13 ноября 2000 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Екатерина Андреева, ведущая
программы «Время» на ОРТ и Стив Харриган, обозреватель CNN
Эфир ведет Сергей Корзун.

С.КОРЗУН: В этой программе вы еще не участвовали, поэтому смотрите с неким недоумением на то, что будет проходить здесь в студии, но это должно у вас скоро пройти, поскольку темы определяете вы. Стив, главная тема?
С.ХАРРИГАН: Выборы в Америке.
С.КОРЗУН: Главная — для России в том числе.
С.ХАРРИГАН: Главная для всех.
С.КОРЗУН: Катя, согласитесь?
Е.АНДРЕЕВА: Я бы по-другому сформулировала. Не выборы в Америке, потому что они проходят каждые 4 года и в этом нет ничего особенного, а отсутствие результатов выборов уже на протяжении нескольких дней. Для Америки и для всего мира это прецедент, потому что можно говорить об аналогиях, что было когда-то в Америке похоже на те выборы, которые сейчас проходят, но не было такого, чтобы было так долго неизвестно, кто же наконец станет президентом.
С.КОРЗУН: Приняли эту тему, будем ее обсуждать. Что-нибудь еще?
Е.АНДРЕЕВА: Я думаю, что интересной темой на этой неделе было начало
реформирования российской армии.
С.КОРЗУН: Стив, согласны?
С.ХАРРИГАН: Согласен.
С.КОРЗУН: Свою какую-нибудь тему предложите еще?
С.ХАРРИГАН: Зима.
С.КОРЗУН: Зима в России?
С.ХАРРИГАН: Да.
С.КОРЗУН: Тяжелая для Вас тема?
С.ХАРРИГАН: Да.
С.КОРЗУН: Катя, согласны обсуждать?
Е.АНДРЕЕВА: Согласна, потому что в Приморье люди замерзают, и я уже боюсь за судьбу просто всего Приморского края.
С.КОРЗУН: Принято. Реформа российской армии, зима в России, а также выборы в США. Давайте с них, собственно, и начнем. Многие считают, что
американская демократия опростоволосилась, по крайней мере, такие мнения
высказываются здесь, в России. Стив, Ваш взгляд на это?
С.ХАРРИГАН: Мне странно. Впервые я часто слушаю, как люди смеются над
процессом в Америке, что с юмором смотрят на Америку. Америка привыкла в
последние 10 лет учить всех и говорить всем, как надо проводить выборы, а
сейчас наоборот получилось.
С.КОРЗУН: Вы считаете, что выборы провалились в Америке?
С.ХАРРИГАН: Нет, я думаю, что еще не вечер.
С.КОРЗУН: Система выборов американская устарела, надо ее менять?
С.ХАРРИГАН: Реформы нужны, это всем очевидно сейчас, всем ясно, что надо
менять, что старомодная система выборов, как считают, и государственные
работы — тоже всем стыдно видеть, как работали и как считали. А следующий
этап будет, наверно, с лойерами, с богатыми, это будет еще сложнее и даже
хуже.
С.КОРЗУН: Правильно ли я Вас понимаю, что относительная неудача подсчета
голосов на этих выборов не ставит, на Ваш взгляд, под сомнение саму модель
американской демократии?
С.ХАРРИГАН: Модель — нет. Но основной процесс, как голосовать и как
считать голоса — это надо делать по-другому.
С.КОРЗУН: То есть избирательная система в части подсчета голосов? Катя,
Ваше мнение.
Е.АНДРЕЕВА: Я согласна абсолютно с этим, у меня никаких нет сомнений в том, что угрозы для американской демократии нет сейчас, и я думаю, что не для того американцы 200 лет строили такую систему, используя всевозможные
технологии, чтобы вдруг она в одночасье только из-за системы выборщиков
рухнула. Но система выборщиков, естественно, устарела. Когда-то это было
нужно, потому что Юг и Север, которые между собой не могли договориться,
придумали такую систему. И, насколько я понимаю, шло со стороны южан
предложение о выборщиках. Но сейчас, мне кажется, у США есть все
технические средства для того, чтобы каждый голос учитывался даже
электронным образом и потом простым большинством было определено, кто же станет президентом. Потому что я считаю, что несправедливая, например,
система, если вдруг побеждает президент меньшинства. Так было в
американской истории, когда человек, набирающий меньшее количество голосов по стране из-за выборщиков, получал пост президента. Я не уверена, что это справедливо, но я думаю, что американцы, как молодая нация и как нация, которая вообще меняет много в своей жизни, с честью из этого выйдут и не будут упираться в эту систему, наверно, особенно сейчас, когда стало
понятно, что она хромает все-таки.
С.КОРЗУН: Как можно выйти с честью? Я возвращаюсь к конкретному случаю: сменится администрация или нет? Останутся демократы у власти или власть перейдет к республиканцам? Кто, в конце концов, будет объявлен президентом — Гор или Буш? Это же главный вопрос.
Е.АНДРЕЕВА: Я думаю, что гадать сейчас бессмысленно, хотя мне кажется, что выйдет сейчас Джордж Буш, но я не могу выдавать свое мнение за абсолют, это все равно предположение.
С.БУНТМАН: Хорошо, принято предположение. Сторонники Гора, не уверенные в подсчете голосов, могут подать иски? Подобные уже мнения раздаются в Америке.
Е.АНДРЕЕВА: Мне почему-то кажется, опять же, это предположение, но мне
кажется, что этого не будет. Я думаю, что в тот момент, когда станет
понятно и будет объявлено, кто станет президентом, я думаю, что вряд ли
демократы будут раскачивать так ситуацию и судиться до последнего голоса.
Мне кажется, что все-таки это не произойдет.
С.КОРЗУН: Условно: «голубые» и «желтые». Вы всей душой за «желтых» и
видите, что «голубые» побеждают, на Ваш взгляд, нечестно. Вы как гражданин
что предпринимаете в этом случае?
Е.АНДРЕЕВА: Я как гражданин, наверно, буду протестовать, но трудно мне
сказать, куда заведут меня и моих сторонников эти протесты. Я уже
высказывала мнение о том, что в принципе, по большому счету, ни тому, ни
другому упираться совершенно нечего, потому что в Америке — это мое
глубокое убеждение — абсолютно все равно, кто будет президентом, потому что
за эти 200 лет настолько отлаженная политическая система, что сменяется
только вывеска «демократы» и «республиканцы». Какую я лично между ними вижу разницу? Демократы, на мой взгляд, больше нацелены на влияние внешнее, а республиканцы больше нацелены на внутренние проблемы и не декларируют завоевание мира и гегемонию Америки как сверхгосударства единственного в мире, как абсолют.
С.КОРЗУН: Все равно кто будет президентом в США — взгляд из России с
Первого канала. Стив, для Вас как для гражданина США тоже все равно и
неважно, какие деньги были вложены одной и другой стороной?
С.ХАРРИГАН: Я думаю, совершенно правильно Вы говорите, что разница
небольшая, особенно из Москвы. Но для многих, кто живет в Америке, я думаю, разница есть. Может быть, не сразу, но если вы бизнесмен, если вы ожидаете платить меньше налогов, если вы женщина и вы считаете, что право на аборт и на контроль своего тела важно, — может быть, важно решение для вас, кто будет президентом — Гор или Буш.
С.КОРЗУН: Для Вас лично есть разница? Я даже не спрашиваю, за кого вы
голосовали или голосовали бы.
С.ХАРРИГАН: Есть разница. Особенно, я думаю, очень важно, что человек,
который станет президентом, будет компетентно руководить страной и чтобы,
как мы видели много раз — одна ошибка может испортить имидж Америки в мировом сообществе, одной глупости достаточно. Потому что человек, на мой взгляд, должен быть сдержанным, чтобы положиться на него.
С.КОРЗУН: Ваша компания не по своей воле, конечно, совершила ошибку, в
послевыборную ночь объявив уже президента на основании, очевидно, тех
данных, которые были. Как Вы воспринимаете эту ошибку? Как ошибку компании, как ошибку системы, как Вашу личную неудачу?
С.ХАРРИГАН: К счастью, это не была моя личная ошибка. Но тяжело начальству в Атланте, они сидят там, и они ошиблись, как все остальные, только «Ассошиэйтед Пресс» терпело. И такая атмосфера у нас сейчас: соревнование не только среди политиков, но и среди телекомпаний, кто будет первый, не опоздать на минуту. И из-за этого делаем глупости. И реформы тоже нужны не только в том, как считать выборы, а как журналисты тоже работают и сообщают об этом.
С.КОРЗУН: Екатерина, к Вам аналогичный вопрос. Вспомните из Вашей
практики, приходилось ли делать выбор между точностью и скоростью передачи сообщения в эфир и всегда ли этот выбор был правильный?
Е.АНДРЕЕВА: Я консервативный человек, мы стараемся все-таки, может быть и опоздать, но проверить. Но конечно, в ситуации, которая сложилась здесь, на
CNN, трудно, наверно, было бы жестко критиковать компанию. Потому что
столько лет это всегда оправдывалось и первое объявление президента всегда
почти совпадало, то есть всегда совпадало с тем, что на самом деле было. Я
думаю, что ошибки бывают везде, не настолько это страшная, на мой взгляд,
ошибка — объявить, а потом сказать, что это не так, тем более, в такой
ситуации, которая реально сложилась, может быть, впервые за 200 лет в США.
С.КОРЗУН: Напомню об одном опросе. Не помню точно цифр, в США он
проводился, недавно его результаты были опубликованы, но суть его в том,
что подавляющее большинство, больше половины американцев готовы ждать
результатов выборов столько, сколько нужно для правильного подсчета
голосов, но около четверти американцев хотят, чтобы это закончилось как
можно быстрее, хотят уже знать имя будущего президента. Как вы можете
объяснить позицию этой почти четверти американцев?
С.ХАРРИГАН: Терпение. Представляете себе, вы живете в Америке, и постоянно по телевизору одна тема: раньше была Левински, а сейчас выборы. Кто будет? Информации новой свежей нет. И всем надоело. Терпение, скоро кончится. Они хотят ответа на это, чтобы жить дальше.
С.КОРЗУН: Это значит, что им все равно абсолютно, кто будет президентом —
тот, за кого они голосовали или нет, но пусть будет хоть какой-то, но
президент?
С.ХАРРИГАН: Через 2 недели кто знает, сколько будет — половина
или больше, и когда адвокаты начнут, будет все хуже и хуже.
С.КОРЗУН: А как в России, на Ваш взгляд, освещают выборы? Вы ведь
наверняка осуществляете мониторинг телеканалов и газет?
С.ХАРРИГАН: Я рад, что увидел такой глубокий интерес к выборам сейчас и
столько знания. Многие знают, гораздо больше, чем я, кто последний выиграл
при таком проценте, когда Кеннеди был против Никсона или хуже. Я рад, что
круглосуточно сообщают и что есть здесь интерес. Единственное, я думаю,
что Буш-младший — это не право на звание Буша. На самом деле, он просто
сын.
С.КОРЗУН: Екатерина, а Вы называете Буша-младшего Бушем-младшим?
Е.АНДРЕЕВА: Называем Бушем-младшим. Стив, а почему Вы не согласны с этим?
С.ХАРРИГАН: Обычно у нас «junior» называется по-английски точно.
Е.АНДРЕЕВА: То есть молодой?
С.ХАРРИГАН: Да.
Е.АНДРЕЕВА: Может быть, хотя в данном случае почему я говорю «младший» и у меня нет никаких сомнений? Потом, папа-Буш: то есть, как тогда надо называть «старый», если этот — «молодой»?
С.ХАРРИГАН: Просто Джордж Буш.
Е.АНДРЕЕВА: Вот он для меня был человеком, для которого никакая приставка была не нужна. Вот для его сына, к сожалению, как он сам себя поставил: Он говорит некие вещи, которые, на мой взгляд, президент говорить не должен. Когда он не знает, что в ядерной державе такой, как Пакистан, совершается переворот и в течение 3 дней никто не знает, что там будет и куда делся президент избранный, кто такой генерал Мушараф он тоже не знает, меня это пугает, потому что Америка очень сильная страна, и если ее лидер такой безграмотный Почему «младший» звучит для меня вполне нормально? Потому что Джордж Буш, наверно, справится с этой ролью, может быть, если папа будет ему помогать очень сильно.
С.КОРЗУН: Екатерину волнует некомпетентность Буша-младшего — все-таки
настаиваю на этом как на переводческом варианте — в некоторых вопросах. Вас
не настораживает? Или вопрос в советниках будущего президента? Буш
становится президентом
С.ХАРРИГАН: Неизвестно.
С.КОРЗУН: Предположим, что он становится президентом.
С.ХАРРИГАН: Все говорят, что вокруг него будут очень хорошие советники,
очень опытные и очень умные, но как мы видели, иногда зависит от одного
человека. И когда мы видели с выборами, даже CNN В конце концов, есть один человек, который должен решить, сообщить миру или не сообщить. И иногда мало времени советоваться с советниками. И я думаю, что президент США должен быть опытный и компетентный человек, я согласен с ней.
С.КОРЗУН: После новостей мы вынесем следующее утверждение на голосование: российские выборы демократичнее американских? Для затравки: на самом деле, вы согласны с этим утверждением?
Е.АНДРЕЕВА: Я не могу так однозначно быстро ответить. Пожалуй, что нет.
С.КОРЗУН: Стив?
С.ХАРРИГАН: Я думаю, что хватит сравнивать постоянно Россию с Америкой,
хватит смотреть в Америку и сравнивать себя.

С.КОРЗУН: Время голосовать нашим слушателям. Наш вопрос, точнее
утверждение: российские выборы демократичнее американских. Нечто подобное сказал Александр Вешняков, но мы не будем скрываться за авторитетами, просто выносим эту фразу на обсуждение. Согласны или нет? А мы к российской зиме переходим. Стив, что для Вас российская зима? Вы вообще из южного штата?
С.ХАРРИГАН: Моя семья живет на юге сейчас, в Теннесси.
С.КОРЗУН: Так что зима для Вас — суровое испытание?
С.ХАРРИГАН: Я уже 8 лет здесь. Но каждую зиму по-другому понимаю. А эта
зима — сразу за 1 день. И темно. И я сейчас думаю, как поддерживать
настроение.
С.КОРЗУН: Поярче лампочки надо включать. Катя, как Вы боретесь с зимой?
Или Вы не боретесь, Вы ее принимаете, как она есть?
Е.АНДРЕЕВА: Я принимаю как данность — я же здесь родилась, для меня это
нормальное состояние. Стиву я могу посоветовать принимать витамины
специальные.
С.КОРЗУН: На самом деле, когда зима в Штаты приходит, особенно в южные
штаты — это всегда трагедия. Собственно говоря, и в Москве каждый первый
снегопад — это тоже трагедия вобщем-то. Но снег для Америки — это экзотика
абсолютная?
С.ХАРРИГАН: На юге — экзотика. Все остановится. Они не привыкли ездить,
особенно когда первый снег, и не умеют ездить.
С.КОРЗУН: А уборочная техника есть?
С.ХАРРИГАН: Старомодная.
С.КОРЗУН: Как в России — хотел сказать Стив. У нас в последнее время
закупили посовременнее. Собственно, зима не только в Москве, есть зима и
покруче, как на Аляске есть, о которой мы сейчас не говорим, так и на
Дальнем Востоке и в северных областях. Катя, Вашу озабоченность Вы уже
высказывали по этому поводу.
Е.АНДРЕЕВА: Вот это меня и пугает. Потому что в Москве можно пережить зиму совершенно спокойно, у нас есть свет, тепло, горячая вода, а вот люди,
которые в двух поселках, в Кавалерово и в Артеме, просто доведены до
отчаяния. Местные власти, на мой взгляд Я не знаю, что бы я сделала, если
бы я была жителем Артема, с этими властями. Они ответственны за этих людей, их избрали, в конце концов, и они должны обеспечить людям тепло
элементарное. Никто же не просит от них чего-то сверхъестественного. Тепло
должно быть. Потому что когда я вижу детей, которые занимаются в школах в
шапках, и мальчик с лучистыми глазами говорит, клацая зубами, что мы сидим
в шубах и шапках и учимся, мне плохо становится. Это наше будущее, это дети
наши, это наша молодежь, мы должны все обеспечить. А в Приморье, по-моему, считают, что замерзнут все в Кавалерово и в Артеме — и хорошо, и тогда не надо будет туда вообще никакой мазут покупать.
С.КОРЗУН: Стив — проблема для России в чем? Бедность, плохая организация?
Вы делали вообще репортажи о зиме в российской глубинке?
С.ХАРРИГАН: Да, делал несколько лет назад. Туда, где людям плохо, обычно
посылают корреспондентов, особенно на Дальний Восток посылали уже несколько лет, когда не было света и холодно. Но уже им стала неинтересна такая тема. Они привыкли к этому, ничего нового в этом нет. Они не хотят посылать команду туда, где нет света и холодно, потому что они это уже видели 5 лет.
С.КОРЗУН: Екатерина, ничего не меняется у нас?
Е.АНДРЕЕВА: Получается, что да. Потому что Стив абсолютно прав: с точки
зрения американского журналиста, делать один и тот же репортаж с одним и
тем же набором синхронов и людей, конечно, скучно. Я говорю об этом так,
потому что это моя страна, и я считаю, что люди, которые живут в этих
областях, должны сами решить свою проблему. Сейчас я поднималась к вам, у
вас лифт весь раскуроченный. Он будет таким, пока вы сами его не сделаете.
И люди, которые живут там, пока они не начнут протестовать так, что их
протест услышат громко везде, так и будет. В принципе, в этом смысле власть
воспитывает людей, делает их гражданским обществом. Потому что эта апатия,
которая свойственна была последним годам российского общества, может быть, последние 7-8 лет, апатия полная — я считаю, что она должна уйти. Если ты сам не хочешь бороться за свои права, то никакой местный начальник и
местный князек за твои права бороться не будет, я уже это поняла абсолютно
однозначно.
С.КОРЗУН: Катя наехала на нас. У нас, между прочим, спецлифт есть и другие
лифты, просто хорошие идут с 3-го этажа, а в вечернее время идут только
грузовые.
Е.АНДРЕЕВА: Спасение утопающих — дело рук самих утопающих.
С.КОРЗУН: Задела. Даже грузовые лифты должны быть в нормальном состоянии.
С.ХАРРИГАН: Согласен.
С.КОРЗУН: Один вопрос, который пришел по каналам Интернета: «В связи с
последними событиями вокруг Руцкого и молчанием Путина на высказывание
Михайлова не начинается ли у нас охота на ведьм (евреев) как поиск крайних
и отвлечение народа от экономических проблем?»
Е.АНДРЕЕВА: Я надеюсь, что все-таки это не будет охота на ведьм, я думаю,
что все-таки здравый смысл возобладает, потому что это настолько глупо —
так себя вести, как ведет себя Михайлов. Я когда смотрю на него, мне
кажется: «Господи, как он может управлять и мной в том числе в Совете
Федерации?!» Я и он — это два совершенно разных человека. Он какой-то
невоспитанный и грубый мужлан, а я рафинированная, умная, с 3 высшими
образованиями дама. И он будет в Совете Федерации для меня принимать
законы! Мне смешно. И когда я вижу таких людей, которые попадают во властьПочему я сказала, что я не могу сказать про демократичность, что да, у нас демократические выборы — потому что я удивляюсь, каким образом такие люди туда попадают. Для меня это непонятно. Он не умен, он внешне даже не
привлекателен. Потому что для меня теория Ломброзо очень имеет большое
значение. Для меня есть несколько губернаторов, которых я по теории
Ломброзо просто не допустила бы до выборов, только на основании этой
теории. Я не буду называть фамилии, тем не менее, они есть. И вот теперь
губернатор Михайлов присоединился к их числу. Потому что такие вещи
заявлять, рассказывать про заговоры и упоминать маму Руцкого в таком
контекстеНу, курянам повезло, значит, они сами выбрали себе такого
красавца и будут теперь с ним долго и радостно 4 года мучаться.
С.КОРЗУН: Стив, Ваш взгляд?
С.ХАРРИГАН: Мне очень интересна эта тема с точки зрения американца. Что
будет с этим губернатором? Потому что если он так выступил бы у нас, я
знаю, что журналисты бегали бы, охотились бы за ним. Они мучили бы его до
того, как он ушел, не дали бы ему успокоиться. Вы говорите, через 4 года.
Он будет там 4 года сидеть на месте или такой позор, который он делал — его
выгонят из-за этого?
Е.АНДРЕЕВА: Будем надеяться, что куряне поймут, что это позор. Потому что
на самом деле, опять же, к вопросу о демократичности: это люди только могут
решить. В данный момент они его выбрали, он сказал такие вещи. Посмотрим,
как он будет вести себя дальше. Если людям, которые выбрали его, будет
нормально с ним, они с ним останутся. Если же он будет продолжать в том же
духе, а еще, не дай бог, начнет действия какие-то производить — наверно,
тогда все-таки здравый смысл, я надеюсь, возобладает. Но вот вопрос
попадания таких людей недалеких меня волнует до сих пор. Потому что мне
казалось, что в последнее время в России негативная селекция должна была бы
прекратиться уже, то есть время профессионалов приходит, время людей,
которые хорошо разбираются в том-то или в том-то. Например, сейчас в
Калининградской области губернатор Горбенко тоже подходит под эту теорию Ломброзо совершенно спокойно. Но вот его соперник, начальник Балтийского флота — в принципе, нормальный, казалось бы, военный. Но когда он сказал, что рынок — это плохо, а люди выбирают колхозы То есть 70 лет они жили в колхозах, и понятно было, что это нерентабельно, неэкономично и ни к чему хорошему не ведет: «Все вокруг колхозное, все вокруг ничье!» А вот теперь он имеет шансы стать губернатором, он тоже говорит о том, что мы загоним всех в колхозы, я развожу руками, потому что и тот плохой, и этот,
получается, такой же.
С.КОРЗУН: Я готов подвести результаты нашего опроса. 840 человек позвонило за эти 5 минут. Наше утверждение выглядело так: российские выборы демократичнее американских. Как вы думаете, сколько процентов из 100 согласились с этим?
Е.АНДРЕЕВА: Я думаю, что 20.
С.ХАРРИГАН: Я думаю, 15.
С.КОРЗУН: Недалеки от истины. 23% согласны с этим утверждением, и 77%
считают иначе. Комментировать здесь, наверно, нечего, результаты ожидаемые
и Екатериной, и Стивом. Есть у нас несколько минут для того, чтобы начать
разговор о военной реформе. Екатерина, почему это важно?
Е.АНДРЕЕВА: Потому что нашу армию надо срочно реформировать для того, чтобы она была боеспособной. А если коротко, я скажу так: время танков прошло, время высоких технологий наступило. Армия должна быть высокотехнологичной, использовать компьютеры. То есть если вдруг будут какие-то конфликты, как я себе это представляю, это не будет конфликт танков, это будет конфликт компьютеров, ракет, высоких технологий — это надо развивать, а танки надо сокращать и, к сожалению, людей, которые сидят на этих танках, тоже надо сокращать. Другой вопрос, что государство, так как у нас очень было много военных, должно какую-то программу занятости для этих людей придумать, чтобы они не остались без работы. Потому что их научили воевать и всю жизнь учили только этому, и надо сейчас срочно что-то с этим делать.
С.КОРЗУН: Стив, Вас не пугает российская армия? Американцев я имею в виду.
С.ХАРРИГАН: Я думаю, что сегодня не такие отношения, как пугать друг друга. Я думаю, что ближе друг к другу.
С.КОРЗУН: Я не имею в виду, что пугают в том в смысле, что грозят оружием.
Но проблемы, о которых и в программах ОРТ, да и в любых газетах, в
радиопрограммах, везде у нас говорится: тот же самый ядерный потенциал,
который не до конца под контролем, те же самые низкие зарплаты военных, в
том числе и людей, принимающих ответственные решения.
С.ХАРРИГАН: Да, я думаю, всех пугают такие вопросы, кража ядерного
материала.
С.КОРЗУН: Сокращение армии приведет в этом смысле к улучшению, на Ваш
взгляд?
С.ХАРРИГАН: Я думаю, что да. Я был в Чечне этой зимой, всю зиму, я думаю,
до конца жизни я запомню, что такое — жить в палатке и слышать кашель
людей, один человек полчаса кашлял. Так тяжело жить в таких условиях! Меня
это терроризирует.
С.КОРЗУН: Екатерина, самый последний вопрос: будет реформирована армия в ближайшее время?
Е.АНДРЕЕВА: Я думаю, что другого выбора нет просто ни у президента, ни у
Генштаба. Я думаю, что должно это быть, и стремление Путина к тому, чтобы
все-таки этот вопрос вынести в повестку дня и начать хотя бы как-то его
обсуждать, хотя бы с этих 600 тысяч. Я считаю, что армия должна быть
профессиональная, мобильная, обученная. Пусть это будет 1 лодка, но она
должна быть укомплектована всем. Все что можно, самое современное, самое
дорогое должно быть у этих людей на этой лодке или на этой ракетной
установке. Если не можете дать, то надо что-то менять, надо что-то делать.
И я думаю, что выбора просто нет, сейчас, видимо, президент поставлен перед
таким выбором, что или да, или нет. Я думаю, что он выберет «да».
С.КОРЗУН: Ваш прогноз? Господин Иванов снял военный мундир, и некоторые наши обозреватели посчитали это одним из главных событий последнего времени, предвидя, что Иванов станет министром обороны. Ваш прогноз: будет это или нет?
Е.АНДРЕЕВА: Может быть вполне, я это не исключаю.
С.ХАРРИГАН: Я думаю, что у президента Путина гораздо больше терпения, чем у бывшего президента Ельцина.
Е.АНДРЕЕВА: Кстати, есть такая восточная мудрость: тот, кто умеет ждать,
всегда получает самое лучшее.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» были Екатерина Андреева, ведущая программы «Время» на ОРТ и Стив Харриган, обозреватель CNN.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире