27 апреля 1999 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» руководитель Федеральной службы России по телевидению и радиовещанию Михаил Сеславинский.
Эфир ведут Александр Плющев и Сергей Бунтман.
АП  Мы собрались поговорить относительно необходимости принятия свода профессиональных и этических правил в сфере вещания, в сфере масс-медиа. В связи с чем возникла такая ситуация, что необходимо принимать какой-то документ? Есть ли какие-то нарушения, есть ли какие-то откровенные случаи злоупотребления возможностью обратиться к массам со стороны вещателей, со стороны СМИ?
МС  Проблема возникла не сегодня. Сама идея создания документа, который называется Хартией телерадиовещателей, родилась ровно 9 месяцев назад. Такой символичный срок. В июле 1998 года первый раз собралась рабочая группа из представителей ведущих телерадиокомпаний, которые начали вырабатывать текст этого документа. Процесс шел непросто. В этот промежуток происходили общеполитические события, он периодически затормаживался, потом возникал вновь. Тем не менее, все вещатели осознают тот факт, что мы работаем в настолько тонкой, деликатной сфере, что не могут в ней все нормы регулироваться какими-либо законодательными или нормативными документами. Например, идет информационный репортаж, в какой-то передаче показываются кадры с места катастрофы, с места происшествия, кадры бомбардировок в Югославии. Зачастую при этих съемках оператор крупным планом снимает только что погибших людей, иногда тяжело раненых людей, людей, которые умирают. Кто является судьей, что еще можно показать, а что уже нельзя? Где надо остановить фокус камеры, насколько ее можно приблизить, а насколько ее лучше не приближать? Таких вопросов очень много. Невозможно создать какой-либо орган, или государственный орган ФСТР, или какой-либо другой, как это предлагалось в Высшем совете по этике и нравственности, корпоративный орган, который бы говорил: «вот это точно можно, а вот этого уже нельзя». Это проблема, связанная с неким общим самочувствием телерадиовещателей, которые, договорившись, могут взять на себя некие добровольные нормы.
АП  Если ли сейчас у нас в стране СМИ, которые в принципе соответствуют тому документу, который вы хотели подписать? Или всем есть над чем подумать?
МС  Я думаю, что всем есть над чем подумать. Ибо в Хартии сформулированы не только принципы, связанные с такими деликатными проблемами, о которых я говорил. Сформулированы и принципы, связанные с обязательством к стремлению к чистоте русского языка. И у нас были случаи, когда ведущие, когда гости злоупотребляют своей свободной лексикой, не ощущая, что они находятся в эфире, когда их слушают большое количество людей, в том числе несовершеннолетних. И причем иногда мы выносили за это предупреждения. В частности известный случай с радиостанцией «Серебряный дождь». При этом мы сталкиваемся с той же самой проблемой: какое слово уже можно употребить, а какое уже нельзя; в каком контексте можно, а в каком уже нельзя. Желательно, чтобы эти вопросы сообщество решало само.
СБ  Сейчас Вы обратились к наиболее тонким и трудно ощутимым проблемам. Есть гораздо более ощутимые проблемы, в которых и телевидение, и радио очень сильно грешит. Это проблема непроверенной информации. Это проблема т.н. слива. Это проблема компромата. То есть пленки, кассеты, полученные путем подслушивания, скрытой камеры и прочего использования этих вещей. Постановка собственная журналиста на одну сторону в конфликте, например. Невнимание к другому мнению. Необязательность двух источников. Это ведь тоже входит в Хартию телерадиовещателей, и это более материальные темы, о которых можно договориться.
МС  Безусловно. Особенно эти темы актуальны в нынешнем году, когда будут проходить парламентские выборы, когда многие телекомпании будут проходить некое нравственное испытание. В Хартии достаточно четко сформулированы принципы, связанные с достоверностью информации. В частности все компании, которые подписывают Хартию, берут на себя обязательство проведения четких различий между сообщениями о фактах, комментариями и предположениями во избежание их отождествления. Берут на себя обязательство незамедлительно исправлять допущенные в сообщениях ошибки и неточности. Берут на себя обязательство во всех случаях давать не только критику, но и давать возможность высказаться с ответом на эту критику. Причем должны быть равные условия, созданные, и по форме, и по времени. Один из важнейших принципов это обязательство публиковать информацию, полученную только из надежных источников. В случае возникновения сомнений в ее достоверности делать необходимые оговорки.
СБ  Я попросил бы одного уточнения. Факты, комментарии, предположения. Давайте приведем пример. В новостях, например, какой-нибудь условный Плющев или условный Бунтман говорит. С одной стороны, он может сказать: «косовские бандиты» или наоборот, «сербская военщина сделала то-то и то-то». Я факты не искажаю, но у меня тут есть такой эпитет. Как это считать? Здесь уже какой-то комментарий или нет, по Вашему мнению?
АП  Я приведу еще один пример. Было «хваленое «Ф-117».
МС  Действительно, когда вы употребляете такую лексику, фактически даете свою авторскую оценку действий тех или иных персонажей, что допустимо. Вы высказываете свою позицию. В то же время важно, чтобы эта позиция была заявлена.
СБ  Сказать, что это комментарий, а не новость, например?
МС  Что это Ваша точка зрения, что Вы, возмущаясь действиями кого-либо, используете такую терминологию.
АП  Мы говорили о сливе. Сергей Бунтман затронул эту тему. Очень часто бывает, что фигурирует в таких материалах и общественно значимая информация, где фигурируют властные структуры, представители властных структур. О том, о чем молчать-то и нельзя. Как может быть в этой ситуации?
МС  Безусловно, Вы правы. Хартия вещателей, которая в качестве основного принципа осуществляет и такой принцип, как уважение и соблюдение неприкосновенности частной жизни, в то же время делает оговорку. Оговорка заключается в том, что исключением из установленных правил о неприкосновенности частной жизни могут быть интересы. В первую очередь общественные интересы или интересы защиты прав и свобод других лиц. Вещатели сами договариваются, что они под этим понимают. Не депутаты говорят, что такое общественные интересы, не прокуратура говорит, что такое общественные интересы, а вещатели говорят, что в целях настоящей Хартии, под общественными интересами они понимают необходимость защиты основ конституционного строя, предотвращение угрозы безопасности государства, обнаружение преступления. Что совершенно справедливо. Защита общественного здоровья и безопасности граждан. Предупреждение общества от введения в заблуждение какими-либо действиями, документами или сообщениями лица или организации.
СБ  Болезнь Президента это общественно значимая информация, как бы ее не скрывали?
МС  Да.
СБ  А болезнь семьи Президента?
МС  Тонкий вопрос, который требует осмысления.
АП  Завтра состоится первый этап подписания Хартии телерадиовещателей. Наверное, была весьма сложная работа над этим документом. Большой список телекомпаний, которые подпишут завтра в «Президент-отеле». Что вызвало наибольшие трудности или наибольшие несогласия?
МС  Проще сказать, что не вызывало трудностей. Потому что компании понимают весьма отчетливо тот факт, что если они берут на себя эти обязательства, если они создают механизм контроля за выполнением этих обязательств, то формулировки должны быть настолько четкими, настолько ювелирными и настолько прописанными, отточенными, что действительно потом они не станут препятствием на пути просто построения информации как таковой. И это вызывало действительно очень серьезные проблемы. Наиболее активно мы работали по разделу, связанному с достоверностью информации, по разделу «нормы, несовместимые с цивилизованной журналистикой». На первом этапе нашей передачи мы уже обсуждали, что существуют вопросы, которые могут по-разному толковаться. Например, болезнь членов семьи Президента. Для того, чтобы дать оценку тому, правильно или не совсем правильно компания развивала эту тему, компания договаривается о том, что создается общественный вещательный совет. Членов этого совета они сами выбирают. И именно общественный вещательный совет, а не какой-либо государственный орган, будет рассматривать эти деликатные вопросы. Это своеобразное жюри телерадиовещателей. Я думаю, что на сегодняшний день этот механизм самый правильный. Может быть, через два-три года, когда многое в стране изменится, когда пройдет очень политизированный этап в нашем обществе, связанный в том числе и с предстоящими выборами, Хартия получит свое развитие, в нее войдут какие-то дополнительные принципы и нормы, механизмы контроля будут более строгими. Но на сегодняшний день это оптимальный вариант, и федеральная служба России по телевидению и радиовещанию в своей деятельности по контролю за телерадиовещателями, по контролю за соблюдением ими лицензионных условий будет в том числе руководствоваться рекомендациями этого совета.
СБ  Здесь один пункт вызывает некоторые вопросы. «Недопустимо преднамеренное распространение информации в форме, провоцирующей панику, массовые волнения, беспорядки, сбои функционирования транспортных систем и иных систем жизнеобеспечения». Дело в том, что это зависит не столько от формы, сколько от содержания. С другой стороны, мы не можем скрыть информацию, даже осознавая, что может спровоцировать панику. Например, на Москву летят ракеты. Я это узнал собственно из пункта Куропотамии, которая нас атакует.
АП  Да, или прорвало Курчатовский реактор.
СБ  Чернобыль.
МС  Вы приводите действительно экстраординарные случаи, в которых Хартия уже может и не работать. Когда на Москву летят ракеты, будет не до Хартии.
АП  Насколько я понимаю, паника возникает как раз в экстраординарных случаях.
СБ  Да, само понятие паники, сбои транспортных систем и прочее.
МС  Вещатели, записывая этот пункт, подразумевали, конечно, не такие глобальные катастрофы, не такие стратегические изменения в нашей жизни. Можно же совершенно другую информацию преподносить по-разному. Можно и заторы на дороге преподнести таким образом, что будут нарушены и другие транспортные артерии. Можно аварию на водоканале преподнести таким образом, что люди перестанут брать воду из крана, а побегут к родникам. Подразумевается, что вещатели понимают свою ответственность за то, чтобы информация, связанная с такого рода происшествиями, была преподнесена максимально точно. Максимально ответственно отнестись к тому, в каком виде она выйдет в эфир.
СБ  Есть ли пункт «ответственность радио— или телекомпаний за сокрытие информации, жизненно важной»? То есть по политическим, по экономическим, по причинам собственной безопасности журналистов или руководства телерадиокомпаний можно скрыть ту или иную общественно важную информацию. Есть ли ответственность наша за это?
МС  Эта тема как-то в меньшей степени обсуждалась. Я не думаю, что она сейчас так остро перед нами стоит. Она стояла остро, когда в стране существовали одна-две-три крупнейшие теле— или радиокомпании. В ситуации, когда в стране действует около 1800 телерадиокомпаний, просто невозможно какую-либо информацию скрыть как таковую.
СБ  А с другой стороны, есть очень много зависимых, что от государства, что от денег, что здесь мы могли бы подписывать такую Хартию, развязать друг другу руки.
МС  Мы видим очень часто реально такую ситуацию, когда одна телекомпания какое-то сообщение выпускает в эфир и активно его комментирует, другая не обращает внимание на эту информацию. Это право компании как СМИ. Я думаю, что эта тема является следующим этапом развития таких документов, как Хартия телевещателей.
АП  Не могу не спросить об Интернете. Дело в том, что в последнее время очень много в Интернете публикуется компромата. Всем известные примеры. Особенно сайт «Коготь». Планируется ли рассматривать Интернет как СМИ? Или отдельно СМИ, вещающие в Интернете? Планируется ли их привлекать к Хартии?
МС  Мы обсуждали эту тему где-то полгода назад. Не в контексте Хартии телерадиовещателей (она распространяется именно на вещателей), а просто как общую проблему. С моей точки зрения, Интернет является особым миром, в котором не действуют очень многие принципы и нормы, которые существуют в нашем обыденном мире. Человек, погружаясь в этот виртуальный мир, понимает, что он уходит в некую другую сферу, где все по-другому. Он понимает, что, попадая в какой-то сайт, он может подвергнуть опасности свое психическое здоровье, он может подвергнуть опасности свой компьютер, он может получить недостоверную информацию. Он может наткнуться на то, что вызовет у него шквал раздражения, возмущения или чего-либо подобного. Регулировать отдельные сайты в Интернете занятие бесполезное и непродуктивное. Поэтому мы сошлись на том, что на сегодняшний день единственный вариант, который возможен для регулирования Интернета, это предоставить возможность всем желающим, людям или организациям, которые создают свои сайты, их регистрировать. Тем самым демонстрировать, что наш сайт, зарегистрированный, для Вас является максимально безопасным. Что по всей видимости в этом зарегистрированном сайте информация более достоверная, чем в соседнем сайте, который является полуподпольным, в котором более интересная, более горячая информация, более свежая, но непонятная и не проверенная.
СБ  В преддверии этих двойных (полтора года) выборов какую-то особую стратегию обсуждает ли или будет обсуждать ФСТР с вещателями?
МС  Не то чтобы особую. Для нас самой важной темой является тема соблюдения законодательства о выборах, как парламентских, так и президентских. Мы понимаем, что многие, особенно региональные компании будут подвергнуты искушению, как финансовому, так и другим искушениям. Когда губернаторы, от которых многие СМИ зависимы, будут поддерживать и будут просить СМИ поддержать какого-либо кандидата. Когда будут приноситься существенные средства для поддержки. Поэтому мы предполагаем осуществлять регулярный мониторинг телерадиоэфира, как центральных каналов, так и региональных СМИ через свои структурные подразделения.
СБ  Что будет тем, кто не подпишет? Плохо к ним будет относиться ФСТР?
МС  К тем, кто не подпишет Хартию телерадиовещателей, мы будем относиться хорошо. Я не думаю, что будет много компаний, которые по принципиальным соображениям скажут: «мы не будем подписывать Хартию». Другое дело, что кто-то может подписать эту Хартию с оговорками. Кто-то считает, что отдельные принципы для них не приемлемы. У кого-то совершенно другой стиль эфира. Так что никаких репрессивных мер к тем, кто не подпишет Хартию, не предусматривается.
АП  Сейчас, на нынешнем этапе есть те, кто отказывается подписать Хартию?
МС  На нынешнем этапе нет.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был руководитель Федеральной службы России по телевидению и радиовещанию Михаил Сеславинский.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире