02 декабря 2000
Z Интервью Все выпуски

фильм о создании футбольной команды «Спартак»


Время выхода в эфир: 02 декабря 2000, 16:15

2 декабря 2000 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Евгений Киселев — ведущий программы «Итоги» на НТВ.
Эфир ведет Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН — Добрый день, Жень.
Е. КИСЕЛЕВ — Добрый день.
С. БУНТМАН — Завтра Евгений Киселев после «Итогов»
Е. КИСЕЛЕВ — Не сразу после «Итогов», а после программы «Итого» Виктора Шендеровича.
С. БУНТМАН — Понятно, «Итоги», «Итого», и пойдет фильм. Он называется «Спартак» — игра на поле истории"?
Е. КИСЕЛЕВ — Совершенно верно.
С. БУНТМАН — Женя, Вы же не болельщик
Е. КИСЕЛЕВ — Это правда. Я когда-то был футбольным болельщиком, но потом меня захватили совершенно другие интересы, и активно интересоваться футболом я перестал.
С. БУНТМАН — С другой стороны, история Вас интересовала всегда. И история недавняя, история этого века, с ее всевозможными, и мучительными, и таинственными, и такими закулисными вещами, которые есть. Что здесь Вас привлекло больше всего, и почему сейчас? Не на волне же выступления «Спартака» в Лиге чемпионов?
Е. КИСЕЛЕВ — Вы знаете, «Спартак» — это легендарная команда, которая сейчас чрезвычайно популярна, и, разумеется, мы хотим, чтобы этот фильм посмотрели миллионы болельщиков «Спартака». Я думаю, что им это будет интересно, что «Спартак» — это не просто футбольный коллектив, который последние годы очень хорошо играет, особенно в этом сезоне. Это команда, которая действительно, начиная с середины 30-х, играла на поле истории, и которая пропустила судьбу страны через себя.
С. БУНТМАН — Больше чем другие, больше, чем, например, ведомственные клубы? Я читал недавно в одной из зарубежных газет, где объясняют, что такое «Спартак»: «это команда, которая всегда несколько противостояла в советские времена тем, кто выступал за КГБ и за армию», то есть ЦДК и Динамо, в свое время. Это во многом и легенда, но она больше пропустила через себя? Ведь ЦДК разгоняли, Вы помните 52-й год, у «Динамо» тоже были сложности. Почему именно «Спартак»? Мне это очевидно, как спартаковскому болельщику, но я хочу, чтобы другие тоже это как-то поняли и почувствовали. Так это или не так? Почему, Женя?
Е. КИСЕЛЕВ — Мне кажется, что все-таки тех драматических или даже трагических историй, которые выпали на долю спартаковцев, было за последние почти 70 лет, наверное, больше, чем у других команд. Действительно, в судьбе многих команд было много драм, но такого количества драм и трагедий, которые были в «Спартаке», ни одна другая команда на своем лицевом счету не имеет.
С. БУНТМАН — А с чего все начиналось?
Е. КИСЕЛЕВ — Начиналось с того, что команда «Спартак» возникла как бы в противовес многочисленным динамовским клубам, которые в середине 30-х стали возникать как грибы по всему Союзу. Помимо московского возникло киевское, тбилисское, минское «Динамо». Это все были ведомственные команды НКВД.
С. БУНТМАН — Ленинградское
Е. КИСЕЛЕВ — Да. И вот, в один прекрасный день у покойного Николая Петровича Старостина, который тогда, в 30-е годы, дружил с Александром Косыревым, тогдашним комсомольским вождем, родилась мысль создать новую команду, новое общество. Начиналось это с футбола. «Спартак» как общество, прежде всего, возникло как футбольная команда. Хотя были и спортсмены, занимавшиеся другими видами спорта. Вся эта концовка 30-х прошла под знаком того, что НКВД «Динамо» всячески мешали «Спартаку». И кончилось тем, что на долгие годы братья Старостины оказались в местах не столь отдаленных.
С. БУНТМАН — Тут начинаются удивительные истории с братьями Старостиными, в которые была вовлечена в 40-х годах вплоть до семьи Сталина, легендарный Василий Сталин. Николай Петрович Старостин сам писал о том, как Василий Сталин его чуть ли не крал из-под носа у…
Е. КИСЕЛЕВ — Как раз эту историю мы, в том числе, и расскажем. Про то, как соперничество между Василием Сталиным и Лаврентием Берия… потому что младший Сталин пытался представлять из себя нечто большее, чем просто сын Сталина.
С. БУНТМАН — Больше чем авиационный офицер?
Е. КИСЕЛЕВ — Да. Он пытался создать футбольную команду ВВС, и для того чтобы эту команду создать, он и пытался выкрасть, по сути дела, Николая Старостина, вернуть его в Москву. В то время он уже освободился, но жил на поселении, у него было то, что называется «-16».
С. БУНТМАН — 16 крупных городов.
Е. КИСЕЛЕВ — Да, в 16 крупных городах он не мог прописываться. Василий Сталин сделал так, что Старостин мгновенно получил прописку в Москве, Берия с этим не мог смириться. Дальше началась совершенно детективная история, как Старостина пытались выгнать из Москвы, как его возвращали. Я не хочу рассказывать все это, но потрясающе то, что мои соавторы, — это очень высокие профессионалы, кинодокументалисты из Петербурга, Валерий Савин и Юрий Занин, — подобрали уникальную хронику. В документальном кино очень часто авторы сценария, режиссеры идут по пути наименьшего сопротивления, то есть рассказывают о времени, людях, судьбах, об эпохе, но при этом показывают на экране ассоциативный видеоряд.
С. БУНТМАН — Или одни и те же кадры.
Е. КИСЕЛЕВ — Да. А тут они сумели найти хронику, которая точно соответствует тем историям, которые рассказываются. Более того, все истории, которые мы рассказываем в фильме, подкреплены рассказами самого Николая Старостина. То есть им удалось найти хронику, где Старостин сидит перед камерой и сам рассказывает истории из своей жизни.
С. БУНТМАН — Но уже пожилой Николай Петрович, в последние годы.
Е. КИСЕЛЕВ — Да.
С. БУНТМАН — После 80-х он начал рассказывать.
Е. КИСЕЛЕВ — Это съемки конца 80-х — начала 90-х годов, но их еще найти нужно. Труд колоссальный сделан.
С. БУНТМАН — Это по всем архивам, не только Гостелерадио. Какие же архивы? Например, я представляю себе самого Василия Сталина. После 53 года, когда его забрали ведь у него же самого судьба очень тяжелая.
Е. КИСЕЛЕВ — Да, он сидел, умер в Казани, там же похоронен. А Савин и Занин нашли кадры Василия Сталина в генеральской форме у себя в кабинете, как он сидит, разговаривает по телефону. Никогда таких кадров я не видел.
С. БУНТМАН — А это для чего-то подобного «Новостям дня» тогда снимали?
Е. КИСЕЛЕВ — Очевидно.
С. БУНТМАН — Или каких-то ведомственных?
Е. КИСЕЛЕВ — Может быть, была какая-то ведомственная кинохроника для вооруженных сил, может быть, это снималось для «Новостей дня». Тут я просто боюсь соврать. Потому что моя роль в фильме я выступаю в роли ведущего, я своими появлениями в кадре связываю между собой эти отдельные истории и рассказываю то, о чем невозможно рассказать, где нет хроники.
С. БУНТМАН — Что Вас самого поразило? Мы все более или менее представляем, тем более Вы как бывший болельщик представляете себе такие достаточно тяжелые истории советского времени, взаимоотношения между ведомствами, легендарные имена спортсменов. Что Вас поразило и в кадрах, и в документах, которыми Вы пользовались? Ведь не только кинохроникой Вы пользовались, Женя?
Е. КИСЕЛЕВ — Разумеется. Меня поразили некоторые истории, которых я просто не знал. Скажем, история о том, как показывали Сталину футбол на Красной площади в 35-м или 36-м году.
С. БУНТМАН — Когда настилали это ужасное покрытие?
Е. КИСЕЛЕВ — Да.
С. БУНТМАН — Все разбивались
Е. КИСЕЛЕВ — Дело в том, что там как раз есть история, рассказанная на камеру Николаем Старостиным, (отчасти на камеру, отчасти я ее рассказываю), о том, как один из руководителей тогдашнего НКВД, комиссар госбезопасности Молчанов, отвечавший за порядок на Красной площади в день физкультурного праздника, пытался запретить матч, и его аргумент был такой. «Вы подумали о том, что футболисты могут упасть, покалечиться прямо на глазах у товарища Сталина и испортить ему настроение в день праздника? Футбол придется отменять». Тогда Старостин попросил кого-то из футболистов подпрыгнуть и упасть бедром на этот самый войлочный ковер, что тот незамедлительно проделал, вскочил с улыбкой во весь рот и побежал дальше. Потом, к вечеру, выяснилось, что у него весь бок был сплошной синяк.
С. БУНТМАН — Да, войлок на брусчатку — это страшное дело. А не думали, что мяч может улететь в сторону?
Е. КИСЕЛЕВ — Обязательно. «А если мяч улетит за кремлевскую стену», «а если он попадет в голову кому-нибудь из почетных гостей, которые будут стоять на трибунах мавзолея». Это все было по полной программе.
С. БУНТМАН — А ничего не рассказывали о самих проведениях чемпионатов тогда, борьбе за игроков?
Е. КИСЕЛЕВ — Это все есть. Там четыре серии, мы их будем показывать на протяжении четырех воскресений. Первые две серии — это история про то, как Старостин попал в тюрьму, в лагерь, как он освободился, как складывалась его судьба в послевоенные годы, подробно рассказываем историю про насилие Сталина, про Берию. А третья и четвертая серии — это уже конец 50-х, 60-е, 70-е, 80-е годы, потому что там были свои человеческие драмы, рано оборвавшаяся спортивная карьера такого великого футболиста как Игорь Нетто, Юрия Севидова.
С. БУНТМАН — Почему Игорь Нетто? Мы всегда считали его благополучным, что Нетто свое отыграл. Хотя и жалко было видеть, как он уходит. Что с этим связано?
Е. КИСЕЛЕВ — Я сейчас не хочу
С. БУНТМАН — Да, я все время вытягиваю.
Е. КИСЕЛЕВ — Да, очень любопытная история о том, как рано ушел Далимзем Хусаинов. Тоже отдельная история, которая для меня была открытием. Я никогда не знал о том, что он фанатичный собиратель джазовой музыки и что у него были проблемы из-за того, что он привозил из заграничных поездок пластинки с записями знаменитых джазовых музыкантов.
С. БУНТМАН — Да, если сейчас вспомнить, он не так много в своем расцвете и ездил. И за Сборную выступал… Не так уж и много. Когда «Спартак» начал выступать в Европе, не так много.
Е. КИСЕЛЕВ — Потом, есть бесподобная история, которую, наверное, уже ребята помоложе помнят. Про то, как «Спартак» вылетел из Высшей Лиги, и как спасать «Спартак» пришел человек из клуба, все предыдущие десятилетия ему противостоящего.
С. БУНТМАН — Константин Иванович Бесков.
Е. КИСЕЛЕВ — Динамовец, который потом стал закоренелым спартаковцем
С. БУНТМАН — символом «Спартака».
Е. КИСЕЛЕВ — который эту команду не просто вернул в Высшую Лигу, а сделал ее в конце 70-х — начале 80-х, безусловно, самой лучшей командой Советского союза.
С. БУНТМАН — Вместе с киевским «Динамо».
Е. КИСЕЛЕВ — Разумеется. Кончается вся наша история приходом Олега Романцева на должность старшего тренера «Спартака».
С. БУНТМАН — Так что Николай Николаевич здесь не входит в самое последнее событие. И как раз история уже с романцевским «Спартаком». И как Вы говорите, здесь изгнание Цымбаларя, Юрана, Тихонова и лучших игроков России, как то, что действительно для нас всех это и неприятно, и озадачивало, несмотря на все успехи «Спартака». Скажите пожалуйста, а спартаковские ветераны, кроме тех, о ком Вы говорили, о ком остались какие-то кадры, как от Николая Петровича, помогали ли Вам? Тот же самый Владимир Никитич Маслаченко. Или здесь не нужна была их помощь?
Е. КИСЕЛЕВ — Нет, мы все-таки делали картину больше об истории. Я сейчас просто не хочу говорить о третьей-четвертой серии, потому что еще несколько недель осталось до их премьеры, этот материал еще в монтаже. То есть работа не завершена. Сейчас я с Вами разговариваю, а перед тем, как пойти в эфир, я звонил в Питер, где мои соавторы (на самом деле они проделывают львиную долю этой работы, я подключился к ним уже на заключительном этапе) сейчас заканчивают монтаж первой серии. Она приедет в Москву к 11:00 завтра. Но они меня заверили, что все будет сделано так, как мы задумывали.
С. БУНТМАН — Слушателям и зрителям неважно, когда приедет, это ваши треволнения. Главное, чтобы за 30 секунд до выхода в эфир все было в порядке и все вышло.

С. БУНТМАН — Завтра выйдет первая серия фильма «Спартак» — игра на поле истории" после «Итогов» и «Итого». У нас есть вопросы на пейджере. Очень забавный задорный вопрос: «Вы — болельщики команды власти. А не изменится ли ваш тон после неудачного выступления команды с французским клубом?» — спрашивает господин Станиславский. Во-первых, это необязательно будет неудачно. Во-вторых, почему «Спартак» — команда власти? Она когда-нибудь была командой власти?
Е. КИСЕЛЕВ — Я бы так не сказал. Наоборот. Те наши зрители и слушатели, кто постарше, прекрасно знают и помнят, что болеть за «Спартак» в конце 30-х или в послевоенные 40-е, в начале 50-х — это было признаком некой оппозиционности. Потому что все прекрасно знали, об этом никто не писал и не говорил, но болельщицкий телеграф мгновенно разнес и известие о том, что Старостины попали в опалу, оказались в лагерях, и что команду эту не жалуют в НКВД, прежде всего, Берия «Спартак», по сути дела, ненавидит. И в более поздние времена. Ведь Брежнев болел за ЦСКА.
С. БУНТМАН — Он в основном хоккеем интересовался.
Е. КИСЕЛЕВ — Тем не менее, ЦСКА и в хоккей и в футбол была команда привилегированная, имевшая неограниченные возможности. Вспомните, как не раз и не два забирали очень ярких футболистов служить в армию, они оказывались либо в «Динамо», либо в ЦСКА, и как правило, их звезды тухли.
С. БУНТМАН — А как забрали Всеволода Боброва с тренера «Спартака» в 67-м году, когда хоккейный «Спартак» стал чемпионом? Нет, какая же команда власти. Так что, господин Станиславский Тем более, что мы следим за «Спартаком» и за футболом несколько раньше, чем Вы познакомились, я думаю, с Немировичем-Данченко. Вопрос к Вам Женя, о Ваших фильмах. «Скажите, Вы охотник или взяли ружье только для съемок фильма? Желаю успеха Вашему этому фильму» — спрашивает Татьяна.
Е. КИСЕЛЕВ — Нет, я взял ружье, разумеется, не потому, что нужно было только снять эту сцену. Я рассказываю там историю о том, как подружились Старостин с Косыревым. Старостин был из семьи потомственных егерей. Для него ружья, собаки, охота было еще одно большое увлечение. А Косырев знал Старостина не только как сына потомственного егеря, но и как капитана футбольной команды Советского союза. Она уже существовала тогда, в 30-е годы, еще до «Спартака». Но именно на охоте, когда Старостин в каком-то подмосковном охотном хозяйстве развлекал Косырева, промеж ними зашел разговор про то, что неплохо бы что-то противопоставить растущим как грибы динамовским клубам, создать какую-то альтернативную команду. И мы решили, чтобы эту историю я рассказал в таком охотничьем, стрелковом интерьере. На самом деле мы снимали это не на охоте, а в подмосковном стрелковом клубе, где я с некоторых пор стал развлекаться стрельбой по тарелочкам. На охоту я никогда в жизни не ходил, а стрелять по тарелочкам на стенде — это было очень увлекательное занятие.
С. БУНТМАН — Здесь есть масса запросов по спортивным передачам, даже по трансляциям «Спартака». Кстати, будут ли (ребята говорили очень уклончиво) в таком же объеме транслироваться на конец этой Лиги чемпионов и следующей?
Е. КИСЕЛЕВ — Все должно быть, как шло до сих пор, потому что у нас контракт на 3 года на показ Лиги чемпионов. Контракт у НТВ и «НТВ-спорт», где мы выступаем совместно со спортивным каналом спутникового телевидения «НТВ-плюс». У нас контракт на 3 года с УЕФА. Поэтому мы будем показывать все, как показывали до сих пор. Впереди последний декабрьский матч, потом возобновим после Нового года.
С. БУНТМАН — Тут полемически предлагают стать спортивным комментатором Евгению Киселеву, потому что каждый должен заниматься своим делом. Скажите пожалуйста, через спорт, какой нюанс нашей истории, в особенности такого странного времени, как конец 30-х и до начала 50-х, что Вы нового узнали здесь для себя, именно по характеру власти, взаимоотношений? Это все-таки как в зеркале, здесь многое становится видно дополнительно. Или нет?
Е. КИСЕЛЕВ — Честно говоря, я чего-то нового, революционного для себя не открыл. Я скорее убедился в том, что мои представления о том времени верны. Хотя власть во все времена, не только в 30-е, 40-е, 50-е, и в более поздние времена, и в каком-то смысле даже в наши времена, по сути, является явлением одним и тем же. Другое дело, что конечно, в наши дни нет такой жестокости, такого лагерного беспредела, такого откровенного, циничного попрания всех представлений о законности. Я же не говорю высоких слов про демократию, права человека. Но, по сути, эта извечная борьба за близость к фигуре вождя, за его внимание, расположение. Это борьба за власть и влияние, которое может проявляться в самых различных формах. Берия, скажем, боролся за то, чтобы команда «Динамо» была лучшей командой, и не только потому, что любил футбол и любил свое детище, но потому, что сильная команда в его подчинении — это был еще один козырь, свидетельствующий о его влиянии и возможностях.
С. БУНТМАН — Роли в государстве?
Е. КИСЕЛЕВ — Роли в государстве.
С. БУНТМАН — Здесь вопрос про нашу современность. «Болельщик ли президент Путин?»
Е. КИСЕЛЕВ — Не знаю. Безусловно, он человек, интересующийся спортом, в силу своих давних увлечений дзюдо, самбо. Болеет ли он за футбол, честно говоря, не знаю.
С. БУНТМАН — Наверное, за Сборную. Я тоже не уверен, что Ширак всю жизнь с детства ходил на стадион, но когда чемпионат мира случился, и Франция стала чемпионом, он в шарфике ходил. Я думаю, что президент в такой функции должен быть.
Е. КИСЕЛЕВ — Когда играет Сборная России по футболу, или когда играет «Спартак» в Лиге чемпионов в Москве, я думаю, болельщик Путин или не болельщик, но для него появиться на матче на правительственной трибуне — это часть того, что сейчас принято называть пиаром.
С. БУНТМАН — Наверное.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ — У меня вопрос к Евгению Киселеву, может быть, немножко не по теме. Потому что фильма я пока не видел, не могу высказать своего мнения. Не считает ли он, что когда он отказался от программы «Глас народа», уступил Светлане Иннокентьевне, он проиграл? Мне кажется, Светлана Иннокентьевна немножко получше ведет программу. Не испытывает ли он типа ревности
С. БУНТМАН — которую Вы упорно возбуждаете?
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ — Нет, ну что Вы 
Е. КИСЕЛЕВ — Я вообще человек не ревнивый в жизни, и уж тем более, не умею ревновать своих коллег, сотрудников к их успехам. Светлана переросла программу «Герой дня», ей было нужно вести какую-то другую, новую программу. В связи с тем, что я стал генеральным директором НТВ, на меня свалился такой груз обязанностей, что вести две программы, а также принимать участие в съемках фильмов из цикла «Новейшая история» было просто нереально, от чего-то нужно было отказываться. И я отказался от «Гласа народа» именно потому, что я видел, что у Светы это получится. И если Вы считаете, что у нее это получается лучше, значит я принял правильное решение.
С. БУНТМАН — А возбудить не получилось?
Е. КИСЕЛЕВ — Нет.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ ИВАН ПЕТРОВИЧ — Мне 84-й год. Я с 30-х годов увлекался и увлекаюсь футболом. До войны знал родословную многих футболистов. И хорошо, что вспомнили о них. Но думаю, что не Киселеву этим надо заниматься.
С. БУНТМАН — Почему?
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ ИВАН ПЕТРОВИЧ — Он не знает этого. А потом, он же свой имидж окончательно на этом теряет.
С. БУНТМАН — Что ж, Женя, возразите. Почему Вам или не Вам этим заниматься, и должны ли делать футбольные эрудиты или знатоки? Ведь фильм несколько не о том. Но я не буду за Вас отвечать. Пожалуйста, Жень.
Е. КИСЕЛЕВ — Нет, Вы уже почти ответили за меня. Фильм не о футболе, фильм о судьбах людей, о том времени. И я как человек, получивший очень неплохое историческое образование в МГУ, считаю себя вправе рассказывать о том, о чем я знаю. О тех эпизодах нашей недавней истории, которую я знаю и изучаю. Я всегда, рассказывая о чем-то, в эту материю влезаю, стараюсь прочитать значительно больше, чем потом я рассказываю с экрана. То, что выходит фильм — если это одна серия — час, если две серии — два часа, четыре серии — четыре часа. Книга, любая, даже сравнительно небольшая, на 100-200 страниц, если начать читать, будет звучать гораздо дольше в эфире. И потом, ведь рано или поздно (это я уже не  про себя говорю) наступит то время, когда не останется живых свидетелей тех или иных событий. Позвонившему радиослушателю, который с 30-х годов увлекается футболом и помнит биографии и родословные многих футболистов, я желаю крепкого здоровья и долгих лет жизни. Но все мы рано или поздно уйдем, наступит время, когда неизбежно о событиях прошлого будут рассказывать люди, которые не жили в то время. Я в свое время увлекался футболом, еще с середины 60-х годов, того времени, когда наша Сборная играла на чемпионате мира в Англии, мне было тогда всего 10 лет. Я с такой мальчишеской педантичностью (когда мальчишки начинают чем-то увлекаться, они страшно педантично начинают про это все читать, расспрашивать, изучать) я еще с тех лет очень многое узнал, прочитал. Я считаю себя вправе говорить даже о футболе.
С. БУНТМАН — Так что здесь о потере имиджа речи не идет.
Е. КИСЕЛЕВ — Имидж теряется тогда, когда видно, что человек рассказывает о том, чего он не знает.
С. БУНТМАН — Причем с апломбом. Женя, приходят на Ваши фильмы исторические… какая реакция поступает? Всем нам приходят письма на какие-то передачи, программы, что-то мы принимаем, что-то не принимаем. Бывают ли толковые уточнения, или какое-то противоположное мнение приходит от зрителей?
Е. КИСЕЛЕВ — Бывают, конечно. Но для меня самое важное, извините, это рейтинг. Потому что если процентов 30-40 аудитории, как выясняется, смотрят мою передачу, мой фильм, значит, им это интересно. Это настоящее мерило общественного мнения. Раз люди смотрят, значит, им интересно. У них всегда есть возможность, если это плохо, неинтересно, они выключают телевизор или уходят на другой канал.
С. БУНТМАН — Тем более при достаточном обилии каналов, даже после сгоревшей башни. Тут очень много вопросов о технической стороне НТВ. Во-первых, об охвате, очень многие жалуются, что НТВ не охватывает, на это извечно жалуются. А после пожара на башне каждый день мне приходит на пейджер, что «плохо видно», «плохо слышно».
Е. КИСЕЛЕВ — К сожалению, это последствия пожара башни. Все-таки до пожара наши антенны находились почти на самой верхушке башни, на отметке 458 метров, если мне память не изменяет.
С. БУНТМАН — Почти самый верх.
Е. КИСЕЛЕВ — Да. И в результате, конечно же, было лучше видно. Сейчас они находятся на отметке ниже 200 метров, и видно хуже. Тут ничего не поделаешь, пока не будут завершены восстановительные работы, по укреплению башни. Помните, все эти тросы
С. БУНТМАН — Да-да. Там их осталось процентов 10, по-моему.
Е. КИСЕЛЕВ — Только когда будет техническая возможность вернуть антенну на высокую отметку, мы сможем вещать с прежним качеством. Разумеется, всегда есть альтернатива. Есть спутниковые тарелки «НТВ-плюс». Я понимаю, что далеко не всем они по карману. Но тем, кто может позволить себе это удовольствие, настоятельно рекомендую, потому что там цифровое качество, там можно смотреть все каналы. Сейчас на «плюсе» есть ОРТ, РТР, НТВ, ТВ-6 и ТВЦ, и со значительно лучшим качеством, чем даже если бы все тарелки опять повисли на верхушке башни.
С. БУНТМАН — Здесь очень много пожеланий удачи, благодарят за передачи и фильмы серии «Новейшей истории». Я хотел бы попросить Евгения Киселева вот о чем. После того как пройдут эти четыре недели, четыре серии, когда слушатели только что слушатель нам сказал, что «я не могу сделать выводов, потому что не смотрел», и он был прав. Это не то что «я Пастернака не читал, но знаю». Давайте через четыре недели горячую линию, соберемся здесь и просто обсудим со слушателями. Я понимаю, что это не рейтинг, что это достаточно единично, но все равно было бы забавно, интересно.
Е. КИСЕЛЕВ — Да, безусловно. Тем более, что в декабре выйдет еще один мой фильм из серии «Новейшая история», над которым я работал больше, чем год.
С. БУНТМАН — А что за фильм?
Е. КИСЕЛЕВ — Это двухсерийная картина, она будет в эфире 13-14-го декабря. Эта картина называется «Похищение огня». Это шпионская история о том и благодаря кому советская разведка во второй половине войны, начиная с 42-го года и в первые послевоенные годы, имела доступ к самым секретным материалам о производстве атомного оружия в США и в Англии. Это история, которая на самом деле, по сути, до сих пор не рассказана. Назывались имена некоторых наших агентов советской разведки, которые действительно участвовали в этой операции по похищению ядерного оружия, ядерных секретов, для того чтобы ускорить работы по ядерному оружию здесь у нас, в Советском союзе, но, по сути, до сих пор не были расставлены точки над «и», не было сказано, кто все-таки был самым важным, самым ценным нашим агентом. А ведь этот человек не просто имел доступ к ядерным секретам, он накануне первого атомного испытания в июле 45-го года своими руками собирал первую атомную бомбу.
С. БУНТМАН — 13-го, да?
Е. КИСЕЛЕВ — 13-14 декабря.
С. БУНТМАН — Хорошо, будем смотреть.
Е. КИСЕЛЕВ — И самое потрясающее, что этот человек не имел ни одной советской награды.
С. БУНТМАН — Даже втайне?
Е. КИСЕЛЕВ — Даже втайне. А в Советский союз приезжал на закате жизни только по приглашению Академии наук, как ученый.
С. БУНТМАН — Хорошо, посмотрим через две недели, даже меньше, чем две недели, остается. А завтра, после «Итогов» и «Итого» смотрим «Спартак» — игру на поле истории". Ни пуха.
Е. КИСЕЛЕВ — К черту.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Евгений Киселев — ведущий программы «Итоги» на НТВ.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире