13 ноября 1998 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Иван Рыбкин, полномочный представитель президента РФ в государствах-участниках СНГ, бывший секретарь Совета Безопасности РФ.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.
АВ  Первой новостью сегодняшнего дня, безусловно, является освобождение представителя Президента на Северном Кавказе, Валентина Власова, который, как вы помните, с 1 мая этого года, то есть более полугода удерживался на Северном Кавказе. Добрый день, Иван Петрович, я знаю, что Вы сегодня разговаривали с Валентином Власовым. Расскажите то, что Вы знаете о его освобождении и, главное, его нынешнем состоянии. В каком виде Вы его нашли, какой у него голос, что дома?
ИР  Сегодня действительно приятный день. В нашей суматошной современной жизни редко бывают такие дни, когда на сердце приятно. Освободили достойного, замечательного человека из неволи, который даже после месяцев заточения не ожесточился, не обозлился, не озлобился, а исполнен того же уважения к народам Северного Кавказа, которые говорили: «Алексей Алексеевич, ты готов работать, чтобы и в Чечне, и вокруг Чечни установился мир, из хрупкого доверия вырос мир на долгие годы». Это очень непросто. Что касается освобождения Валентина Степановича Власова, то на это работали многие, но главным координатором всего здесь было Министерство внутренних дел РФ, министр Степашин Сергей Владимирович и его заместитель Владимир Борисович Рушайло. Мы так и говорили с самого начала, и вся информация, какая бы она ни была, фрагментарная, отрывочная, которая к нам поступала, всегда приходила к ним на стол. А на последнем, заключительном этапе, когда мы работали в течение последних полутора месяцев, мы достаточно подробно взаимодействовали по этому поводу со многими лидерами общественно-политических движений на Северном Кавказе, в Дагестане, в Ингушетии и на Ставрополье. Могу сказать, что на заключительном отрезке, в течение последних трех недель, руководитель администрации Президента Валентин Борисович Юмашев был полностью в курсе дела, Евгений Максимович Примаков, руководитель Правительства, в курсе дела был Президент РФ Борис Николаевич Ельцин. Могу сказать, МВД очень четко взаимодействовало с Генеральной прокуратурой РФ, с прокуратурой РФ, которая действует на Северном Кавказе.
АВ  Сегодня Вы позвонили Власову. О чем Вы говорили? Как Вы его нашли?
ИР  Я его нашел, может быть, излишне возбужденным. Прежде всего я поговорил с Еленой Семеновной, его женой, она первая подошла к телефону, заплакала, конечно. Каждый раз разговор с ней горечь оставлял на сердце. Но в этот раз, я думаю, это были слезы радости. После этого взял трубку Валентин Степанович, мы с ним потолковали. Он, конечно, рвется сразу в работу. Я думаю, сначала ему надо восстановить вес: он очень сильно похудел. Конечно, нужно будет провериться после всех потрясений, в больнице. Сейчас он к этому курсу приступил. Встреча не за горами, в ближайшие дни. А забота найдется такому человеку, как Валентин Степанович. Хочу сразу сказать тем, кто слышит меня в Чечне, тем более из руководителей чеченской республики Ичкерия, я думаю, что не нужно будет обижаться по поводу того, что кто-то о чем-то не знал. Дело в том, что в Чечне никогда такого не бывает, что кто-то чего-то не знает. Все прекрасно знают, где Валентин Степанович был, у кого он был. Я не буду называть это лицемерием, наверное, есть там определенные свои нормы поведения. Но все имели возможность освободить. Могу сказать, что освободили.
АВ  Иван Петрович, а почему самое важное без выкупа? Бескровно понятно. Почему Вы так подчеркнули это?
ИР  Я сказал: бескровно и без выкупа, и это важно, все вместе.
АВ  Известно, что за Власова требовали деньги. Тем не менее удалось его освободить. Почему Правительство РФ, Президент не выкупали своего представителя?
ИР  Я считаю практику выкупа заложников порочной. Потому, что такого рода подходы порождают желание преступников снова и снова захватывать людей и заниматься этим хищническим образом жизни, таким образом зарабатывая на жизнь. Но и другое хочу сказать. Без подходов, которые бы предусматривали восстановление экономики чеченской республики Ичкерия, без создания там новых рабочих мест нам проблемы этой не решить. Как и в целом на Северном Кавказе. Приятно снова повторить, что есть преемственность в подходах, что признаны действительными все соглашения, которые были подписаны с чеченской республикой Ичкерия федеральной стороной. Сегодня они наполняются реальным содержанием, в строке бюджета на 1999 год будет строка и «чеченская республика Ичкерия». Программа неотложных мер по чеченской республике сегодня снова востребована и находится в рассмотрении той государственной комиссией, которую сегодня возглавляет Вадим Анатольевич Густав, и где заместителями Абдулатипов, Михайлов Вячеслав Александрович, Курин Георгий Васильевич.
АВ  Сегодняшняя реакция руководителей чеченского Правительства по освобождению Власова была от недоуменной (как это могло быть помимо нас) до весьма возбужденной. Препятствовали руководители чеченского Правительства, лидеры общественных движений Чечни освобождению Власова, каков был их интерес в этом?
ИР  Могу совершенно определенно сказать, чтобы здесь не было двух мнений. Что касается президента Масхадова и его ближайшего окружения, они всячески способствовали тому, чтобы Валентин Степанович Власов был на свободе. Они считали его захват серьезнейшим ударом по тому хрупкому доверию, которое вырастало между федеральным центром и чеченской республикой Ичкерией, серьезным ударом по всему переговорному процессу, по реализации конкретно этих договоренностей.
АВ  Одна из версий, которые сегодня появляются, это то, что Власов был освобожден в результате встречи ПримаковМасхадов, как результат некоего торга между президентом республики Ичкерия и председателем Правительства по общечеченской проблеме; что до того, как не было соглашений, Масхадов не помогал освобождению Власова, когда договорились с Примаковым, стал помогать.
ИР  Могу сказать, что Валентин Степанович Власов предметом торга никогда не был, тем более, на таком уровне. Могу сказать также, что встреча ПримаковМасхадов создала благоприятный фон для того, чтобы Валентин Степанович был освобожден.
АВ  Вот Вы говорите «без выкупа». А как еще можно освободить, если люди требуют денег? Я Вас не спрашиваю про технологии потому, что в этой студии Борис Березовский отказывался говорить о технологиях, говоря, что «нам их еще применять и применять». И замминистра внутренних дел говорил, «мы не будем раскрывать тайну». Какое количество людей там еще осталось?
ИР  Дело в том, что, к сожалению, этот список постоянно пополняется. Когда я завершал свою работу, передавал свои дела другим, то там едва ли 100 человек было. Но за это время захваты продолжаются, и, к сожалению, наблюдается рост числа заложников. По моим оценкам, наверное, где-то до 200 человек. Другие оценки могут быть иными.
АВ  К вопросу, может быть, не о технологиях. Люди требуют денег, 800 тысяч.
ИР  Мысль ясна. Дело в том, что когда не очень остро такая проблема стояла, и захваты были не на уровне таких людей, как полномочный представитель Президента. Может быть, общественного внимания здесь было не особенно много в плане присутствия. Но ведь я в этой аудитории, вот здесь, перед присутствующими коллегами говорил:1536 человек мы тогда освободили, перед тем, как мне заняться другой работой. Технологии, конечно, были отработаны. Это тоже дело непростое. Не было случая, когда самолет возвращался после полета туда, в Чечню, в Грозный, или во Владикавказ, Бислан, или в Слепцовскую, Назрань, или же в Нальчик, чтобы он возвращался без того, чтобы мы не везли с собой освобожденных из плена солдат, офицеров или гражданских лиц. Это мы делали постоянно.
АВ  Иван Петрович, но требуют денег
ИР  Хорошо, я скажу, но очень кратко. Постоянно работала комиссия по помилованию при Президенте, во главе которой известный всем человек Анатолий Приставкин. Он помогал и всемерно содействовал тому, чтобы освобождались люди из плена. Момент здесь понятен, тему развивать, наверное, не нужно. Было взаимодействие на уровне этой комиссии при Президенте по пленным и без вести пропавшим, интернированным. Действовали здесь и генерал Золотарев, и полковник Осипов, и другие. Находили взаимоприемлемые решения с чеченской стороной, и решались эти вопросы. Примерно в том же ключе решаются сейчас эти вопросы. Но, к сожалению, приходится втягивать в решение этих вопросов и общественно-политические силы, и лидеров этих общественно-политических сил всего Северного Кавказа.
АВ  Иван Петрович, Вы сами принимали участие в переговорах? Как Вы узнали, что он жив? (Ходили слухи, что он уже не жив) Как Вы в этом участвовали?
ИР  25 октября в этой студии я сказал, что Валентин Степанович жив, и в ближайшее время будет освобожден. Это первое. Еще раз подчеркну, что главную роль здесь сыграло Министерство внутренних дел РФ, Сергей Владимирович Степашин и Владимир Борисович Рушайло, его заместитель. Они там присутствовали при всем. Я узнал, что он жив, по разным весточкам. Последняя весть была простая и ясная. Тот посредник, который работал в этом направлении, был отвезен с завязанными глазами, после трех часов езды приехал в то место, где содержался Валентин Степанович Власов, и увидел его спящим. Я, в принципе, тогда еще напутствовал, что надо быть аккуратным, осторожным. Там ему предложили Власова разбудить. Сейчас он говорит, что если Валентин Степанович меня слушает, пусть он меня простит: сказали, что будить его не нужно, главное убедиться в том, что он жив. И с того момента мы более энергично стали действовать, более настойчиво, и это привело к успеху. А о том, в каких условиях он был, я думаю, он расскажет сам в свое время. Камилла Кар и Джонатан Джеймс, граждане Великобритании, уже поведали об этом миру, в том числе и российским радиослушателям «Эхо Москвы».
АВ  Вы сказали, что последнее время число заложников изменяется, людей привозят, захватывают новых. Это какой-то бесконечный процесс. Вы говорили, что создание рабочих мест в Чечне, финансовая помощь Чечне может разрешить эту проблему. Но уже переводились и средства, и пенсии переводились, а заложников как брали, так и берут. Более того, очень многие полевые командиры сейчас перестают поддерживать Масхадова в такой его позиции, что с Россией надо жить рядом, мягко говоря. Есть ли решение у проблемы заложников? Может быть, уйти оттуда?
ИР  Проблема, конечно, тяжелая. Дело не только в Чечне. Спасибо вам за правдивую информацию, что захватывают не только на территории Чечни, но и в подмосковном Щелково, Реутово. Захватывают на территории Дагестана, вблизи армейских частей, в том же Хасавьюрте. Захватывают во Владикавказе, в Нальчике, в Ставропольском крае. Это носит уже всеохватный характер для европейской части России. И с явлением надо бороться, искать первопричины. Первопричины известны: серьезный социально-экономический кризис, безудержный рост безработицы. Только в Москве за последние недели появилось около 300 тысяч новых безработных. Это серьезная проблема. На Кавказе она особенно остра, там в некоторых селениях до 100% мужчин безработных. А уж молодежь вся безработная.
АВ  Значит, это будет продолжаться?
ИР  Программа конкретных мер. Нами предложения подготовлены, программа взаимодействия регионов России, на юге России. Программа взаимовыгодная, которая бы создавала эти рабочие места. Регионы России Волгоградская, Астраханская, Ростовская область, Краснодарский край, Ставропольский край, Кабардино-Балкария, Дагестан, Чечня, Ингушетия и другие готовы для взаимодействия. Также готовы и более отдаленные регионы, та же Ярославская область, в которой губернатор Анатолий Иванович Лисицын заключил договор.
АВ  Иван Петрович, но неужели Вы верите, что люди, которые привыкли добывать деньги таким довольно странным, но легким способом (захватили человека, потребовали полмиллиона долларов), будут строить дома, сеять хлеб? Зачем, когда есть автомат Калашникова, есть машина с иностранным или российским гражданином, ты берешь его и требуешь денег? Вот работа. Неужели Вы верите, что эти люди положат автоматы и возьмут лопаты?
ИР  Я считаю, что нужно создавать эти условия непременно. Эти условия как раз крайне необходимые, но недостаточные. А дальше то, что мы называем, надо власть применить, и объединить усилия правоохранительных органов и федерального центра и субъектов РФ, на юге России прежде всего. Думаю, то, что происходит в Дагестане, та очистительная операция, которая проводится под руководством первого заместителя министра внутренних дел, Владимира Ильича Колесникова, весьма эффективна. Она дает возможность вдохнуть силы, воззвать к жизни здоровые силы правоохранительных органов самого Дагестана.
АВ  Но ведь за захват заложников никто не был наказан. Власова продержали 6 месяцев. Провели переговоры. Власов отпущен. Да, наверное, денег не заплатили. Но похитители-то ушли, и они захватят следующего Власова, Курина, Рыбкина, кто бы ни был назначен. Это безнаказанность, Иван Петрович.
ИР  Проблема серьезная. Вы даже фамилию назвали не случайно. Потому, что бывали и такие случаи. Когда я летел на Северный Кавказ, бывший министр внутренних дел генерал армии Куликов мне звонил на борт и говорил, что мне не нужно садиться по причинам, которые близки к тому, что Вы мне говорили. Это всегда сопряжено с опасностью, дело серьезное. Поэтому я и говорю: надо применить власть. Должны действовать законы РФ вне зависимости от того, кто выступает исполнителем этого страшного преступления. Я самым гнусным преступлением считаю именно то, когда у человека отнимают волю и свободу, похищение людей.
АВ  Значит ли все то, о чем мы с Вами сегодня говорили, что Аслан Масхадов, президент чеченской республики Ичкерия, не контролирует ситуацию на территории Чечни, не готов, и с ним, может быть, даже уже не стоит разговаривать на эту тему ровно потому, что он слаб в Чечне?
ИР  Исхожу снова из того, что в Чечне все те разнополярные силы, которые есть, должны находить между собой хотя бы хрупкое согласие. Без этого ровным счетом ничего не получится в Чечне. Возвращаюсь к выборам президента чеченской республики Ичкерия и возвращаю Ваше внимание к январю 1997 года. Президент Масхадов получил 60% голосов. Другие: Басаев 30%; Яндарбиев около 10%; Закаев и Удугов что-то там получили. Смирились они со своей неудачей? Все события последних дней, недель и месяцев показывают, что нет. Хотя клялись на Коране. Наверное, надо вернуться к этой клятве и понять, что для чеченского народа очень важно, чтобы эти лидеры нашли между собой вариант согласия и могли очистить республику от криминального элемента, который стал превалировать. К вопросу о том, на сколько контролирует Масхадов ситуацию. Я думаю, на 60% и контролирует: как получил поддержку на 60% от населения, так, наверное, расклад сил и остается. В сложении усилий вижу успех, а не в раздрае. Если со стороны федерального центра кто-то пытается решить, используя, может быть, тот привычный принцип Великобритании «разделяй и властвуй», я думаю, он глубоко заблуждается, перенося такие подходы на почву Чечни. Потому, что конфликт, если он возникнет и ожесточится, не удержится в рамках Чечни. Он обязательно выплеснется и не ограничится только Северным Кавказом. Непременно нужно добиться того, чтобы эти силы взаимодействовали. Более того, в сопредельных субъектах РФ есть сторонники у этих людей, и они должны работать на мир в Чечне, тогда и в их домах будет мир и спокойствие.
АВ  Если говорить об окружении Чечни, насколько помогали и министру внутренних дел, и другим людям в поисках Валентина Власова руководители северокавказских республик? Известно, что есть сложности федерального центра и с генералом Аушевым, и с Магомедовым в Дагестане.
ИР  Я могу сказать, что и Магомедов Магомедали Магомедович, и Руслан Аушев, и Валерий Мухамедович Коков, все они на эту идею работали и помогали всегда, если появлялась хоть малейшая возможность их воздействия. Здесь я могу говорить о конгрессах аварского народа, лакского народа. Я могу говорить о региональных организациях не потому, что хочу похвастаться. Региональные организации социалистической партии России. Она тоже помогала потому, что часть людей, которые там работают, вице-премьеры правительств, вице-губернаторы, достаточно известные люди. Почему мы шли именно от людей снизу? Потому, что очень часто информация находилась у них. Я могу сказать просто, что в данном случае работал даже такой момент, что люди вспоминали, что они были одноклассниками. Правда, в последние годы они иногда оказываются по разные стороны баррикад. Но нам довелось и удалось их свести. Мы искренне действовали и получали в ответ искренние людские чувства. Вот это все привело к сложению усилий и освобождению Валентина Степановича Власова. Мне очень хотелось бы, чтобы точно так мы действовали в других случаях. Самое главное наладить экономику Северного Кавказа, оберечь эти две дуги, о которых мы говорили, черноморскую и каспийскую, от злого глаза и умысла. И сделать так, чтобы этот благодатный край, благословенный край Земли, не только России, а целого мира, использовался только для того, чтобы радовал газ, чтобы люди могли отдыхать в его прекрасных рекреациях, чтобы люди могли там находить отдохновение, а не свою смерть.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Иван Рыбкин, полномочный представитель президента РФ в государствах-участниках СНГ, бывший секретарь Совета Безопасности РФ.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире