27 октября 1999
Z Интервью Все выпуски

скандал на ТВ-6 в связи с расторжением телеканалом договора с ТСН


Время выхода в эфир: 27 октября 1999, 12:15

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» генеральный директор ТСН Александр Гурнов.


ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — Говорить мы будем о скандале на ТВ-6, который разразился в связи с расторжением телеканалом договора с ТСН. Но прежде чем начать говорить об этом, прежде чем восстанавливать эту скандальную хронику, давайте напомним, что такое ТСН, потому что очень у многих ТСН ассоциируется как раз с новостями ТВ-6. Но я знаю, что это не только новости ТВ-6 были, есть и остаются.
АЛЕКСАНДР ГУРНОВ — Телевизионная служба новостей изначально была создана как агентство, и идея появилась после того, как очень бурно начали развиваться независимые коммерческие и телевизионные станции в России, появилось понимание того, что без новостей телевидение не может существовать как живое средство общения со зрителем. Новости очень дорогие, я люблю говорить, что дороже новостей на телевидении только любовь. Молодые станции не могут себе позволить иметь адекватную службу новостей. Адекватная служба новостей стоит несколько миллионов долларов (первоначальное вложение в технику), и затем порядка тысячи долларов за каждую минуту вещания. Это те затраты, которые должны быть готовы нести телекомпании на новости. При этом на каждой станции это служба избыточная, она всегда может сделать больше, чем реально отводится эфирного времени. Именно поэтому решено было создать службу, которая будет централизованно производить информационный продукт и раздавать его разным телекомпаниям для использования в своих информационных выпусках. Схема нашей сегодняшней работы с нашими очень многими партнерами, начиная от московских, таких как Ren-TV или 31 канал, и кончая многочисленными региональными станциями, что мы им даем ежедневный пакет информации (репортажи, комментарии, интервью), все, что касается сегодняшних событий, а они, имея у себя небольшую редакцию (пара редакторов, ведущий, одна-две камеры), дополняя это своими региональными новостями, делают из этого вечерние информационные выпуски, по своему усмотрению верстают, комментируют и т.д. Это была идея. Но когда идея возникла, прежде чем кто-то купит, даст денег, он должен увидеть, что он покупает. Поэтому очень долго мы ходили вокруг этого вопроса, — что будет раньше: яйцо или курица, и в итоге мы нашли инвестора, телекомпанию ТВ-6, с которой подписали генеральное соглашение, которая обязалась покупать наши новости. И в очень короткие сроки, за 2-3 месяца была создана эта служба, инвестором которой выступил один из акционеров ТВ-6 компания «Лукойл». Уже более двух лет мы осуществляем полномасштабное информационное вещание на ТВ-6, объемом не меньше, чем на других центральных каналах. Кроме того, готовим информацию для других партнеров.
ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — Генеральное соглашение между компаниями ТСН и ТВ-6 было бессрочным, и, тем не менее, 25 октября оно прекратило свое действие, то есть было разорвано одной из сторон, каналом ТВ-6. А началось все, насколько я понимаю, с 19 октября, когда во вторник было созвано внеочередное собрание акционеров канала. Что на нем происходило? Потому что, глядя на ленты информационных агентств, я увидела, что Ваше настроение было вполне оптимистичным, Вы заключали после этого собрания, что компания ТСН продолжит подготовку информационных выпусков на канале. И, тем не менее, события развивались совсем иначе. И у Бориса Березовского, как потом стало очевидно, было совершенно другое мнение на этот счет. Все-таки давайте мы немножко проясним, как это было, кто был на собрании, какие решения они приняли. Что было на собрании? Почему встал вопрос, кто и как будет делать новости на канале?
АЛЕКСАНДР ГУРНОВ — Началось все в августе прошлого года. Когда случился кризис, то по прошествии 1-3 месяцев после кризиса стало понятно, что канал ТВ-6 не состоялся, как коммерческое предприятие. Независимый канал, имеющий разных акционеров и основанный чисто на коммерции, не получился, и поэтому Эдуард Сагалаев принял единственно правильное решение как предприниматель: он решил продать свои акции в канале. Таким образом, он состоялся как частный предприниматель, на этом деле в итоге много заработал, вложив много сил, энергии, талантов в создание телекомпании. Кроме того, условием продажи акций было инвестирование в канал. Процесс этот продолжался почти год. В итоге акции канала перешли Борису Березовскому. То есть канал вместо чисто коммерческого канала с рядом акционеров превратился в собственность одного человека. На том собрании, о котором Вы говорите, Борис Березовский голосовал 75 процентами акций телеканала. При этом Вы понимаете, что 10%, которые там до сих пор имеет правительство Москвы и 15%, которые имеет «Лукойл», уже не имеют решающего слова.
ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — К тому же представителей «Лукойла» на собрании не было.
АЛЕКСАНДР ГУРНОВ — Они даже не пошли, потому что это не имело смысла. На самом деле никаких решений там не было принято. Там было обозначено давнее намерение Березовского иметь свои новости на канале, и если потребуется, купить ТСН. Если ТСН не будет продано, создать свою службу новостей. И собрание зафиксировало это намерение, не более того. После чего та сторона, хозяева канала (Березовский или его люди) проводили консультации, переговоры, уговоры, в частности с «Лукойлом», с акционерами ТСН с просьбой продать им ТСН. Но телевизионная служба не была продана, и поэтому было принято другое решение: делать новости самостоятельно. Решение это было принято под силовым давлением. То есть была проведена чисто силовая акция. Недаром время от времени всплывает зловещая «кнопка». Если во всем мире под словом «кнопка» в применении к России имеется в виду ядерный чемоданчик, то у нас «кнопкой» называется та самая кнопка, которая у Вас на микрофоне.
ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — Эфирная кнопка?
АЛЕКСАНДР ГУРНОВ — Эфирная, да. Каждый раз в период обострения политической борьбы кнопка начинает иметь решающее значение. Березовский получил контроль над кнопкой, отключил ТСН от эфира, затем он с позиции силы начал вести переговоры. Суть переговоров сводилась к тому, что канал должен ТСН и соответственно, акционерам, 3 с лишним миллиона долларов за произведенные новости. Это первое. И второе, что канал не хочет и не намерен иметь у себя в эфире какую-то программу, которая полностью не подконтрольна новым хозяевам, поскольку сегодня хозяин один. Произошло следующее. Теперь хозяин канала осуществил свое право, которое никто не отнимает, использовать свою собственность в своих интересах, для достижения своих целей. Но произошла еще одна вещь: нарушено право телезрителя на информацию, потому что право человека на достоверную, объективную информацию является одним из фундаментальных прав человека. Право потребителя чего угодно, начиная от печенья до автомобилей и кончая телевизионными программами, заключается в том, что когда ему показывают новости, это должны быть новости, а не политическая программа, действующая в интересах узкой группы лиц. Вот этого права со вчерашнего дня зрители ТВ-6 лишены. И, наконец, последнее. Это то, что журналисты ТСН, национального информационного агентства, лишены возможности зарабатывать себе на жизнь, потому что сейчас ведутся переговоры по поводу покупки или передачи по каким-то финансовым схемам имущества, то есть техники агентства ТСН в распоряжение ТВ-6. Если это произойдет, если акционеры ТСН, «Лукойл» осуществят свое неотъемлемое право распорядиться по их усмотрению их имуществом (а это принадлежит им), то они, таким образом, лишат журналистов, коллектив возможности зарабатывать себе на жизнь, фактически оставят без средств производства национальное информационное агентство. Я думаю, Вы понимаете, что, наверное, неслучайно, после первого года нашей работы правительством РФ нашему агентству присвоен статус национального.
ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — То есть, таким образом, будет нарушено право на информацию всех тех, кто пользуется услугами Вашего агентства и в регионах, и частных телекомпаний, которые покупают новости у ТСН?
АЛЕКСАНДР ГУРНОВ — Да. Без техники, то есть если у нас заберут технические средства, средства производства, то у нас просто не будет времени, мы не сможем найти какие-то другие проекты, других подписчиков, заказчиков, каким-то образом изменить наш бизнес-план, потому что без этого мы даже газету не можем выпустить, не говоря о телевизионной программе.

ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — Мы продолжаем разговор с Александром Гурновым, генеральным директором агентства ТСН, которое больше не будет делать новости для канала ТВ-6. Наши слушатели солидарны с Александром. Например, Зинаида Ивановна прислала нам возмущенное сообщение (реплику) на пейджер: «Вот, теперь мы точно не будем смотреть ТВ-6, которое мы и так уже не смотрим. И правильно поступили в Индии, что отключили этот канал». Александр считает, что с уходом ТСН
АЛЕКСАНДР ГУРНОВ — Нужно быть до конца точным, поскольку мы все-таки работаем в информации, его отключили не в связи с ТСН, его отключили потому, что правительство Индии расценило канал как порнографический. К ТСН и к информации на канале это не имеет отношения, и к политике тоже.
ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — Теперь о ТСН и информации на канале ТВ-6. Вы, Александр, говорите, что с уходом Вашей компании с этого телеканала права получать объективную информацию у зрителя явно будут нарушены. А вот руководство канала считает, что оно пыталось улучшить качество работы ТСН, улучшить качество новостей. Вообще велись какие-то разговоры?
АЛЕКСАНДР ГУРНОВ — Руководство канала неоднократно нарушало права телезрителей, и мы, кстати, им об этом говорили. Например, помните, у них была коммерческая программа «Это Жириновский». ЛДПР купила там час эфира и каждую неделю показывала рекламный фильм про Жириновского. Имея полное право зарабатывать таким образом деньги, канал обязан в уголке экрана писать «на правах рекламы». Этого не было сделано. Это является нарушением прав зрителя, потому что зритель должен знать, что является позицией канала, что является объективной информацией, а что является чисто коммерческим временем. Понимаете, какое дело? Вы помните, в поздний период Невзорова, в период полураспада 600 секунд, Невзоров, будучи очень популярным, постоянно показывал репортажи у себя в программе, которые по сути являлись реконструкцией, как бы съемочными, постановочными эпизодами, которые выдавались за действительные репортажи с места кровавых, драматических событий в Петербурге. Это тоже нарушение права. И дело не в том, что Невзоров все это правильно восстанавливал и показывал так, как есть: может быть, правильно сегодня, а завтра может быть неправильно. Просто при этом в уголке кадра не писалось, что это является реконструкцией событий. Это уже нарушает права зрителя. Когда зритель смотрит новости, он должен понимать, что в этих новостях Он, конечно, не услышит правды, потому что правды нет, есть истина, которая непостижима, и более-менее честные люди, которые пытаются ее постигать. Так вот, журналисты должны быть в новостях теми самыми честными людьми, которые не отстаивают какую-то точку зрения, свою или своих хозяев, или тех политических сил, которые им симпатичны, а честно делают свое дело и пытаются рассказать людям о том, что происходит сегодня в развитии основных событий в стране. Если же кроме элементарных нормальных постулатов информационной службы, которые существуют и которые примерно одинаковы у всех информационщиков, появляются другие политические, коммерческие мотивы верстки, подачи новостей и т.д., эту программу нельзя выдавать в эфир как информационную программу. Когда новые хозяева канала ТВ-6 говорят, что их не устраивает в ТСН не что-то конкретное, а в целом то, что они не могут ими управлять, что они их не контролируют, и при этом не могут представить документально ни одного факта бесконтрольности за прошедшие два с половиной года, который повредил бы репутации канала, который бы нарушил закон о СМИ и т.д. Все разговоры о том, что что-то в новостях не нравится со стороны ТВ-6, например, Александр Сергеевич Пономарев в последние дни стал говорить, что их многое не устраивало, у меня нет ни одной бумаги за 2,5 года, на которой было бы написано: «Уважаемый Александр Борисович, канал ставит Вас в известность, что то-то и то-то нас не устраивает». Нет ни одной такой бумаги. Поэтому сегодня каналу ничего не остается делать, как ссылаться на некие политические пристрастия. Скажем, во вчерашней газете, в одном из интервью господин Пономарев после того, как он перестал ссылаться на технические причины, по которым нас исключили, стал ссылаться на некие политические симпатии ТСН. Я могу перечислить наши политические симпатии. Это НДР, «Яблоко», «Единство», «Отечество», «Вся Россия». Список можно продолжить. Я могу Вам перечислить список наших политических антипатий. Это баркашовцы, коммунисты, ЛДПР в целом
ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — Сразу перебью. Вы их не показывали в своих репортажах?
АЛЕКСАНДР ГУРНОВ — Если взять людей тех и других, то я думаю, что люди и представители партий и движений, которые в общем-то мне лично не симпатичны, появлялись у нас на экране не реже, а порой и чаще, чем те, которые лично симпатичны. Потому что ни у кого нет сомнений, что Жириновский создает гораздо больше информационных поводов, он гораздо более ярок, гораздо чаще журналисты выезжают его снимать, чем Примакова, который вообще не любит прессы.
ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — То есть, если я понимаю, Ваши (и сотрудников Вашей компании) политические симпатии и антипатии как раз были неудобны своей объективностью, поскольку они не означали внутренней цензуры? Например, если симпатия — то будет на канале, а антипатия — значит не будем показывать. Что неудобным оказалось в такой политической позиции?
АЛЕКСАНДР ГУРНОВ — Я повторяю, что отключение ТСН от эфира — это чисто политическое решение, которое сначала аргументировалось каким-то творчеством, потом стало аргументироваться техническими проблемами, а уже в последние дни сам Пономарев открыто говорит, что это политика. Дело не в том, что им нравится или не нравится. Я не хочу никому нравиться. Журналисты не должны никому нравиться, мы не очень приятные в общении люди, на самом деле. Это нам с Вами так легко общаться, потому что мы одного поля ягоды. Мы не должны нравиться, мы должны делать свое дело. Мы нужны или не нужны. Рейтинг нашей программы показывает, что мы нужны. У нас на протяжении этих двух лет в целом рейтинг был ниже, чем у информационных программ на центральных каналах, потому что ТВ-6 далеко не центральный. Но у нас все это время был один из самых высоких рейтингов из всех программ на канале, а из информационных программ у нас был самый высокий рейтинг на т.н. целевой аудитории ТВ-6, то есть людей в возрасте от 16 до 40 лет. Из всех информационных программ в стране у ТСН был самый высокий рейтинг, и это зафиксировано в тех самых документах на последнем собрании акционеров. И тем не менее, они решили с нами договор разорвать. Чистая политика.
ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — Наши слушатели подсказывают мне дальнейшие вопросы. Хотят узнать, будете ли Вы через суд добиваться восстановления Ваших прав, есть ли такие возможности у компании.
АЛЕКСАНДР ГУРНОВ — Таких возможностей не предусматривает, к сожалению, наше законодательство. Потому что реформы, рынок шагает гораздо более быстрыми шагами, чем законодательная база. Возможности журналистов, которые работают, отстаивать свои права, я уж не говорю «делать свое дело честно, а даже более приземленно: «зарабатывать себе деньги на жизнь», возможности наших зрителей видеть в эфире программу, которой они верят, нигде, никакими юридическими документами не закреплены. Закреплено право собственности в нашей стране. Поэтому наши акционеры приняли решение, что они расторгают договор с ТВ-6, и мы там больше не выходим. Это решение будет принято. Если в дальнейшем будет принято решение отдать, продать, передать нашу технику, она будет передана. Единственное, что пока, слава Богу, мы не вернулись к этому времени, в нашей стране крепостные не передаются вместе с деревеньками. Это единственное, что может радовать меня и моих коллег.
ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — У нас есть еще 40 секунд для того чтобы узнать, каковы Ваши творческие планы. Этот вопрос интересует не только меня.
АЛЕКСАНДР ГУРНОВ — Мои творческие планы во многом будут зависеть от того, насколько мне удастся сохранить коллектив, сохранить работоспособность этой команды, которую мы создали. Потому что я в последние три года — это ТСН. Сейчас я не говорю о собственном трудоустройстве, потому что есть ТСН. ТСН остается и будет продолжать работать до тех пор, пока там есть хоть один человек. У нас есть партнеры, которые ждут от нас продукции, у нас есть зрители, которые ждут от нас новостей. Мы, естественно, будем стараться что-то сделать. От меня зависит продолжать руководить этим агентством, которое есть, живет (Вы видите, и наш микрофон тут стоит). Что касается планов, я очень не люблю говорить о творческих планах, я люблю говорить о том, что сделано. Поэтому я думаю, что мой главный творческий план — это вернуться сюда, в эту студию через некоторое время и рассказать о том, что сделано за отчетный период.
ОЛЬГА СЕВЕРСКАЯ — Поймаем Вас на слове, но я точно могу сказать, что Александр Гурнов, генеральный директор агентства ТСН будет делать новости.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был генеральный директор ТСН Александр Гурнов.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире