03 декабря 1999
Z Интервью Все выпуски

принятие Госдумой бюджета на 2000 год; взаимоотношения России с МВФ и Лондонским клубом


Время выхода в эфир: 03 декабря 1999, 19:15

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Нас, в принципе, можно поздравить: Дума поставила своеобразный рекорд: впервые бюджет на будущий год принят в году старом.
А.КУДРИН: Такой случай у нас был в 96-м году.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Ну, вспомнили
А.КУДРИН: Еще не так много прошло времени. Хотя можно сравнивать близко теперь 97-й год и 99-й по результатам. Я должен сказать, что по финансовым результатам 99-й год уникален впервые за все реформенные годы.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: В каком смысле?
А.КУДРИН: Это связано с тем, что мы впервые так сократили дефицит федерального бюджета в этом году, мы впервые вышли на первичный профицит, когда часть доходов мы направляем на погашение долга. Раньше мы еле-еле успевали занимать, чтобы снова погашать долги, теперь мы можем частично снимать задолженность путем ее сокращения за счет доходов бюджета. У нас есть экономический рост в этой стране, инфляция вообще снижалась в этом году заметными темпами, а не наращивалась, как в некоторые предыдущие годы. То есть я хочу сказать, что этот год очень интересный по своим главным экономическим, финансовым показателям.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть Вы хотите сказать, что тенденции есть такие, что бюджет реален и выполним?
А.КУДРИН: Бюджет 99-го года будет выполнен почти на сто процентов. Сейчас я боюсь сказать 100 процентов — еще целый месяц, самый горячий, самый тяжелый, самый напряженный по сбору доходов и проведению расходов. Но надеюсь, что мы выйдем на сто процентов. Как вы знаете, мы, кроме того, сегодня приняли закон об изменениях в бюджет 99-го года, который фактически санкционирует правительству распределение дополнительных доходов на сумму 89 млрд. рублей.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Это у нас 89 млрд. дополнительных доходов?
А.КУДРИН: Да.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: И куда тратить будем?
А.КУДРИН: Эти деньги почти потрачены, на конец декабря уже осталось не так много. Главные средства, 20 млрд., потрачены на погашение долга, 17 млрд. — на расходы по международной деятельности, это расходы за рубежом нашего государства, связанные с изменением курса. 8,4 млрд. это пенсии военнослужащим. 18 млрд. рублей ушло на дополнительную помощь субъектам Российской Федерации, дополнительные трансферты, погашение задолженности федерального бюджета по приемке ведомственного фонда на баланс муниципалитетов, пролонгация ранее выданных ссуд субъектам Российской Федерации. И я бы назвал парочку горячих расходов, связанных с поддержкой национальной обороны, в том числе 3 млрд. на операции по действиям наших военных на Северном Кавказе
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: И в Дагестане, и в Чечне?
А.КУДРИН: И в Дагестане, и в Чечне около 3 млрд. рублей на дополнительные расходы национальной обороны, и в них же сидят я уточню и расходы МВД.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Давайте сравним основные показатели бюджета-99 с бюджетом-2000.
А.КУДРИН: У нас на следующий год примерно на 2% от ВВП возрастает общая собираемость налоговых доходов, а в целом в доходной части примерно чуть больше, чем в полтора раза мы должны в следующем году собрать доходов. Это очень напряженный план, и он связан не с повышением налогового бремени, а с собираемостью. Мы сегодня знаем, что мы в среднем собираем и это заложено в бюджет, в параметры расчета примерно 71% от начисляемых налогов. Вообще-то нужно собирать сто. Но мы собираем семьдесят один. Слабое законодательство, уход от налогов, фирмы скрываются или просто не платят, потому что у них сложное финансовое положение И мы поставили планку: в следующем году собирать 75-76. Это, в общем, напряженный план, притом, что у нас не ожидается скачков девальвации, которые в этом году дали дополнительный импульс экспортно-ориентированным или, наоборот, импортозамещающим производствам, когда мы вместо завоза импорта увеличили собственное отечественное производство. Таких серьезных импульсов производства в следующем году не будет, поэтому такая собираемость и ее улучшение связано с совершенствованием налоговой базы, таможенного законодательства и лучшей работы налоговых служб по отслеживанию тех, кто скрывается. Я бы сказал, сегодня мы в эту работу заложили очень крупный, серьезный кирпичик. Если вы знаете, сегодня на заседании Думы голосовалась очень важная поправка, связанная с прекращением предоставления льгот в так называемых закрытых административно-территориальных образованиях.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Более того, из-за этого пришлось возвращаться к третьему чтению.
А.КУДРИН: Да, вы правы. Во время третьего чтения именно по этому пункту возникло серьезное разногласие между правительством и Думой, ради которого правительство готово было даже накладывать вето на бюджет. Потому что сокращение таких льгот, предоставляемых в этих ЗАТО закрытых административно-территориальных образованиях это закрытые города Минатома, Минобороны Фактически, с какого-то времени, когда им разрешили оставлять все налоги на их территории, этим воспользовались финансовые спекулянты, и за какую-то плату они смогли пользоваться счетами предприятий, которые расположены в этой зоне, как оффшорными зонами, и через эти зоны в этом году получили льготы за девять месяцев этого года крупные нефтяные компании, и винно-водочные на 36 млрд. рублей. Это деньги, на которые можно было в полтора раза увеличить заработную плату всем бюджетникам страны.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Правильно ли я понимаю, что теперь, с принятием поправки, мы эти 36 млрд. рублей закладываем в бюджет 2000 года?
А.КУДРИН: Да, причем мы рассчитывали налоговую базу, исходя из того, что, конечно, мы их еще не получим, не соберем. Поэтому сегодня это серьезный резерв, который мы могли бы использовать в следующем году. Теперь таких льгот предоставляться не будет, и из 42 закрытых территориальных образований 40 больше не будут предоставлять такие льготы, а в двух они будут серьезно ограничены до суммы льгот в общей сумме не больше 2 млрд. Таким образом, мы серьезно перекрыли один из важнейших каналов ухода от налогов в нашей стране, причем ухода по-крупному.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: А не скажется ли это в худшую сторону на самих этих закрытых территориальных объединениях? Мы же говорили, грубо говоря, о мошенниках, которые пользуются этими лазейками, а сами города закрытые, которые и так в бедственном положении во многом, сейчас еще больше будут хиреть.
А.КУДРИН: Вопрос совершенно справедливый, потому что это наши крупнейшие ядерные центры по разработке и производству ядерного оружия, по разработке сложнейших ядерных технологий как для военных, так и для гражданских целей. Там наши те самые мозги, которые создают атомные бомбы, и, в общем, это цвет нашей науки. И в какой-то момент, вы помните, были годы, когда там сложилась критическая ситуация в связи с недофинансированием и сокращением оборонного заказа. И в тот момент как раз и были даны эти льготы — когда никто не представлял, что потом ими воспользуются финансовые спекулянты. И на сегодняшний день мы действительно должны компенсировать этим образованиям и этим ядерным предприятиям, производящим ядерное оружие, другими средствами государства. И сегодня государство, я считаю, отнеслось к этому по-государственному. А именно: вместо использования таких варварских воровских схем финансирования путем предоставления громадных льгот — и там частично оставалось, только в этих зонах государство увеличило на 4 млрд. дотации этим образованиям, плюс 3 млрд. добавило на программы развития зон, то есть на обустройство освобождаемых, на создание новых рабочих мест. Таким образом, я должен сказать, что эти суммы согласованные. Я вчера 5 часов вел переговоры с руководителями этих образований и с директорами этих предприятий. И мы пришли к согласию по суммам и по формам поддержки. Они, наконец, убедились, что государство повернулось к ним всерьез и не бросает их на произвол судьбы. Но теперь они просят нас обеспечить гарантией, что это будет профинансировано. Но я хочу сказать, что правительство готово это сделать и теперь никогда не бросит эти ядерные центры.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: А сегодняшние консультации в Думе по поводу этих поправок достаточно горячо проходили?
А.КУДРИН: Достаточно горячо. Но компромисс в основном вчера был заложен.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Были противники?
А.КУДРИН: Я бы сказал, что серьезных противников не было. У меня такое чувство, что ряд компаний, которые по-крупному отмывают там деньги, как раз подогревали ситуацию, ряд депутатов. Но по крупному, политически, когда мы предложили эти меры государственной поддержки, в которых мы прописали, что они не могут уменьшаться в ходе исполнения бюджета, даже при общем недопоступлении доходов, не секвестрируются, перечисляются четко и ежемесячно, и государство дает особые гарантии это как защищенная статья, единственная защищенная статья в бюджете Да, у нас еще такая статья по финансированию судей на сегодняшний день Я думаю, что такие гарантии мы обеспечим. Когда в этом все убедились, то поправки прошли значительно легче.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Как можно отнестись к высказываниям противников бюджета-2000? В частности, известно, что Михаил Задорнов сказал вчера на НТВ, что президент не должен подписывать этот бюджет, поскольку там много пустых статей. Ссылался он и на эти самые льготы закрытым территориальным образованиям.
А.КУДРИН: Я готов ответить на этот вопрос прямо. Действительно, когда в третьем чтении большинство депутатов проголосовало за сохранение этих льгот, как я сказал, варварских, воровских и криминальных, для предприятий, которые уводят свои налоги фактически через российские отечественные оффшоры, то, как ни странно, за эту поправку проголосовало большинство, почти все депутаты Яблока — 33 человека, включая Явлинского. Для меня это было неожиданно. Я, как правило, слышу из уст Явлинского призывы к сбалансированности, к реальности бюджета, к сокращению таких криминальных схем, по которым уходят налоги. И вдруг вся фракция Яблоко голосует за это. Больше того, это было проголосовано 237 голосами, в то время как требовалось всего 226 голосов. Из этих проголосовавших 237 голосов 33 дали Яблоко. То есть они дали ключевую сумму голосов для прохождения этой поправки, для сохранения этих криминальных схем. И после этого Задорнов выступает в прямом эфире и говорит, что бюджет нереален, там сохранены эти льготы для ЗАТО, и в связи с этим нужно закон ветовать. Но это, по крайней мере, лукавая политика и достаточно лживая с точки зрения лозунгов Яблока. Я, к сожалению, убедился в очередной раз, что Яблоко по-разному относится в жизни к ответственности за принимаемые решения, по сравнению с тем, что они обычно заявляют. В этой связи я хотел бы и Задорнову отпасовать обратно и спросить, как так можно бывшему министру финансов, с которым я тоже много проработал, охарактеризовать бюджет. Но вы знаете, что, в конце концов, правда восторжествовала. Сегодня правительству удалось убедить депутатов сократить эти льготы, и тем самым один из аргументов сегодня ликвидирован. Я думаю, что поэтому Задорнову стоит пересмотреть свою позицию. Но есть и другие победы сегодня. Например, голосовался закон о сборе НДС, и там тоже предусматривались громадные льготы фактически около 40 млрд. выпадало из федерального бюджета по этим льготам. И правительство попросило перенести часть этих льгот на более поздний период на 2001 год, на середину 2000 года. И эти поправки тоже сегодня приняты. Таким образом, мы также ушли от опасности ухода крупных сумм из федерального бюджета. Поэтому я бы хотел сказать, что правительство билось до конца. И сегодня, я считаю, наше голосование в третьем чтении ряда поправок и в четвертом было достаточно успешным, которое фактически дает основания говорить, что бюджет тяжелейший предельно, предельно трудный по исполнению, но исполнимый. Я думаю, что многое зависит от правительства. Мы еще знаем, где есть эти дыры и в налоговом законодательстве, и в таможенном нашем законодательстве, с которыми мы будем работать в следующем году. Я надеюсь, что мы пополним государственную казну.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Наверно, самый больной вопрос Бюджет во многом замешан на этом несчастном злополучном кредите МВФ, который мы не получили и неизвестно когдаВозможно ли за счет этого выигрыша, от принятия законов о налоге на добавленную стоимость, о закрытых территориальных объединениях как-то компенсировать, если не будет этого транша очередного?
А.КУДРИН: На самом деле, пока нет. Пока мы говорим о том, что принятое решение позволяет выполнять бюджет следующего года исходя из того, что международные финансовые организации будут предоставлять кредиты, и где-то около 4,54,6 млрд. долларов такого рода кредиты мы планировали в следующем году получить.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Такой слепой оптимизм?
А.КУДРИН: Ну почему же? Мы, в общем, выполняем все параметры денежно-кредитной программы этого года и надеемся, что политические мотивы не послужат основанием Международному валютному фонду не финансировать Да, я хочу сказать, что и на Западе, и в США, и в Международном валютном фонде есть такие кризисные моменты, которые сегодня политически используются. Международный валютный фонд прошел тяжелый период мирового финансового кризиса, когда он не дал адекватные ответы, своевременные ответы по предотвращению этого кризиса. И сегодня он находится в зоне защиты, в зоне критики. И когда на это накладываются политические кампании выборов в президенты США и определенного желания охладить отношения с Россией почувствовав в чем-то ее слабость, то, конечно, МВФ находится один на один с Россией, и МВФ сложно принять решение даже чисто по экономическим моментам. Конечно, МВФ сегодня стоит на грани выбора: подчиниться этим политическим мотивам или остаться верным себе, как чисто элитной международной финансовой организации. В этой связи решение еще не принято о том, чтобы не давать. Я должен сказать, что сегодня ведутся сложнейшие консультации по этому поводу.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Но есть раздражающие заявления Камдессю на этот счет. В частности, увязка с расходами на Чечню.
А.КУДРИН: Да, Камдессю пришлось непросто в последний период. И неслучайны его заявления об уходе, когда он понимает, что он не сможет уже адекватно держать или защищать позицию МВФ и ее роль, ее влияние, что с ним это влияние может быть ослаблено. Поэтому у него сложная позиция. И я хочу сказать, что выбор непростой для Запада. Но я хочу сказать, что Запад, в общем, должен понять, что, если раньше они давали кредиты, а сейчас, когда Россия вышла на лучшие показатели, не дают — это предмет для серьезного охлаждения наших отношений, в том числе политических это я даю свой экспертный прогноз. Я бы не хотел, чтобы нас туда выталкивали, на это охлаждение с Западом, на этапе наших выборов. Это выталкивает наших лидеров на жесткие патриотические высказывания, связанные, как всегда, с тем, что когда у нас внешняя опасность общеэкономическая или какая-то военная, это подвигает наших лидеров на более жесткие решения.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: И все-таки, финансирование Чечни в бюджете-2000
А.КУДРИН: Финансирование предусмотрено в рамках в целом финансирования министерства обороны и МВД, эти расходы очень серьезные, не маленькие. Как вы знаете, в ходе обсуждения бюджета министерству обороны добавили 27 миллиардов на вооружение и технику, фактически мы получили самый большой военный заказ за последние годы. Причем, с учетом 99-го года, когда этот заказ впервые исполняется в полном объеме, в случае, если он будет исполняться в полном объеме в следующем году, то наша армия вздохнет, получит новую технику, вооружение и не только сможет решить вопросы локальных конфликтов, но сможет серьезно поправить свое положение и в наших ракетных войсках стратегического назначения, и в сухопутных, и в военно-морских.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Президент сегодня сказал о намерении подписать указ о создании на территории Чечни, на освобожденных районах, общевойскового подразделения на постоянной основе. Финансироваться будет как раз из этих денег, да?
А.КУДРИН: Да. Будет финансироваться из этих денег. Я должен сказать, что министерство финансов, как и другие министерства, готовили серьезно это решение. Мы знаем дислокацию, расходы. Я сам был человеком, который участвовал в подготовке этого решения.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Сколько это подразделение будет нам стоить?
А.КУДРИН: Это, в общем, относиться к вопросам закрытым. Но я хочу сказать, что в рамках тех расходов, которые заложены в федеральном бюджете на 2000 год.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Недавно Россия фактически отказалась платить по долгам Лондонскому клубу очередной платеж. Очередной дефолт маленький?
А.КУДРИН: Нет. Как вы знаете, сейчас идут переговоры с Лондонским клубом. Честно сказать, не хотел бы сам комментировать результаты, поскольку не участвовал в этих переговорах. У нас есть министр финансов, который участвовал, он, я думаю, в ближайшее время даст более конкретные ответы. У нас есть конкретные сроки подготовки такого решения. Я хочу сказать главное: мы ожидаем, что будет принято решение о списании части долга
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Там тоже туго все идет: на цифрах не сходятся.
А.КУДРИН: Вопрос не в этом. Мы можем быстро договориться, но это будет хуже для России, хотя серьезно лучше, чем было раньше. Мы хотим лучших условий, поэтому мы ведем переговоры. И самое главное скажу: ни у западной стороны, ни у российской нет желания не договориться. То есть у всех есть желание договориться. Получение дефолта бесперспективно как для кредиторов, в первую очередь, так и для России это бесперспективно. Тогда переход в другую плоскость выяснения отношений, тяжб, арестов счетов, предъявления санкций, которые, как правило, реализуются в меньшей степени, чем это будет даже реализовано в рамках тех или иных договоренностей. Поэтому, скорее всего, выгодно кредиторам продолжать переговоры.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Но в нашей стране Тот же Александр Шохин говорит, что сорок процентов, на списании которых мы настаиваем это просто смешно. Надо, по меньшей мере, семьдесят.
А.КУДРИН: Это, конечно, желание России поменьше платить. Но у нас сейчас положительный платежный баланс с точки зрения прихода валюты, цена на нефть баснословно растет, и это дает нам серьезные доходы в валюте. В связи с этим у нас серьезные хорошие перспективы по удержанию курса, накоплению золотовалютных ресурсов, у нас экономический рост, первичный профицит бюджета. Вы знаете, у нас мало аргументов, чтобы Западу говорить: Спишите нам 70 процентов. Мы все-таки не нищая и не беднейшая страна вот в чем дело. Действительно, у нас есть определенный долг бывшего СССР, который мы тянем за все республики бывшего СССР, и к этому относятся с пониманием, особенно после девальвации, после таких проблем, которые мы получили в прошлом году. Но это не значит, что наша страна нищая, как беднейшие, страны Африки, которым списывают по 70%, по 80% — в том числе и мы, когда мы сейчас заключаем договора в рамках Парижского клуба по получению от них средств. Да, там всегда оценивается ситуация в стране, говорится: Да, она нищая, и нужно, чтобы сохранить там какую-то социальную стабильность, дать гуманитарную помощь в виде такого списания. Но мы-то не считаем себя нищими, бедными и ни на что не способными. Поэтому говорить о 75 это слишком. Я считаю, что 30-40 — это в пределах тех политических реалий и экономического положения России, о котором можно говорить. Больше того: 30 это списание по номинальной стоимости. А с учетом реструктуризации, возврата остальной части долга по ставкам ниже рыночных такой объем списания считается, и может доходить до 40-50. Вот для специалистов это не 30-40, для специалистов это 40-50, как правило, будет. И мы об этом прямо скажем, доложим, открыто расскажем.
В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы был первый заместитель министра финансов Алексей Кудрин.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире