21 октября 1997 года

В гостях у радиостанции «Эхо Москвы» телеведущий, заместитель главного редактора телеканала «Культура» Святослав Бэлза

Эфир ведет Ксения Ларина

КЛ — Святослав Игоревич сейчас нам подробней расскажет о том, что уже есть и на что уже можно рассчитывать и надеяться, я имею в виду 5-й телевизионный канал, который называется «Культура». Это культура, действительно?
СБ — Будем надеяться. 31-го мы уже снимаем церемонию открытия, которая будет проходить в Пушкинском музее, снимать будет режиссер Евгений Гинзбург, а 1-го это будет в эфире, уже снимаются поздравления каналу «Культура». Как раз с Петербургом это связано, но в Петербурге много переживаний по этому поводу…
КЛ — Зато у них культура какая…
СБ — Да, и культура эта будет присутствовать и уже на почти всероссийском экране. Президентским указом гарантировано, что 3 часа Петербург будет присутствовать ежедневно в эфире, а я думаю, что в Петербурге так много проходит культурных событий и всяких музыкальных и театральных деликатесов там возникает, что это может быть и больше. Безусловно, канал «Культура» необходим. Известно, что нацистские лидеры хватались за пистолет при слове «культура», а затем один остроумный англичанин по фамилии «Гуд», но не Робин Гуд, сказал, что при слове «пистолет» я хватаюсь за свою культуру. При слове «телевидение» мы должны все хвататься за свою культуру. Теперь такая возможность появится, потому что на многих каналах, где воцарились «культур-киллеры», бешенные деньги искарежили души людей, в том числе и многих телевизионных калифов. Нужно, действительно, было бить в набат, и это сделали многие выдающиеся мастера культуры, в том числе маэстро Ростропович, и это битие в набат было услышано на самом верху, в результате чего и появился указ Бориса Николаевича.
КЛ — Это все, конечно, очень отрадно и прекрасно, но если говорить о «культур-киллерах», они, думаю, свое как раз и получили и сохранили. То есть получился некий резервуар — вот, пусть они там со своей культурой и сидят на пятой кнопке, а мы будем заниматься своими делами.
СБ — Пусть хоть будет пятая кнопка, а так то и ее не было.
КЛ — Но если говорить подробнее, «Культура» — что это такое? Я говорю не о культуре вообще. Я имею в виду канал, конечно. Можно говорить о каких-то вещах, о которых сегодня говорят: «Ой, это нафталин, нам будут крутить по три часа какой-нибудь симфонический концерт, а мы будем сидеть как дураки и слушать». Так ли это будет?
СБ — Нет, этого не будет, Бесанат. Но учтите — я не руководитель канала. Руководитель канала профессор Михаил Швиткой.
КЛ — Понятно. Мы в курсе событий.
СБ — И он разрабатывал основную концепцию. Да, я знаю, что у канала есть свои амбиции и серьезно конкурировать, и вовсе не вызвать отвращение к культуре у тех, у кого любовь не сохранилась, и у подрастающего поколения. Иногда,после того как человек проходит в школе «Евгения Онегина», у человека напрочь отбивается охота читать Пушкина и поэзию вообще. Как раз канал должен быть гибким,современным. Большие полотна будут на нем присутствовать, может быть, только по субботам и воскресеньям, когда можно будет послушать целый концерт или посмотреть целый спектакль драматического или оперного театра. А в общем он должен быть мобильным.
КЛ — Собственные программы будут производиться?
СБ — Вероятно, будут. Информационные, во всяком случае. Честно говоря, все, конечно, упирается в бедность. Идей масса. Очень много хороших предложений. Я надеюсь, что со временем канал будет богатеть, потому что, помимо государственной поддержки, на которую пока в основном приходится рассчитывать, появились и просвещенные предприниматели, которые понимают, по крайней мере, что жертвовать на культуру это и престижно, и выгодно, в конечном счете. Когда-то наш знаменитый и, к сожалению, покойный исследователь и публицист Владимир Яковлевич Лакшин сказал, что он глубоко уверен в том, что от того, как поют и танцуют в Большом театре, зависит и то, как в стране льют металл и кладут кирпич. И вот это должны понять все и не только от того, как поют и танцуют в Большом театре, но и от того, могут ли это увидеть. Я много раз говорил о том, что мы сейчас очень многое берем с Запада, калькируем буквально, но наша страна в силу своей огромности не может, скажем, пользоваться опытом Швейцарии, где ничего не стоит поехать из Цюриха в Женеву или даже в Париж на концерт Паваротти или на каких-то знаменитых гастролеров. Наша страна огромная и там не только зарубежные звезды, но и наши отечественные в тысячи городов и весей никогда не приедут. И единственным окном в мир культуры является телеэкран, и поэтому наше российское телевидение несет особую моральную ответственность за просветительскую деятельность, за приобщение к культуре. Мы же знаем, что сейчас, увы, воспитателем молодого поколения выступает этот самый пресловутый телевизионный ящик, и поэтому это дело даже государственное, если не бояться высоких слов.
КЛ — Теперь я хочу сказать вот что: до канала «Культура» еще далеко, а программа «Игра в классику» — уже существует. Это тот самый уникальный случай, когда, как мне кажется, соединилось желаемое с действительным. Как бы есть место и для подвига — духовного и душевного — и в то же самое время, это оформлено очень зрелищно, не отпускает, понимаешь, что картинка на самом деле нужна. Так, Вы согласны?
СБ — Да, так это и задумывалось. «ТВ-Центр» героически принял решение показать 52 выпуска этой программы, и не далее как вчера и позавчера мы сняли еще 8 выпусков замечательной молодой, задорной и талантливой съемочной группой, которая сама увлекается тем, что делает, и я очень благодарен. И действительно решено было этот цикл предложить. Это не то, чтобы «классика для бедных» или «классика для начинающих» — наоборот, это может быть классика для уже достаточно изощренных слушателей. Это классическая музыка, увиденная средствами телевидения, кино, компьютерной графики, мультипликации, кукол. Скажем, в одной из следующих передач зрителей ждет встреча с кукольной интерпретацией «Кармен». В общем, от Диснея до Феллини — скажем так. И сейчас идут пленки, которые мы закупали в Англии, в Польше, естественно, сейчас большой ведется поиск на студии «Союзмультфильм», потому что у нас все-таки отечественная мультипликация тоже накопила большой опыт интерпретации и классики — от Баха до Римского-Корсакова. Замечательные есть вещи, слава богу, и это мы все должны собрать, предъявить зрителю. Это, мне кажется, такой новый срез, это не та игра, где ждут какие-то призы, а это игра высокая. Игра — это же важнейший элемент искусства.
КЛ — Очень приятно, что это делаете именно Вы.
СБ — Я рискую имиджем, как говорится.
КЛ — С другой стороны, я понимаю, что Вы не отказались от традиционной подачи такого плана передач, когда человек существует в кадре, говорит, говорит, а потом играет музыка в виде музыки.
СБ — Я думаю, не открою большой тайны кухни нашей, что мы сделали парочку пилотных программ и были попытки совместить меня с большой куклой в человеческий рост и с молодым человеком, и с пожилым человеком — это уже получалось не то. Это уже получалась совсем другая передача. Как раз мой академический образ с некоторой такой игривостью подачи компьютерной — он как-то больше сочетался.
КЛ — Вы вообще азартный человек? Это же риск своеобразный в этом.
СБ — Конечно, меня сейчас Андрей Вознесенский увековечил в своей книжке «Казино Россия». Мы как раз вместе ездили в Сургут и играли там в казино. И там Андрей Андреевич как раз меня увековечил, так что я ему благодарен за это.
КЛ — Конечно же, наши слушатели тоскуют по Вашей программе «Музыка в эфире», безусловно. Это до сих пор, хотя достаточно давно ее уже нет. Там есть какие-то проекты Ваши личные в будущем?
СБ — Да, есть, во-первых, мы постараемся показать цикл «Звезды в Кремле», который был показан не полностью по первому каналу. Там не сочли достойными такие передачи, в которых участвуют, скажем, Евгений Нестеренко, Николай Петров, Михаил Плетнев, Ирина Архипова — цвет нашей музыкальной культуры. И «Уникомбанк», который был спонсором этих передач, был настолько великодушен, что они все права передали пятому каналу и этот цикл, я думаю, будет показан. Это для начала. Потом есть и другие планы. Передачи, может быть, и выходящие за рамки музыки, потому что не секрет, что моя основная профессия — литература и не хочется ее бросать и на экране. Так что есть различные планы.
КЛ — Вы телевидение вообще полюбили за время работы, сотрудничество с ним как жанр? Вообще, что это такое для Вас, это вид искусства?
СБ — Да, полюбил. Для многих это стало жизнью, судьбой, поскольку я пришел туда, уже имея некоторый опыт литературный, журналистский. Я может быть до сих пор, понимая все значение телевидения сегодня, отношусь к нему с известной иронией. Это, соответственно, и самоирония по отношению к себе, потому что многие мелькающие на экране — особенно еще с неокрепшим сознанием молодые люди — думают, что они действительно какие-то очень значительные фигуры. От частоты мелькания ведь весомость не прибавляется. Скажем, я был отлучен как бы от телеэкрана. Не могу сказать, чтобы совсем, потому что телевидение меня баловало довольно частым вниманием своим, но вот «Музыка в эфире» действительно год не выходила. И тем не менее как-то я спокойно живу и репутация продолжает. Сначала ведь мы работаем на имя, потом уже имя на нас.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире