АЛЕНА ВЕРШИНИНА— Владимир Петрович, смотрите, как нам всегда пояснил пресс-секретарь президента, что это решение только принято, но президент еще может решить – посылать войска или не посылать. Соответственно, это только право. Но уже в течение нескольких дней активно из Крыма приходят фотографии, видеозаписи, как журналистов, так и просто людей, что там находятся российские войска, в том числе, машины с российскими военными номерами. Откуда они тогда там? Это явно не базы Черноморского флота, судя по номерам.

ВЛАДИМИР КОМОЕДОВ – Ну, давайте, наверное, не будем…. Я говорю, войска наши всегда там были. Я был Командующим там, и там были, как составляющие войск и сил флота….Там есть и морская пехота, там есть и авиация, там есть и корабельный состав, там есть и обслуживающий состав. Достаточно полноценное объединение.

А.ВЕРШИНИНА — Владимир Петрович, но там как бы гражданские номера – это регионы самые разнообразные, включая Северокавказский военный округ… федеральный округ. То есть, это явно не Черноморский… Откуда?

В.КОМОЕДОВ – Я хочу сказать, что, конечно, НЕРАЗБ. Черноморским флотом введен в состав, (не?) подчиняется округу федеральному. Наверное, принял решение президент, дал такое право – принял решение как-то усилить какой-то техникой людьми, понимает…

А.ВЕРШИНИНА — Ну, решение по такому праву было дано только накануне вечером, а эти фотографии не первый день.

В.КОМОЕДОВ – Это же не полномасштабно. Я сам был там, я видел. Это были нормальные отряды самообороны, правда, они были вооружены, знаете, как сказать…

А.ВЕРШИНИНА — Но откуда российские войска, российские военные НЕРАЗБ?

В.КОМОЕДОВ – Как бронепоезд: «Не тронь меня!» Помните, как было в революцию. Я бы добавил: «Получишь по зубам». Поэтому откуда… Решение принято президентом. Он имеет право принять сам, так что…

А.ВЕРШИНИНА — Нет, ну он-то понятно. Это решение принято Советом Федерации только накануне вечером. А войска там уже пару дней.

В.КОМОЕДОВ – Я понимаю, что там пару дней, но там не было никаких опознавательных знаков на этих людей. Это люди нормальные, понимаете, которые защищают население, которые назывались этими самыми… войсками – не войсками… силами самообороны, да. Но, сейчас, наверное, это те войска, которые запрашивал президент у Верхней палаты, и принял решение, наверное, усилил.

А.ВЕРШИНИНА — То есть, так быстро, буквально за ночь перегнали?

В.КОМОЕДОВ – Почему бы и нет — что тут такого? Я даже видел там, на снимках – если помните – есть машины и перелетает вертолет. Это что – за тысячи километров? Это рядом все. Так? Или вы хотите конкретные вопросы, чтобы я ответил, что да – это наши войска. Нет, я ничего не знаю. Все!

А.ВЕРШИНИНА — Но мы просто не можем понять, потому что странные фотографии.

В.КОМОЕДОВ – Надо открывать глаза и видеть – нормальные хорошие парни, накормленные, понимаете, это самое…, с хорошими глазами, прекрасным настроением, с оружием в руках, да. Так что…

А.ВЕРШИНИНА — Владимир Петрович, такой вопрос. Смотрите, да, части Черноморского флота располагаются на территории Украины давно. Но просто сейчас сообщают коллеги о том, что якобы российские… даже не то, что «якобы», а то что российские войска блокируют украинские военные базы. Скажите, у нашего Черноморского флота есть такой мандат на это? Или это делается согласно вчерашнему разрешению, которое получил президент от Совета Федерации на введение войск.

В.КОМОЕДОВ – Ну, во-первых, конечно, надо не забывать, что Черноморский флот базируется на только в Севастополе. Он базируется на Каче, он базируется на Гвардейском, у него, значит, есть НЕРАЗБ.

А.ВЕРШИНИНА — Владимир Петрович, у нас что-то связь барахлит. Вы начали говорить, что он базируется не только в Севастополе…

В.КОМОЕДОВ – Не только в Севастополе, но еще и в Гвардейском – авиация НЕРАЗБ. То есть, достаточно обширно, так, чтобы обеспечивать жизнедеятельность нашего флота. И радиомаяки всевозможные и маяки и прочее. Понимаете, что нельзя говорить, что только здесь буквально… Есть договоренности НЕРАЗБ., на основании которых он находится.

А.ВЕРШИНИНА — Владимир Петрович, опять же – у него есть мандат на то, чтобы, скажем, со вчерашнего опять же дня блокировать украинские военные базы?

В.КОМОЕДОВ – Ну, какие базы? Украинские вместе в Севастополе рядом. НЕРАЗБ,

А.ВЕРШИНИНА — Что-то барахлит. Давайте вы заново начнете вашу мысль, а то прервалось – чтобы это было сплошным текстом. Повторяю вопрос: есть у них мандат на это?

В.КОМОЕДОВ – Ну, на счет мандата, я не знаю. Наверное, исходя из той обстановки, чтобы не нанести вреда, и не применить друг по другу оружие. Но, где блокируют, скажите мне? Силы у них в Одессе – там никто не блокирует. В Николаеве – никто не блокирует. Где еще там блокируют? В Керчи – наверное, никто не блокирует.

А.ВЕРШИНИНА — В Симферополе – сейчас приходят сообщения.

В.КОМОЕДОВ – В Симферополе – там войска какие-то? Там, наверное… там же переподчинили местному командованию… Ну, не местному, а местному руководству — командование…

А.ВЕРШИНИНА — Наши российские войска переподчинили местному руководству?

В.КОМОЕДОВ – Нет, не наши российские войска, а войска украинские переподчинены Крымскому правительству.

А.ВЕРШИНИНА — И, соответственно, у нас есть право блокировать их?

В.КОМОЕДОВ – Почему? Мы их блокируем их там что ли?

А.ВЕРШИНИНА -Да, на территории – стоят по периметру наши солдаты, по периметру украинских баз и как бы не выпускают людей – вот, в чем вопрос, собственно. Мы пытаемся понять, насколько это правомерно с нашей стороны, чтобы просто не перевирать это.

В.КОМОЕДОВ – Ну, наверное, чтобы не допустить кровопролития – это основная цель. Чтобы никто не вышел с оружием, не пошел в какие-то атаки или куда…. Наверное, ведутся какие-то переговоры. Наверняка. Наверное, не молчат же. Я не знаю, такой информации, что в Симферополе там блокируют, еще в других частях…

А.ВЕРШИНИНА -Ну, у нас коллеги сейчас передают, которые там находятся.

В.КОМОЕДОВ – Да?

А.ВЕРШИНИНА — Да, и поэтому мы, собственно, к вам , скажем, за экспертной консультацией обратились, потому что не можем понять, что происходит. То есть, насколько это законно с нашей стороны. Потому что мы блокируем войска украинские на территории их же баз, при этом это российские военные с оружием.

В.КОМОЕДОВ – Войска без оружия быть не могут. Никто. Ни та сторона, ни та сторона. Всегда с оружием. Только вот дано право им применять? Наверное, по отдельному приказу, по распоряжению. Поэтому пока сейчас не применяется оружие, согласитесь?

А.ВЕРШИНИНА — Ну, пока, слава богу, да.

В.КОМОЕДОВ – Мирное противостояние. Да, и дай бог, все равно не будет применено – я уверен.

А.ВЕРШИНИНА — А при каких условиях оружие может быть применено? Что должно произойти, чтобы это, не дай бог, случилось?

В.КОМОЕДОВ – Прежде всего, конечно, это (для самообороны?) НЕРАЗБ. применяется оружие. В мирное время, например, единственно, виду вооруженных сил – это капитану корабля дано право — в открытом море применить оружие на самооборону, когда по нему выпущены ракеты, когда самолет пикирует на него и так далее. В сухопутных — это немножко по-другому, да. Если, конечно, будет провокационная стрельба, то там есть предупредительные выстрелы, выстрел вверх, а потом на поражение. Поэтому целая система существует на применение оружие, но для это надо каким-то окриком, каким-то сигналом подать, чтобы прекратили все эти вещи. Нет – то на поражение в ответ открывается огонь. Первыми ми никогда не откроем огонь, я уверен.

А.ВЕРШИНИНА — Да, то есть, должна быть только провокация.

В.КОМОЕДОВ – Я думаю, что да.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире