А. ВЕНЕДИКТОВ – Здравствуйте, Валентина Ивановна. Спасибо, что принимаете меня в вашей студии. Я здесь еще не был. Попробую себя здесь.

В. МАТВИЕНКО — Давайте.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Валентина Ивановна, я только что приехал из Украины, и у меня было две темы. Одним глазом я смотрел в телевизор, потому что шла Олимпиада, я болел за наших биатлонистов, у меня возникло политическое косоглазие, потому что вторым глазом я смотрел вниз, что происходило на майдане. Я думаю это две главные темы сегодняшнего дня. Не косоглазие. Но тем не менее. Сначала Олимпиада, я хочу вас поздравить. И себя, потому что конечно, зрелище получилось, и спорт получился. Но, какие уроки Россия должна вынести из Олимпиады?

В. МАТВИЕНКО — Прежде всего, я как не просто чиновник, а живой человек не могу не передать свои эмоции по поводу Олимпиады. Это просто триумф России, наших спортсменов. Это важнейшее международное планетарное, политическое событие. Которое Россия провела очень достойно. И это не только наша точка зрения, это точка зрения всех спортсменов, которые принимали там участие. Всех, кто побывал в олимпийской столице Сочи. То, что Россия сделала за столь короткий срок. Она сделала величайшее дело и таких Олимпиад по оценкам всех, не было и я уверена, длительное время не будет. Во-первых, создана современнейшая инфраструктура, очень удобная для спортсменов, для условий проживания, иная инфраструктура. Организация соревнований заслуживает всяческих похвал, безусловно. Безопасность была абсолютной и в то же время все отмечают, что незаметной была безопасность. Она не мешала спортивным состязаниям. Конечно же, хочется сказать в этот день огромные слова благодарности всем, кто приложил свою руку к созданию инфраструктуры. К организации соревнований. Нашим замечательным волонтерам, которые создавали особую атмосферу. Нашим болельщикам, вы знаете, благодаря болельщикам была создана особая атмосфера единения всей нашей нации. Единения страны. Олимпиада вошла в эти дни в каждый дом, и вот такой подъем в стране и патриотизм, которого мы еще никогда не испытывали. И конечно же огромные слова благодарности нашим выдающимся спортсменам. То, что они сделали, что они завоевали такое количество медалей, заняли первое место, это придает нам такой гордости за свою страну, что просто трудно передать те эмоции, которые сегодня мы все испытываем.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Валентина Ивановна, но вы же государственный деятель, когда я пришел работать в школу молодым учителем, меня директор вызывал и говорил, после того как был у меня на уроках: ну хорошее о себе ты сам знаешь, давай поговорим о резервах. Вот давайте поговорим об уроках все-таки. Что мы должны вынести из этого. Что государственные деятели должны вынести. Праздник, праздник. А теперь?

В. МАТВИЕНКО — И не только праздник, а это Олимпиада я уверена она даст огромный кумулятивный эффект в целом. Это имидж страны, это новая Россия, которая предстала перед всем миром. Я уверена, что Олимпиада даст такой импульс роста интереса к спорту. Количество людей, которые будут заниматься спортом. Она создала героев, которым будет следовать наша молодежь. Потому что знаете, эти медали когда наши лыжники, которые пробежали 50 километров и просто падали, победив в такой тяжелой гонке, мы все понимаем, какой труд, сколько пота, труда, упорства, усилий стоили им эти медали. И это имеет огромное воспитательное значение. Вот какой вывод мы должны сделать. Мы должны сейчас сосредоточиться на этой волне интереса к спорту, на развитии массовой физкультуры и спорта. Над развитием инфраструктуры для спорта сегодня у нас по официальным статистическим данным 22% населения постоянно занимается физкультурой и спортом. В государственной программе развития спорта, которая утверждена, к 2020 году должно уже 40%. Но самое главное это дети, молодежи.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Школа. 2-3 урока в неделю это же смешно. Вы же понимаете.

В. МАТВИЕНКО — Вы знаете, только уроками не привьешь интерес к спорту. Это зависит и от семьи, которая должна обязательно ставить это одним из приоритетов в воспитании детей. Это зависит в целом от педагогического коллектива школы. Это зависит от классного руководителя. Я вспоминаю свою школу. У нас был учитель физкультуры, который, просто мы все заболели спортом. Каждую перемену мы не куда-то бежали, мы бежали в спортзал. Мы играли в баскетбол, в волейбол, занимались акробатикой, проводили в школе соревнования. Это зависит от личности учителя, который сумеет детям преподать этот урок. И конечно же им наша школа и наша семья должны повернуться к этому. Тогда будет меньше увлечения наркоманией, алкоголизмом, будет меньше преступности среди детей и подростков. Они будут больше тратить времени на воздухе, на спортивных площадках, а не играть в компьютерные игры…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Какие спортивные площадки, сколько, инфраструктура спортивная где?

В. МАТВИЕНКО — Алексей Алексеевич, у нас 263 тысячи спортивных объектов. Конечно, это мало. Безусловно. И нужны и крупные большие спортивные объекты. Но очень важно сосредоточиться на создании обычных футбольных полей.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Дворовые.

В. МАТВИЕНКО — Дворовых спортивных площадок. Вот я приведу пример в Санкт-Петербурге. Когда я была губернатором, мы поставили задачу, «Твой первый школьный стадион» у нас была программа. Мы построили почти 500 школьных стадионов, многофункциональных. При школах, в кварталах, и до ночи эти площадки были забиты и взрослыми и детьми и семьями. Там жила спортивная жизнь и это сразу улучшило в целом ситуацию со спортом. Поэтому сегодня главный вывод, главный урок – развивать обычную инфраструктуру спорта во дворах, при школах, в вузах. Кстати это тоже крайне важно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мы знаем, что в США крупнейшие университеты известны не только качеством преподавания, но и баскетбольными клубами, у нас тут с этим как-то…

В. МАТВИЕНКО — Вузы это слабое звено. И только сейчас в рамках программы, которая утверждена, предполагается строительство межвузовских бассейнов, спортивных объектов. Универсиада Казани. Это такое великое дело было сделано, когда молодежь, студентов со всего мира привезли в Казань и Казань до универсиады и после это два разных города. И не только потому что в Казани построили замечательные спортивные объекты. Это дороги, новый аэропорт, новые условия проживания для населения. И конечно же вся эта инфраструктура осталась в Казани и там сегодня всплеск студенческого спорта, молодежного, подросткового. Вот по этому пути надо двигаться.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вот смотрите, Валентина Ивановна. Мы видим, что наша страна сейчас идет по пути мегапроекта. Вот была Универсиада Казань, построили инфраструктуру. Вот Сочи практически перестроили и многие недовольны, что только в один город, замечательный, но в один город огромные средства ушли в то время, как условный Норильск и так далее. Вот Екатеринбург, вот будет футбол. Вы считаете правильным двигаться по мега таким точечным мегапроектам, которые оставляют потом за собой инфраструктуру, но в это время все-таки у остальных забирают.

В. МАТВИЕНКО — Вы знаете, нельзя противопоставлять одно другому.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Деньги ограничены.

В. МАТВИЕНКО — Такие проекты как Сочи, ведь что происходило. Наши спортсмены тренировалась за рубежом. У нас не было ни одного трамплина, не было другой инфраструктуры. А теперь мы создали это дома, и наши спортсмены могут тренироваться на собственной отечественной базе. Там будут тренироваться дети, появятся спортшколы, появился новый курорт современнейший, который и с экономической точки зрения и с точки зрения возможности отдыха для собственных граждан доступного в своей стране это же великое дело. Чемпионат мира по футболу. Каждая страна идет борьба за право получить такой чемпионат. И вот, честно говоря, то, что мы получили право проведения зимней Олимпиады впервые за всю историю и Советского Союза и России, в этом огромная заслуга Путина. Потому что ему доверяют, он, выступая на комитете, который принимал решение, сказал: я обещаю, мы это сделаем. Он выполнил эти обещания. Неслучайно идет такая борьба в мире. Потому что это в том числе и политика. И Россия, которая играет важнейшую роль в мировых делах, она не может быть в стороне от этих процессов. Что такое чемпионат мира по футболу. Да, предполагается затратить на него порядка 600 млрд. рублей. Но кроме стадионов это новые дороги, новые аэропорты, железные дороги, это та инфраструктура, которая будет потом служить долго-долго.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть это правильно через мегапроекты, пусть спортивные или культурные вокруг этого наращивается…вы считаете это эффективно.

В. МАТВИЕНКО — Я считаю, что это очень эффективно. Это мировой опыт, по которому идут все. Сейчас к Корее перешло право проведения зимних олимпийских игр. Это маленький городок, о котором никто может быть и не знает. Уверяю вас, после зимних олимпийских игр это станет одним из, если хотите точек роста в Корее и экономического, и развития. Они не взяли Сеул, они взяли, чтобы заодно вытащить экономически инфраструктурно этот город. И если мы будем идти так шаг за шагом, мы будем охватывать все большие территории. Но дело не только в деньгах. Дело в том огромном кумулятивном эффекте, который и экономическом и политическом и главное что это создается для людей и будут потом этой инфраструктурой будет пользоваться не только жители этого региона, но ими будет пользоваться вся страна.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Валентина Ивановна, председатель Совета Федерации. Валентина Ивановна вы сказали, что Россия играет важную роль в мировых делах. Но у нас под боком наш сосед, наши братья, наши сестры, Украина, и тут влияние России не очень было понятно в этих событиях. Фамилия Матвиенко понятно откуда.

В. МАТВИЕНКО — От мужа. Я русская.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Все равно мы не можем разделить, в этом смысле кстати Путин не прав, который считает, что в принципе один народ. Как вы смотрите на Украину сейчас? В чем ваш взгляд?

В. МАТВИЕНКО — Я как и уверена большинство смотрим с огромной тревогой на Украину. Надо называть вещи своими именами. По сути произошел насильственный государственный переворот. Насильственный захват власти. Когда шли процессы, вы знаете, что было подписано соглашение между легитимным президентом Януковичем, тремя министрами иностранных дел: Польши, Германии и Франции, где были выработаны меры по разрешению этого политического кризиса. Янукович выполнил все свои обязательства. Но к сожалению, вторая сторона те экстремистские радикальные силы, которые перешли уже к вооруженному сопротивлению и свержению государственного конституционного строя, они не выполнили ни одно обязательство, которое было возложено на них этим соглашением. И встает вопрос, а где же подписанты, которые были гарантами этих соглашений. Почему такая идет однобокая оценка и требование пока к легитимным институтам власти выполнять обязательства, и нет таких же жестких требований к обратной стороне. По крайней мере сложить оружие, прекратить вооруженное сопротивление. Освободить майдан и перейти к политическому диалогу. Это подтверждает те слова, что на самом деле никому эти договоренности нужны не были. Никто в них не был заинтересован, у оппозиции, если ее можно так назвать, не было позитивной повестки дня и политических требований, которые бы они в потенциале решили. Ведь в соглашении все было прописано. Изменение Конституции, назначение досрочных выборов президента и конечно же международное сообщество обязано потребовать и идти по этому цивилизованному легитимному пути смены власти, если народ такую смену поддержит. В итоге что мы имеем сегодня. Мы сегодня имеем революционную ситуацию. Когда так называемая революционная необходимость оправдывает все незаконно принимаемые решения, незаконно принимаемые меры. Когда депутатов Верховной Рады насильственным образом запугиванием, угрозами, затаскивают в зал буквально для того, чтобы создать легитимность принимаемых решений. Вы посмотрите, с чего начали те силы, которые как они считают, они победили. Тут же отмена закона о русском языке, тем самым начало сепаратизму в Украине, потому что мы знаем, сколько русскоязычного населения там. Разве с этого надо было начинать? Это преследование журналистов неугодных, как им кажется, которые неправильно освещали информацию. Это другие радикальные меры, с которых ни в коем случае нельзя начинать. И поэтому сегодня стоит вопрос, что пока на сегодня в стране один легитимный человек это президент Янукович.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Есть еще Рада, есть парламент, который избран всем украинским народом, и никто не ставит под сомнение его легитимность.

В. МАТВИЕНКО — Но Рада, которая принимает решение, что называется под дулами автоматов и под насильственными действиями, вопрос легитимности принимаемых решений Радой остается под вопросом. Сегодня те действия, которые предприняты, приводят просто к расколу страны. И надо отбросить политические амбиции, нужно думать о целостности страны, о сохранении институтов государственности, восстановления конституционного строя и остановить противостояние в обществе. Сегодня мы видим, что происходит в западных, восточных областях, что происходит в Крыму. Это результат тех непродуманных, невзвешенных действий, которые были предприняты вот этими радикальными силами.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Валентина Ивановна, смотрите, роль России, опять возвращаясь в нашу страну, вот приезжают три министра иностранных дел, Франции, Германии, имея мандат Ангела Меркель, приезжает министр иностранных дел Польши. От нас едет очень уважаемый Владимир Петрович Лукин. Уполномоченный по правам человека, который через неделю оставляет свой пост. Вот роль России в этом балансе какая? Где мы? Мы где?

В. МАТВИЕНКО — Поскольку то соглашение, которое готовилось, мы считали, что оно должно быть другим по содержанию. С точки зрения того, что конституционная реформа должна обязательно пройти через референдум в стране для того чтобы не допустить раскола страны. Мы считали, что нельзя принимать решения без учета мнения регионов, которые разные и голос регионов должен быть услышан. И мы понимали, что это соглашение в том виде, в котором оно подписывается и состав подписантов, с одной стороны три как бы лидера оппозиции, которые ни на что в стране не влияют, не влияют ни на майдан, ничего и с другой стороны президент страны. И формат и содержание этого соглашения не давали нам уверенности, что это приведет к урегулированию политического кризиса. И как показала жизнь, мы были правы. Что мы не стали принимать участие в этом, считая все-таки, что на этом этапе украинский народ, все силы руководителей регионов, политические силы должны были сесть за стол переговоров и выработать взаимоприемлемые решения политического кризиса. Мы не хотели участвовать в тех сепаратистских договоренностях, которые в итоге могут привести к развалу Украины.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тогда в чем интерес России?

В. МАТВИЕНКО — Интерес России в том, чтобы Украина была стабильной. Мирной. Это наш братский народ. В Украине проживает большое количество русских, русскоязычного населения. Нас с Украиной связывают исторические кровные и иные узы. И мы заинтересованы в одном – в мирном спокойном разрешении политического кризиса. И со своей стороны как вы знаете, Россия реально помогала этому. Когда Украина была в преддефолтном состоянии, для того чтобы улучшить экономическую ситуацию, которая является одним из катализаторов протестных настроений в том числе, именно Россия заявила об оказании Украине финансовой экономической помощи и поддержки. Предложила программы кооперации промышленности России и Украины, что создало бы новые рабочие места, стабилизировало бы экономическую ситуацию. Мы считали, что это наиболее важная форма поддержки в той ситуации. Но представьте себе при том беспрецедентном давлении Запада и вмешательстве во внутренние дела суверенного государства, если бы Россия хотя бы один шаг сделала, нас бы обвинили во всех смертных грехах. Мы считали, что это суверенное дело Украины. Если бы Украина попросила от нас какой-либо помощи, мы бы на нее откликнулись. Но навязывать Украине себя, навязывать какие-то решения мы не считали возможным. Это моя личная точка зрения. И поэтому в данном случае Россия по-прежнему готова оказывать любую поддержку, но легитимным властям Украины, Россия за то, чтобы вывести процесс урегулирования в цивилизованное русло, чтобы не поддаваться революционной ситуации, под которую можно списать все, любые нелегитимные решения. Для нас это неприемлемый путь.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи объявлены досрочные новые президентские выборы на Украине 25 мая. Может быть, это та самая история, которая выявит того человека или ту политическую силу, которая станет легитимной в истории революционной ситуации.

В. МАТВИЕНКО — Прежде всего, надо было дождаться выборов, а не насильственно захватывать власти и институты власти. Выборы это в любом цивилизованном государстве самый правильный путь волеизъявления населения. И я уверена, что если все будет развиваться в цивилизованном плане, сам народ Украины выберет того президента, кому он доверяет и кому он готов доверить управление государством. Сохранение государственности, восстановление конституционного строя в Украине и так далее. Поэтому любые выборы это всегда хорошо, это благо. Но очень важно, чтобы были созданы условия для проведения выборов. Чтобы не было давления. Чтобы не было угроз, чтобы не было попыток провести выборы в интересах тех, кто считает, что они сегодня победили в Украине. Вот это очень важно. И вот здесь важна роль в том числе мирового сообщества. По пресечению любых попыток давления на выборный процесс, любых попыток фальсификации, любых попыток отстранения от выборного процесса неугодных по их мнению, взглядам кандидатов. Должны быть предоставлены равные возможности для всех кандидатов, которые готовы выступить на этих выборах со своими программами и привлечь внимание и поддержку избирателей.

А. ВЕНЕДИКТОВ – 56% населения России по социологическим опросам считает Крым русским. И говорит о том, что давайте воспользуемся ситуацией, и отрегулируем ситуацию с Украиной. Я понимаю, что вы занимаете государственный пост.

В. МАТВИЕНКО — Алексей Алексеевич, понятны настроения людей, не только в России, кстати проживающих в Крыму. Об этом говорит сама история. Сколько русской крови пролито за освобождение Крыма. Там наш находится Черноморский флот. Но мы никаких действий подстрекательских или иных на государственном уровне мы не предпринимаем. Мы считаем на сегодня фактом то, что Крым является составной частью Украины, но те настроения, которые сегодня царят в Крыму, когда их никто не спросил, с ними не посоветовались, когда таким образом свергаются институты власти, настроения людей в Крыму можно понять.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы встречались с председателем Верховного совета Крыма недавно. Господином Владимиром Каретниковым по-моему.

В. МАТВИЕНКО — И он сказал, что мы всеми возможными силами и методами защитим автономию Крыма. И более того, если будут изменения в Конституции, мы потребуем больше автономии для Крыма. Потому что мы не готовы сегодня, если такие люди придут к власти, под диктовку этих людей принимать решения. Сколько должно быть русских или украинских школ, возможно ли распространение русского, использование русского языка в Крыму, где проживает более 60% русских. И так далее. И их можно понять. Они высказывают свою точку зрения. Сегодня то, что происходит в Крыму, когда уже формируются отряды народного ополчения, это их цель одна – обеспечить безопасность людей. Обеспечить мирную спокойную жизнь в Крыму. Не допустить проникновения вооруженных в масках радикально настроенных националистов на свою территорию. Потому что Крым многонациональное автономное объединение и они просто опасаются национального противостояния. Того, что будут низвергнуты институты власти в Крыму. И мы давайте так, если гражданин Израиля один где-то попадает в беду или гражданин США, там подключается вся государственная машина в защиту этого человека. А там проживает 60% русских. Но вот мы можем допустить, чтобы извините меня там установил какой-то диктаторский националистический радикальный режим с оружием в руках. Это никто не простит нам. Тем не менее, мы считаем, что сегодня власти Крыма в состоянии обеспечить свой суверенитет свою защиту, свою автономию.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Валентина Ивановна, еще два вопроса по Украине. Первый. Вы постоянный член Совета Безопасности, я понимаю, вы не будете рассказывать мне, о чем вы говорите, но насколько Совет Безопасности РФ занимается Украиной сейчас? Вопросы, которые в повестке дня.

В. МАТВИЕНКО — Безусловно, и Совет Безопасности анализирует ситуацию на Украине. Вырабатывает меры реагирования. Потому что как я уже говорила по многим причинам. Во-первых, мы не можем безразлично смотреть без тревоги на то, что происходит на Украине. Мы не можем допустить, чтобы наш огромный сосед, наш братский народ, чтобы там была нестабильная обстановка. Чтобы там была революционная обстановка. Мы граничим, наши многие территории и области граничат с Украиной. Мы связаны экономически, политически, социально, гуманитарно, кровно и так далее. Но та твердая позиция, которую мы высказали, что мы не имеем права вмешиваться активно в дела суверенного государства, это соответствует всем международным законам. Это Россия проявляет высочайшую политическую, дипломатическую культуру. Тем не менее, естественно, меры реагирования с нашей стороны, безусловно, нужны.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы сказали гуманитарные. Я вернулся бы к отмененному закону, кстати который не работал о русском языке. В этой связи там депутаты предлагают, чтобы все вместе вырабатывали новый закон о языках. У России есть большой опыт. Мы федеральное государство. Федеративное. У нас есть республики, территории, где другой родной язык. Насколько Россия готова была бы поделиться экспертами, опытом государственных языков в регионах. Хотя Украина не федеративное государство.

В. МАТВИЕНКО — Алексей Алексеевич, скажите, пожалуйста, Украина практически в состоянии дефолта. Надо срочно заниматься, спасать экономику. В Украине серьезное политическое противостояние. Противостояние регионов. Ну скажите, пожалуйста, разумные политические силы разве начнут свою деятельность с принятия или отмены закона о языках в государстве, где проживает огромное количество русскоязычного населения. Это что, забота о целостности государства, это что, забота о своем народе? Это уже говорит о неприемлемости действий того режима, который пытается себя узаконить. Надо сначала разобраться с главными вопросами. Придет время – можно спокойно посмотреть, может быть в чем-то этот закон надо усовершенствовать, не ущемляя прав всех народов, проживающих в Украине. Тем более русскоязычного населения. Конечно же мы готовы поделиться своими наработками. Но эти наработки сегодня никому не нужны. Это революционные действия людей в масках, которые пытаются таким образом самоутверждаться. Это грубейшая ошибка тех, кто как бы начал управлять страной.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Все-таки Россия-Украина это общее культурное пространство. С разными языками, разной историей. И в этой связи у меня к вам вопрос. Какая роль может быть культурных что ли связей гуманитарных, если не очень получаются политические.

В. МАТВИЕНКО — Вы знаете, когда такая идет война в Украине, я удивляюсь, почему интеллигенция, деятели науки, культуры не скажут свое слово. Почему они не встанут на защиту государственности своего Отечества. Почему складывается впечатление, что люди настолько шокированы и запуганы, что даже боятся публично выступить. Боятся преследований, угроз. Вот это самое страшное. Это попрание всех демократических принципов, которые лучше, меньше, хуже развивались в Украине. Это страшно. И конечно мы ждем, что все здравые силы Украины выскажут свое слово. Что здравые силы Украины призовут к остановке противостояния. Призовут все-таки, как бы не было сложно за стол переговоров и выработке общеукраинской повестки дня. Общеукраинского консенсуса. Вот этого к сожалению не происходит. Почему майдан, почему три лидера оппозиции узурпировали мнение всех регионов, всех слоев населения, всего общества. Кто им это право дал. Они просто его взяли силой. И конечно же, я думаю, что те культурные нити, которые связывают наши народы, те православные нити, они являются тем объединяющим, что может в конце концов вывести на разумный путь. И никому, какие бы радикалы ни пришли к власти, никому не удастся это разорвать. И мы видим голоса на востоке, в Центральной Украине, в Крыму. Эти голоса, которые именно об этом говорят. Почему нужно противопоставлять Украину Россию, единый украинский и российский народ. Да, мы разные государства, Украина хотела незалежности, она ее получила. Но просто продекларировать незалежность, и создать независимое государство с устойчивыми государственными институтами, институтами конституционными – это две разные вещи. Вот пока эти институты оказались слабыми. Именно поэтому они подверглись такому быстрому разрушению.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Напоминает вам 1993 год?

В. МАТВИЕНКО — Напоминает. Но тогда, слава богу, в России хватило мудрости выйти пусть не без потерь, но все-таки сохранить государство, единство и уйти от гражданской войны. Уйти от кровопролития.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Валентина Ивановна Матвиенко. Давайте сменим тему и вернемся в Россию. У нас за спортом, за Олимпиадой немножко забыли про культуру. Вот культура в России. Я бы хотел остановиться на одном элементе, который по-моему умирает. Речь идет о музеях, которые когда-то были центром формирования школьников точно. То есть молодежи.

В. МАТВИЕНКО — Вы как учитель с 20-летним стажем хорошо это знаете.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Прошли все музеи. Со своими детьми, со своими классами. Давайте мы сначала посмотрим репортаж, а потом я задам вам вопрос.

РЕПОРТАЖ

А. ВЕНЕДИКТОВ – Валентина Ивановна Матвиенко. Вот смотрите, я выбрал этот сюжет, потому что говорили о воспитании. Прежде всего. Что является сейчас центром воспитания? Компьютерная игра. У подрастающего поколения. Когда ребенок один на один с компьютером. Музеи…

В. МАТВИЕНКО — К сожалению не образовательные, не воспитательные игры, а часто очень жестокие.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, тем не менее, они очень влиятельны, назовем это так. Музеи мы видим все время коллективы, где дети общаются и меду собой и с предметом. Но их в России мало. Финансирование недостаточное. Чего мы будем ждать от будущего поколения, если они не умеют общаться между собой. Даже в музеях.

В. МАТВИЕНКО — Ваше утверждение о том, что музеи умирают, опровергает тот сюжет, который вы сейчас показали. На самом деле музей это конечно хранилище наших сокровищниц культуры, это ожившая история. И они играют огромную просветительскую, образовательную и воспитательную роль, безусловно. И музейное дело в последние годы получило очень активное развитие да, музеев у нас мало. Две тысячи 600 музеев. Я имею в виду и федеральных и региональных и муниципальных. У нас, к сожалению, нет учета, сколько у нас школьных, вузовских, отраслевых музеев. Их, конечно, тоже достаточно много. К сожалению, эти музеи сконцентрированы большей частью в наших столицах. В регионах в основном краеведческие, это картинные галереи и так далее. Сегодня понятно, чтобы заинтересовать музеями, они должны меняться. И они это делают. Они становятся более интерактивными. Они привносят новые формы работы, чтобы детям, особенно молодежи было интересно потрогать, поучаствовать. Быть участником тех событий, которые показывает этот музей. И это происходит. Есть опыт музея, Русского музея в частности, виртуальный музей, когда используются новые современные технологии, они идут в регионы. В школы. Тем самым привлекая интерес и просвещая людей. Конечно в силу того, что билеты дорогие, внутренний туризм у нас очень упал, это не дает возможности все эти уникальные музеи посещать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И тогда?

В. МАТВИЕНКО — Надо развивать внутренний туризм. Для этого утверждена сейчас программа внутреннего туризма, и она начала работать, особенно для школьников. Это важнейшее направление, государство должно это всячески поддерживать. Второе, конечно же, многое зависит от учителя. И от самой семьи. Понимаете, должна быть традиция в каждой семье, если не каждый выходной, то по крайней мере стараться это через выходной вместе с семьей пойти в музей. Для этого музей должен предложить детские программы, должно быть кафе какое-то…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Семейные программы.

В. МАТВИЕНКО — Семейные программы и так далее. Значит это уже должно менять работу самих музеев. Но вы знаете, я настолько преклоняюсь перед музейщиками. У меня две касты: библиотекарь и музейщик.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы питерские все такие.

В. МАТВИЕНКО — Это такие подвижники, такие преданные люди, у которых конечно маленькая зарплата. Но они живут этим. Они горят этим, они стараются. Должно быть обязательными в каждой школе программы воспитательные именно в части посещения музеев. И ведь классный руководитель не просто формальная должность. Именно классный руководитель, я уж не говорю об учителях предметниках, должен и в спорт детей привлечь, и в музей сводить и родителям на классном собрании. Роль учителя никто не умалял, и она остается крайне важной. И, конечно же, поддержка государства музейного дела. Выделяется много денег, их мало, наверное, все-таки, но, тем не менее, с каждым годом на развитие музеев, на расширение экспозиций. Кроме того, надо поддерживать меценатов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сколько мы с вами говорим о законе о меценатстве. Валентина Ивановна, вы еще губернатором, вы послом были, мы говорили.

В. МАТВИЕНКО — Алексей Алексеевич, я надеюсь, что сейчас будет культура, мы продвинем этот закон, и мы активно этим сейчас занимаемся.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Может быть в этом году он будет, наконец, принят?

В. МАТВИЕНКО — Мы все усилия для этого будем прилагать. Также как новый закон о культуре, который просто перезрел уже. Надо помогать открытию частных музеев и такая практика уже есть. Я помню еще зам. председателя горисполкома была, мы открыли музей частных коллекций. Совсем недавно в Санкт-Петербурге открылся музей Фаберже, который был организован Вексельбергом абсолютно как частный проект, начиная с реставрации. Больших средств, вложенных в реставрацию, исторического здания, так и открытия такого музея. И я хочу сказать, что наш бизнес активно помогает. Помогает ну конечно в первую очередь крупным музеям. Русскому музею. Там есть наблюдательный попечительский совет, Эрмитажу и другим. Но я недавно была в республике Алтай, посетила их местный музей, я была потрясена. При поддержке «Газпрома» замечательный музей. И с точки зрения площадей предоставленных и экспозиций, и подачи материала, который там есть и я с огромным интересом. У меня не хватило времени, чтобы познакомиться со всем этим музеем. Я знаю, что сегодня и в год культуры особенно мы постараемся, вот внимание властей к музеям выросло. И поддержка этим музеям. Ведь каждый краеведческий музей это воспитание любви к своей малой родине. Истории своей малой родины. Это трудно переоценить и воспитательное значение.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Валентина Ивановна, в связи с этим, сейчас распространилась такая идея, во-первых, «Ночь музеев» люди просто ходят, не миллионы еще…

В. МАТВИЕНКО — К вопросу о популярности музеев. «Ночь музеев» просто удивительно, с каждым годом все больше людей, кстати, по итогам прошлого года 82 миллиона человек посетило музеи России. Это очень большая цифра.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Все-таки миллионы. Но в связи с этим правильно сказали, что есть музеи с одной стороны, билеты в которые дороги, столицы. А с другой стороны семьи с небольшим достатком, их тоже в России очень много. Как сделать так, чтобы для школьников, скажем, как все-таки придти к более гибкой системе оплаты, что может государство музею спонсировать. Школьные экскурсии, и так далее. Нет по-моему такой гибкости у нас.

В. МАТВИЕНКО — Вы правы. Не во всех музеях я бы сказала. А вообще основная задача всех музеев сегодня – стать более демократичными. Это основное направление должно быть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Эрмитаж более демократичен?

В. МАТВИЕНКО — Эрмитаж должен быть более демократичным с точки зрения формата взаимодействия со своими посетителями. Уже у нас экскурсовод, за ним толпа иногда зевающих людей идет и так далее, это уже вчерашний день. Хотя экскурсоводы, безусловно, нужны, но этот формат уже должен уйти в прошлое. И конечно же музей выполнять должен социальную миссию. Для школьников в утренние часы гораздо меньше посетителей музеев. Бесплатно приглашайте школьников. Или по минимальной цене. Это ведь возможно сделать. Для наших уважаемых пенсионеров. Ветеранов. В те часы, когда нет такого массового посещения. Предоставляйте такую возможность людям. Должны быть социальные программы, в принципе ценовая политика, я не беру такие Эрмитаж, Музей Пушкина, хотя и они должны иметь специальные ценовые программы. Все-таки у нас доступная ценовая политика для музеев. Она не нагрузочная. Вот когда мы добьемся, чтобы при распределении бюджета каждой семьи, семья думала не только во что одеть и чем накормить, но и о том, какую часть средств выделить, особенно на детей, на культурные цели, на образовательные, воспитательные, тогда у нас и изменятся акценты приоритетов в семье. Которые должны быть такие социальные программы, как правило, они есть, но над этим надо работать. И программы и государство вернее, регионы должны поддерживать субсидированием, чтобы музеи финансово были устойчивыми, вот такие социальные программы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мы заговорили с вами о воспитании. Это у меня следующий вопрос. Трагедия, которая случилась в московской школе, где ученик из благополучной семьи, шедший на золотую медаль, расстрелял учителя и двух сотрудников полиции, подверг опасности своих одноклассников. Все там было хорошо, внешне в семье было хорошо. Такие случаи не ловятся, Валентина Ивановна. Мы сделали сюжет, мы не будем его сейчас показывать. Давайте поговорим о том, что является в современном мире главной точкой воспитания. Главными точками воспитания. Как бабушка, как мама.

В. МАТВИЕНКО — Это конечно величайшая трагедия. И о ней до сих пор больно говорить. Но ведь этот мальчик, это кстати характерно для многих благополучных семей, они считают, что ребенка надо хорошо одеть, он должен быть сыт и так далее…

А. ВЕНЕДИКТОВ – И принести медаль.

В. МАТВИЕНКО — Но при этом наметилось такое отчуждение в семьях родителей и детей. Родители стали меньше общаться с детьми. И поэтому дети уходят в игры компьютерные и так далее. Теряется доверие родителей и детей. Ребенок должен доверять родителю. Он должен рассказать обо всем, что его волнует. А не всегда родители готовы это выслушать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Какую-то идеальную вы описываете…

В. МАТВИЕНКО — Не идеальную, Алексей Алексеевич, это ответственность родителей. Ведь мальчик учился в школе. Он общался с друзьями, был классный руководитель, была семья. В нем уже что-то происходило, может быть, это психическое расстройство, на чем-то основанное, но никто этого не заметил. Все прозевали эту внутреннюю трагедию этого мальчика. И в итоге это закончилось такой серьезной большой трагедией. Поэтому надо менять в семье атмосферу взаимодействия общения с детьми я бы сказала. И конечно сегодняшняя школа она последние годы стала терять свою функцию воспитания. Да, есть школы, педагогические коллективы, где этому очень много уделяется внимания. Но в целом, если взять усредненную школу, мы готовим учителей предметников педвузов, я думаю, когда вы учились, было не так. Мы готовим предметников. Главная задача учителя это урок дать, пришел, отчитал, ушел. А воспитательная функция школы ушла на второй план. И мы получаем то, что получаем. И рост наркомании, и алкоголизации. И рост преступлений. И отчуждение детей от взрослых, и уход в себя внутрь. Это надо менять. Надо менять, как в семье вектор семейной политики, если хотите, так и в школе. Возвращать воспитательную функцию.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Семья или государство, школа, где тяжесть главная. Наблюдение, внимание.

В. МАТВИЕНКО — Вы знаете, я бы даже не стала разделять. Конечно, главная ответственность на родителях. Главная воспитательная функция на родителях. Главное внимание к ребенку должно быть в семье. Не только с материальной точки зрения …

А. ВЕНЕДИКТОВ – Они же не видятся. Эти работают, этот в кружках или с друзьями.

В. МАТВИЕНКО — Нужно находить это время. Когда обязательно ребенку маленькому мама, папа, бабушка на ночь читает сказку и с ним разговаривает. Общается. Когда родитель обязательно каждый день находит время: как у тебя в школе дела. Что его беспокоит, какие твои друзья. Пригласи друзей домой. И здесь много форматов, я думаю, что не буду тратить на это время. Семья. Но никто не снимал со школы ответственность воспитательной. Функцию школы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И сейчас у нас будет блиц, журналисты «Эхо Москвы» задают вам короткие вопросы, и от вас хотелось бы короткие, но понятные ответы.

КОРРЕСПОНДЕНТ — Здравствуйте, в последнее время звучат призывы о закрытии независимых СМИ, таких как, например, телеканал «Дождь» или радиостанция «Эхо Москвы». Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, не является ли это кампанией по введению цензуры в России? И как вы относитесь к подобным методам воздействия или даже давления на СМИ?

В. МАТВИЕНКО — Ну, к сожалению, как у левой части, у правой части наших политиков есть радикалы, которые позволяют себе, на мой взгляд, такие резкие радикальные высказывания, которые будоражат общество. Безусловно, это не является никакой кампанией, потому что ни от одного государственного человека, государственного руководителя никаких подобных заявлений вы не слышали, я уверена и не услышите. У нас есть закон о СМИ, в соответствии с этим законом предписан порядок, в случае если то или иное СМИ нарушает порядок, сначала несколько предупреждений, потом только по решению суда, если для этого есть основания, СМИ может быть закрыто. Я считаю, что закрытие СМИ это исключительная крайняя мера, которой не должно быть, на мой взгляд, в нашем обществе. Чем больше разных СМИ, чем больше дискуссий, разных точек зрения, критики власти, тем более устойчиво демократическое общество. И это не красивые слова, в этом нас убеждает история развития многих стран, многих государств. Но в то же время и это тоже правда, мы сталкиваемся с тем, что часть СМИ иногда подходят к той красной черте, за которую уже нельзя переступать. И СМИ должны быть более ответственны, более объективны, более ответственны не только перед законом, но и перед обществом. И перед если хотите своей такой профессиональной этикой. Это тоже должно иметь место.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Следующий вопрос.

КОРРЕСПОНДЕНТ – Валентина Ивановна, власти обозначили курс на деофшоризацию российской экономики. Но кампания эта создается впечатление, застопорилась. В чем проблема, какие инициативы прорабатываются в Совете Федерации и как сделать так, чтобы желание избавиться от бандитского бизнеса не избавило нас от бизнеса вообще.

В. МАТВИЕНКО — Спасибо за вопросы. Действительно тема острая. Как вы знаете, в послании федеральному собранию президент нашей страны Владимир Владимирович Путин поставил четкую конкретную задачу. Принять меры по деофшоризации экономики. Сегодня 42% нашего внешнего торгового оборота это более 10 триллионов рублей, проходит через оффшорные компании. И конечно мириться с этим нельзя. Нужно изменение ситуации. Изменить ее можно, только изменив наше законодательство. Поэтому сейчас мы провели, кстати, в ноябре прошлого года парламентские слушания, очень интересные. С участием большой группы экспертов специалистов. И сейчас есть две рабочие группы, и в Совете Федерации и в ГД и готовится пять новых законопроектов, поправки в Уголовный, Налоговый, Бюджетный кодексы. И мы сделаем все для того, чтобы в эту весеннюю сессию эти законопроекты были внесены. Такой опыт и такая практика есть в большинстве государств, и в США, в большинстве западноевропейских государств. Скажем, в Германии эта проблема давно решена. Здесь нужно очень взвешенно подойти. Для того чтобы сделать налогообложение офшорных компаний таким, чтобы им было выгодно перейти в российскую юрисдикцию. Нужно открытие информации о конечных бенефициарах офшорных компаний. Нужен обмен информацией между различными государствами. И многое другое. Поверьте, мы очень серьезно работаем над этой проблемой. Так же как и правительство, и министерство финансов, министерство экономики, и в этом году я полагаю, мы создадим всю необходимую нормативную законодательную базу для того, чтобы перевести это направление в цивилизованную плоскость. Хотя наш бизнес, наши граждане очень находчивые, очень талантливые. Они уже сейчас думают над новыми схемами, как обойти, может быть, будущее новое законодательство, но мы постараемся этого не допустить. Вместе с тем я считаю, что нужен будет своего рода амнистия, не амнистия, некий переходный период для того, чтобы компании могли приспособиться к новому законодательству. Провести все необходимые юридические действия по выполнению тех законов, которые будут приняты в России. Здесь нужен и диалог с бизнесом. И призыв к их патриотизму. Особенно крупные национальные компании. Я вообще не допускаю, чтобы наши государственные корпорации через своих дочек, внучек проводили какие-то операции через оффшорные зоны. Это вообще должно быть исключено. Поэтому процесс идет. Уверена, что он увенчается успехом.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И мой последний вопрос, перед тем как расстаться. Валентина Ивановна, вот, какое решение, над которым вы сейчас работаете, вызывает у вас наибольшее сомнение, отнимает больше всего времени.

В. МАТВИЕНКО — Алексей Алексеевич, таких вопросов много. Потому что я бы хотела сказать, что я считаю, что пришло время менять уголовную политику России. С точки зрения гуманизации Уголовного кодекса, УПК, тех изменений, которые бы позволили обеспечить большую юридическую защиту наших граждан. Это не значит, что нужно ослаблять меры преступникам, наоборот их надо усиливать. Но, к сожалению, наряду с преступниками часто те граждане, которые становятся подозреваемыми, с ними обращаются уже как с преступниками. Вот этого допускать нельзя. И мы создали серьезную такую межведомственную рабочую группу, с участием руководителей всех правоохранительных силовых и иных структур, и хотим вместе с ГД, с правоохранительными структурами предложить обществу новую стратегию, новую концепцию уголовной политики. Соответствующие изменения в УПК и УК.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Эко вы замахнулись.

В. МАТВИЕНКО — Вы знаете, это получает поддержку и в прокуратуре и в Верховном суде, и в Следственном комитете. Они также считают, что пришло время многое переосмыслить.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое. Я напоминаю, Валентина Ивановна Матвиенко, постоянный член Совета Безопасности РФ и председатель Совета Федерации. Это я у нее был, а не она у меня.

В. МАТВИЕНКО — Спасибо вам, Алексей Алексеевич.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире