Время выхода в эфир: 30 апреля 1998, 12:15

30 апреля 1998 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» актер и телеведущий Леонид Куравлев.
Эфир ведет Ксения Ларина.

КЛ — В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» актер и телеведущий Леонид Куравлев. Начну, наверное, с вашего последнего места работы и творчества, поскольку вы ранее в таких делах не были замечены, я имею ввиду работу на телевидении в качестве телеведущего. Программы, которая называется «Мир книг с Леонидом Куравлевым», когда нам любимый артист представляет книги. Мы наивно и свято верим в то, что эти книги он предоставляет нам по собственному выбору. Но наверное это не так?
ЛК — Да, это на самом деле не так, потому что мне подбирают каждый раз или книгу или серию книг, которые объединяются определенной тематикой и я о них рассказываю. Я не скрываю того, что эта передача рекламного толка, кто видел, тот это тут же понимает, но тем не менее я должен признаться, что мне очень приятно там работать, я вообще сам по себе книжник, у меня большая библиотека, и в приглашении на эту программу, наверное, сыграло роль, что я все-таки известный артист и могу может быть какую-то часть аудитории привлечь к своей фигуре, наверное так тоже можно говорить.
КЛ — Вам интересно в этом участвовать?
ЛК — Мне интересно. В любом случае это все-таки актерская работа, актерский труд. Пусть я, конечно, играю как бы самого себя, но гораздо умнее, чем я на самом деле есть, естественно. И эта работа приносит мне большое удовольствие.
КЛ — Наверняка и раньше были предложения чтобы принять участие в какой-то телевизионной программе, но вы, как я поняла, выбирали.
ЛК — Нет, как-то мне промелькнуло приглашение на какую-то передачу. Нет, если порыться в памяти, то были, конечно, предложения, они есть и сейчас, но я от них отказываюсь. Я вообще не очень люблю часто появляться на телевидении, а вот возвращаясь к этой передаче, я, если так можно выразиться, себя там нашел, как мне кажется.
КЛ — То есть сошлись ваши интересы и ваших работодателей.
ЛК — Да, можно так сказать.
КЛ — Учитывая, что вы теперь специалист на книжном рынке, на ваш взгляд, есть сейчас что читать, из чего выбирать.
ЛК — Разумеется, есть. Происходит книжный бум, и это знают все слушатели — войдите в магазин, и голова кружится от самой разной литературы. Даже говорить об этом не стоит. На той стезе сейчас все прекрасно и хорошо.
КЛ — Но вы согласитесь, что есть литература сейчас достаточно спорная.
ЛК — Конечно, иную литературу трудно назвать литературой. Литература это, в общем-то классика, и этим все сказано. Но так происходит во всем мире — есть классика и есть целая градация вниз идущей литературы, книг, которые могут удовлетворить самого непритязательного и даже, как это ни парадоксально звучит, «нечитающего» потребителя. Он может эту книжку читать в кармане только в метро. А уже за пределами транспорта он не дотягивается до книги.
КЛ — А вы что читаете?
ЛК — Разное. Я получаю дома постоянно два толстых журнала — «Новый мир», «Иностранная литература», это обязательно, выписываю «Литературку», «Известия», в общем, я читающий человек и не ставлю это себе, разумеется, в заслугу — как известно, наша страна одна из самых читающих. Как-то мы привыкли к тому, что это было объявлено на весь мир, а вдруг это действительно так? Я хотел бы в это верить, и даже верю.
КЛ — А что вы перечитываете?
ЛК — Перечитываю классику опять-таки, потому что слишком быстро летит время и перечитываю своих любимых писателей — Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Булгакова, Шукшина.
КЛ — Шукшин — писатель? Потому что очень много сейчас ходит разговоров о том, что он сценарист, а не писатель.
ЛК — Ну, если существует такое мнение, оно, наверное, имеет право быть — парадоксы кишат кругом и всюду. Например, как Высоцкий — не поэт.. И что касается В.Шукшина, я думаю, что, конечно, это безусловно писатель, писатель и еще раз писатель. Вопрос, наверное, только в том, что он кому-то не по душе, он написал то, во что очень трудно вникнуть тем, кто утверждает, что он не писатель. То есть это не его писатель, вот и все. Поэтому он с легкой руки как бы о себе говорит — да это не писатель. Для меня же это как холодный душ.
КЛ — А ведь многие не знают его. Выросло уже поколение людей, которые не знают, кто такой Шукшин.
ЛК — Это правда. Да, не знают, я с этим знаком. Ну и что? Мне кажется, тем хуже для тех, кто его не знает, в этом я убежден. У него есть свой слой жизни, который он талантливо отобразил в литературе и то, что он в ней существует и останется, не боюсь сказать, навсегда, для меня это несомненно.
КЛ — А как вы вообще вписались в сегодняшнее время — свободное, демократичное, безденежное, циничное..
ЛК — Хулиганское, варварское..
КЛ — Вам в нем комфортно, или нет?
ЛК — Несколько присутствует во мне, конечно, некоторое отторжение всего того, что назойливо, хамски тебя стараются окружить, поглотить.. и так далее. Известные вещи, то, что криминогенная система, атмосфера в стране довольно страшная..То, что вдруг мы не такие уж и патриоты, это тоже присутствует.. и когда мы сами себе поем дифирамбы о том, что мы особенный народ, народ-богоносец, существуют и такие мотивы, в этом я стал очень сомневаться. Когда я прочитал, что из страны ежегодно уходит 9 млрд долларов, а наше правительство чуть ли не на коленях ползает перед всемирными банками и объявляет об этом во всеуслышание и радуется, когда банки из своего кошелька вынимают по сравнению с этими миллиардами какие-то гроши, это очень печально. Это говорит тоже о нас, и очень плохо говорит. Мне хочется понять, почему эти люди, живя здесь, переводят туда деньги и для чего? Чтобы продлить себе жизни?
КЛ — Обеспечить своих близких.
ЛК — Это тоже мне понятно. Значит, не уверены в той почве, на которой стоят, не уверены, что в России будет спокойно и опять может произойти кровавая революция. Наверное, это и есть объяснение вот этому явлению, но очень обидно. Потому что это же и деньги могут убрать вот эти страхи с нашего горизонта и поверить в самих себя, и уже потверже остаться на земле, потому что сильная экономика означает сильное государство, а у нас она сейчас слабая. Так вот слабое государство, и тем не менее гонят деньги туда.
КЛ — То есть, если вернуться к патриотизму, если мы раньше могли испытывать стыд за то, что происходит в нашем тоталитарном обществе, то теперь мы испытываем тот же самый стыд, только за другое общество.
ЛК — Вот именно. Это внушает не только тревогу, но и некое отчаяние и грусть, бесконечную грусть.
КЛ — Вы политикой, конечно, интересуетесь?
ЛК — В какой-то степени. Мы все заполитизированные люди, это вне всякого сомнения, хотим мы этого или не хотим. Это неизбежно, потому что живешь в Москве, которая под колпаком политики, если можно так выразиться.
КЛ — А вас пытались привлечь к политической деятельности?
ЛК — Пытались в какой-то степени. Но не назойливо, не таща меня на аркане. Вот недавно одна организация устраивала где-то собрание и меня туда пригласили, в пользу некоего человека. Я не поехал. Потому что надо быть в какой-то степени самостоятельным, просто порядочным, сохранить свое достоинство. А если влезать в политику и примыкать к кому-то — это в общем-то не для актера, не для этой профессии. У меня есть свой политический вождь, я могу его назвать — это солнце. Оно взошло,стало греть, оно разбудило— живи дальше, живи этот день — вот мой политический вождь.
КЛ — А как вы относитесь к артистам, которые попадают на эту удочку и активно принимают участие в жизни как политические деятели, совместимые ли это вещи?
ЛК — В Красноярске, где я только что был, были актеры, которые как раз были замешаны в выборах, поддерживали А.Лебедя. Я сам был вне.. меня там простые люди, узнавая, спрашивали, и я отвечал — нет, я приехал на работу. У меня там были съемки, и я еще раз повторяю, что я в этой политической игре не участвовал. Но мне все-таки не хочется ругать тех актеров, которые там были. Может быть они вынуждены, с одной стороны, уговорив себя, втайне какой-то, оправдав свой рывок по этой части, все-таки решились на это дело — может быть в конечном итоге они польстились не столько лозунгами того или иного кандидата, не столько полюбя, что ли, программу, прилетев аж из Москвы, может быть в этом сыграли..
КЛ — Финансовые проблемы, решение своих финансовых проблем.
ЛК — Вот именно. И вот за это я бы не очень бранил этих же актеров, потому что актерский труд сейчас оплачивается очень скромно и не мне судить.. не суди, да судим не будешь, как известно.. Но думаю суть-то как раз в этом, а не в любви к тому или иному политику. Поэтому я бы не осуждал, а только горько покачал бы головой.
КЛ — Сейчас многие актеры как раз по этой причине уходят из своей профессии — кто в бизнес, кто еще куда-то, как вы к этому относитесь?
ЛК — Все-таки я по сей день востребованный актер. Я благодарен Богу, тем людям, прежде всего режиссерам, конечно, которые вложили в меня свой талант, обогатили те способности, с которыми я появился на этот свет. Я не буду называть всех режиссеров, но среди них, конечно, Шукшин, Гайдай, Лиознова, Швейцер, Панфилов, все эти крупные режиссеры отдали часть своего таланта, вложили как в некий банк. Такова наша профессия. Я им очень благодарен и по сей день я в общем-то востребованный актер. За последнее время, при нашем бескартиньи, я отказался.. ну, хотя бы за последние 5 месяцев.. от многих сценариев, в которые меня приглашали. По разным причинам. В двух первых сценариях мне не понравился в первом сценарии дух самого сценария, точно говорю, не буду называть фамилию режиссера, потому что картина только что сделана и я не имею на это морального права, это уже была бы антиреклама этой картины, в которой я не согласился работать. В другое картине, которая недавно начала сниматься, очень будет длинная, длинный сериал на телевидении — в этой картине роль совершенно не выписана, там нужно все делать самому. Я не рискнул сам себе быть драматургом и режиссером на площадке. Третья картина, в которой меня очень хочет снимать милый и славный режиссер, талантливый, он же и написал сценарий — там все сходится по художественной линии, но, как говорится, меня заел на сегодняшний день быт. Я не буду говорить, в чем меня настиг быт и его неудобства, это все рано и я не хочу сглазить, это в хорошем смысле, я хочу сказать, но я должен быть в Москве, короче говоря, а картина начнет сниматься с июня или июля и далеко от Москвы.
КЛ — Вы так подробно рассказали о причинах отказа, тогда расскажите о причинах согласия. На что вы соглашаетесь
ЛК — Я очень люблю свою профессию, вот сейчас снимаюсь всего лишь в одной картине, но она очень длинная, многосерийная, и охватывает по сюжету очень много веков. И режиссеру трудно приходится, и приходится трудно еще по части финансов, как вы можете догадываться. Вот сейчас они исчерпаны на съемках, значит, мы ждем новых вливаний, как говорится, ждем. Вот и я как песчинка этой затеи, 12 серий.
КЛ — А что это такое?
ЛК — Это картина Булата Мансурова «Теплые ветры древних булгар». Она снимается уже 4 года, и я думаю, что если не в этом, то уж в следующем году она будет закончена, потому что слишком много вложено в эту картину денег. Да и спонсор довольно серьезный, кажется, — правительство Татарстана. И картина уже снята на 85 процентов, и терять такие деньги, что уже вложены, преступно и глупо. Так что картина будет сделана. Мне там осталось сняться в 3-4 съемочных днях. Когда они состоятся, я не знаю, но они состоятся.
КЛ — Какая картина, в которой вы работали, самая памятная для вас?
ЛК — Отвечу не задумываясь. Моя самая любимая картина из 190 картин «Живет такой парень» В.Шукшина. Это моя самая первая роль, но это совпадение, что она стала любимой. Я играл до этого в 7 или 8 картинах, где играл эпизоды, скромные роли, средние, порой в очень хороших картинах, «Когда деревья были большие» или «Мичман Панин», но пришел Шукшин и снял мою судьбу в этой картине. Мне очень нравится эта картина — она бесконечно добрая, шукшинская до мозга костей, потому что Шукшин — это тот писатель, прежде всего, который говорил о маленьком человечке.. своего времени, 60-70-х годов, и я один из них в этой картине. Потом я работал с ним в следующей картине «Ваш сын и брат», сыграл Степку. Должен сказать,что я пришел на главную роль в «Живет такой парень», в первый его полнометражный фильм, но я снимался в его дипломной картине, так что мы были знакомы и наверное прониклись друг другом, если так можно выразиться. Его диплом конечно помог мне оказаться на главной роли в своей любимой картине.
КЛ — Как вы думаете, Шукшин планировал что-то еще снять с вами?
ЛК — Это тема особая для меня, могло бы так случиться, что я снялся бы во всех его картинах, имея ввиду и диплом — успел он снять 5 картин, и во всех я бы был занят. В остальных трех я по разным причинам отказывался. Но Шукшин был выше обид, не обижался на меня. Ну, скажем, главный герой «Печки-лавочки» — это было написано просто на меня, он эту роль писал для меня, для Куравлева, и критики и по сей день говорят, что они это чувствуют. Но я ушел по разным причинам от этого предложения Василия Макаровича и сказал, что если он не будет, то эту роль сыграю я. Но это целая история, забавная и смешная, но у нас для этого нет времени.
КЛ — Спасибо, это был Леонид Куравлев, которому я желаю удачи, успеха, надеюсь, что за этой встречей последует и другая, поскольку нашему гостю есть о чем рассказать, а уж Пашку Колокольникова мы помним.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире