Время выхода в эфир: 07 ноября 2013, 11:25

МУРАД МУСАЕВ: Я, знаете, не очень верю в совпадения. Дело в том, что сегодня для меня немножко знаменательный день. Во-первых, сегодня в апелляцию Верховного суда должно быть передано дело об убийстве Буданова. Мы только что закончили дополнение к жалобе. Дополнение это заняло больше ста печатных страниц мелким шрифтом. Они прекрасно (они – в смысле Следственный комитет) прекрасно понимают уязвимость своих позиций по этому делу.
Сегодня же после более чем месячного перерыва совершенно непонятного – якобы в связи с карантином в следственном изоляторе – возобновляется заседание по делу об убийстве Анны Политковской. Там тоже присяжные.
И наконец, сегодня в Краснодарском краевом суде в совещательную комнату для вынесения вердикта удаляются присяжные по делу в отношении моего доверителя Вячеслава Цеповяза.
И я полагаю, что приурочив анонс, вернее – объявление о возбуждении против меня уголовных дел к сегодняшнему дню, Следственный комитет решил убить трех зайцев сразу.

Ну и конечно, не очень радует то, что дело в отношении моего доверителя Михайлика – директора департамента Счетной палаты – тоже находится в стадии полураспада. Мы совсем недавно выявили то, что в общем никакой взятки не было. Что сама история была сочинена оперативниками. И что на самом деле ни взяткодателя, ни реальных денег для взятки не существовало. Это была чистая провокация. И свою позицию исчерпывающе изложили на днях Следственному комитету.

Теперь они решили, что сто бед – один ответ. Нейтрализовать меня из всех четырех дел, оказать давление на присяжных по двум из дел, оказать давление на апелляционную коллегию по делу об убийстве Буданова.

Вот так значит Следственный комитет теперь понимает состязательность сторон в уголовном процессе. Ты разваливаешь уголовные дела против своих подзащитных – мы возбуждаем уголовные дела против тебя.

АЛЕНА ВЕРШИНИНА: Мурад, а с формальной точки зрения – то, что возбуждены уголовные дела против вас – вас могут отстранить на этом основании от участия в тех процессах, которые вы ведете?

М.МУСАЕВ: Отстранить очень просто – достаточно взять и задержать. Смогу ли я физически дойти до суда в таком случае? Конечно нет. Ну и в любом случае здесь будет элемент угрозы шантажа, я полагаю.
Надо сказать, что Управление по Центральному Федеральному округу Следственного комитета еще полгода назад вынесло постановление об отказе в возбуждении этих уголовных дел. И вот совсем недавно из Главного следственного управления Следственного комитета все материалы забрали из ЦФО и вот так в экстренном порядке состряпали эти уголовные дела. Против меня, в данном случае.

А.ВЕРШИНИНА: Мурад, тогда у меня последний вопрос. А вы ожидали чего-то подобного со стороны Следственного комитета? Были какие-то предпосылки к этому? Или это полная неожиданность для вас?

М.МУСАЕВ: Естественно, я ожидаю от них всего что угодно. Я прекрасно понимаю, что ни в одном из перечисленных мной дел ни Следственный комитет, ни Генеральная прокуратура не могут противопоставить мне правовые аргументы. Дела такие, что в общем от них зависит честь мундира, как они ее понимают. Поэтому я ждал любой подлянки.
Но знаете, говорить что оказывается, адвокат развалил или пытался развалить коллегию присяжных по делу об убийстве Буданова – это просто сверхнаглость. Потому что нам известно и нами зафиксирован ряд случаев, когда непосредственно оперативные сотрудники полиции совместно с сотрудниками Московского городского суда путем угроз избавлялись от конкретных присяжных заседателей. Теперь они пытаются это с больной головы переложить на здоровую. Это просто такая сверхнаглость, знаете. Как у Геббельса – чем наглее ложь, тем лучше в нее верят.

А.ВЕРШИНИНА: Мурад, смотрите, сегодня на лентах, в анонсах по делу Политковской было такое заявление странное, что прокурор сегодня сделает какое-то интересное заявление. Вот это могло быть вызвано как раз тем, что они ожидали, что будет заявление СКР по возбуждению?

М.МУСАЕВ: У нас очень несдержанный прокурор. Она не умеет хранить секреты. Дело в том, что государственный обвинитель еще больше недели назад – в предыдущий день судебного заседания по делу Политковской – заявила что де у нее есть некая там сенсационная новость об участниках или участнике этого процесса. Вероятно, имея в виду, что против меня будет возбуждено дело. И теперь логичный вопрос возникает: откуда об этом знает какой-то прокурор в судебном процессе? Наперед причем. Но для меня-то очевидно, что все они действуют сообща, и у них один интерес против меня. Что у прокуратуры, что у Следственного комитета.

А.ВЕРШИНИНА: Мурад, большое спасибо за интервью, больше не буду вас задерживать.

М.МУСАЕВ: Я в качестве постскриптума скажу пару слов. Для меня как для адвоката то, что сейчас творит Следственный комитет – это комплимент. Это для меня лично, для самого себя доказательство того, что мои действия против этого произвола эффективны. Единственное, чего я боюсь и опасаюсь – это что преступные действия, совершаемые против меня, могут отрицательно сказаться на моих доверителях, на течение и исходы дел, в которых я сейчас занят.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире