А.ВЕНЕДИКТОВ: Можно сразу в лоб вопрос? Он меня действительно волнует, как москвича. В свое время года 3-4 тому назад очень часто говорилось о возможности и необходимости создания таких мегаполисов, объединения Санкт-Петербурга и Ленинградской области в единое целое. Как Вы относитесь к такому перспективному объединения Москвы и Московской области?
Б.ФЕДОРОВ: Лично я отношусь очень позитивно. Потому что на самом деле в 1925 году сделали какой-то маразматический эксперимент, когда единое целое, Московскую губернию, разделили на две части. Из Московской губернии, из Московского уезда взяли и город Москву почему-то сделали отдельным государством, субъектом Федерации.
А.ВЕНЕДИКТОВ: В двадцать девятом.
Б.ФЕДОРОВ: В двадцать девятом году. То же самое и Ленинград и Ленинградская область, Петербург и Ленинградская область сейчас такие странные названия Хотя понятно, что в любой стране мира ну, берем город Нью-Йорк. Понятно, что гигантский город, очевидно, что он больше, чем весь остальной штат Нью-Йорк. Но, тем не менее, это один из городов штата Нью-Йорк, и никто не боится, что это такой гигантский мегаполис, что там все деньги страны и прочее. А сегодня мы имеем ситуацию, когда 1 200 000 из Московской области платят налоги в Москве, а потом едут и спрашивают, почему у них такая плохая школа, в Подмосковье.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А почему школа плохая?
Б.ФЕДОРОВ: Потому что налоги остаются все в Москве. Поэтому совершенно очевидно, что это нерациональная система. При этом, допустим, начинают вывозить мусор в Московскую область. Платят мало, мусор не перерабатывается, много свалок. При этом говорят: Завтра мы из Московской области отберем московские телефоны. Сто метров прошел, и ты уже вроде как не человек.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ровно об этом я и спрашиваю.
Б.ФЕДОРОВ: Поэтому это совершенно неправильная ситуация. И конечно, в идеале Я, как человек, который смотрит на это с точки зрения, как наиболее эффективно — было бы лучше, чтобы это было едино.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это, скажем, не в идеале в перспективе.
Б.ФЕДОРОВ: Да, но будучи прагматиками, мы прекрасно с вами понимаем, что сколько бы я ни желал, это колоссально тяжелый политический процесс.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему?
Б.ФЕДОРОВ: Завтра я губернатор. Я провожу референдум. В Московской области 99,9% проголосовали за. После этого я иду к мэру Москвы, спрашиваю, а они не хотят, допустим, проводить референдум. Что мне делать? Понятно, что это может решаться только когда два субъекта Федерации абсолютно согласны.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Если Вы будете избраны губернатором Вы назвали несколько проблем для жителей Подмосковья и Москвы. Что можно урегулировать реально, с Вашей точки зрения, если Вы и будущий мэр Москвы нормально находите общий язык для решения этих проблем? Что действительно реально можно сделать для жителей Подмосковья и москвичей, чтобы они не пострадали от этого? Какие могут быть ходы?
Б.ФЕДОРОВ: Я думаю, что если есть мирная ситуация
А.ВЕНЕДИКТОВ: Представим, что она мирная.
Б.ФЕДОРОВ: Да, то есть не будет никакой битвы, войны между областью и Москвой. Совершенно очевидно, что Допустим, вывоз мусора. Должна быть достаточно адекватная плата за этот мусор. Москва должна участвовать в строительстве мусороперерабатывающих предприятий экологически чистых, чтобы жители Подмосковья не жаловались. Что, нельзя решить? Конечно, можно. Мы спрашиваем: можно ли обеспечить, чтобы на московские рынки и в московские магазины был нормальный доступ товаров из Подмосковья — не нескольких элитных хозяйств, куда иногда Юрий Михайлович заезжает, и где есть нормальные отношения — а, действительно, большинства. Потому что мы сегодня прекрасно понимаем, что очень часто практически невозможно Москве продать свой Я бы не хотел говорить какие-то слова про криминал, мафию и прочее
А.ВЕНЕДИКТОВ: Сложившаяся система.
Б.ФЕДОРОВ: Да. Это все поделили, и нет доступа. И многие люди из Московской области приезжают и говорят: нам легче продать в Рязани или Калуге, чем в Москве. Что, конечно, глупо на самом деле. Что, нельзя здесь договориться о рациональном доступе? Если выплачивается значительная часть налогов здесь, в Москве, подмосковными жителями. Почему тщательно посчитав взаимные потоки, посчитав какую-то дельту, разницу, Москва не может помочь Москве, Московской области в решении определенных проблем? Потому что понятно, что если зарплата учителя в какой-нибудь сельской школе в три-четыре раза ниже, чем в Москве.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это правда.
Б.ФЕДОРОВ: Какой учитель будет работать в этой школе?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Он просто поедет в Москву.
Б.ФЕДОРОВ: Естественно, медицинский работник какой-нибудь: 140 рублей зарплата технического персонала в какой-нибудь больнице в Волоколамске. Ну слушайте, на 140 рублей можно жить? Любой человек, который знает, сколько денег вращается в Москве и иногда вокруг Москвы, понимает, что это смешно. Поэтому, если не будет суровой конфронтации, можно И телефоны те же самые: многие люди в Мытищах и в Королеве волнуются: завтра у них отнимут московские телефоны. И вот ты работаешь в Москве, всю жизнь здесь был, значит, будешь звонить как по межгороду. Что, нельзя решить эту проблему что ли? Во-первых, у нас есть некоторые серии номеров, которые не используются, в конце концов, можно добавить один номер, сделать единую телефонную систему Москвы и области.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Уже на пейджер пришло: Вы слишком агрессивны и вряд ли можете пойти на какие-то компромиссы Речь идет о Ваших личных качествах, как я понимаю. Это впечатление от избирателя. Из Московской области, собственно, пришло сообщение.
Б.ФЕДОРОВ: Я бы хотел, чтобы данный избиратель знал: да, безусловно, я человек решительный, но не агрессивный. И я считаю, что за свои принципы надо драться. Не так, как некоторые, когда в лицо плюют, умываются и ничего не делают годами, как нынешняя власть Московской области это делает. Что касается компромиссов посмотрите, допустим, мои личные отношения со всеми олигархами нашей страны. Поскольку Федоров никогда никому ничего не делал по блату и ни от кого не зависит, у меня со всеми в принципе достаточно ровные отношения. Я ни с кем не ругаюсь. Никто не считает меня врагом. И я ни под кем не хожу. Я думаю, что компромиссы возможны.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А может быть, это плохо. Вы же деньги должны принести в область, если Вы губернатор, благодаря своим связям — это одно из самых главных.
Б.ФЕДОРОВ: Ну, так это же хорошо что я ни с кем на самом деле глубоко не ругаюсь. Я ругаюсь только с тем, кто нарушает закон. Да, вот с Брынцаловым у меня отношения плохие. Потому что я считаю, что он клиент правоохранительных органов и вообще должен не в Думу избираться и не в губернаторы, а уже нести наказание за плохую уплату налогов. Потому что, если есть хотя бы один человек, который верит, что такие кандидаты в губернаторы Московской области, как Тихонов, у которого доход 800 рублей в месяц или Брынцалов, который говорит, что живет на депутатскую зарплату, не врут, то я могу заявить, что они, конечно, должны нести ответственность. Поэтому, если у меня достаточно хорошие отношения со всеми, то я могу принести денег гораздо больше, чем другие. Но это будет не вопрос того, что я приглашаю кого-то — крупного олигарха: Давай я тебе дам кусочек здесь чего-то, ты здесь будешь воровать. Нет, я хочу ко всем обратиться. У нас есть коммутационные проекты. Кто хочет заниматься связью, чтобы у всех жителей Подмосковья был дешевый телефон у всех, без исключения давайте, приходите, давайте вместе сделаем. Если мы снизим налоги, я уверен, что очень многие захотят прийти в Московскую область, а не ехать, допустим, в Ингушетию, в Калмыкию или в какой-нибудь Бурятский округ. Я думаю, что здесь не агрессивность, а принципиальность. Но в некоторых случаях, если нужно защищать интересы Московской области, я готов защищать достаточно жестко.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Если Вы станете губернатором Московской области, с кем, по-вашему, будет легче работать с Лужковым, Кириенко или Бородиным, как мэром Москвы?
Б.ФЕДОРОВ: Вопрос, конечно, достаточно сложный
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но прямой.
Б.ФЕДОРОВ: Я могу сказать, что у меня достаточно нормальные отношения всегда были с Лужковым. И поскольку я знаю, что его вообще-то переизберут, других, мне кажется, обсуждать незачем. Поэтому я думаю, что мы вполне можем с ним работать. Конечно, я знаю и Кириенко, знаю и Бородина. Наверно, и с Кириенко тоже мне было бы нормально работать, потому что мы одного примерно возраста. Но, тем не менее, я знаю, что мэром будет Лужков. Я готов с ним работать. Конечно, как с партнером, а не так, что один старше, другой младше. Как с партнером.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть на младшего брата никак?
Б.ФЕДОРОВ: Нет, никаких младших братьев. Равные отношения. Я думаю, что Юрий Михайлович нормальный человек, он прекрасно это поймет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Илья спрашивает: Почему Вы так мало появляетесь на встречах с избирателями в Подмосковье — меньше гораздо, чем другие кандидаты в депутаты?. Вопрос избирателя.
Б.ФЕДОРОВ: Это как судить. Поскольку каждый день езжу. Видимо там, где Илья живет, я, к сожалению, не появился. Но Подмосковье 47 тысяч кв. км. к сожалению, не везде поспел. Сегодня был в Малаховке на предприятии, был во многих других регионах. После вас еще до Протвино доеду, там выступлю поздно ночью по телевидению. Стараюсь, как могу. Но у меня нет столько денег, чтобы заклеить все заборы, как у некоторых очень бедных кандидатов — как, допустим у Тихонова, который как пенсионер живет. Поэтому, наверно, и меньше это заметно. Но я думаю, что люди разберутся.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще вопрос: Большинство Подмосковья это объекты ВПК, видимо, вымирающие, — так имеет в виду Сергей во всяком случае. Как собираетесь решать их проблему, главную проблему сохранение рабочих мест?
Б.ФЕДОРОВ: Безусловно, главная проблема не просто сохранение, но и создание. Первое это некоторое снижение налогов областных на зарплату.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Именно областных налогов?
Б.ФЕДОРОВ: Потом что я не могу, естественно, за Федерацию отвечать, как губернатор. Но есть возможность добиваться некоторых поблажек для предприятий. Это первое. Второе — это защита тех оборонных заказов, которые записывают у нас на федеральном уровне и потом не защищают. Я берусь пробивать их. Третье — это помощь в получении новых заказов для этих предприятий, поиск инвесторов. Я думаю, что губернатор может играть в этом большую роль. Четвертое это такие условия для бизнеса, чтобы в области создалось много предприятий, которые станут заказчиками, в том числе у предприятий ВПК. Технопарки десять лет об этом говорят. Я берусь создать несколько примеров технопарков в научных центрах, чтобы могли использовать в том числе и мощь оборонной промышленности.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Очень интересный из Люберец вопрос: Возможно ли, господин Федоров, сейчас сделать что-нибудь положительное в Московской области, в какой срок примерно? Полная разруха. Что можно сделать, в какой срок?
Б.ФЕДОРОВ: Во-первых, Вы заметите, что я делаю с первой недели. Потому что те, кто помнят, как я был в налоговой службе Я там был всего два с половиной месяца на самом деле, но некоторые заметили. То есть я действую не так: планируем — планируем, через два года что-то будет. Каждую неделю будут абсолютно конкретные действия по борьбе с преступностью, по привлечению инвестиций и многие другие вопросы. Но после первого года, я подчеркиваю, и не за государственный счет наша команда берется провести референдум о доверии губернатору, и, если вы не посчитаете, что за первый год я достиг того, что заслуживает вашего доверия, я готов через год уйти.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно ли я понимаю, что практически Вы собираетесь избираться на один год, это первый срок?
Б.ФЕДОРОВ: Я считаю, что год — это достаточно, чтобы доказать людям, что в одной отдельно взятой Московской области очень быстро в течение года можно сделать достаточно абсолютно конкретных, в том числе и очень жестких шагов для того, чтобы люди почувствовали облегчение. Мне не нужно четыре года, чтобы люди в меня по-настоящему поверили. Если они в меня не поверят — я не хочу, как некоторые, по 9 лет сидеть рассусоливать, давать интервью и так далее Мы будем действовать с первой недели, а через год референдум о доверии.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Важный вопрос: Что лучше — продажа земли чиновникам или приватизация через земельные чеки? Александр. Вы поняли вопрос?
Б.ФЕДОРОВ: До конца я не понял.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте так: продажа земли в Подмосковье
Б.ФЕДОРОВ: Разные формы того, каким образом земля может быть введена в экономический оборот. Я могу сказать одно: пока существует нынешняя система, когда все на самом деле можно получить в Московской области, но за большие деньги, за взятки, с помощью различных методов, то цена на землю очень высокая, и будет она доставаться, как правило, только богатым людям. Если мы введем цивилизованную систему частной собственности на землю в Московской области, цены на землю упадут, взятки не будут идти в карманы кому-то. Это будут реальные доходы бюджета, и я вас уверяю, что только этот источник может в год давать несколько десятков миллионов долларов.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Распродажа Родины.
Б.ФЕДОРОВ: Распродажа кому? Я считаю, что, прежде всего, жителям Подмосковья и прежде всего по официальным ценам. Мы прекрасно знаем, что за последние годы тысячи гектаров в Московской области были не проданы, а выделены, розданы, переданы многим важным людям чиновникам и прочее. И область от этого получила большой кукиш. Так я хочу, чтобы это все было переведено на основу, что если земля к кому-то переходит пускай там кто-то строит дома, ничего страшного в этом нет. Главное, чтобы были доходы в бюджете. И я вас уверяю, я могу гарантировать, что цены на землю упадут. Земля будет в Подмосковье внезапно так окажется существенно дешевле, чем то, что мы сегодня видим даже в Одинцовском районе. Потому что сегодня это искусственная цена, цена, которая связана с тем, что нет четкого законодательства, нет равных возможностей, что это коррупция по существу.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Две проблемы на пейджер все время идут проблема телефонизации области и пробелам жилищного строительства в области. Иван Степанович говорит: Жилищное строительство как это?
Б.ФЕДОРОВ: Начнем с жилищного строительства. Губернатор нынешний докладывает, что Московская область, оказывается, строит жилья чуть ли не больше всех в стране, больше Москвы. Так вот, я сообщаю вам, что если вычесть из того, что построили в Московской области, а там говорят так: введено жилья Вот если вычесть все, что богатые москвичи построили в Подмосковье, а потом вычесть весь недострой, который включили в статистику, то выяснится, что там строится колоссально мало, очень мало. Моя программа заключается в том, чтобы Минимальная цифра: я хочу построить в Подмосковье как минимум 150 тысяч достаточно дешевых коттеджей не для миллионеров и даже не для тех, кто зарабатывает сотни тысяч.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Миллионеры сами построят себе.
Б.ФЕДОРОВ: Миллионеры сами себе построят. Именно программа с поддержкой государства, с ипотечным кредитованием примерно то, что и в Москве сегодня пытаются делать. Когда человек может получить домик в 150-200 метров по канадским, финским технологиям, который собирается буквально за три дня, чтобы люди жили по-человечески.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но если у них доход, Вы говорите, такой какой домик?
Б.ФЕДОРОВ: Я говорю о программе, при которой жилье это будет, может быть, в десятки раз дешевле чем то, что сегодня есть. Второе должны быть кредиты на 15-20 лет, и я знаю, где эти деньги взять. Конечно, это не чисто муниципальное. Чисто муниципальное жилье мы будем строить для того, чтобы бедные люди могли получить абсолютно бесплатно. Но вы представляете, что если многие люди будут переселяться в коттеджи в Московской облатки 150 тысяч на 4 умножаете это 600 тысяч человек. У нас всего около 6,5 млн. жителей. То есть я хочу 10% подмосковных жителей переселить в односемейные дома. В нормальной стране, там, где есть земля, люди живут не в скворечниках, не в бетонных джунглях — они живут в нормальных домах. И тогда освободится много квартир. Я думаю, что проблему эту можно решить. Я знаю, как это сделать без привлечения существенных государственных денег. Что касается телефонизации, то я вас уверяю, что есть все возможности для того, чтобы были крупные проекты. Мы знаем, как сегодня делается с помощью телекоммуникаций, что такое современные технологии в сфере связи. Поэтому здесь ключевая задача — дать возможность таким проектам осуществиться. И мы увидим, в один прекрасный момент выяснится, что можно получить в любой части Подмосковья мобильный телефон, 25-30 долл. максимум за него плата, с московским номером, что сейчас большая проблема. А не так, как сейчас, когда с людей иногда тысячи долларов требуют за проведение линии. Эта проблема решается. И опять же, здесь нужны не государственные деньги, а нормальный подход к бизнесу.
А.ВЕНЕДИКТОВ: К нам присоединился Андрей Нечаев, президент Российской финансовой корпорации, кандидат в депутаты Госдумы от Московской области. Я думаю, что Вы объясните слушателям, почему Вы задержались.
А.НЕЧАЕВ: Да, я приношу свои искрение извинения. Это не жест неуважения к программе, которую я очень люблю, и тем более не к Борису Григорьевичу: у меня была встреча с избирателями и очень приятно, что они 50 минут задавали мне вопросы. И конечно, неловко было уйти.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я тогда задам вопрос, который может касаться вас обоих. В начале передачи пришло много вопросов Борису Григорьевичу: Вы правый, левый, центрист? Потому что оказывается, что для губернатора тоже важно. Хотя люди говорят: Спасибо, будем голосовать за Вас, — но, тем не менее, вопросы о политической ориентации идут.
Б.ФЕДОРОВ: Если Вы помните 1995 год, когда движение Вперед, Россия шло на выборы, у нас был такой лозунг: Мы не левые, мы не правые, мы нормальные, как и вы. Безусловно, я приверженец, допустим, рыночной экономики. Но при этом я придерживаюсь консервативных взглядов, я за сильное государство, мы знаем нюансы по позиции по Чечне, за которую меня многие ругали Поэтому в губернаторы я все-таки иду не с идеологической позиции. Я иду не от какой-то партии, я иду от группы избирателей, то есть я хотел бы быть губернатором для всех. И в этом смысле для меня важнее вот что: если человек умеет перерабатывать мусор, пускай он будет членом КПРФ, мне это маловажно. Другое дело, что ни от каких своих взглядов я не отказываюсь. Поэтому, конечно, я более правый, чем левый, то есть я явно справа от центра.
А.ВЕНЕДИКТОВ: В данном случае рыночная экономика определяет?
Б.ФЕДОРОВ: Да, а другой нет в мире.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, как нет? Есть
Б.ФЕДОРОВ: Осталась одна Северная Корея. Если кто хочет жить в Северной Корее, как говорил мой соперник Геннадий Селезнев, они там травку кушают: знаете, в парках ходят, выщипывают
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, я помню, замечательная реплика.
Б.ФЕДОРОВ: И ходят строем. Ну, может быть, Геннадию Селезневу это нравится. У него такой сытый вид вообще, поэтому, может быть, он и хотел бы перейти на какую-то вегетарианскую диету. Но я считаю, что другой экономики, кроме рыночной, нет. Может быть, к сожалению, опять же, я абсолютно спокойно к этому отношусь но другой нет. Следовательно, я рыночник.
А.НЕЧАЕВ: Я иду в Думу с набором совершенно конкретных предложений. Как на уровне страны, конечно, прежде всего, потому что этим должна заниматься Госдума, а не лампочкой в подъезде, так и конкретно то, что можно сделать именно по Подмосковью. И в этом смысле для меня очень приятно, хотя и забавно, что одну из моих идей по перераспределению налоговых доходов между Москвой и Московской областью а Москва, конечно, откровенно паразитирует на области позаимствовал Геннадий Николаевич Селезнев. За что я на него, надо сказать, совершенно не в обиде: чем больше людей будут поддерживать разумные идеи, тем лучше. Но если все-таки ориентироваться на формальные критерии, я иду только по одномандатному округу. Я вообще считаю глубоко порочной систему выборов по спискам, потому что там человек отвечает не перед своими конкретными избирателями, а отвечает перед своим партийным вождем, который его это список записал. Поэтому я отклонил все предложения, которые были относительно включения в списки. Но я не скрываю, что по одномандатному округу я иду от Союза правых сил. Они меня выдвинули, и я не считал возможным отклонить это предложение, раз люди мне оказали доверие.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот если так случится, что вы будете избраны Вы, Борис, губернатором, Вы, Андрей, депутатом что Вы, Борис, ждете от депутатов Госдумы от Московской области для Московской области, и чего Вы ждете от губернатора Московской области в своей деятельности? Это разрывно или неразрывно?
А.НЕЧАЕВ: Ну, безусловно, это очень связано
А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что у нас нет таких территориальных групп, обратите на это внимание.
Б.ФЕДОРОВ: Их нет, потому что не хватает сил у какого-то отдельного региона набрать достаточно. Но 11 депутатов от Московской области Первое: в бюджете достаточно много строчек, которые связаны с Московской областью, что здесь скрывать. Совершенно очевидно, что защита интересов области при составлении и одобрении бюджета ключевой вопрос.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть Вы будете вызывать Андрея на ковер?
Б.ФЕДОРОВ: Я готов прийти к Андрею, если Андрей поможет Московской области. Я готов прийти к кому угодно. Это первая задача. Вторая: бюджет приняли, как защитить его интересы дальше? Поэтому понятно, что и губернатор этим должен заниматься, и депутаты понятно, что каждый ближе к своему округу, но, тем не менее, это общая по существу задача. Третье как только мы слышим о какой-то несправедливости Допустим, мы знаем о разных соглашениях, которые в разный период соглашались: скажем, Татарстан имеет больше прав, чем Московская область естественно, что губернатор ожидает от депутатов своего региона совместной позиции, чтобы нас не дискриминировали. Я думаю, что вместе будем бороться.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А как противоречия между исполнительной и законодательной властью? Я понимаю, что это не законодательное собрание, но все-таки Ведь Борис идет в исполнительную власть.
А.НЕЧАЕВ: Здесь есть одно противоречие, которое сугубо объективно. Это тогда, когда региональные лидеры начинают фактически растаскивать государственный бюджет ради своих региональных интересов, что, конечно, идет не на пользу дела. Но я думаю, что я был бы заинтересован в том, чтобы очень плотно работать с губернатором Московской области. Потому что я все-таки не случайно иду от Московской области
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, еще один вопрос: Вы москвич?
А.НЕЧАЕВ: Нет, я уже несколько лет живу в Подмосковье, в Химках.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну все-таки Вы идете от Московской
А.НЕЧАЕВ: И не случайно иду именно по Мытищинскому округу. Потому что я довольно много работал в последние годы с предприятиями оборонки и мне интересно с ними работать. Я считаю, что страна не может всю жизнь только на нефти и газе строить свой экспорт. А там, действительно, уникальный потенциал. Там уникальный научный потенциал, у меня как у профессионального экономиста просто руки чешутся попытаться на базе Физтеха в Долгопрудном сделать что-то типа русской Силиконовой долины. Поэтому мне было бы очень интересно работать с губернатором по конкретным проблемам области. Хотя это, может быть, не единственная функция депутата Государственной Думы. Но, тем не менее, он идет не абстрактно в Думу, а от конкретной области и, конечно, должен быть в той или иной степени ориентирован и на решение общеэкономических задач, и все-таки на решение задач своего конкретного региона.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы оба политики правее центра, как сказал Борис. Один из главных политических вопросов, который касается, возможно, Вашей будущей должности, Борис это формирование верхней палаты парламента, Совета Федерации. Ведь если Борис становится губернатором, он становиться одновременно и представительной властью, и законодательной властью, и исполнительной властью. И считаете ли Вы это правильным? Это очень важный вопрос.
Б.ФЕДОРОВ: Я могу сказать то, что я говорил, когда идея Совета Федерации возникла. Я знаю много систем разных стран. На самом деле, конечно, губернатор, который одновременно и сенатор ну а Московская область это все рядом, не так много времени на все это тратится В принципе я считаю, что в идеале, конечно, должно быть разведено: отдельно должны быть сенаторы и отдельно губернаторы. То есть естественно, что сегодня такая существует система, и я буду рад поучаствовать, как член Совета Федерации. Но по большому счету, если мы говорим о двухпалатном парламенте, то странная система, когда на втором уровне почему-то сидят представители исполнительной власти, а не сенаторы, выбранные народом для этой цели. То есть я думаю, что здесь есть вопрос, рано или поздно его придется решать. Кстати, вопрос этот существовал не только в России. В свое время в тех же самых США сенаторов назначали местные ассамблеи, они не были выборными народами. Но потом пришли к новой системе. Я думаю, что рано или поздно мы к этому придем. На сегодняшний день, к сожалению, такая система. И я добавлю два слова, о том, почему я в Московской области. Да, я родился в Москве, хотя я живу постоянно в Московской области. Но когда я увидел, что нет ни одного кандидата, который не то, что в Московской области, даже в Москве не родился, а все-таки московская земля это все, что здесь Все остальные родились на Урале, в Саратове, Петербурге и так далее. Есть маленький такой местный национализм, если хотите.
А.НЕЧАЕВ: Действительно, почти нет в мире аналогов, чтобы верхняя палата формировалась по тому же принципу, что и у нас. Но меня не так уж сильно смущает то, что там сидят губернаторы. Меня очень смущает другое: то, что у нас откровенное неравноправие в экономике и в политике между собственно русскими областями и национальными автономиями. Совершенно не хочу обидеть эвенкский народ.
А.ВЕНЕДИКТОВ: То, что говорил Борис?
А.НЕЧАЕВ: Да. Но почему от 19 тысяч должен быть один депутат, а у меня в округе 520 тысяч избирателей
А.ВЕНЕДИКТОВ: В одном только округе?
А.НЕЧАЕВ: Да. И тоже один депутат. В двадцать пять раз, условно эвенки, должны быть представлены в Государственной Думе более интенсивно, чем жители Мытищенского района. Для меня это нонсенс.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Последний вопрос немного солдатский. Предположим, Вы, Андрей, 19-го декабря будете избраны, а Борис наверно, будет второй тур Вот один из главных вопросов, который приходит на пейджер Кстати, вам упрек, Борис Вы вчера вообще ничего не сказали о вашем основном противнике, Селезневе так определяет человек из Мытищ, кстати. Почему Вы ничего не сказали? Вы считаете, что именно с ним Вы будете бороться? Вы оставили это на второй тур?
Б.ФЕДОРОВ: Нет, сами понимаете, что с Говорухиным дискутировать очень сложно, он все-таки человек искусства, а я человек больше сухих цифр. Не дошла речь. Я по Селезневу могу сказать очень просто: Селезнев это одна из причин, почему я баллотируюсь от Московской области. Когда я вижу партийного партийца, который иногда себя считает журналистом, который в жизни никогда ничем конкретным не занимался, абсолютно некомпетентен в вопросах исполнительной власти и управления государством, но который почему-то Потому что он здесь варяг и области не знает, он только с 24 сентября узнал Московскую область. На мой взгляд, это нечестно. Он сам сказал. Поэтому я сообщаю: господин Селезнев — нечестный человек. И если нечестный человек идет в губернаторы, ему кто-то из честных людей должен противостоять. Поэтому я, безусловно, считаю его своим самым основным противником. И я надеюсь, что у нас у всех хватит сил, чтобы допустить к власти профессионала в настоящем смысле этого слова — компетентного человека, а не такого политикана, который бегает туда-сюда, а сегодня, как известно, уже и с Кремлем умудрился договориться. Интересно, что думают об этом настоящие коммунисты, я хотел бы знать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати о настоящих коммунистах: для Вас кто основной противник в округе?
А.НЕЧАЕВ: У меня богатая коллекция оппонентов: 19 человек сейчас осталось в округе. К счастью для меня, коммунистов там четверо разного толка начиная от Сталинского блока и кончая Духовным наследием. Но меня смущает другое Я совершенно солидарен с Борисом по поводу некомпетентности. Я с огромным уважением отношусь к людям самых разных профессий, если они профессионалы в своем деле. Но все-таки у меня по округу идет двое телеведущих, в том числе госпожа Берникова от компартии — совершенно очаровательная женщина, все города увешаны только ее фотографиями. Программы нет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Красавица.
А.НЕЧАЕВ: Красавица. Езжу — любуюсь. Еще один телеведущий господин Караулов. Космонавты
Б.ФЕДОРОВ: Генералов нет?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Наверно есть
А.НЕЧАЕВ: Остальные конечнопредседатель областной федерации хоккея.
Б.ФЕДОРОВ: А у меня есть биатлонист.
А.НЕЧАЕВ: Я с величайшем уважением отношусь к журналистской профессии, с двойным уважением отношусь к человеку, который несколько раз испытал риск космоса. Но в Думе-то надо же писать законы, и, прежде всего, экономического или общеюридического характера. Когда нам понадобится закон о журналистике или о биатлоне или о космонавтике, мы с удовольствием привлечем туда соответствующих экспертов — как теоретиков, так и практиков. Но основу все-таки должны составлять юристы и экономисты. Не потому что я экономист, а потому что здравый смысл подсказывает.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, что пришли. Я думаю, что вы сейчас опять едете на встречу с избирателями? Андрей, Вы тоже наверно?
А.НЕЧАЕВ: Нет, избирателей уже неловко обременять, уже девять часов. Но у меня сейчас будет прямой эфир по Королевскому телевидению. Так что, если кто-то еще в состоянии вечером смотреть политические программы, милости прошу.
Б.ФЕДОРОВ: Я буду в Протвино.
В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы были Борис Федоров, лидер движения Вперед, Россия, кандидат в губернаторы Московской области и Андрей Нечаев, президент Российской финансовой корпорации, кандидат в депутаты Госдумы от Московской области.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире