КОРРЕСПОНДЕНТ — Вы покинули зал заседания политсовета и объявили о том, что вы выходите из партии. Почему?

В. РЫЖКОВ — Да, да, да. Вы знаете, дело в том, что последние 7 месяцев в партии РПР Парнас развернулась буквально травля меня и травля старых республиканцев, оскорбления в прессе. Дальше это перешло в голосование большинством по принципиальным вопросам, например, по разгрому санкт-петербургской организации, в результате которого из партии вынуждены были уйти 98 человек.

КОРРЕСПОНДЕНТ — Прерывается звук. По разгрому какой-то партии не прозвучало.

В. РЫЖКОВ — Дело в том, что последние 6-7 месяцев и я, и республиканцы в партии РПР Парнас подвергались постоянному давлению и дискредитации. Началось это с клеветы летом прошлого года, когда было выдвижение Навального и я голосовал против. Затем это шло по нарастающей. На меня были нападки за выступление на Валдае. Были абсолютно запредельные оскорбления по встрече с Путиным, где я передал список политзаключенных, из которых более 40 человек сегодня на свободе.

Дальше руководство партии отказалось от принципа консенсуса, который лежал в основе и стало продавливать принципиальное решение большинством. Это было, например, сделано по разгрому санкт-петербургской партийной организации. А сегодня Немцов и Касьянов внесли на федеральный политсовет фактически моё персональное дело и персональное дело девяти республиканцев, которые в декабре поставили вопрос о проблемах, накопившихся в партии.

Вы знаете, когда разрушен основной принцип партии — консенсус, согласие и доверие — нет никакого смысла оставаться в этой партии. Тем более нам обидно, что РПР — это наша партия, которую мы отсудили в Европейском суде по правам человека, мы отдали нашим партнёрам 23 голосов в Федеральном политсовете, который сейчас собирался нас выгонять, в бюро партии.

Раньше мы работали консенсусом, все вместе решали вопросы. Теперь они, имея большинство, начинают нас выдавливать, начинают нас выдавливать. И то, что сегодня произошло — это вообще, к сожалению, имеет элементы рейдерского захвата партии.

КОРРЕСПОНДЕНТ — А вы считаете. что это намеренно делается?

В. РЫЖКОВ — Это делается совершенно намеренно, потому что я многократно обращал внимание Бориса Немцова и Михаила Касьянова, но то, что они… на оскорбления в мой адрес, в адрес моих товарищей. Я неоднократно ставил вопрос о том, что надо вопросы решать консенсусом, а не продавливая решения большинством, которое сегодня у них в руках. Так что мне кажется этот курс на выдавливание республиканцев из нашей же родной партии — это была продуманная и далеко идущая операция.

КОРРЕСПОНДЕНТ — А сам Немцов как отреагировал?

В. РЫЖКОВ — Я ушёл из зала. Ушло вместе со мной порядка 15 человек, членов ФПС. Также заявил о выходе из партии Сергей Алексашенко сегодня. Я не знаю, что там сейчас обсуждается.

КОРРЕСПОНДЕНТ — Владимир, а значит ли это, что вы будете создавать новую партию и в какие сроки?

В. РЫЖКОВ — Вы знаете, я настолько шокирован вот этими событиями по выдавливанию нас из РПР Парнас, что… от того, что сегодня был вброшен вопрос обо мне и о республиканцах, я должен просто немного осмыслить, что произошло, потому что для меня это полная неожиданность.

Я хочу обратить ваше внимание, что два этих решения — по республиканцам и по мне — были вброшены утром без обсуждения на рассмотрение ФПС за подписью Касьянова и Немцова. То есть тоже элемент абсолютного вероломства. Поэтому я сейчас просто должен осмыслить, что произошло.

Что касается будущего — я не исключаю, что в ближайшее время республиканцы приступят к воссозданию классической Республиканской партии.




Б. НЕМЦОВ — Во-первых, я очень расстроен. И я считаю, что это очень плохое решение Владимира Александровича. Честно говоря, мы последние 3 недели активно друг с другом работали, мы выработали единую стратегию партии, мы определили, что главная задача партии — это победа на выборах, сохранение партии как независимой оппозиционной силы. Мы определили, что председатели не могут действовать так, чтобы партия развалилась. И единство партии — это ключевой приоритет.

Честно говоря, Владимир Александрович пришёл сегодня на заседание с заявлением об уходе, что было для нас абсолютно неожиданным. Я считаю, что это решение не очень продуманное, какое-то слишком эмоциональное, а главное — что оно наносит вред сторонникам вообще демократии страны, демократического движения, демократической оппозиции.

Теперь в этой ситуации мы будем всё делать, чтобы последнюю независимую партию сохранить. Будем, естественно, участвовать в выборах, в том числе в выборах в Мосгордуму. И, в общем, плохо, конечно, что он ушёл. Но что я могу поделать? Камнем преткновения стали как раз не идеологические вопросы, как тут пытаются некоторые представить, а, на мой взгляд, вообще вопрос не сильно существенный.

Дело в том, что мы предложили, во-первых, решить проблему Яшина, поскольку это вопрос такой очень конфликтный, а, во-вторых, сделать так, чтобы ни у кого из председателей не было ядерной кнопки по разрушению партии. Ядерной кнопкой является несущественная в спокойной обстановке должность ответственного секретаря. Наше предложение, которое мы озвучили ещё несколько дней Владимиру Александровичу, состояло в том, что никто не должен быть ответственным секретарём среди сопредседателей, с тем чтобы гарантировать единство партии. Я не считаю, что эта должность какая-то политическая. Она совершенно никакая не политическая, потому что политическая должность — сопредседатели.

Зачем надо было по поводу, на мой взгляд, не очень значимого вопроса принимать сегодня решение Владимиру Александровичу, я, честно говоря, не знаю и я этого не понимаю. Я считаю, что интересы страны, интересы людей, исповедующих европейский выбор России, они важнее, чем какие-то должности, которые на самом деле для сопредседателя абсолютно ни к чему. То есть хранитель партийной лицензии должен быть человек абсолютно нейтральный, а не один из политических лидеров. Вот, собственно, в чём наша была идея с Касьяновым. Почему Владимир Александрович посчитал, что это какая-то там, я не знаю, экзекуция, я не понимаю, тем более что мы ещё раз это всё уже объясняем.

КОРРЕСПОНДЕНТ — Он обвиняет вас в вероломстве и говорит о том, что, в общем, это давно началось, с того момента, когда он был недоволен кандидатурой Навального. И, в общем…

Б. НЕМЦОВ — Слушайте, по поводу Навального вопрос, извините, летний, решён демократическим путём. В разговорах с нами он считал, и сегодня в том числе заявил, что он не видит в этом какой-то такой крупной проблемы, поэтому я не знаю, что он говорил вам, но знаю, что он говорил нам.

У нас партия демократическая. Одни были за Навального, другие были против Навального. Но это никогда в повестке дня как аргумент, почему надо выходить из партии, не звучало. Видимо, это только прессе сообщается, а нам сообщалось что-то другое.

КОРРЕСПОНДЕНТ — А что будет дальше с партией?

Б. НЕМЦОВ — Мы её сохраним, мы будем участвовать в выборах, мы примем сегодня стратегию партии, кстати, согласованную с Рыжковым тоже. Мы внесли эту стратегию совместно сегодня на заседании Политсовета. Мы определим сегодня приоритетные регионы, где мы участвуем в выборах. И мы будем готовиться к выборам федеральным, то есть к выборам в Государственную Думу в 2016 году.




КОРРЕСПОНДЕНТ — Рыжков обвиняет вас в намеренном выдавливании его из Республиканцев, из партии. Что скажете? Как прошло заседание? Он говорит, что за вашими подписями сегодня началось рассмотрение его личного дела

М. КАСЬЯНОВ — Нет, это всё не так. Заседание ещё идёт. Сейчас я вышел на минуту. У меня просто 5 секунд сказать что-то такое. Совершенно не так. Вопрос стоит о ликвидации рисков, связанных с тем, что партия может быть ликвидирована. Вы знаете, был создан оргкомитет по созданию новой партии. И с угрозами, что они выйдут из РПР Парнас и РПР Парнас тогда будет ликвидирована. Вот, для того чтобы эти угрозы ликвидировать и внесено предложение о ротации должности ответственного секретаря, которая не является политической, а является организационно-технической, с тем чтобы сопредседатели были в равных условиях, и риск в том, что ответственный секретарь может какие-то бумаги написать в Минюст о ликвидации, чтоб этот риск был снят. Вот, это действительно такое предложение внесено.

КОРРЕСПОНДЕНТ — То есть зря обижается Рыжков?

М. КАСЬЯНОВ — Однозначно зря. Это демарш, который наносит вред ему и всем нам, всей нашей партии.

КОРРЕСПОНДЕНТ — А что вы намерены предпринимать, с тем чтобы его вернуть?

М. КАСЬЯНОВ — У нас идёт политсовет, мы сейчас это обсуждаем.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире