'Вопросы к интервью
18 сентября 2013
Z Интервью Все выпуски

Открытие выставки «Образы России» и презентация новой продукции «Императорские сервизы». Мероприятия приурочены ко Дню Императорского фарфорового завода


Время выхода в эфир: 18 сентября 2013, 11:14



А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Добрый день. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». У микрофона Алексей Дыховичный. Любовь Цветкова, ведущий художник «Императорского фарфорового завода», куратор выставки «Образы России», у нас в студии. Добрый день, Любовь.

Л. ЦВЕТКОВА: Здравствуйте.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Татьяна Тылевич, генеральный директор «Императорского фарфорового завода», вот-вот должна подъехать. Открытие выставки «Образы России» и презентация новой продукции «Императорские сервизы», все эти мероприятия приурочены ко Дню Императорского фарфорового завода. Выставка открывается сегодня.

Л. ЦВЕТКОВА: Да, Выставка открывается сегодня, в 6 часов вечера, по адресу: Кутузовский проспект, дом 17.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Что это за выставка?

Л. ЦВЕТКОВА: Это совместная выставка коллективов художников. Императорский фарфоровый завод – это, наверное, единственное предприятие в мире, которое имеет в своем штате коллектив художников, которые работают не только для производства, но они делают красивые декоративно-прикладные вещи для выставок, для интерьерных показов. Выставка, которая открывается сегодня, это творческий отчет художников о поездках, которые совершались в последнее время регулярно на день завода с руководством завода по городам России, по городам Золотого кольца России. Мы посетили за эти поездки Кострому, Ярославль, Владимир, Суздаль. Мы были в Муроме, в Плёсе, где работал Исаак Левитан. Все города настолько интересные, красивые, что невозможно было не отобразить их в своих произведениях.

Эта выставка, которая сегодня открывается, она называется «Образы России». Сначала она была придумана как русский пейзаж. Но потом мы вышли за рамки, потому что русский пейзаж – это поля, цветы, это белая церквушка на холме. А потом появились другие мотивы, появились мотивы и орнаментальные, и сказочные. Допустим, когда мы были в Пушгорах, после этого появился сервиз «Сказки Пушкина», вещи с восточным орнаментом. И такая выставка из работ художников – не только понятные для всех сервизы или вазы, но и блюда, и декоративные пласты, даже есть иконы петербургских святых, Александра Невского, Ксении Петербургской и Иоанна Кронштадтского. Это было сделано тоже к этой выставке.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Иконы были сделаны на чем?

Л. ЦВЕТКОВА: На фарфоре.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Фарфор – это же часто утилитарная вещь. Иконы, соответственно, на чем-то утилитарном? Или это фарфоровые иконы?

Л. ЦВЕТКОВА: Это фарфоровый пласт, на котором расписана икона, списана по канонам с иконы, которая уже существует. Сейчас будет сделана еще серия икон на фарфоре, это московские святые. Первые были петербургские.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я так понимаю, что все могут сходить на выставку.

Л. ЦВЕТКОВА: Конечно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы ведущий художник Императорского фарфорового завода, но вы еще и куратор выставки, поэтому вы точно должны знать, как туда попасть.

Л. ЦВЕТКОВА: Вход совершенно свободный. Это галерейная часть магазина. Магазин, который открылся у нас в 2012 году на Кутузовском. Изначально было запланировано так, чтобы часть торговых площадей была сдвинута. Именно на Кутузовский проспект выходит очень интересное здание, оно застекленное, поэтому практически со всех сторон свет. Очень красивый обзор Кутузовского. И с Кутузовского видно галерею нашего завода. В этот раз дизайнером было сделано еще очень интересное оформление. В ходе выставки я делала фотографии, как художники работают. Кухня художника – это всегда закрыто. У нас есть на заводе экскурсии, которые можно посетить и можно видеть, как расписывается фарфор, как отливаются скульптуры, чашки, чайники. А как работают художники, чаще всего мы закрываем – кухня художника закрыта.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это чтобы художнику не мешали? Или потому что у художника секреты, которые не должны видеть?

Л. ЦВЕТКОВА: Мы делимся, мы рассказываем о том, над чем мы работаем. Но чаще всего, конечно, чтобы не мешали. Мы с удовольствием рассказываем о готовых работах. А в тот момент, когда мы это делаем, хотелось бы, чтобы нам не мешали. Так как я тоже являюсь художником и точно так же общаюсь вместе со всеми… Здравствуйте.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Татьяна Тылевич, генеральный директор «Императорского фарфорового завода». Здравствуйте, Татьяна.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Здравствуйте.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я знаю, что вы из Питера сразу.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Сразу с поезда. Извините, немножко опоздала. Очень рада, что я попала на радиостанцию.

Л. ЦВЕТКОВА: Я дорасскажу. Сейчас дизайнер галереи придумал интересное решение, оформление. Окна, которые выходят на Кутузовский, они как раз с большими фотографиями. Это портреты художников, которые расписывали фарфор для этой выставки.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: На выставке представлены работы. Это всё в единственном экземпляре?

Л. ЦВЕТКОВА: Да. Это авторские работы, которые можно в том числе и приобрести. Это в единственном экземпляре. Это серия блюд, посвященная Суздалю, или сервиз на форме «Кострома». Форма «Кострома» — это новая форма для нашего завода, на этой выставке у нас будет презентация формы «Кострома», автор – заслуженный художник России Татьяна Васильевна Афанасьева. И на эту форму художники сделали новые дизайны. Этого никто еще не видел. Мы приглашаем всех посмотреть. Это рисунок «Флора», который Татьяна сама расписала, это ее авторский рисунок.

Другой сервиз посвящен Тарусе, небольшому городу в Калуге, в Калужской области. Но это цветочки, красивые букетики, это традиционная тема. Но при этом есть сервиз Юлии Жуковой, называется «Радость», он посвящен пасхальной радости, или сервиз, на который все смотрят и говорят «ну это облака». На самом деле это облака. На белом фоне кобальт, золото. Это сервиз Тани Чариной. И очень красивый, с восточным орнаментом сервиз (название неразборчиво). Восточный орнамент хорошо лег на форму «Кострома».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Копий не будет? Это всегда будет в одном экземпляре? Ведь это же выставка-продажа? Я обращаюсь к Татьяне Тылевич, генеральному директору «Императорского фарфорового завода».

Т. ТЫЛЕВИЧ: Безусловно, это выставка-продажа. В прошлом году в марте мы открыли замечательную галерею на Кутузовском проспекте, дом 17, где, помимо ассортимента магазина, есть большая галерейная часть. Вот эта галерейная зона позволяет нам проводить достаточно много выставок. То, о чем мы сейчас пришли рассказать, эта выставка посвящена России, а до этого там была выставка, посвященная спорту, она называлась «Командный зачет», потому что скоро у нас олимпиада, и мы тоже готовимся. Безусловно, мы тоже хотели бы получить от этого коммерческий эффект, потому что мы предприятие, которое работает на самоокупаемости. Поэтому для нас немаловажно и зарабатывание денег. Это выставка-продажа, которая, я надеюсь, порадует москвичей.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Уж раз вы заговорили про олимпиаду, давайте скажем и об олимпиаде. На этой выставке не будет представлена олимпиада, это будет позже.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Выставка, посвященная олимпиаде, у нас еще пройдет, мы только готовимся к ней. Это были наши первые пробные варианты. А эта выставка посвящена России.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Меня очень заинтересовал сервиз «Облака». Но я, боюсь, не могу себе этого позволить. Я не видел ничего, но по рассказу. Боюсь, позволить я себе этого не смогу.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Вы знаете, чем отличаются фарфор нашего Императорского фарфорового завода от других мануфактур? То, что его себе может позволить и президент, и простая домохозяйка. Такой простой пример, как «Кобальтовая сетка» или сервиз «Наташа», я думаю, есть во многих семьях. На этой выставке и в магазине представлены произведения, некоторые из которых стоят достаточно дорого, потому что это авторский труд, это ручная роспись, но есть изделия, которые можно купить в подарок. Тут нет исключения.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Если человек приобретает то, что сделано в единственном экземпляре – вот «Облака», они же в единственном экземпляре, — то он приобретает произведение искусства, я так понимаю.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Конечно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Все-таки он приобретает не чашечку с кобальтовой сеткой, известной по всему миру.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Да, это бренд завода.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Все-таки он приобретает не чашечку, не небольшой сервизик, очень красивый, хороший, но их много, а он приобретает вещь в одном экземпляре, и для него важно, чтобы это всегда оставалось в одном экземпляре. Так оно и будет?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Так оно и будет. Вообще, фарфор на протяжении веков являлся предметом коллекционирования. Коллекционируют как фарфор Екатерины II, Павла I, Александровский фарфор, так и коллекционируют уже фарфор современных художников. И мы очень рады этому. Произведения современных художников уже на сегодняшний момент представлены во многих музеях не только России, но и мира, во многих коллекциях. И у нас сейчас коллекционеры, которые собирают определенный период жизни завода, есть коллекционеры, которые собирают определенных художников. Есть коллекционеры, которые увлекаются и собирают чашечки из костяного фарфора или анималистику. Т.е. пул коллекционеров, с которыми работает завод, он достаточно большой. Вообще, фарфор – это достаточно выгодное вложение.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я как раз об этом хотел спросить. Коллекционеры, они еще и инвесторы. Здесь то же самое в фарфоре?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Здесь то же самое. Действительно, фарфор с годами приобретает всё большую и большую цену, он становится всё дороже. К несчастью или, может, к счастью, фарфор бьется и его становится меньше. И это очень интересно. Это произведение искусства, но и вместе с фарфором мы можем читать русскую историю. Люба сказала про то, что мы сейчас представляем произведения современных художников. На этой выставке будут представлены три сервиза, которые мы воссоздали из коллекции Государственного Эрмитажа. Это сервиз по мотивам собственного сервиза Елизаветы Петровны, который сделал Дмитрий Иванович Виноградов в 1756 году. Это сервиз банкетный. И это сервиз рафаэлевский, созданный для императора Александра III. Помимо того, что на Императорский фарфоровый завод работает с современными художниками, мы развиваем современное направление, современное творчество, мы еще работаем и над воссозданием форм, рисунков, которые были созданы на Императорском фарфоровом заводе в прошлых веках.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Созданы и потом утеряны?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Ничего не утеряно. Потомки сохранили замечательную фарфоровую коллекцию. Я немножко расскажу про историю. На заводе есть музей Императорского фарфорового завода, который был создан при Николае I, и в угоду коммерческой выгоде уже начиная с того времени самые лучшие произведения, они передавались в музей. И на сегодняшний день мы имеем возможность посмотреть, что производилось на заводе в этот период. И самые лучшие произведения, которые выпускает завод сейчас, мы тоже передаем в музей. Поэтому если говорить о воссоздании форм, то по договору с Государственным Эрмитажем, к которому мы имеем очень большую благодарность, мы берем произведения и делаем практически стопроцентно идентичные копии тех произведений, которые хранятся в Государственном Эрмитаже. Делаем мы это благодаря творчеству художников.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Там есть клеймо, что это копии?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Там есть клеймо Императорского фарфорового завода.

Л. ЦВЕТКОВА: Сегодняшнее.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Которое отличается от клейма, которое было раньше.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Безусловно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. нельзя попытаться это продать как произведение прошлого.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Нет. Я думаю, достаточно много людей хотели бы быть обладателями «Коттеджного сервиза», но не могут себе этого позволить. Поэтому они могут купить у нас копию «Коттеджного сервиза», выставить его и получить от этого удовольствие, стать обладателем сервиза от Императорского фарфорового завода.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Выставка открывается сегодня. Кутузовской проспект, 17. Вход свободный. Сколько она продлится.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Она продлится до 5 декабря. Потом будет рождественская выставка. У нас проходят мастер-классы. Вы можете придти на Кутузовский проспект, по субботам у нас есть мастер-классы по росписи фарфора, когда приезжают наши художники. Вы можете расписать фарфор сами, дальше мы обожжем этот фарфор на заводе и передадим его вам. Приходите на завод. У нас есть экскурсии. Наш сайт ipm.ru.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Татьяна Тылевич и Любовь Цветкова у нас в гостях. Императорский фарфоровый завод. Новости на «Эхе».

НОВОСТИ

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я напоминаю, что у нас в гостях Татьяна Тылевич, генеральный директор «Императорского фарфорового завода», и Любовь Цветкова, ведущий художник «Императорского фарфорового завода», куратор выставки «Образы России». Выставка открылась или открывается?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Открывается сегодня вечером.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Кутузовский проспект, 17. Вы меня заинтересовали, заинтриговали.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Приходите.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Мне хочется в субботу приехать, потому что можно попробовать самому.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Мастер-класс проходит, да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я представляю, какой кошмар я нарисую.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Художники помогают.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вас не было еще, потому что вы буквально из Питера сразу, и мы начинали эфир с Любовью вдвоем, Любовь сказала, что Императорский фарфоровый завод – это единственный завод в мире, где есть свои художники.

Л. ЦВЕТКОВА: Работает коллектив художников.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я прошу прощения, а у Мейсена, что ли, нет?

Л. ЦВЕТКОВА: Во-первых, у нас работают 23 художника, 250 талантливых живописцев. Конечно, у других фарфоровых заводов количество намного меньше. Плюс что еще делают другие фарфоровые заводы? Они приглашают дизайнеров и моделируют в компьютерном виде. Мы тоже это используем, но такого штата художников практически нет ни у одного завода в мире. Плюс к этому я еще хочу сказать – не знаю, раскрою я тайну или нет, — практически все европейские мануфактуры уже давно перенесли свое производство в страны Юго-Восточной Азии и оставили у себя в родной стране только бренд, марку и дизайн. У нас уникальное предприятие, где есть штат художников, которые развивают завод и продолжают традиции. Плюс еще на заводе есть уникальные технологии. Мы производим три вида фарфора. Это твердый, мягкий, костяной. Помимо этого, у нас есть такое понятие, как авторский фарфор и коллекционный фарфор. Такое уникальное сосредоточение производства и искусства, я считаю, это единственный в мире такой завод. России есть чем похвастаться.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ведь фарфор – это, во-первых, форма, во-вторых, рисунок.

Л. ЦВЕТКОВА: Да, роспись.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы ничего не говорите про форму.

Л. ЦВЕТКОВА: Я как раз сказала, что у нас новинка в этом году – это форма «Кострома», она презентуется на этой выставке. Вообще, форма – это очень длительный процесс. Есть форма и сервизов, и скульптур. На этой выставке тоже будут представлены новые скульптуры. Это будет русская ярмарка и персонажи русских сказок Анны Трофимовой. Очень интересная коллекционная серия, сейчас она представлена в авторском исполнении, но она будет скопирована и она войдет в ассортимент завода как копийная вещь, и эти вещи можно будет купить. Вот там будет написано – копия. А в данный момент мы выставляем авторские вещи Ани Трофимовой. Это чтобы понять, что такое авторская вещь и что такое копия. Для чего у нас и существует штат живописцев. Высококвалифицированные профессиональные живописцы, которые смогут скопировать авторский почерк художника. Таким образом мы сделаем серию еще для кого-то. Вот эту скульптуру мы, возможно, можем делать на заказ.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: У вас еще есть День завода. Почему выбрана дата 18 сентября? Заводу сколько уже лет?

Т. ТЫЛЕВИЧ: В следующем году заводу будет 270 лет, у нас будет юбилей. Завод был основан дочерью Петра I Елизаветой Петровной в 1744 году. Мы начали праздновать День завода с 2006 года. До этого времени мы пытались определить точную дату создания завода. Но, к сожалению, этой даты нам не удалось найти в архивах. Это не удивительно, потому что фарфор создавался достаточно тайно. Родина фарфора — Китай. На протяжении веков китайцы хранили втайне рецептуру создания фарфора. И многие европейские заводы пытались раскрыть секрет фарфора. Пытался раскрыть секрет фарфора и Петр I. К сожалению, ему этого не удалось. И его идею раскрыть секреты фарфора воплотила в жизнь Елизавета Петровна, организовав «Порцелиновую мануфактуру». И мы решили, что как раз ее именины – 18 сентября будет день рождения нашего завода. Мы вот так решили.

Л. ЦВЕТКОВА: Можно я добавлю? Это День Императорского фарфорового завода. А до этого всегда с социалистических времен существовал День завода, он просто по времени был расположен в декабре, но это всегда был День завода, когда чествуют ветеранов. У нас очень много ветеранов, которые проработали 20 и более лет. У нас есть трудовых династии. И этот праздник, он просто перекочевал на сентябрь, а на самом деле это любимый заводчанами праздник. Все коллективы к этому готовятся, они чествуют своих передовиков, ветеранов. И сегодня у нас 18 сентября, сегодня у нас День завода.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я вас поздравляю. Я хочу вернуться к формам. Формы, если создается что-то уникальное, после этого вы их разбиваете?

Л. ЦВЕТКОВА: Мы так не поступаем. Так было в первые годы советской власти, когда все образцы скульптур, очень многие формы сервизов были уничтожены.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Там из других соображений. Я даже не могу это сформулировать. Били, потому что били.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Специалистов, которые занимаются формами, очень мало. Потому что их невозможно взять с рынка, их нужно вырастить на заводе. Я уже сказала в начале, что мы презентуем сегодня банкетный сервиз, созданный при Александре III. И вот как раз над восстановлением формы у нас работал замечательный модельщик Юрий Федорович Троицкий. В этом году исполняется 55 лет, как он работает на предприятии.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это обратный какой-то процесс получается, т.е. по уже существующему изделию. А как это делается?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Есть технология 3D-моделирования.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: На компьютере.

Т. ТЫЛЕВИЧ: И на компьютере, и достаточно много ручного труда здесь. Вообще, восстановление формы занимает от 4 месяцев до полугода. Это достаточно тяжелый, кропотливый процесс. Вазу «Сплетница» или кратерную вазу, которую мы восстановили из коллекции Государственного Эрмитажа, мы восстанавливали более года, потому что мы добиваемся практически стопроцентного совпадения с оригиналом. Это достаточно сложный процесс. Технология производства фарфора непростая, и фарфор имеет усадку, в печке фарфор усаживается примерно на 13%. Изначально надо создать такую форму, чтобы она в пропорции села на 15%. Для этого нужна и квалификация, и опыт, и знание технологии производства. Поэтому с нуля фарфоровое производство создать очень тяжело, практически невозможно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А для коллекционера, наверное, очень важно.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Действительно, коллекционеры, если они заказывают у нас изделия, они сами приезжают на завод. В процессе работы мы добиваемся практически стопроцентного совпадения с оригиналом, по крайней мере пытаемся это делать.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Получается, есть возможно купить точно такую же вазу, которая стоит…

Т. ТЫЛЕВИЧ: В коллекции Государственного Эрмитажа, или в Петергофе, или в Царском селе. Во-первых, у нас эти произведения выставлены в наших магазинах. Например, сервиз «Коттеджный», сервиз «Александрия».

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это в небольших количествах?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Нет, эта продукция представлена во всех магазинах. Есть вещи, они более сложные, это авторский фарфор.

Л. ЦВЕТКОВА: Скульптуры народов России, допустим.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Да, например, скульптуры народов России. Пару лет назад мы стали восстанавливать скульптуры народностей России, воссоздали 37 фигур.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это будет представлено на выставке?

Т. ТЫЛЕВИЧ: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Приходите и смотрите. Татьяна Тылевич, генеральный директор «Императорского фарфорового завода», и Любовь Цветкова, ведущий художник «Императорского фарфорового завода», куратор выставки «Образы России», были у нас в гостях. Татьяна, Любовь, спасибо вам.

Т. ТЫЛЕВИЧ: Спасибо большое.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире