В.БОЙКО: Прежде всего, хотелось бы узнать о самой организации «Правый сектор», каким образом она образовалась, сколько людей она насчитывает и, собственно, какова её политическая платформа?

А.ТАРАСЕНКО: В первую очередь, «Правый сектор» — это не организация. Это объединение разных организаций, как украинских, так и национальных. Объединение различных групп людей, гражданских активистов.

Д.ПЕЩИКОВА: Какие организации составляют костяк?

А.ТАРАСЕНКО: «Тризуб», «УНА-УНСО», «Патриоты Украины», «Карпатска сечь» — вот такие вот.

Д.ПЕЩИКОВА: А численность? Приблизительно.

А.ТАРАСЕНКО: Не могу ничего по этому поводу сказать. Потому что, если бы это была организация, то можно было бы что-то говорить. А так, это добровольное объединение граждан, которые приходят на защиту людей, Майдана, революции. Мы не составляем списки, не считаем людей, я паспортные данные не проверяю.

В.БОЙКО: А вы можете сказать хотя бы порядок? Это сотни, тысячи, десятки тысяч людей?

А.ТАРАСЕНКО: Сейчас на Майдане находятся несколько сотен. Но когда начинаются какие-то активные действия, то сотни становятся тысячами.

Д.ПЕЩИКОВА: Какова иерархия руководства?

В.БОЙКО: Организационная структура.

А.ТАРАСЕНКО: Что касается каких-то политических решений, то нет конкретной иерархии. А вот касательно структуры самообороны, то там, конечно, есть отряды, командиры, как у «Беркута».

Д.ПЕЩИКОВА: Они сами выбирают командира?

В.БОЙКО: Или это всё-таки уже какие-то проверенные представители «УНА-УНСО» или каких-либо других организаций?

А.ТАРАСЕНКО: Сначала так и было, но когда людей становилось все больше и больше, не хватало на всех командиров… Просто видно по действиям, по поведению человека… Лидер рождается в борьбе. Когда начинается борьба, видно, кто действительно становится лидером. Парни растут.

В.БОЙКО: Сейчас проходит серия захватов областных администраций в регионах, представители «Правого сектора» какое-то участие в этом принимают?

А.ТАРАСЕНКО: Конечно, там где есть в каких-то регионах, кто принимает непосредственное участие.

В.БОЙКО: То есть некоторая региональная структура существует со своими руководителями и есть какая-то координация центра с ними?

А.ТАРАСЕНКО: Там, где есть наши структуры, наши люди этим занимаются. Там, где нет, люди сами выходят на нас, просят разрешения координироваться, создают и делают дело.

Д.ПЕЩИКОВА: То есть это происходит прямо сейчас или появились уже какие-то региональные структуры в то же время, когда появился «Правый сектор»?

А.ТАРАСЕНКО: С самого начала, действительно, в первые же дни на западе появились, потом начали и дальше расширяться.

Д.ПЕЩИКОВА: То есть и на востоке есть?

А.ТАРАСЕНКО: Конечно.

Д.ПЕЩИКОВА: Там, где ещё не было никаких активных действий.

А.ТАРАСЕНКО: Почему? Майданы же собирали во многих областных центрах. Там, где майданы стояли, там создавался и правый сектор майданов.

Д.ПЕЩИКОВА: То есть это действует сейчас как самооборона региональных майданов?

А.ТАРАСЕНКО: Что-то в этом роде, да.

В.БОЙКО: В принципе, мы можем говорить, что «Правый сектор» образовался именно на майдане как некоторое консолидированное сообщество националистических украинских организаций?

А.ТАРАСЕНКО: Именно так и случилось. В первые же дни, когда люди собрались под стеллой, двадцать первого числа. И буквально там числа 23-го — 24-го уже по инициативе «Тризуба» был создан «Правый сектор». Мы провели переговоры с руководителями разных организаций, пришли к общему мнению, что нам не важно, будет или не будет подписано соглашение с ЕС. Дело в другом, речь идет о том, что нужно скинуть путем национальной революции режим внутренней оккупации, который господствует в стране, и установить народную власть.

В.БОЙКО: Давайте про политическую платформу сейчас поговорим немного, раз мы уж коснулись этой темы. Каковы те какие-то политические ценности основные, которые разделяют, с вашей точки зрения, все люди, которые входят в эту организацию, в этом сообщество, скажем так?

А.ТАРАСЕНКО: Мы специально пошли на такой шаг. Мы не устанавливаем для всех обязательных требований по идеологии. Вот, например, «Тризуб» — организация христианская исключительно. Но мы не брали исключительно христиан в «Правый сектор». То есть, если у человека другие религиозные взгляды, это никак не мешало. Мы нашли общее для всех нас. Мы взяли черно-красный флаг борьбы и больше не выдумывали каких-то значков или чего-нибудь такого. И у нас конкретная идея. Это революция, смена режима и установление народовластия. Тем, кто поддержиивает эти идеи, — всем дорога открыта.

В.БОЙКО: Как я понял, конечная цель людей, которые входят в это сообщество, как вы сказали, это революция и народовластие, правильно?

А.ТАРАСЕНКО: Да.

В.БОЙКО: При этом вы совершенно не скрывает националистической идеологии…

Д.ПЕЩИКОВА: Правых взглядов.

В.БОЙКО: Да, правых взглядов. Что вот в этом, условно говоря, государстве, которое вы хотите построить, какая роль в нём отведена национальным, сексуальным меньшинствам?

А.ТАРАСЕНКО: Прежде всего, украинский национализм — это не какая-нибудь тоталитарная идеология. Это как раз и говорит о том, что на Украине будет господствовать народная власть. Мы украинский национализм не отделяем от христианства. Поэтому для украинских националистов какие-то такие вещи как шовинизм, империализм, тоталитаризм, нацизм, фашизм, антисемитизм, расизм абсолютно неприемлемы. Когда мы говорим про народовластие, имеется в виду, что не клика каких-то олигархов должна руководить страной, и не одна какая-то личность. Должен руководить народ. Реально. То есть речь идет, в первую очередь, про выборность всех и вся, начиная от участкового милиционера, начальника райотдела, прокурора, судьи…

В.БОЙКО: То есть массовое самоуправление?

А.ТАРАСЕНКО: Да. И, самое главное, в любой момент, если они не выполняют свои обязательства, — возможность их отозвать.

Д.ПЕЩИКОВА: Но как можно добиться этих целей? Есть какая-то стратегия?

В.БОЙКО: Что мы делаем сегодня, завтра, послезавтра, какой Украина будет через месяц?

А.ТАРАСЕНКО: Сейчас есть одно конкретное требование. Это отставка Януковича.

Д.ПЕЩИКОВА: А вот этой цели как добиться?

А.ТАРАСЕНКО: Достижение его возможно конкретным путем. Нужно создать революционное правительство, которое возьмет в свои руки всю полноту власти на Украине. Нужно объявить нелигитимным действующий режим, обратиться к мировой общественности, для того, чтобы она поддержала. Создать национальную гвардию. Есть уже отряды самообороны, но они созданы для защиты. А национальная гвардия должна включать в себя и армию, и милицию, и службу безопасности и все такое прочее, чтобы защитить революцию. Нужно расширяться, полностью блокировать всю деятельность государственных органов, что дает возможность в принципе руководить страной. Вот уже идут захваты администраций практически по всем областям Украины. Народ должен брать власть в свои руки.

Д.ПЕЩИКОВА: Я правильно понимаю, это только силовые методы? Только силой сейчас можно что-то решить?

А.ТАРАСЕНКО: Необязательно, но, к сожалению, бандиты понимают только язык силы.

В.БОЙКО: То есть речь идёт о том, что, по сути, нужно пойти на некие человеческие жертвы, эти жертвы уже есть, этих жертв несколько. Вы как один из представителей организации, сообщества, которое занимает не последнее место, готовы взять на себя ответственность за то, что будут жертвы среди ваших сторонников и, возможно, среди представителей силовиков, я правильно вас понимаю?

А.ТАРАСЕНКО: Вы сейчас говорите о том, что «Правый сектор» делает революцию. А я сейчас говорю о том, что украинский народ делает революцию. Если посмотреть на десятки, сотни тысяч людей по всей Украине, которые непосредственно это делают, то это же не «Правый сектор».

В.БОЙКО: Ну, смотрите. Ведь те люди, которые находятся на Грушевского, это во многом представители «Правого сектора», и они там получают какие-то травмы, их доставляют в больницу скорой медицинской помощи, потом их оттуда забирают какие-то непонятные люди, вы разделяете некую ответственность. Вы считаете, что вы, в том числе, ответственны за тех людей, которые там оказываются. Или это их собственный выбор как конкретного, одного единственного украинца, который решил бороться за свою свободу?

А.ТАРАСЕНКО: Конечно, если мы сейчас с вами в данный момент пойдем на Грушевского, то вы не найдете там ни одного представителя «Правого сектора». А там тысячи людей.

Д.ПЕЩИКОВА: Но ведь нужен лидер какой-то, или вы считаете, что можно сделать всё исключительно с помощью этой самоорганизации без какого-то единого лидера, который поведёт людей?

А.ТАРАСЕНКО: Если бы был лидер, было бы намного проще.

Д.ПЕЩИКОВА: А никто из «Правого сектора» не готов стать лидером?

А.ТАРАСЕНКО: Принцип нашей жизни — это сама идея. Это для нас главное. Но если делать какую-то установку на личность, то толку с этого не будет. Мы помним «Оранжевую революцию», когда была исключительно установка на личность. И толку из этого никакого не было. Поэтому установка должна быть, прежде всего, на идею. Кто поддерживает свою идею в борьбе, утверждается как лидер. Пусть нас и ведет.

В.БОЙКО: Давайте расставим точки над «i» вот в каком вопросе. Какова роль «Правого сектора» в насильственном протесте, начиная с 1 декабря, когда были столкновения на Банковой, заканчивая сегодняшним днём? Являлся ли кто-то из представителей организатором подобных акций? Являлся ли кто-то из рядовых участников организации участником этих акций, оказывал ли насильственное сопротивление силам правопорядка?

А.ТАРАСЕНКО: Мы можем начать даже раньше. Мы можем начать с тридцатого числа, когда был разгон на Майдане. «Правый сектор» там был, защищал людей от озверевших ментов, сколько смог. Потому что людей тогда было мало…

В.БОЙКО: Извините, я вставлю своих 5 копеек. Были обвинения, в том числе, в том, что «Правый сектор» якобы спровоцировал в ту ночь, с которой, собственно, началось насильственное противостояние по большому счёту, спровоцировал «Беркут» на активные действия на майдане против студентов?

А.ТАРАСЕНКО: Я говорил непосредственно со многими людьми, которые там были и звучали о них такие же слова. Мы с ними конкретно разбирались, где кто находился в тот момент, и кто что делал. Я очень легко доказывал, что парни не могли в принципе этого сделать. Когда милиция полезла с одной стороны на людей, наши парни были совсем с другой стороны.

В.БОЙКО: Ну и давайте продолжим, я прервал вашу мысль относительно участия «Правого сектора» в других столкновениях с силами безопасности.

А.ТАРАСЕНКО: Первого числа мы были с людьми на Майдане, мы реально зачищали Майдан и брали его под контроль. Но в событиях на Банковой «Правый сектор» участия не принимал. Если там и были некоторые представители «Правого сектора», это не было организовано сверху. Всех там не было.

Д.ПЕЩИКОВА: А вам не кажется, что представители нынешней власти очень часто в последнее время используют «Правый сектор» как способ обвинить, то есть на «Правый сектор» переводят все стрелки?

А.ТАРАСЕНКО: Конечно. Я вот с вами говорю и пытаюсь объяснить, кто мы такие и что мы не такие уж и страшные, какими нас изображают.

Д.ПЕЩИКОВА: А как вам кажется, кого считают самым опасным противником нынешней власти из тех, кто оказывает сопротивление, из тех, кто хоть как-то объединён?

А.ТАРАСЕНКО: Вы еще в прошлом вопросе ответили на это.

Д.ПЕЩИКОВА: То есть вы считаете, что именно «Правый сектор» воспринимается как самая большая угроза?

А.ТАРАСЕНКО: Конечно.

В.БОЙКО: Давайте со столкновениями закончим, у нас осталась улица Грушевского, где, собственно, несколько дней назад это всё началось. Там изначально были представители «Правого сектора»?

А.ТАРАСЕНКО: Представители «Правого сектора» во время митинга были на площади Независимости. Когда люди пошли на Грушевского, мы вместе с отрядами самообороны, с несколькими сотнями — потому что мы входим в эту структуру, в самооборону, — вместе с ними пошли на Грушевского, на защиту людей. И пытались это сделать.

В.БОЙКО: Если верить вашим словам, то получается, что ваша организация вовсе не является провокатором каких-то конфликтов на протяжении последних нескольких месяцев, а наоборот людей только защищает, сама первая на рожон не лезет, не кидает, условно говоря, фаера и брусчатку в «Беркут» без причины. Так почему тогда, как вы сами говорите, власти считают вас основным и самым опасным соперником среди тех, кто может оказать насильственное сопротивление?

А.ТАРАСЕНКО: Во-первых, потому что нас много. Во-вторых, потому что мы организованны и тренируемся все два месяца на Майдане для защиты Майдана. И, более того, уже отбивали Майдан от милиции. Но самое главное, я думаю, потому что наши идеи созвучны с идеями украинского народа. И реально то, что мы пишем и говорим, страшно для них — потому что люди это читают, люди это слышат, а потом это делают.

В.БОЙКО: Вы очень много говорите о том, что «Правый сектор» — это сообщество, которое с самого начала на майдане появилось, которое, собственно, там до сих пор существует. Какого ваше отношение к партийной оппозиции: Кличко, Яценюк, Тягнибок?

А.ТАРАСЕНКО: Мы непосредственно с комендантом палаточного городка сотрудничаем, Андреем Порубием, который руководит отрядами самообороны, и входим в эту структуру. А что касается лидеров оппозиции, координация наших действий заключается в следующем: мы выдвигаем им требования, и они через не хочу вынуждены их выполнять. Постепенно, потихоньку, но выполняют. Потому что народ требует.

Д.ПЕЩИКОВА: Буквально вчера получается было наоборот, пришёл Кличко, выдвинул какие-то даже не требования, а предложения, когда было объявлено перемирие и всё-таки «Правый сектор» принял его условия. Почему так получилось?

А.ТАРАСЕНКО: На самом деле, мы с удовольствием отдыхали после ночных боев, воспользовавшись тем, что за нас договорились.

Д.ПЕЩИКОВА: Если бы это произошло раньше, было бы то же самое? Это не является целью «Правого сектора» — постоянно вести какие-то бои, постоянно продолжать столкновения?

В.БОЙКО: Доказывать возможность своего сопротивления и своё присутствие на Грушевского?

А.ТАРАСЕНКО: Конечно, нет. Но прецедент уже такой был, когда по СМИ распространилась информация, что лидеры оппозиции договорились с «Правым сектором» о перемирии. Буквально на несколько дней раньше это было. Так вот тогда пришлось выпустить заявление по то причине, что с нами никто не договаривался. И перемирия не было.

Д.ПЕЩИКОВА: То есть нахождение на Грушевского — это именно оборона своих позиций, нет какой-то цели идти дальше, вверх, вперёд, захватывать новые территории?

А.ТАРАСЕНКО: На самом деле, это не так уж и просто. Если вы там были, то вы видели, сколько их там. Бросать людей под пули, чтобы они перестреляли там кучу народа, — так может поступить только придурок.

Д.ПЕЩИКОВА: Ну, а какое тогда было значение у этих нескольких дней активного сопротивления, именно удержать позицию? Никто не пытался выдавить оттуда милицию, продвинуться вперёд?

А.ТАРАСЕНКО: Я говорил за эти дни с очень многими журналистами, и все мыслят и задают вопросы практического характера. А вот чего, зачем, для чего, а люди не могут, люди гибнут, и т.д. и т.п. Вы мыслите не в тех категориях…

Д.ПЕЩИКОВА: Но разве это не важно, что люди гибнут?

А.ТАРАСЕНКО: Мы мыслим категориями духовными, в первую очередь.

В.БОЙКО: То есть вы считаете, что это идеологическое противостояние — доказательство того, что украинский народ может не сдаться под гнётом «Беркута», который лютует, раздевает людей, жестоко избивает их?

А.ТАРАСЕНКО: Да, но это не настолько важно. Важно другое. Важно, что два месяца Майдан «затанцовывали». Оппозиция постоянно выходила на сцену и рассказывала сказочки ни о чем. Выдвигала какие-то половинчатые, непонятные требования к власти, которые власть вообще полностью игнорировала. Но видно было, что распустить Майдан у них никак не получается. Потому что люди не хотят расходиться, люди хотят действовать, люди хотят реально сместить эту власть. Мы помогли людям показать, что не все закончилось.

Д.ПЕЩИКОВА: То есть в нужный момент вы взяли инициативу в свои руки?

А.ТАРАСЕНКО: Я уверен, что если бы не было Грушевского, на следующий день уже бы не было Майдана. Это главное.

Д.ПЕЩИКОВА: То есть позиция такая: сли у тебя есть какие-то требования, какие-то задачи, цели, их нужно защищать, отстаивать?..

В.БОЙКО: Любыми способами, в том числе, насильственными…

А.ТАРАСЕНКО: Конечно. Ну вы же видите, пошла эскалация конфликта. В ответ люди начали подниматься по всей Украине.

В.БОЙКО: И это дало новое дыхание сопротивлению майдана?

А.ТАРАСЕНКО: Да, да, да.

В.БОЙКО: Тем не менее, Янукович пока не пошёл ни на какие уступки. Речь не идёт об отставке правительства, речь не идёт о досрочных выборах Рады, речь, тем более, не идёт об отставке его самого. И вчера, когда тот же самый Кличко после переговоров выступал со сцены, он честно сказал, что он разочарует тех, кто собрался на майдане, что порадовать ему нечем…

Д.ПЕЩИКОВА: И в очередной раз заявил о том, что он не готов вести людей на какие-то бои, столкновения, проливать кровь, чтобы потом отвечать…

В.БОЙКО: При этом, со стороны Яценюка и Тягнибока, тоже какие-то резких заявлений не прозвучало. Ну бародьба, сопротивление, да, давайте выстроим ещё одну баррикаду на Институтской…

Д.ПЕЩИКОВА: Давайте объявим Грушевского частью майдана.

В.БОЙКО: Да. Ну, то есть заявления декларативные, действия довольно не прогрессивные.

Д.ПЕЩИКОВА: И, тем не менее, «Правый сектор» продолжил перемирие, и, в общем-то, согласился на то, чтобы подождать ещё какое-то время?

А.ТАРАСЕНКО: Вы на Грушевского видели перемирие? По-моему, там все горит.

Д.ПЕЩИКОВА: Ну, нет активных каких-то действий. Не летят коктейли Молотова…

В.БОЙКО: Фаера не летают, коктейли Молотова не летают, создана дымовая завеса некая… Да, есть линия фронта, но наличие линии фронта не отрицает факт перемирия.

А.ТАРАСЕНКО: По одной простой причине: их сложно докинуть. Но дело не в этом. Дело в другом. Мы сейчас перегруппировываемся, отдыхаем и будем действовать совсем другими методами. Там дело зашло в тупик и смысла особого нет что-то делать, только если это поддерживать.

Д.ПЕЩИКОВА: То есть идёт какая-то перегруппировка, что вы отдыхаете и готовитесь? Если милиция будет и дальше стоять, не предпринимать никаких действий, вы готовы пойти сами в наступление?

А.ТАРАСЕНКО: Мы пойдем с другой стороны. Мы будем делать нестандартные шаги. Не такие, как сейчас.

В.БОЙКО: В состоянии ли «Правый сектор» и люди, которые разделяют националистические идеи. Я сейчас не беру персонально вашу структуру. Люди, которые разделяют идеи украинского национализма, революции, народного самоуправления. В состоянии ли они, с ваше точки зрения, устроить революцию на сегодняшний день? Вот именно добиться того, чтобы нынешний режим был свергнут, новый установлен.

А.ТАРАСЕНКО: Мы революцию уже сделали. Она идет полным ходом.

Д.ПЕЩИКОВА: Процесс необратим?

А.ТАРАСЕНКО: Вариантов нет.

Д.ПЕЩИКОВА: А Украина сохранит свою целостность?

А.ТАРАСЕНКО: Надеюсь.

Д.ПЕЩИКОВА: То есть восток поддерджит, вы уверены в этом?

А.ТАРАСЕНКО: Конечно. Я сам с Востока, я не из Львова и не из Ивано-Франковска, я из Кривого Рога, из Днепропетровской области.

Д.ПЕЩИКОВА: Но пока, если смотреть на карту, которая периодически загорается новыми областями, которые охватывает вот это активное противостояние, пока всё-таки запад очень сильно перевешивает и восток фрагментарно задействован.

В.БОЙКО: И куда как менее результативно.

А.ТАРАСЕНКО: Это очевидно, это абсолютно нормально, потому что позиции власти на Западной Украине намного слабее. Но если вы вспомните, когда это все начиналось несколько месяцев назад и шли по всей Украине марши Евромайдана, в Крыму были многотысячные марши и они кричали «Слава Украине! — Героям слава!».

В.БОЙКО: Скажите, пожалуйста, сегодня Янукович выступил с очередными заявлениями, он сказал, что готов пойти на уступки оппозиции, на ротации в кабинете министров, переформатирование, как он это назвал, на внесение законодательных изменений в т.н. «драконовские законы». Но в то же время он отметил, что, если не выйдет по-хорошему, «мы применим все законные методы для того, чтобы ситуацию успокоить» в том, что касается уличного противостояния.

Д.ПЕЩИКОВА: А закон, как известно, позволяет достаточно многое.

В.БОЙКО: Да. Ну и не нам вам рассказывать, что киевские суды могут вынести практически любое решение о том, где можно и чего нельзя делать. На ваш взгляд, это какая-то реалистичная угроза со стороны господина Януковича или это просто декларативные заявления? И если это реалистичная угроза про применение всех законных методов, то как вы будете на неё реагировать?

А.ТАРАСЕНКО: Про какой закон вы говорите? Про какие законные методы вы говорите? Это банда, это преступники, они похищают людей, они убивают людей, они калечат людей, издеваются над людьми. Вы даже не представляете, сколько людей просто исчезло. Вы видели, как показывают по телевизору про тех, кого находят, кто выползает голым и босым из леса, но сколько людей просто пропало. О каких законах может быть речь? Не будет в принципе никаких законных методов. Их нет, их уже давно нет. Все три года, что он у власти, он действует абсолютно незаконно.

Д.ПЕЩИКОВА: Но согласитесь, человек, у которого есть власть и полномочия, он, как правило, всегда оказывается на стороне закона…

В.БОЙКО: Он может назвать законом всё, что угодно. Это уже другой вопрос. Вопрос в том, как вы реагируете на эти заявления, на определённые, как минимум, предостережения с его стороны, если не сказать угрозы относительно людей, которые осуществляют насильственный протест?

А.ТАРАСЕНКО: Я думаю, он будет идти до конца. Я думаю, он действительно устроит террор. Думаю, что будет очень много смертей. Но тогда начнется партизанская война.

Д.ПЕЩИКОВА: Это сейчас часто говорят, что в стране начинается гражданская война, но, видимо, в вашем понимании это не гражданская война, потому что нет другой стороны, которая была бы со стороны народа…

А.ТАРАСЕНКО: Абсолютно. Есть бандитская власть — есть народ. Это две стороны конфликта.

В.БОЙКО: И вы к этой партизанской войне готовы? Морально, идеологически?

А.ТАРАСЕНКО: У нас нет выбора. Или они нас просто перестреляют. Тут сейчас даже уже не идет речь о том, что нас пересажают. Еще несколько дней назад мы могли об этом говорить. Теперь нет смысла об этом говорить. Нас просто перестреляют.

Д.ПЕЩИКОВА: Но вы готовы жертвовать собой, чтобы отстаивать свои идеи, взгляды?

А.ТАРАСЕНКО: Украинский националист — это человек, который готов жертвовать ради украинской нации всем, вплоть до жизни.

Комментарии

303

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

sernikshpi 26 января 2014 | 00:30

Теперь Украину надо стороной объезжать от греха подальше, эти с западной очень опасные, говорят живьём человека пилой пилят, ужас.


labinec 26 января 2014 | 00:40

Украиной должны управлять фанаты и боксёр. И все будут довольны.


kirdyk_amerike 26 января 2014 | 00:41

Гитлер... капут!
Эту бандеровскую мразь давить надо, а не на радио приглашать.


26 января 2014 | 08:18

Одно слово бендеровец и их приход к власти ничего хорошего Украине не даст.Хотя и нынешний президент тоже для Украины не подарок.


mandrian2008 26 января 2014 | 09:42

нравится людям-пускай дерутся!


gaia 26 января 2014 | 10:29

В Украине проснулся фашизм, недобитый Сталиным. Это наследники предателей, старост, германских подстилок. Им нужен фюрер. И вот такие фюрорчики баламутят молодеж. Пословица -"в семье не без урода"- очень применительна к Украине. Такое впечатление, что националисты украины - это уроды в семье славян. Потому что обычно фашизм направляется против чужаков, не своих, а тут? Такая ненависть к русским была только у германского фашизма. Т.е. видимо проснулись корни германских зольдат...


(комментарий скрыт)

dyymm 26 января 2014 | 10:56

Венедиктов как-то говорил, что разговаривает со всеми, кроме нациков и фашиков... Мда, не зря говорят, что журналист - это вторая древнейшая профессия... А я думаю, что первая.


(комментарий скрыт)

26 января 2014 | 11:18

Конечно, нацисты есть во всех странах. Но даже дико представить, чтобы немецкий журналист на частном информационном канале, брал угодливое интервью у гитлеровского последыша. Жалуются, что у нас демократии нет. В Германии за это влупили бы на полную катушку. А тут отстелился журналист перед националистом-бандеровцем - значит не пропагандист нацизма, а сторонник безумной свободы слова?
И как гладенько составлен вопросник! А какие романтичные ответы!
Говорят, нужен общественный договор. Это если составлять по статьям и параграфам. Но есть пункты, которые действовали много лет: нельзя в России оправдывать и восхвалять фашизм.
Эх, Эхо...


(комментарий скрыт)

dmpiln 26 января 2014 | 17:40

Бендеровцы - исключительно интеллигенты.


(комментарий скрыт)

01 февраля 2014 | 11:32

Если бы ты вырос "на Донбассе" - то было бы "на Украине". 30 лет Кобзаря он читал...))) смех. Навоз польский из под ногтей поди вычисти, рогаль-колхозник, не неси чушь.


01 февраля 2014 | 11:35

1. Донбасс - русский регион куда приезжали на работу западенцы.
2. У украинских классов всегда был полный курс.
еще раз припрутся ваши рогали - еще раз получат пинка под зад.


(комментарий скрыт)

mike65 27 января 2014 | 22:18

И восстали поневоленные укры, в очередной раз наступив на грабли....


01 февраля 2014 | 11:44

Для адекватных:
ЗАЧЕМ власти выпытывать у майдановцев схему их финансирования, когда это видно по анализу банковских транзакций? Это надо только таким бандитам как этот Тарасенко. Или шум нужен или общак делят. Представляю что они будут делать с людьми когда дорвутся до власти.


foxyru 27 февраля 2014 | 21:38

Переписка Андрея Тарасенко с Асланом Омером Кырымлы

«Все идет по плану. Мы уже готовы приступать ко второй части пьесы. Как договаривались на прошлой неделе, мои ребята вместе с братьями из «Карпатской Сечи» и УНА-УНСО по первой команде подъедут за инструментами куда нужно. От тебя требуется только обозначить координаты складов в Симферополе, Севастополе, Керчи, Феодосии и Евпатории, а также время встречи. Да, есть еще одна просьба. Дичи много, нужно больше охотничьего снаряжения, шлемов и палок. Не забудь про газировку в стеклянных бутылках, а также топливо для них. Также не помешают противогазы и средства первой медицинской помощи. Я понимаю, что наши турецкие друзья и так уже много сделали, но ты меня знаешь - я никогда не прошу лишнего. Дичь оказалась не пугливая, коктейли на них не действуют. Нужно что-то посерьезней. Надеюсь ты меня понял. За деньги не беспокойся — все будет в лучшем виде, но попозже. В конце концов, ты же знаешь что в случае нашего успеха, ты получишь гораздо больше».

Вот теперь, ему самому название Дичь!!! пусть ходит и прикрывается как дичь, от снайперов. Так всегда поступали и будим поступать, ещё говорите, что чаченцы терраристы. вот такихе терраристы только и могут ликвидировать такую Дичь как Андрея Тарасенко, практика войны пройдёт ни даром


(комментарий скрыт)

bezdebatnyj 25 января 2014 | 16:57

--Скажите доктор,как правильно воспитывать ребенка?
.--Ребенка не надо воспитывать...
--???
--С ребенком надо разговаривать!

А уж со взрослыми людьми, тем более... А не начинать сразу же угрожать, как делает
любая власть на постсоветском пространстве...Поговори со мною, мама...


(комментарий скрыт)

mike65 25 января 2014 | 17:58

Отдельные журналисты Эха пропагандируют уголовников. Вчера звонил друзьям в Киев, по их словам пропавшие гарью голодранцы в касках и с битами уже начали активно грабить обывателей.


25 января 2014 | 20:10

Врёшь майк65. Полно провокаторов в Киеве и ви сюда же.


25 января 2014 | 23:57

грабят обывателей группы титушек из Донбасса, свезенных властью. Их сейчас отлавливают фанаты Динамо и автомайдановцы. К этому присоединились фанаты Харьковского Металлиста и Донецкого Шахтера - не дают гопоте ехать на Киев.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

mike65 27 января 2014 | 21:56

Угу, фанатская гопота - опора правопорядка. Я плакаль


(комментарий скрыт)

agav 31 января 2014 | 18:13

Хватит п..... - изучайте историю, тогда узнаете правду о фашисте и антисемите Бандере, о ОУН, которые ,,сотрудничали,, с немцами......
Хватит пересказывать ложь, которую придумали в НКВД......открыты их архивы на Украине в 2005г.
Бандера всю войну просидел в тюрьме в Германии, семью его немцы расстреляли....
Более 600 украинских националистов из ОУН украинские полицаи расстреляли в Бабьем Яру вместе с десятками тысяч евреев Киева.......
Слово ,,националист,, в России стало ругательным.......без националистов нельзя создать государство.
Националист - это не тот, который кричит, что ,,Россия для русских,, - тот просто подонок....
Видимо, Украина не хочет иметь старшего брата - Россию........ она видит , что Россия занимает 134 место в мире по продолжительности жизни, что при большом богатстве Россия вкладывает в Здравоохранение в разы меньше, чем Запад.....их это не устраивает..

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире