого начала, что ленинградцы не просто известные фамилии, это мои товарищи, с которыми я контактирую, и если это будут деловые отношения и товарищеские отношения, что ж, мы должны работать сейчас все вместе ради России.
МК: Владимир Путин тоже жесткий политик, так же как и Юрий Лужков, судя по всему. Я вспоминаю вчерашнюю программу «Героя дня» на НТВ, где Путин сказал дословно следующее о людях, которые могут выйти на рельсы. Отвечая на вопрос Светланы Сорокиной, он сказал: «Вот если выйдут, то сядут», имея в виду совершенно другое, не сесть на рельсы. Как Вы считаете, такая жесткая позиция это то, что сейчас нужно России?
АЧ: Да нет, закон есть. Мы же говорим, выступаем, в том числе, и Степашин в своем прощальном слове перед правительством сказал, что самое главное для любого политика сейчас, который есть, — не допустить неконституционных действий. И мы, «Отечество», как политическая структура и лидеры ее, будем все делать, чтобы в России были законность и порядок. Как это можно выйти, сесть на рельсы? На рельсы сесть можно, но есть закон: если ты мешаешь поезду каким-то образом и будет нарушаться движение Про рельсы я вообще не говорю, про рельсы у нас уже было продолжение, кто-то уже пытался лечь на рельсы, если не будет у нас хорошей жизни. Не очень хорошее сравнение, я думаю.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Артур Чилингаров, заместитель председателя Государственной Думы ФС РФ.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире