'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 04 августа 2013, 13:14

КОРРЕСПОНДЕНТ — Здравствуйте, Рамазан Гаджимурадович. Это радиостанция «Эхо Москвы» тревожит. Меня зову Наталья, корреспондент. Я буквально пару минут, если позволите, у вас времени отниму.

Рамазан Гаджимурадович, мы по поводу убийства вчерашнего имама Ильяса Ильясова. Вам известно о том, что такая трагедия произошла? Обстреляли машину, он от полученных ран скончался на месте. У нас, собственно, вот какой к вам вопрос. Многие правозащитники обвиняют власти Дагестана, ну и, естественно, вам достаётся тоже как главе республики о том, что никак не могут определиться, с кем-то всё-таки — светская власть или религиозная. Что знают и главы городов, и аулов, кто там хозяйничает, кто действует, и все остаются на своих местах, никто ничего не предпринимает.

Это уже не первое убийство. Что в этой связи делается в республике, и какие ваши дальнейшие действия по тому, чтобы раскрыть и это преступление, и изменить положение в республике?

Р. АБДУЛАТИПОВ — Ну что тут скажешь? Это болезнь, которая ушла достаточно далеко в стан дагестанского общества. И традиционными мерами, то есть силовыми и так далее, это всё оттуда…. вытравить, скажем так, поэтому налаживается работа с общественностью.

Когда я об этом говорю… когда другие вопросы, когда мы говорим о том, что есть люди, которые сотрудничают с этими бандитами, экстремистами, фанатиками, и очень много шуму бывает в средствах массовой информации. Обвиняют в диктаторских методах, и так далее, и так далее.

На самом деле ситуация чрезвычайно сложная. И надо сочетать все методы. Мы это сейчас пытаемся делать, в частности, чтобы была позиция. Когда я приехал в республику, если проводилась операция против бандитов, экстремистов, то люди выходили целыми толпами на защиту этих экстремистов и так далее.

Сегодня такой явной поддержки в их адрес нету. Мы опредилились очень чётко: власть должна быть светская. И для всех религиозных течений, вероисповеданий должны быть нормальные условия и так далее.

Вообще мы говорим, вот, нам по большому не до этого, допустим, кто в какую сторону молится и так далее. Это не мы определяем. Мы проявляем свою позицию, когда эти люди под религиозными идеями нарушают права человека, когда они начинают выступать против государства, когда они начинают убивать наших граждан. И в этом случае власть должна быть… и достаточно жёсткой и адекватной по отношению к этим людям.

КОРРЕСПОНДЕНТ — Но помимо следственных мир какие ещё могут быть с вашей стороны такие более суровые… может, действительно призвать к ответственности руководителей регионов, аулов, городов, что…

Р. АБДУЛАТИПОВ — Целый ряд людей за это время освобождены. Мы из этого не делаем шума какого-то, героя из него не делаем, но целый ряд людей освобождены. Как правило, те люди, которые не ладят с законом, те, которые крохоборничали, те люди, которые сами были связаны с преступным миром. Поэтому религиозного там, наверное, 0,01%, а всё остальное — это чисто человеческие интересы.

И о том, что многие религиозные идеи используются для того, чтобы сколотить такое сообщество фанатиков, которые будут посылать всем флэшки, за это подрабатывать, зарабатывать и так далее. Поэтому это своего рода коммерция. Там религиозного очень мало. Потому что если человек хочет открыто говорить о своих религиозных воззрениях, никто ему не мешает. И я как глава республики не допущу, чтобы ему мешали. Вопросов нет.

И даже те самые салафиты, ваххабиты, сейчас мы с этими людьми активно работаем. Это люди, которые занимаются своими воззрениями. Они категорически против выступления против государства, они категорически против убийства людей, то есть среди них тоже есть разные течения. А эти люди в большей степени или фанатики, или это люди, которые подкуплены международными террористическими центрами, или это люди, которые зарабатывают на этом, под прикрытием этих людей делают свой грязный, кровавый бизнес. За эти вещи надо отвечать.

Поэтому мы достаточно жёстко подходим к тем, кто сотрудничает с такими людьми и показывает им, содействует. Я ещё раз говорю — когда я приехал, там целые демонстрации были в поддержку такого рода людей. И такая позиция целого ряда сёл уже есть. Иногда мы вынуждены останавливать позицию этих людей тоже в обществе, потому что иногда они начинают такими же жёсткими методами — были убийства… Такого тоже не должно быть, и от этого тоже сдерживать.

То есть поэтому нам, особенно республиканской власти, достаточно тяжело, потому что основные правоохранительные ресурсы находятся как бы не у нас в руках, хотя мне доверяет президент и даёт возможность координировать. Но всё равно эти ресурсы находятся не в моих руках, это находится в руках федеральных органов власти. А снизу то же местное самоуправление, которое само себя избирает, само перед собой отчитывается и так далее.

Поэтому приходится в этих условиях находить возможности, для того чтобы решать эти вопросы. Я думаю, что мы эти вопросы решаем, но не такими темпами, как нам хотелось бы. Мы хотим общество и власть избавить от этого, людей избавить. К сожалению, я ещё раз подчёркиваю, что годами это всё было упущено.

КОРРЕСПОНДЕНТ — Спасибо вам огромное, Рамазан Гаджимурадович. Спасибо, извините, что потревожили. Всего доброго.

Р. АБДУЛАТИПОВ — Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире