04 октября 2000
Z Интервью Все выпуски

задержание предпринимателя Анатолия Быкова в связи с возбуждением уголовного дела по факту приготовления к убийству


Время выхода в эфир: 04 октября 2000, 16:15

4 октября 2000 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Генрих Падва, адвокат.
Ведущая эфира Ирина Меркулова.

И. МЕРКУЛОВА — Сегодня стало известно о новом повороте в судьбе Быкова — он опять арестован, но обвинение ему еще не предъявлено, но, тем не менее, он подозревается в причастности к убийству Павла Струганова, по крайней мере, известного в Краснодарском крае человека. Для Вас, очевидно, это тоже стало неожиданностью?
Г. ПАДВА — Да, конечно.
И. МЕРКУЛОВА — Тем не менее, как-то Вы можете это прокомментировать? Насколько обоснованы эти подозрения? Они, кстати, были знакомы?
Г. ПАДВА — Разрешите, я так это все объясню. Я понимаю ситуацию следующим образом: прокуратура еще с прошлого года считала, что Быков должен находиться в тюрьме. Должен находиться в тюрьме еще до суда и до признания его виновным, и в период расследования. Защита считала, что нет оснований содержать Быкова под стражей и можно вести расследование в тот момент и в то время, когда Быков будет на свободе. Мы неоднократно обращались в прокуратуру с ходатайствами о том, чтобы освободить его, его не освобождали. Тогда, наконец, мы обратились в суд. Суд согласился с нашей точкой зрения и признал, что содержание под стражей Быкова недостаточно обосновано. И освободил Быкова из под стражи. В свою очередь, прокуратура не согласилась с этим и обжаловала — опротестовала, у прокуроров это называется — решение суда в Красноярский краевой суд. Суд поддержал нас, признал, что нет оснований арестовывать Быкова. Прокуратура опротестовала и в президиум краевого суда. Президиум тоже отклонил. Это было совсем недавно. И после того, как президиум тоже отклонил, и Быков оставался на свободе, произошло следующее: сообщили СМИ, показали кое-то, что якобы убиты 2 предпринимателя, один из которых — Паша по прозвищу Цветомузыка, какой-то уголовный авторитет. Сразу некоторое было удивление по поводу того, что как это, что именно это убийство вдруг такую широкую мгновенную огласку получило. Оказалось, что все телевидение, все радио, все газеты, журналы — все знали об этом, все оказались на месте и увидели черные мешки, в которых что-то было. Им сказали, они приняли на веру, что это трупы двух убитых. Их выносили не вперед ногами, а вперед головой, что не делается с трупами, и положили не в машину, которая возит мертвые тела, а в реанимационный автомобиль. Все это вызывало сомнения. Но затем приехали к Быкову, сделали у него обыск — это было вчера, т.е. извините, оговорился — сегодня, утром рано, и нашли якобы у него часы, часы, видимо, убитого. Ну, это все вместе дало основания задержать и сейчас этапировать Быкова в Москву. Я убежден, что это идет по— прежнему борьба двух убеждений — прокуратуры и нашего. Они считают, что его место в тюрьме, мы считаем, что уж во всяком случае, до официального признания его виновными, до суда, он не должен быть в тюрьме. Ну и вот, предприняла такие шаги обвинительная власть. Есть ли у них достаточные основания в чем-то подозревать, нет ли — это им, конечно, лучше судить, но то, что они сейчас его задержали в то время, когда никто, я уверен, из этих двух лиц не убит, вот это, на мой взгляд, ужасно. Ужасен тот обман, при помощи которого арестовывается человек. Обман идет и по делу, обман идет и общественности. Это возмутительно. Я убежден также, что вскоре этот обман будет, конечно же, разоблачен.
И. МЕРКУЛОВА — А почему Вы так уверены, что эти двое — они живы?
Г. ПАДВА — Ну, много факторов говорят, что они живы. Слава Богу, что живы, я очень рад этому. Ну, в частности, хотя бы, та статья УПК, которая предъявлена моему подзащитному при обыске его — там написано, что речь идет об уголовной ответственности по статье 30. Эта статья говорить не об убийстве, не о законченном преступлении, а о приготовлении к преступлению. Следовательно, никакого убийства нет. Это главный довод, но есть еще многие другие, которые приводят меня к убеждению полному, что никто, слава Богу, не убит.
И. МЕРКУЛОВА — Другой адвокат Быкова, Роберт Дубинников, он говорит, что в постановлении о задержании имеется формулировка: «задержан на основании показаний самого потерпевшего».
Г. ПАДВА — Ну, это я не знаю. Там, да, может быть подчеркнуто — там в протоколе подчеркиваются основания ареста. Ну, это тоже довод, говорящий в пользу того, что, скорее всего, эти люди живы.
И. МЕРКУЛОВА — Скажите, Вам как-то удалось связаться с Быковым сегодня?
Г. ПАДВА — Нет, с Быковым я уже не мог связаться, потому что рано утром, когда мне позвонили, там уже шел во всю обыск, ему уже не давали возможность общаться, к сожалению. Даже местного адвоката, Роберта Дубинникова, тоже допустили не сразу — это тоже грубое нарушение. Следственные действия с участием обвиняемого можно только с участием адвоката проводить. Я разговаривал несколько раз с адвокатом Дубинниковым и через него знаю всю информацию. Разрешить свидания с Быковым мне пока не разрешили, но я буду с ним общаться, когда он приедет сюда, если его действительно сюда привезут.
И. МЕРКУЛОВА — Дубинников Вам не рассказал, как проводился обыск? Были ли понятые, предположим?
Г. ПАДВА — Ну, в общих чертах я знаю. Обсуждать это я сейчас не считаю возможным, постольку поскольку я знаю это со слов. Когда я буду знать это сам, тогда я буду 100%-но уверенно говорить о том, были ли нарушения, не были, правильно, неправильно проводился обыск и т.д.
И. МЕРКУЛОВА — А Вы уверены, что Быков будет этапирован в Москву? Почему-то говорится о странном маршруте через Абакан.
Г. ПАДВА — Я уверен, об этом тоже говорит много факторов. Почему через Абакан? Это трудно сказать. Может быть, я вот как-то летел обыкновенным рейсом из Красноярска в Москву, и нас сначала посадили в Абакане, объяснив тем, что в Красноярске не было достаточного количества специального керосина, мы не могли дотянуть до Москвы. Так что все возможно.
И. МЕРКУЛОВА — И когда Быков появится в Москве?
Г. ПАДВА — Ну, если так, то, скорее всего, сегодня к вечеру. Может быть, завтра утром.
И. МЕРКУЛОВА — Куда его поместят, вы знаете?
Г. ПАДВА — Понятия не имею. Это еще невозможно знать. Я предполагаю, что, скорее всего, в Лефортово, но не исключено и в любую другую тюрьму, в следственный изолятор. Должен вам сказать, что, конечно, мы немедленно поставим в известность министра юстиции о том, что мы имеем достаточно обоснованные подозрения, что в отношении Быкова могут быть приняты какие-то меры, незаконные, вплоть до его уничтожения физического. Мы уже когда-то ставили министра Чайку об этом в известность, сейчас еще раз, чтобы были все приняты меры, чтобы он был жив и здоров.
И. МЕРКУЛОВА — Вы знаете, складывается впечатление, что прокуратура хочет, чтобы Быков был в тюрьме. Это верное ощущение?
Г. ПАДВА — Это не ощущение! Они этого не скрывают, это точно. Они это высказывают, они об этом пишут, говорят, я же вам говорю!
И. МЕРКУЛОВА — Почему они этого хотят?
Г. ПАДВА — Ну, это вообще, я должен сказать, установка по многим делам обвинительной власти. Им так спокойнее и удобнее работать с людьми. Ну, это еще и вообще много десятилетий привычка такая. Это то, с чем борются, даже наши власти борются иногда, потому что тюрьмы переполнены. Потому что даже Путин как-то выступал и говорил, что нет оснований такое количество содержать под стражей, потому что мы не можем обеспечить маломальские человеческие условия содержания. Ну, однако, когда речь идет о конкретном деле, прокуратура считает, что лучше всего — чтобы человек сидел. А я вам должен сказать, что я слышал выступление Колесникова, теперешнего советника прокурора, он прямо сказал, что да, он сказал так: все остальное — это в отношении людей — должно находиться под стражей. А все остальное — это те, кто либо не умерли, либо не смертельно заболели. Так он дословно сказал. А все остальные — подписки о невыезде, там, под залог и т.д. — это все, он сказал, от лукавого, т.е. это такая установка обвинительной власти. Она очень у многих, и это так вот понятно совершенно.
И. МЕРКУЛОВА — Т.е. это даже не применительно конкретно к Быкову? Это в целом ситуация?
Г. ПАДВА — Это не только к Быкову, а к Быкову — тем более, потому что дело очень острое, потому что там сплелись очень серьезные силы в борьбе, и экономические, и политические, поэтому, конечно, прокуратура, заняв одну позицию в один прекрасный момент, конечно, продолжает отстаивать правильность этой позиции. В частности, она заключается в том, что Быков должен сидеть в тюрьме.
И. МЕРКУЛОВА — Как продвигается, кстати, это дело — дело, возбужденное против Быкова. Его обвиняют, напомню, в причастности к убийству, в легализации незаконных доходов и прочее, прочее.
Г. ПАДВА — Ну, я скажу. Мы не скрываем нашу точку зрения, мы считаем, что дело зашло в тупик. Никаких доказательств серьезных виновности Быкова не добыто. Этим, наверное, и продиктовано то, что ищут сейчас какие-то иные пути, возможности, чтобы все-таки добиться направления дела в суд. Не по этому, так по другому делу, чтобы он все-таки сидел.
И. МЕРКУЛОВА — Но в принципе, оно может дойти до суда? И каковы будут его перспективы в суде?
Г. ПАДВА — Ну, в принципе, все возможно. Они, может быть, насильственно как-то и постараются в суд передать это дело. Мой прогноз такой, что доказать то обвинение, которое они хотят доказать, будет невозможно, у них нет для этого достаточных доказательств.
И. МЕРКУЛОВА — А Быков ведь сотрудничает со следствием, да? Он сейчас освобожден, ну, собственно, опять не на свободе…
Г. ПАДВА — Ну, там тоже произошла странная история. Вы знаете, там общего языка, к сожалению, не находят обвинение и защита по этому делу. Долгое время, пока он находился под стражей, он говорил, что я с вами разговаривать не буду, показаний никаких давать не буду, поскольку вы незаконно меня содержите под стражей. Освободите — и я буду разговаривать. Когда суд его освободил, не прокуратура, что тоже немаловажно, потому что если бы прокуратура пошла бы ему на встречу и сказала бы: да, мы готовы с вами сотрудничать, а она не согласна. Но все-таки Быков написал заявление на имя первого заместителя прокурора края, который был главным, так сказать, его оппонентом, если там можно сказать, что да, вот я теперь готов давать показания, я готов сделать все возможное, чтобы осветить истину, но я вас прошу лично вначале меня допросить, т.к. у меня есть важные все-таки какие-то соображения, которые я хочу лично вам, помятуя наши прежние встречи, лично вам сообщить. Заместитель прокурора отказался встретиться под тем предлогом, что, мол, вы не имеете права выбирать, кто вас будет допрашивать. Кто захочет — тот и будет из бригады. Вы знаете, я вам должен сказать честно, что я впервые за почти 50-летнюю практику встретился со случаем, чтобы прокурор отказался допросить человека, который просит, чтобы он был допрошен! Тем более человека, который еще ни разу допрошен не был, он молчал. И вот он говорит, прямо написал — я готов сотрудничать со следствием, я готов дать вам показания, допросите вы меня! Нет, не хочет. И он остался так и не допрошенным.
И. МЕРКУЛОВА — Спасибо! Я благодарю адвоката Генриха Падву, который защищает интересы Анатолия Быкова, который сегодня арестован снова. Что же, будем следить за развитием событий.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире