17 августа 2000
Z Интервью Все выпуски

утверждение Московским арбитражным судом мирового соглашения с кредиторами; общая экономическая ситуация в стране; реструктуризация дол


Время выхода в эфир: 17 августа 2000, 12:08

17 августа 2000 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» бывший спецпредставитель президента РФ по связям с индустриально развитыми странами, председатель правления банка Российский кредит Александр Лившиц.
Эфир ведет Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН — Арбитражный суд Москвы во вторник утвердил мировое соглашение банка «Российский кредит» с кредиторами. Согласно законодательству, данное решение может быть обжаловано в апелляционной инстанции в течение 30 дней. С этой новости, которая одновременно и ответ на ваши вопросы, мы и начнем нашу беседу с председателем правления «Российского кредита», Александром Лившицем. Александр Яковлевич, добрый день. У нас уже есть вопросы на пейджер. Сегодня мы с Вами работаем в блицевом режиме, до 12:30. Что представляет собой это мировое соглашение? Что, вы ударили по рукам со всеми кредиторами? Что там? Как это можно охарактеризовать?
А. ЛИВШИЦ — Представьте на минуту, что общее число кредиторов этого громадного банка, который очень пострадал во время кризиса, годовщина которого исполняется сегодня (2 года), — порядка 182 тыс. Очевидно, что все согласны с мировым соглашением не могут быть просто по техническим причинам. Проект колоссальный. Наши обязательства, которые мы хотим гасить как живыми деньгами, так и сравнительно короткими и более длинными векселями — это 26 млрд. рублей. Навскидку это миллиард долларов. То есть это проект огромный, беспрецедентный. Это первый банк, крупный банк, который пошел по новому закону о реструктуризации кредитных организаций, беспрецедентное решение суда. То есть первое: создан теперь прецедент, что такое может быть. Нас поддержал суд в Америке. Мы обратились и туда с тем, чтобы наше мировое соглашение было признано и за рубежом. Они готовы это сделать, и предварительное положительное решение уже принято. Колоссальная техническая работа. За ближайшие два дня мы разошлем 182 тыс. заказных писем, где уведомим каждого, куда ему придти, если он хочет получить свои деньги. А не хочет, пусть оставит, потому что банк будет жить, и с ним ничего плохого, дай бог, уже не случится. Вот такая ситуация.
С. БУНТМАН — Если будут недовольны, как Вы сказали, 30 дней на обжалование. Вы ждете таких обжалований?
А. ЛИВШИЦ — Понимаете, в чем дело? Исключить этого нельзя. Хотя реструктуризация такой громадины как «Роскред» — это выход на перегон тяжело груженого состава. Представьте, что вчера мы уже начали платить, и первые десятки людей уже получили свои деньги, хотя по мировому соглашению мы должны это делать в пределах 7 дней. Это мы взяли чисто технически, вдруг куда-то придет много народу, и именно в этом отделении не хватит, понятно, чтобы не было никаких проблем. Но пришли люди, видно, с небольшими вкладами, они получили их уже вчера. Также аккуратно мы будем действовать и впредь. Пройдет месяц, два, три, мы заплатим уже десятки миллионов долларов в счет этого долга. Люди, конечно, вправе подавать дальше в суд. А что, назад, что ли, отбирать, или что делать? Хотелось бы, чтобы это решение было выполнено в полном объеме. Мы будем его выполнять, и начали это делать на следующий день после суда. Суд был 15-го, 16-го мы это начали делать, и будем делать каждый день, независимо ни от чего.
С. БУНТМАН — Здесь такой вопрос, скорее утверждение. «Мировое соглашение подорвало перспективы стабилизации и упрочения банковской системы в РФ».
А. ЛИВШИЦ — Почему? Поймите, это не один банк «Российский кредит», это целая система. В нее входит не только банк «Российский кредит», и дружественный нам «Импэкс-банк», промышленные предприятия, горно-обогатительные комбинаты, где заняты сотни тысяч людей. Что плохого, если эта система будет работать? Кто от этого пострадает? Мне непонятно.
С. БУНТМАН — Слушатели, которые направляют нам свои вопросы, считают, что вы пожертвовали интересами российских граждан, вкладчиков во имя интересов иностранных кредиторов.
А. ЛИВШИЦ — Физических лиц, вкладчиков, 132,8 тыс. человек. Примерно 124 с лишним тыс. человек получат свои деньги в пределах 7 дней после того, как они обратятся в отделение «Роскреда». Это подавляющая часть людей. По 30 тыс. получат все, кто придут. А остальные свои средства они получат через 6 месяцев. Там три вида векселей для физических лиц, через 6, 12 и 18 месяцев. Получит все каждый из 132,8 тыс. человек.
С. БУНТМАН — Скажите пожалуйста, как и где они могут получить информацию о том, как будут эшелонированы эти выплаты?
А. ЛИВШИЦ — Это отделение «Роскредита». Повторю, что мы направили всем по письму. Кому не дошло, поймите, что такое 180 тыс. писем. Получит каждый. Но не надо ждать его получения. Если вы знаете отделение «Роскредита», где был ваш счет, надо туда идти, и все. Там будет акт расчетов. Понятно, что нельзя просто придти и сказать: «Дайте мне вот столько». Надо просто рассчитаться. И каждый, кто его подписывает, получает деньги в пределах 7 дней, а может, в тот же день, если немного. Если поблизости нет того отделения, вдруг оно закрылось, (их столько, что полной информацией я сам не владею), но он прочитает в своем письме, которое он получит. За вчерашний день мы отправили (мне сегодня утром докладывали) около 30 тыс. писем. Сейчас будем интенсифицировать, чтобы как можно быстрее отправить все эти 180 тыс. писем. Там будет написано, куда он может обратиться.
С. БУНТМАН — «Где банк смог взять такую огромную сумму для выплаты вкладчикам?» — спрашивает Вячеслав.
А. ЛИВШИЦ — Еще раз насчет суммы выплат. Я называл 26 млрд., или примерно, навскидку, очень грубо, миллиард долларов. Из них живыми деньгами мы выплатим порядка 100 млн. долларов. Остальное — через промежутки времени. Это активы самого банка. Они были консолидированы специально, чтобы расплачиваться. Это поддержка «АРКО», который нас кредитует. И этих средств нам должно хватить. Мы хотим решить проблему с кредиторами так, как положено. И постепенно начать восстанавливать доверие ко всей группе. Восстановление доверия, по моему глубокому убеждению, имеет только один механизм: плати деньги. Другие способы — уговоры, обещания — все они ни к чему. Мы выбрали этот, единственный. Мы будем платить деньги, и тем самым рассчитываем подняться и продолжить свою работу.
С. БУНТМАН — Сейчас о восстановлении доверия, но несколько в ином масштабе. Замминистра финансов РФ считает перспективу списания части Парижскому клубу реалистичной. Пожалуйста, эту перспективу то, что Сергей Колотухин сказал, что реструктуризация долга Парижскому клубу Россией на условиях, сходных с договором по Лондонскому, вполне реалистична. Что это за договоренность и насколько она реалистична?
А. ЛИВШИЦ — Вы заметьте, что замминистра финансов сказал очень эластичную фразу. Для нас существенно не слово «списать» или «не списать», для нас существенно облегчить бремя платежей. Возникает вопрос: облегчить бремя платежей можно только списанием или какими-то иными путями? Есть эти и иные пути. И главный путь — это длина реструктуризации. Условно говоря, если нам разрешат платить этот долг в течение десятков лет, совершенно ясно, что это реальный результат облегчения бремени платежей. По Парижскому клубу, если наши страны-кредиторы сейчас не готовы к принятию всеобъемлющего решения, то, в конце концов, можно ограничиться временным соглашением, таким же, которое действует сейчас до конца 2000 года, протянуть его еще на 1-1,5 года вперед, пока не будут готовы к чему-то решительному. Посмотрят, что будет с экономикой России, как она себя ведет. Пока прилично, хорошо. Пусть еще раз понаблюдают, и вернутся к всеобъемлющему соглашению попозже. Наверное, это самый разумный вариант, чем спорить… немцы говорят: «не признаем списание», наши говорят: «давайте списывайте». Какой смысл, если нет готовности к радикальным решениям? Можно и подождать.
С. БУНТМАН — Вы говорите сейчас о состоянии нашей экономики. И в частности доходы бюджета (здесь у меня есть ссылка на Михаила Касьянова) к настоящему времени выросли на 17% ВВП, что превышает аналогичный показатель аж докризисного 97 года.
А. ЛИВШИЦ — Да, подтверждаю.
С. БУНТМАН — Это реально? Какова, по Вашим расчетам, будет дальнейшая динамика?
А. ЛИВШИЦ — Пока каких-то опасений, что эта динамика прервется, не видно. Я лишь хочу сказать главное. Нам здорово повезло, и с последствиями крупной девальвации, и с нефтяными ценами. Этот шанс следует использовать. Правительство, как я вижу, стремится это сделать с помощью налоговой реформы и т.д. Кстати, очень обидно за 99 год. Тогда же тоже была такая оранжерейная ситуация
С. БУНТМАН — Пропустили, да?
А. ЛИВШИЦ — Не пропустили, была какая-то вяловатость. Может быть, потому что надвигались президентские выборы, не знали, что будет, менялись премьеры. Все равно жалко. Премьеры — премьерами, а экономика России — экономикой. Но лучше поздно, чем никогда. Пока этот навес есть, пока он нас прикрывает от неприятностей, надо его использовать, провести полезные и давно долгожданные реформы. Я хотел бы еще обратить внимание, что те реформы, которые сейчас проводятся, в принципе известны. По сути, это то, что мы не смогли сделать 4-5 лет назад. Но запас, оставленный нынешним правительством, тает. И конечно, все мы ждем таких идей, которых не было раньше, и таких реформ, которые мы и не планировали в свое время.
С. БУНТМАН — Александр Яковлевич, прокомментируйте пожалуйста одну из идей, которая вызывает у кого недоумение, у кого восторг, а у кого ужас. Правительство РФ считает необходимым сократить количество целевых федеральных программ, которых 172 (читаю я в агентском сообщении) сейчас.
А. ЛИВШИЦ — Давным-давно пора было это сделать. Это относится к тому, о чем я только что говорил. Мы тоже хотели это сделать.
С. БУНТМАН — Что вам помешало?
А. ЛИВШИЦ — Политическая ситуация помешала. Все 90-е годы реформам мешало только одно, главным образом это политика. Потому что на всякие политические баталии и бодания уходили и силы, и время, и энергия. И многие другие факторы, тоже политического плана. Бюджет не в состоянии отоварить такое количество программ. Наличие программы создает законные основания все же какие-то денежки подтягивать, непонятно зачем и с какой целью, тем, кто заинтересован в этих программах. Их давно пора просто упорядочить. Какую программу вообще считать федеральной? Ведь каждый регион хочет сказать, что «мои проблемы федерального масштаба», тогда он может получить деньги из федерального бюджета. Все это надо проинвентаризировать, сократить, и очень жестко. Но остальные уже оплачивать в полном объеме.
С. БУНТМАН — Действительно размазывание и распыление происходит
А. ЛИВШИЦ — Конечно. Все это время это длилось, и программы всегда для нас были инструментом проведения бюджетов через Госдуму, когда надо было кого-то сильно уламывать, нам всегда говорили: «Ладно, проголосуем, зато 2-3 наших программы». Ответ был «Бог с тобой, только сделай то, что надо».
С. БУНТМАН — Предмет переговоров, торговли во многом
А. ЛИВШИЦ — Конечно.
С. БУНТМАН — Еще раз, тут некоторые люди подсоединились с середины беседы или слышали не с самого начала. Всем рассылаются письма, их получат. Если человек волнуется…
А. ЛИВШИЦ — Еще раз повторяю. Писем ждать не надо. Если вы знаете, куда вы внесли свой вклад, в какой филиал «Роскредита», дверь в этот филиал открыта, заходите прямо туда. В пределах 7 дней, если вклад был до 30 тыс. рублей, вы получите все.
С. БУНТМАН — 30 тыс. тех или этих?
А. ЛИВШИЦ — Каких?
С. БУНТМАН — В долларах. Просто 30 тыс. рублевый вклад?
А. ЛИВШИЦ — Да.
С. БУНТМАН — Слушатель спрашивает: «Это какие рубли?»
А. ЛИВШИЦ — Какие сегодня рубли.
С. БУНТМАН — Такие вот рубли, то есть дензнаки с водяными знаками.
А. ЛИВШИЦ — Других нету.
С. БУНТМАН — Большое спасибо. Я думаю, что мы в наших экономических передачах сможем поговорить еще на очень многие темы, и вы сможете более интенсивно выспросить Александра Лившица по финансовым, экономическим вопросам, на которые он будет вам отвечать.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был бывший спецпредставитель президента РФ по связям с индустриально развитыми странами, председатель правления банка Российский кредит Александр Лившиц.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире