Время выхода в эфир: 20 июня 2013, 15:10

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, что же, в нашей студии здесь на Питерском экономическом форуме в студии радиостанции «Эхо Москвы» руководитель республики Дагестан Рамазан Абдулатипов. Рамазан Гаджимурадович, здравствуйте, добрый день.

Р. АБДУЛАТИПОВ: Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо, что пришли к нам. И, наверное, у меня к вам такой первый вопрос. Он не очень, может быть, как-то актуальный, как говорят, да? Что такое Дагестан сегодня? Это футбольная команда «Анжи»? Это самая горячая точка России? Это, что это? Что такое Дагестан сегодня?

Р. АБДУЛАТИПОВ: Дагестан сегодня состоит, наверное, очень из многих факторов. Это на самом деле и древнейшая культура, это и традиции, это очень красивый активный народ, с одной стороны. С другой, значит, «Анжи», значит, борцы вольного стиля, дзюдо и так далее. У нас около 25-ти олимпийский чемпионов и около 90 чемпионов мира, чемпионов Европы и так далее. То есть, достаточно богатая республика спортивными талантами. Но с другой стороны, это такое депрессивное состояние, это падение промышленного производства более 80%. Сельскохозяйственного – более 70%. Сегодня я говорил, что вот я был в городе Буйнакске, бывшей столице Темир-Хан-Шура и когда я спрашивал у главы района, сколько процентов людей занято промышленным производством, он говорит: 1,8%.

И. ВОРОБЬЕВА: Как-то мало.

Р. АБДУЛАТИПОВ: А перед Октябрьской революцией 4,7% было. Значит, вот когда я говорю, что, к сожалению, Дагестан уходил в феодализм, некоторые обижаются. А что это еще означает, если не феодализм? Отсюда и средневековье, отсюда и терроризм, отсюда и люди, которые разочаровывались во власти, в обществе. Люди, которые уходили. Вот сегодня Греф приводил высказывание Дмитрия Николаевича Козака в свое время, когда он откровенно говорил, что если бы я соприкасался бы вот с такой властью со всей, то я сам бы ушел бы в лес. Поэтому к этому приобщается очень много людей, которые на этом делают бизнес. Одновременно не очень доброжелательное отношение на других территориях Российской Федерации. Порой неадекватное поведение дагестанцев на других территориях. Потому что, если человек чувствует какую-то угрозу в свой адрес, он даже, когда ему не грозит опасность, тоже реагирует остро. Вот такая неустойчивость, нестабильность и так далее. Но я еще раз говорю, при этом огромные возможности для перспективного развития. Вот даже сельскохозяйственное производство: мы собирали 380 тысяч тонн винограда, значит, в самые лучшие эти годы мы собираем 100 тысяч, в три раза меньше. Значит, мы добывали миллион двести или миллион четыреста тонн нефти – сейчас добываем 180 тысяч тонн. Мы получали бюджет от моря, сегодня от моря, от рыбы ни одной копейки не идет. Значит, по газу написали на Дагестане, на дагестанцев 18 миллиардов долгов. На электроэнергию – 28 миллиардов долгов. При этом так называемые посредники, которые сидят там в регионе, не в Дагестане, это представители целого ряда крупных компаний российских. Они эти деньги собирали у людей наличными, в мешках куда-то возили, куда-то отвозили. Эти деньги не доходили до казны, а теперь они это все записывают и так далее. То есть, неотрегулированность всех вопросов. Я, когда меня спрашивают, какое у вас было представление, так я, например, не думал, что дела настолько запущены. Я не думал так. Хотя я 4 раза избирался от Дагестана, я никогда не бросал республику. Но вместе с тем, оказывается, многие вещи я тоже не знал и не понимал.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, потому что надо быть внутри, чтобы это видеть.

Р. АБДУЛАТИПОВ: Это да, поэтому здесь на Экономическом форуме мы презентуем 10 приоритетных проектов президента республики. Мы здесь презентуем Стратегический совет, создание Корпорации развития. Сегодня уже достаточно много таких состоявшихся компаний и предпринимателей подписали меморандум о создании этой Корпорации, в том числе и Министерство экономики, и Сбербанк, и Внешэкономбанк, в том числе и, значит, Сулейман Керимов, Зиявудин Магомедов, целый ряд таких людей, таких компаний, значит, присоединились к этому меморандуму.

И. ВОРОБЬЕВА: Вот вы просто рассказываете сейчас о развитии республики и о каких-то экономических связях, о таких цивилизованных вещах, тем временем, Дагестан остается самой горячей точкой страны, потому что, как новостники, мы каждый день практически получаем новости из Дагестана, что что-то взорвалось, кого-то убили, где-то расстреляли. Почему это так происходит?

Р. АБДУЛАТИПОВ: Ну, я еще раз говорю, что эта нестабильность приводит вот к таким выбросам. Значит, отсутствие такого доверия к власти приводит к таким выбросам. Люди оказались отчуждены от общества и от власти. Люди оказались выброшенными. Но на этом, я еще раз говорю…

И. ВОРОБЬЕВА: «Эти люди» — это боевики? Вы имеете в виду людей, вот, да…

Р. АБДУЛАТИПОВ: Часть из них стали боевиками, да. Часть из них остаются в оппозиции и где-то прячутся. Да? Очень много, сейчас и ФСБ, и МВД очень активизировали работу, в последние 2-3 месяца ликвидированы такие крупные банды, которые фактически верховодили в Дагестане, да? Такой процесс очищения идет. Из многих сел, после наших встреч, выступлений и так далее, из многих сел люди сами изгоняют бандитов. Некоторые люди, которые попадали в эту среду, они возвращаются в общество. Мы вернули более 17 человек, мы об этом не шумим, не называем их фамилии, потому что это еще остается опасным. То есть, такая работа идет.

И. ВОРОБЬЕВА: Но они могут просто вернуться и сказать: «Вот я хочу обратно в общество. Я вот боевик, но я хочу обратно»…

Р. АБДУЛАТИПОВ: Вы понимаете, если за ним не числится, там, убийств и так далее, это возможно. Если за ним числится, он будет сидеть в тюрьме, но с определенными там, значит… с учетом сотрудничества, признательности, и так далее, и так далее. Поэтому, я еще раз говорю, что само общество должно быть подготовлено к этому.

И. ВОРОБЬЕВА: Общество Дагестана не готово к тому, чтобы прекратить эту вот горячую фазу?

Р. АБДУЛАТИПОВ: Общество, среда культурная, среда политическая, управленческая, она еще, вот эта среда не очищена, не выправлена, она еще воспроизводит. Не только в Дагестане, вообще у нас в стране тоже создана культурная среда, которая воспроизводит очень много негатива, и национализма, и терроризма, и экстремизма, и бандитизма, и проституции, и так далее. Это культурная среда, в которой мы оказались, и, конечно, надо создавать новую культурную среду, надо менять смыслы в самой культуре, потому что надо возрождать традиционную культуру. Вот я, будучи ректором университета, пытался это сделать, но никто не прислушался. Да, вот я сейчас создаю у себя на месте домов культуры, которых в стране более 50 тысяч, значит, 10% из них занимаются этнографией, а 90 – порнографией. Значит, я сейчас во всех районных центрах, во всех городах я создаю вместо них центры традиционной культуры народов России, это русская культура, это дагестанская культура. Надо менять все это, многие вещи. Понимаете, почему так получается? Вот вывод тоже, один из таких выводов, фундаментальных выводов: потому что школа, вуз, общественные организации, они проигрывают другим организациям, скажем, так мягко, да? Значит, школа сегодня не является привлекательной, вуз не является привлекательным. Общественные организации молодежные, они не являются привлекательными. И следовательно, мы сегодня очень много делаем, чтобы молодежи в этом плане давать. Мы провели несколько молодежных сессий, значит, три молодежных сессии где-то по 300-400 человек. Мы приглашаем часть из них во власть. Мы сформировали движение «Я – помощник президента», где около 10 тысяч человек.

И. ВОРОБЬЕВА: А в чем заключается смысл?

Р. АБДУЛАТИПОВ: Они контролируют, начиная с санитарного состояния и кончая аптекой, где продаются наркотики или такие вещества. Они контролируют, как убираются улицы мэром, и прочее. Некоторые собирают, там, 5-10 мешков, когда один раз, второй раз, и кладут прямо в приемную, там, мэра и так далее. То есть, такие акции молодежные они проводят, и это имеет определенное… Но сегодня я говорю: ребята, это первый этап. Главное, чтобы каждый из вас создал свое дело, уже будем помогать, чтобы вы создали 3-4-5 рабочих мест, и чтобы у вас был документ, что вы платите налоги.

И. ВОРОБЬЕВА: Все по-честному.

Р. АБДУЛАТИПОВ: Вовлекаем в такие дела.

И. ВОРОБЬЕВА: У нас эфир радиостанции «Эхо Москвы», здесь на питерском экономическом форуме руководитель республики Дагестан. Скажите, вот одна из самых главных новостей, которые сейчас идут из Дагестана, это арест бывшего мэра Махачкалы Саида Амирова. Некоторые эксперты говорят о том, что он. в общем, олицетворял собой некий порядок, в состоянии был как-то балансировать между кланами и так далее. Сейчас, если я правильно понимаю, идут аресты также его сторонников. Или нет?

Р. АБДУЛАТИПОВ: Значит, смотря, сторонники по какому вопросу.

И. ВОРОБЬЕВА: Он был арестован по подозрению в тяжком преступлении.

Р. АБДУЛАТИПОВ: Я еще раз говорю, это не сторонники, а соучастники, наверное. Не хочу ничего говорить, потому что по всем законам должен быть суд. И мы не можем заранее, даже при всем желании, обвинять человека. Я еще раз говорю, это все порождение вот этой среды, которая была все эти годы создана, вот эта среда. Эту среду надо менять, надо очищать, и сегодня идет такое очищение в самом городе, назначен новый мэр, ректор университета. И, между прочим, эти три месяца, и в том числе и общение с Саидом Джапаровичем, тоже об этом было сказано неоднократно, и у меня за эти 3 месяца с ним не было ни одного конфликта, чтобы он там что-то не делал, то, что я там говорил. И мы вообще договорились с самого начала: каждый работает в рамках своих полномочий. А за все остальное пусть он отвечает и перед людьми, и перед законом. Это, я еще раз говорю, я являюсь в том числе и президентом республики в отношении многих таких людей, пока они не будут привлечены к судебной ответственности непосредственно.

И. ВОРОБЬЕВА: Вы следите, да, за этим делом? Потому что очень похоже на какие-то такие межклановые движения, скажем так. Поскольку мы отсюда не можем разобраться, что происходит…

Р. АБДУЛАТИПОВ: Вы понимаете, вот эти кланы существуют в Москве и в Санкт-Петербурге, там люди объединяются совершенно по другим признакам. Понимаете, там не кланы решают, а деньги, значит, сила, вооружение. И для того, чтобы, и многие молодые люди, они вынуждены были в этой среде многие вещи делать вот такими методами разными, понимаете? Многие стали заложниками. Десятки, сотни человек политиков, депутатов, там, милиционеров, военных, эфэсбешников, они убиты за эти годы. Но надо разобраться. И я, например, считаю, все равно, или перед богом, или перед людьми, перед государством, все равно мы будем отвечать за свои деяния. С одной стороны, люди всегда будут благодарны, если ты был нормальным человеком и проявлял добро, а с другой стороны, зло тоже не останется без ответа.

И. ВОРОБЬЕВА: Еще одна тема, которая активно обсуждается, это в общем процедура принятия закона о выборах главы Дагестана. Почему в Дагестане не будут всенародно избирать президента?

Р. АБДУЛАТИПОВ: Ну, после того, как мы с вами поговорили, по-моему, задавать вопрос, почему не будет всенародных выборов, это нелогично.

И. ВОРОБЬЕВА: Почему же?

Р. АБДУЛАТИПОВ: Да. Потому что все то, что мы до сих пор сказали, это как раз говорит о глубоком застое, о глубокой нестабильности. И в такой ситуации проводить – хотя я всегда выступал, и сейчас тоже я выступал за всенародные выборы. Но вместе с тем я считаю, на самом деле ситуация не созрела. Мы только стабилизируем общество, мы только собираем здоровые клетки. И в этой ситуации опять туда вмешиваться агрессивно со своими выборами, я считаю, что это не очень разумно. Но я перед собою и перед теми, кто со мной работает, я ставлю задачу: следующие выборы должны быть всенародными.

И. ВОРОБЬЕВА: То есть, вот сейчас вот по такой процедуре…

Р. АБДУЛАТИПОВ: Да.

И. ВОРОБЬЕВА: ... а потом следующие уже будут всенародные, должны быть.

Р. АБДУЛАТИПОВ: Да, такая задача ставится.

И. ВОРОБЬЕВА: Еще один вопрос у меня к вам. Насколько республика и руководство республики учится реагировать на разного рода чрезвычайные ситуации, такие, как наводнения и так далее? Вот сейчас у нас лето впереди, прошлое лето и осень было, скажем так, тяжелым для страны, в том числе Крымск и наводнение в Дагестане. Как сейчас, что-то поменялось с этим?

Р. АБДУЛАТИПОВ: Во-первых, мы проводим все профилактические мероприятия, которые должны проводиться и по различным факторам возникновения чрезвычайных ситуаций – первое. Второе: у нас очень сильная служба по чрезвычайным ситуациям. То есть…

И. ВОРОБЬЕВА: Подразделение МЧС.

Р. АБДУЛАТИПОВ: Да. Условия созданы для этого. Вот сейчас мы хотим еще и сделать вертолетные площадки для оказания служб, потому что высокогорные районы иногда труднодоступные в этом плане. Поэтому, работаем, но состояние дорог, состояние техническое многих объектов, значит, оно, конечно, находится в чрезвычайно запущенном состоянии, да? Следовательно, это факторы, которые могут привести к разного рода техногенным катастрофам и так далее. Но в этом плане мы работаем и осуществляем контроль, насколько это возможно, насколько хватает на это средств.

И. ВОРОБЬЕВА: Когда было наводнение в Дагестане, я очень хорошо помню, что из Москвы туда ездили, в том числе из Москвы, там, из разных городов ездили волонтеры, и вот собирали гуманитарную помощь, и как-то помогали людям, которые… отсюда, опять же, оговорюсь, отсюда, из Москвы, было ощущение, что они остались один на один со своей бедой: без домов, без крова, вот в этой воде…

Р. АБДУЛАТИПОВ: Вы знаете, один на один в Дагестане, какая бы ни была власть, люди не остаются. Работают традиции. Значит, вот в своем время у моей сестры сгорел дом зимой. Вот зимой в течение трех недель дом был восстановлен. Вот такой снег по колено, все равно люди заготавливали бревна, тащили их, и под крышу сдали дом в течение, там, 2-3-х недель. Значит, работали все ближайшие 7 сел на то, чтобы этот дом восстановить. То есть, таковы традиции. Даже если люди ненавидят друг друга, но если случилась трагедия и беда, даже к врагу люди идут на помощь. Но не надо до этого доводить, надо держать в нормальном состоянии. Если бы… у нас как? 20 лет не чистились многие каналы, 20 лет не ремонтировались дамбы. И, следовательно, вода-то откуда знает, что люди не работают, да? Этими вопросами надо заниматься систематически. Тем более, на это были выделены достаточно большие деньги. Вот в моем районе в райцентре протекает река. Вот после моего рождения, я помню, все время там проводятся берегоукрепительные работы. А в других странах один раз построили – и на 100 лет хватает этой дамбы, да? У нас ежегодно это проводится. Потом, ежегодно выделяются деньги на берегоукрепительные работы по Каспию…

И. ВОРОБЬЕВА: И ежегодно протекает.

Р. АБДУЛАТИПОВ: Понимаете? Ежегодно. То есть, здесь нужно просто честно делать дело и спрашивать это. Не спрашивать откаты, сколько я получу, а спрашивать, как это сделано, чтобы люди отвечали за это.

И. ВОРОБЬЕВА: Конечно, там человеческая жизнь. И, наверное, завершающий вопрос. Вот мне интересно, сколько… ну, хотя бы не по точным, естественно, цифрам, просто по динамике, люди скорее перестали уезжать из республики в другие регионы и в другие страны или, наоборот, стали больше уезжать? Или, может, возвращаться стали?

Р. АБДУЛАТИПОВ: В 2012-м году уехало 20 тысяч человек из республики. Это очень важный показатель состояния республики. Но сейчас люди, когда они выступают по радио, телевидению и так далее, некоторые из них говорят: вот мы собирались уехать, а сейчас не хотим уезжать. Вот, там, я как бы хороший человек, там, и так далее. Мне это приятно, но это недостаточно. Надо создавать нормальные условия, чтобы люди не уезжали. Потому что уходят в поисках работы, уходят в поисках безопасности. Обеспечиваем мы это сегодня? Нет еще. Поэтому… Но намерены мы это делать? Да, мы это намерены делать, мы заявляем это честно. И многое делаем, то, что, может быть, там, 10 лет не делалось, за 3 месяца мы сделали многие вещи. В том числе уточнение программ, приоритетов развития, привлечение, там, людей, которые будут активно работать – такая работа будет, такая установка и президента страны, и я могу сказать, что такова воля дагестанского народа.

И. ВОРОБЬЕВА: Хотите ли вы попросить тех, кто уехал в другие хотя бы регионы России, попросить вернуться в Дагестан? Они нужны?

Р. АБДУЛАТИПОВ: Есть люди, которые действительно нужны, и есть люди, для которых в Дагестане есть работа. Ну, а просто приглашать людей, если там нет условий работы, рано. Я уже взял более 40 человек из остальной территории России, в том числе русских, на работу вице-премьерами, министрами и так далее. Такая работа идет, идет работа по возвращению людей русских, которые уезжали. Вот позавчера я подписал у Миллера для Кизлярского района на газификацию полностью, потому что это традиционно русский район, и мы хотим там создать условия, и те русские, которые уехали, чтобы они могли вернуться в республику. Без русских, без евреев в Дагестане плохо, я это говорю откровенно. По целому ряду отраслей эти люди закрывали многие вопросы. Инженерные кадры самые лучшие были русские. Значит, в сфере культуры и искусств, значит, евреи прекрасно работали. Поэтому нам нужен этот потенциал многонациональный, и это страна, это республика дружбы народов, у нас исторически говорится: на дружбе народов держится мир. И на этом мы сегодня держимся.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо вам огромное. В нашей студии на радиостанции «Эхо Москвы» здесь был руководитель республики Дагестан Рамазан Абдулатипов. Спасибо большое.

Р. АБДУЛАТИПОВ: Спасибо. До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире