'Вопросы к интервью
06 июня 2013
Z Интервью Все выпуски

Ситуация вокруг выборов Мэра Москвы


Время выхода в эфир: 06 июня 2013, 21:08



О. ЧИЖ: 21-06 в столице. Добрый вечер. Ирины Воробьевой сегодня нет, а есть я, Оксана Чиж. И есть наш гость – Сергей Митрохин, председатель партии «Яблоко». Добрый вечер.

С. МИТРОХИН: Добрый вечер.

О. ЧИЖ: Говорить мы будем о грядущих выборах мэра Москвы, которые состоятся 8 сентября. Присылать свои вопросы можно на номер для смс-сообщений +7-985-970-4545, можно также пользоваться в твиттере аккаунтом vyzvon. Сергей Сергеевич, сегодня была новость, были предположения в СМИ о том, что представители внесистемной оппозиции ведут переговоры о бойкоте выборов.

С. МИТРОХИН: Это была утка. Не знаю, откуда она взялась. То ли это происки потенциальных конкурентов, то ли просто какой-то информационный глюк. Никакой почвы под этим нет. «Яблоко» всегда занимало позицию, что надо участвовать в выборах. Да, пусть выборы нечестные, но единственный способ сделать их честными – участвовать в выборах, организовывать наблюдение на этих выборах, контроль. И другого пути добиться честных выборов нет. Поэтому эта новость была мною воспринята с большим удивлением. На всякий случай я связался с некоторыми представителями так называемой несистемной оппозиции, они все тоже были в легком недоумении.

О. ЧИЖ: Вы идете на эти выборы именно как кандидат от «Яблока».

С. МИТРОХИН: Да. Только что закончилось заседание регионального совета московского «Яблоко», который назначил конференцию по выдвижению кандидата в мэры. Это произойдет 13 июня. Другая кандидатура не обсуждается. Так что с большой долей вероятности таким кандидатом буду я.

О. ЧИЖ: Большинство вопросов на нашем сайте касались вашего взаимодействия с оппозицией. Почему вы отказались от идеи выбора единого кандидата от оппозиции?

С. МИТРОХИН: Тут не было времени для того, чтобы отказаться от чего-то или продумать этот вопрос. Выборы ведь обрушились внезапно. Единого кандидата от оппозиции я сам выдвинул 6 мая на Болотной площади. Но это были плановые выборы, они не были такими неожиданными. Была возможность договориться.

О. ЧИЖ: Справедливости ради скажем, что о том, что возможны досрочные выборы мэра Москвы, мне кажется, не писали только ленивые издания в течение последних полугода.

С. МИТРОХИН: Было объявлено, что это может случиться, — сразу появились кандидаты, они уже заявили, в том числе от оппозиции. Я не буду сейчас называть имен. Я в этом ничего страшного не вижу, я их за это не осуждаю. Но они уже заявили, что пойдут, без всяких консультаций с кем бы то ни было.

О. ЧИЖ: А что же в этом плохого?

С. МИТРОХИН: Они сразу закрыли возможность говорить о каком-то едином кандидате. Так что это всё произошло совершенно естественно, никакого умысла здесь не было. А я ничего страшного не вижу в этом. Во-первых, есть так называемый муниципальный фильтр, очень тяжелая вещь. Его специально федеральный законодатель под диктовку Кремля соорудил для того, чтобы отсекать неугодных кандидатов, отсекать оппозиционеров. Хотя в Москве, конечно, преодолеть этот фильтр легче, чем во многих других регионах. Много независимых депутатов в Москве.

О. ЧИЖ: Фильтр – это 6% муниципальных депутатов. На практике это означает, что вам нужно будет собрать не менее 112 подписей не менее чем в 110 муниципалитетах.

С. МИТРОХИН: Да, это так. Продолжая отвечать на вопросы о едином кандидате, давайте подождем, кто преодолеет фильтр. Дальше, конечно, если эти люди преодолели фильтр, никто уже сниматься не будет. Может, это останется естественным путем или противоестественным – как кому угодно называть. Уже один кандидат останется – вот он и будет единым. Если будет несколько, конечно, пройдя фильтр, все захотят участвовать в выборах. Ну и ничего. Главное тут – договориться, чтобы не нападать друг на друга, а критиковать кандидата от партии власти, по всей видимости Сергея Собянина. Тогда появляется шанс, что он не наберет 50%, плюс один голос, по-моему, и состоится второй тур. А тут уже всё будет понятно. Кто в первом туре наберет из оппозиционных кандидатов больше голосов, тот и будет единым кандидатом. Так что давайте подождем. Сейчас этот вопрос обсуждать абсолютно бессмысленно. Не было никакой возможности ни раньше, ни в этот момент обсуждать тему единого кандидата, это надуманные вещи. Реальная политика текущего момента не позволяет это делать.

О. ЧИЖ: Если предположить – гипотетическая ситуация – энное количество людей прошли муниципальный фильтр. Предположим, трое. И звучит идея – выбрать одного от оппозиции. Вы на это пойдете?

С. МИТРОХИН: Я думаю, ни один из этих троих, совершив такую невероятную вещь, как преодоление фильтра, конечно, не сойдет с дистанции, это просто невозможно. Здесь будет главная задача договориться, скоординировать действия по критике кандидата от партии власти. Вот это можно будет назвать и коалицией, если угодно. Добиться второго тура. Слаженные действия во время избирательной кампании позволят это сделать, я уверен. Если несколько оппозиционных кандидатов, каждый используя свои возможности, свои эфиры, свою агитацию, будут критиковать действующего кандидата от власти, фактически действующего мэра Сергея Собянина, то тогда можно будет приблизить второй тур, а это уже будет эпохальное событие, если мы все вместе добьемся второго тура. Кстати, троим оппозиционным кандидатам это будет сделать легче, чем одному. Просто сложите вместе их информационных возможности – их будет в три раза больше.

О. ЧИЖ: Но разделите процент тех, кто готов поддержать оппозицию, на троих.

С. МИТРОХИН: Опять-таки здесь очень мало вероятности, что кто-то из них переломит административный ресурс. Это нереально, невероятно. Один кандидат – мы знаем это прекрасно по всем нашим российским выборам – будет в телевизоре всё время, у него будет бОльшая часть эфиров, у него будет самый большой избирательный фонд, на него будут работать так называемые электоральные рабы, те, кто голосуют по указке, не по своей воле. Тем более в летний период, мертвый сезон, когда возможности агитации не связаны с административным ресурсом, ограничены. Поэтому то, что сейчас эта идея яростно обсуждается, она не имеет приложения, эта идея – вот сейчас говорить о едином кандидате. Всё, этот поезд уже ушел.

О. ЧИЖ: Те проблемы, о которых вы говорите, например, такая борьба с административным ресурсом, они ведь никуда не исчезают и в случае, когда каждый кандидат идет сам по себе. Вы для себя видите хорошие шансы этот ресурс переломить?

С. МИТРОХИН: Я еще раз говорю: если будет, как вы модель гипотетическую предлагаете, что будет три оппозиционных кандидата, так вот это будет лучше, чем один, потому что у них будет больше эфиров, больше вместе взятых денег, больше листовок, плакатов, билбордов. И если скоординировать всё это на цель достижения второго тура, то этой цели можно добиться, и троим добиться легче, чем одному.

О. ЧИЖ: До 2015 года Сергей Собянин мог оставаться на своем посту, дождаться очередных выборов. Почему в этом году?

С. МИТРОХИН: У меня есть своя гипотеза на эту тему, я ее уже высказывал, сейчас повторю более развернуто. Собянин запустил в Москве очень много крайне неудачных дорожных проектов, в первую очередь дорожных. Это реконструкция Ленинского проспекта, это северо-западная хорда, расширение действующих магистралей.

Международные специалисты в этом вопросе – Вукан Вучек например, автор толстенной книги «Транспорт в городах, удобных для жизни, Максим Кац их приводил к нам в офис партии «Яблоко», — они камня на камне не оставили от этих проектов. Они сказали, что пробок меньше не станет.

Таким образом это всё реализовано, что пробки из одних мест переместятся в другие, но будут доставлены огромные страдания большому количеству москвичей, которые живут вдоль всех этих магистралей. Плюс еще те, которые живут рядом, потому что будет сквозное транспортное движение по этим магистралям, а во дворах наступит транспортный коллапс. Т.е. масса негативных последствий возникнет. Ухудшение экологической обстановки, будет вырублено множество деревьев.

И вот к 2015 году, к его середине уж точно поддержка Собянина резко упадет, потому что все поймут, к чему это привело. Сейчас мало кто понимает, только специалисты понимают, что эти проекты провальны, они катастрофичны для нашего города. Но сейчас они еще в самом начале своей реализации. Поэтому самое время для Сергея Собянина идти на выборы, именно в этом году. Потом уже будет поздно.

Ему надо ловить этот момент. Поэтому он делает совершенно рациональных шаг, с точки зрения его собственных интересов. Плюс он еще хочет получить легитимность избранного мэра и потом недовольным гражданам сказать: вы же меня выбрали – что же вы хотите? Вы за это проголосовали. Вы же знали, что у меня такие проекты – вы меня поддержали тогда, теперь терпите. Такая задача, наверное, решается. И, конечно, желание спутать карты оппозиции.

Возможно, играет роль, что в этом году единый день голосования 8 сентября. В 2015 году это будет где-то середина сентября. Т.е. больше возможностей для агитации оппозиционным кандидатам, когда люди уже приехали из отпусков. На неделю, но больше. А здесь практически вся кампания будет проходить в августе, в мертвый сезон, когда все отдыхают, все разъехались.

Административные люди, которыми командуют, всё равно придут: мэрия, префектуры, управы, бюджетные учреждения и так далее. А другим кандидатам привести своих избирателей будет гораздо сложнее, сагитировать своих потенциальных избирателей придти на выборы будет гораздо сложнее. Вот это стечение факторов, я думаю, и дало такой результат в виде решения Собянина проводить выборы в этом году.

О. ЧИЖ: В последние несколько дней СМИ называют наиболее серьезными кандидатами Алексея Навального и г-на Прохорова. У них, действительно, есть определенная поддержка, у них есть свое лицо. Все прекрасно понимают, чем занимается Навальный, чем занимается Прохоров. Что касается «Яблока», вы уверены в этой поддержке?

С. МИТРОХИН: А чем занимается Прохоров?

О. ЧИЖ: Его знают, у него есть электорат, который остался с президентской кампании.

С. МИТРОХИН: Только никто не знает, чем он занимается. Кроме никому не нужного ё-мобиля, я не знаю, чем он занимается.

О. ЧИЖ: Недавняя президентская кампания, тем не менее, за ним что-то да оставила. Вы на чем собираетесь концентрировать внимание своих избирателей в этой кампании?

С. МИТРОХИН: «Яблоко» работало в Москве с самого начала своего существования, мы работали практически ежедневно в интересах москвичей, мы защищали их от точечных застроек. Я своими руками лично остановил более сотни точечных застроек. И мы еще добились от Лужкова в свое время принятия постановления, запрещающего эти застройки.

Мы защищали москвичей от вырубки скверов, парков. Четыре парка спасли в Москве. Сейчас, правда, снова над ними угроза нависла. Мы и сейчас будем бороться. Мы защищали москвичей от мошенничеств в сфере ЖКХ. Последние вещи могу назвать, самые яркие. В экологической области мы защищали москвичей. Например, добились закрытия цементного элеватора в районе «Печатники», который был просто экологически вредным, чудовищно вредным производством. Мы, кстати, в свое время не допустили строительства шести новых мусоросжигательных заводов в Москве, которые бы отравляли воздух.

Может быть, не такой крупный пример, но просто он свежий – вот сейчас на Щукинской косе снесена ограда вокруг бывшего так называемого первого пляжа Серебряного бора, которую оградил какой-то чиновник федеральный для себя, туда был перекрыт доступ граждан. Мы долго с этим боролись.

В минувшие выходные приехали – и я болгаркой спилил часть секций забора, потому что он абсолютно незаконный. Сейчас сносится этот забор, он будет ликвидирован. Это просто свежий пример. Мы постоянно, регулярно, а не только перед выборами, как многие партии и политики, работали по защите интересов москвичей. Мы знаем их проблемы изнутри. Мы регулярно встречались с ними на митингах, например, против строительства так называемых народных гаражей, которые окрестили антинародными. Нам удалось не допустить строительства многих таких гаражей.

Множество примеров можно перечислять. Вот это и есть моя поддержка. Это те люди, к которым я приду, когда меня зарегистрируют, и скажу им: «Яблоко» доказало и я лично доказал, что знаю ваши проблемы не понаслышке. Даже если мне не удалось в каких-то случаях ваши проблемы решить, все-таки я был единственным политиком, «Яблоко» было единственной партией, которая попыталась вам помочь.

А других там никого не было. Прохорова там точно не было. Навальный, кстати, был, мы с ним вместе в свое время основали комитет защиты москвичей. Поэтому это не к нему претензии. А вот Прохоров, я не знаю, что он сделал для Москвы, для москвичей. Пусть хоть один какой-то факт мне кто-нибудь приведет. К тому же он, по-моему, уже не выдвигается, а хочет выдвигать свою сестру. Ей тоже можно задать этот вопрос – а что вы сделали для москвичей? А вот мы знаем, что сделали.

У нас есть программа, она называлась раньше «Город, удобный для жизни», потом это название заимствовал Сергей Семенович для своей программы, и правительство Москвы сейчас так назвало. Поэтому нам придется ее по-другому называть. Так вот эта программа, она уникальный документ. Я ходил на дебаты, когда были выборы в Мосгордуму, в Госдуму, в московские студии я ходил и везде ее показывал. Я спрашивал другие партии: а где ваша программа? Ни одна партия ничего подобного не предъявила. А некоторые говорили: мы дома забыли. При этом они не учитывали, что будут следующие дебаты, и я опять спрошу. И на следующие дебаты они ничего не приносили.

Так вот в этой программе на каждой странице написано, что мы сделали по этой теме. Например, ЖКХ, градостроительство, экология. Там приведен отчет. Такого отчета, что кто-то сделал для Москвы, нет больше ни у одной другой партии и ни у одного другого политика.

О. ЧИЖ: Вы говорите о вопросах хозяйства и инфраструктуры.

С. МИТРОХИН: Не только.

О. ЧИЖ: В этом не хватает социополитики. Например, Дарья просит вас сейчас высказаться по проблеме мигрантов. Потому что это очень важный знак для отношения москвичей к кандидату.

С. МИТРОХИН: У нас есть практические предложения, как резко снизить объем миграции. Заявить, что мы вообще очистим Москву от мигрантов, мы не можем, мы не популисты, во-первых. А во-вторых, мы считаем, что этого и не нужно. Но сейчас главный источник массовой миграции в Москву – это коррупция. Потому что этих людей оформляют нелегально. Меня удивляет заявление мэра Москвы, который говорит, что мигранты куда-то должны уезжать. Извините, московский строительный комплекс и хозяйственный комплекс – это самый мощный магнит для притока мигрантов в Москву. И этими комплексами руководит мэр.

О. ЧИЖ: А вы придете – и коррупция куда-то из них пропадет. Это проблема, которой сотни лет.

С. МИТРОХИН: Я отвечаю, я же не могу так быстро вам оттараторить. Мы требуем – это связано с проблемой ЖКХ в Москве – обеспечить полную прозрачность деятельности всех жилищно-коммунальных контор, которые работают в Москве, всех поставщиков ресурсов, всех управляющих компаний, всех ДЕЗов. Кстати, ДЕЗы, мы считаем, вообще необходимо ликвидировать, это просто паразитические структуры. С одной стороны, это прозрачность в области образования тарифов, они сейчас абсолютно не обоснованы. Мы требуем, чтобы вся информация о деятельности этих компаний вывешивалась в Интернете. Тогда их легко будет вывести на чистую воду в буквальном смысле слова.

Но еще один результат прозрачности какой? Мы требуем, чтобы они публиковали информацию о своих штатных расписаниях. Каждая контора должна вывесить в Интернете на официальном сайте список своих сотрудников. Вот и представьте. Сейчас они эти свои ведомости никому не дают, потому что в ведомостях оформлены одни люди, а во дворах метут асфальт или счищают снег совершенно другие.

О. ЧИЖ: Какая разница? Будет точно так же висеть в Интернете ведомость с другими именами.

С. МИТРОХИН: Ничего подобного. Это будет такой освежающий дух прозрачности. Любой человек, любой житель этого двора, любой журналист, любой блогер – а блогеры у нас очень активная часть населения, они любят этим заниматься – придет и спросит: а ваша фамилия как? А в ведомости что?

О. ЧИЖ: Мне кажется, и сейчас им никто не мешает так сделать.

С. МИТРОХИН: Сейчас вам ничего не покажут, потому что прозрачности нет. Мы пытались.

О. ЧИЖ: Разрешение на работу ведь можно спрашивать.

С. МИТРОХИН: Разрешение вам тоже никто не покажет. Но самое главное – показать, кто там оформлен этим дворником. Ведь в этом главная коррупция: оформляют г-на Иванова Ивана Ивановича, а работает человек совершенно другой национальности, приехавший из определенных мест. Так вот легко будет это проверить. Только одна эта мера – прозрачность работы коммунальных служб, которые у нас сегодня берут на подряд дворы по благоустройству, по уборке и так далее, — она сама по себе приведет к резкому снижению уровня мигрантов. Но этого еще недостаточно. Конечно, «Яблоко» предлагает целый ряд антикоррупционных мер. На региональном уровне сегодня можно принять такие законы, которые резко снизят уровень коррупции. Главное, чтобы была политическая воля.

Смотрите, действующий мэр что говорит. Ну, давайте что-нибудь сделаем с мигрантами. Эту меру, о которой я сейчас говорил, он не предпринимает, — прозрачность. Это просто ужасная мера для нынешней московской бюрократии. Еще одна мера – ну давайте хотя бы одного работодателя, который нанимает нелегальных мигрантов, посадим. У нас есть статья в уголовном кодексе, которая за это карает. У нас хоть один человек проходил по этой статье в Москве, да и вообще в стране. Нет. У нас только разговоры, что мы будем бороться с коррупцией. Так боритесь.

О. ЧИЖ: Я боюсь, что с любовью наших правоохранительных органов сажать, под это дело попадут столько людей…

С. МИТРОХИН: Не надо говорить, что столько людей. Мэр Москвы – авторитетный человек, к которому, конечно, по-другому будут относиться правоохранительные органы, чем к обычному гражданину. Так вот мэр Москвы, ты же знаешь, кто незаконно набирает рабочую силу на стройках, в торговле, тем более в ЖКХ, которым ты фактически управляешь. Ну так добейся, чтобы кто-то из этих работодателей сел в тюрьму. В роли мэра я не буду устраивать травлю на каких-то неугодных оппонентов или еще на кого-то. Я буду знать, где эта малина, какие строители.

О. ЧИЖ: Т.е. вы будете ходить по стройкам?

С. МИТРОХИН: Зачем? Это сейчас я хожу по стройкам, потому что я не мэр Москвы, у меня нет этой информации. Если я буду мэром Москвы, она у меня будет. Я не одного такого негодяя, который обманывает людей и набирает фактически рабов себе в услужение, посажу. Потому что это преступление, не только по уголовному кодексу, это преступление против прав человека. Потому что эти люди живут в скотском состоянии на территории Москвы. Это позор нашего города. Кроме того, еще одна мера, очень важная. Я добьюсь принятия нормативного акта, который обязывает обеспечивать всех гастарбайтеров достаточно комфортным жильем.

О. ЧИЖ: Всех?

С. МИТРОХИН: Любого. Не может в Москве человек жить на улице в подворотне. Пусть обеспечивают. А вот тогда-то они и перестанут их нанимать на работу. Потому что эти люди станут для них слишком дорогими работниками. А проверить, где живет человек достаточно легко. Это может и жилищная инспекция сделать, и другие инстанции. Так что я уже сейчас могу сказать мэру, что надо делать для того, чтобы прекратить миграцию в Москву. Но лучше я сделаю это сам в роли мэра.

О. ЧИЖ: Сергей Митрохин, председатель партии «Яблоко». Вернемся после новостей.

НОВОСТИ

О. ЧИЖ: Мы закончили на том, что вы имеете конкретные предложения по мигрантам, попытаетесь их реализовать, когда станете мэром. Но 20-ю минутами раньше вы как раз говорили о том, что не понятно, каким образом преодолевать административный ресурс, который, как вы считаете, будет всячески работать на одного кандидата. А как вы его будете преодолевать?

С. МИТРОХИН: Я уже начал его преодолевать. Мы сейчас устанавливаем контакты с муниципальными кандидатами по всей Москве, ищем базы данных. Кстати, их практически не существует. Т.е. нам говорят – собирайте подписи…

О. ЧИЖ: Т.е. нет списка муниципальных депутатов Москвы?

С. МИТРОХИН: Список есть, но нет телефонов, электронных адресов, почтовых тоже нет. Но по почтовым писать с нашей почтой – это к концу выборов до них дойдет. Поэтому мы используем все возможности, для того чтобы заручиться подписями муниципальных депутатов. Сейчас, пользуясь такой возможностью, скажу, что у нас есть телефон в офисе партии «Яблоко»: 495-780-30-10. Всех муниципальных депутатов, которые готовы поставить за меня подпись, я прошу откликнуться. Либо, может быть, у каких-то москвичей есть знакомые депутаты.

О. ЧИЖ: Разыскиваются муниципальные депутаты.

С. МИТРОХИН: Да. И эти москвичи захотят с ними поговорить и сейчас меня слышат. Я прошу оказать такую поддержку.

О. ЧИЖ: Есть уже результат у этой работы?

С. МИТРОХИН: Да, у нас уже есть около 40 депутатов, которые предварительно дали согласие.

О. ЧИЖ: Т.е. треть.

С. МИТРОХИН: Да. Пока еще мало времени прошло. Мы сейчас начинаем системную работу. Я благодарен и дружественным организациям, например Владимиру Милову, партии «Демвыбор России», которая согласилась, чтобы ее муниципальные депутаты поставили за меня подписи, и другими организациями идет работа. Я думаю, что возможна и кооперация с различными кандидатами. Потому что от одного муниципального образования можно только одну подпись получить. А там же может быть несколько независимых депутатов. Повторяю, в Москве легче решить эту проблему, чем в других регионах. В Москве больше независимых от власти муниципальных депутатов. Поэтому я здесь придерживаюсь умеренного оптимизма. Я все-таки надеюсь, что мне удастся собрать эти подписи. Я уже этой работой занимаюсь.

О. ЧИЖ: Что касается кооперации с другими кандидатами, вам Дмитрий спрашивает: «С кем будете сотрудничать на выборах мэра, а с кем нет и ни при каких условиях?»

С. МИТРОХИН: Я не буду сотрудничать, конечно, с главным оппонентом своим – с Сергеем Семеновичем Собяниным. Как я с ним могу сотрудничать? Я предлагаю свою программу, которая является полной альтернативой тому, что делает Собянин, практически во всех сферах. Я могу сотрудничать с оппозиционными кандидатами.

О. ЧИЖ: Т.е. «нет» четко только в отношении одного человека?

С. МИТРОХИН: Что касается г-на Прохорова, я его тоже не считаю оппозиционным. Он сам, кстати, неоднократно открещивался от звания оппозиционера. Я считаю его кремлевским проектом. Человек с таким состоянием, как у него, он не может не быть кремлевским проектом. Потому что если он пойдет хоть в чем-то против властей, то он лишится всего своего состояния.

О. ЧИЖ: Но в каком-то формате сотрудничество с Михаилом Прохоровым возможно?

С. МИТРОХИН: Я считаю, что олигархи, которые идут во власть, они заставляют нашу страну и нашу Москву второй раз наступать на те же самые грабли, на которые мы наступили в 90-е годы, когда создавалась эта самая олигархия, когда проводились залоговые аукционы, фактически воровство, узаконенное Ельциным. И в этом воровстве участвовали конкретные люди, в том числе Михаил Прохоров. Поэтому навряд ли что-то общее между нами есть и навряд ли с ним возможно сотрудничество.

Мы готовы, кстати, сотрудничать с независимыми партиями и кандидатами по вопросу наблюдения на выборах. Но как можно сотрудничать с Прохоровым. Мы же проанализировали состав членов участковых избирательных комиссий, которых он направил от своей партии «Гражданская платформа». И мы увидели, что там те же самые электоральные рабы.

О. ЧИЖ: Электоральные рабы – это как? Там прямо в бумагах так написано? Как вы это поняли?

С. МИТРОХИН: Это люди, которые раньше в этих комиссиях направлялись администрациями, управами, префектурами. Мы же их знаем, мы давно занимаемся выборами. А теперь эти самые люди, которые подмахивали фальсифицированные протоколы, они идут от «Гражданской платформы». Это же ясный показатель изначального сговора с властью. И хотелось бы работать. Но как работать с такой партией, которая уже напихала в избиркомы статистов, которые будут поощрять фальсификацию выборов. А с независимыми готовы работать.

О. ЧИЖ: Независимые – это кто?

С. МИТРОХИН: С Алексеем Навальным готовы, предварительные консультации у нас были по ряду вопросов, в том числе возможна какая-то взаимопомощь при сборе подписей, я этого не исключаю. А уж по наблюдению – конечно.

О. ЧИЖ: Т.е. два сегмента: сбор подписей и наблюдатели.

С. МИТРОХИН: Да. Посмотрим. Еще же много времени пройдет и много обозначится независимых политиков. Так мы со всеми с ними будем сотрудничать. Мы можем даже заключить с ними какой-то взаимный пакт о ненападении, чтобы тратить силы не на друг друга в своей энергии критической, а на кандидата от партии власти. Это вполне возможно. По ряду вопросов возможно такое сотрудничество. По наблюдению на выборах возможно с КПРФ сотрудничество, потому что они активно этим занимаются, мы знаем, что в этом деле эта партия из всех парламентских партий наименьшее количество дает статистов от властей в избирательных комиссиях.

О. ЧИЖ: Приходят отклики на ваш комментарий относительно неудачных, как вам кажется, решений Собянина по дорожным вопросам, по строительству развязок и так далее. Хорошо. А у вас какие планы? Уже идет строительство? Что теперь делать?

С. МИТРОХИН: Подождите. Далеко не везде идет строительство. Там, где строительство началось, там есть большие проблемы. Что я сделаю в первую очередь? Меня спрашивают: а какой ваш первый шаг будет, когда вы станете мэром? Самый первый шаг неизбежный – это принятие бюджета на 2014 год. Это осень, это то время, когда надо срочно формировать бюджет. И я буду отталкиваться от бюджета.

Я, во-первых, подвергну аудиту все организации, которые получают бюджетные деньги, я приглашу независимых аудиторов. И в первую очередь это будет касаться тех подрядчиков, которые строят сегодня, расширяют эти магистрали. Я не хочу предвосхищать, но, как мне кажется, обнаружится, что слишком уж дорого обходятся москвичам и их карману эти проекты. Завышенные расценки на работы.

Я по Москве часто езжу в разные места, встречаюсь с жителями, защищаю их от разных безобразий. Часто вижу какое-то бессмысленное перекладывание бордюров, когда то бордюры исчезают, то те же самые плиты кладутся, которые и раньше лежали. Тогда не понятно, зачем их курочили. И так далее. Я сильно подозреваю, что стоимость этих проектов очень раздута.

О. ЧИЖ: Я не сомневаюсь, что москвичи будут искренне радоваться, когда увидят, что наказаны люди, которые (неразборчиво)…

С. МИТРОХИН: Результаты аудита я буду направлять в правоохранительные органы, чтобы весь этот разврат, связанный со строительством в Москве, был прекращен. Дальше. Я эти проекты заморожу, вот эти строительные проекты заморожу и проведу их исследование не только с финансовой точки зрения, насколько завышена их стоимость, она, повторяю, явно завышена, но я приглашу специалистов, в том числе с мировыми именами, имеющих успешный опыт развития мегаполисов мира, таких как Вукан Вучек, только что я о нем говорил. Других специалистов, не одного человека, конечно. Отечественных специалистов привлеку, например, Михаила Блинкина, который тоже камня на камне не оставил от проекта реконструкции Ленинского проспекта. Я проведу консилиум среди этих специалистов. Они предложат свои варианты, свои сценарии. И дальше эти сценарии будут обсуждены с москвичами.

О. ЧИЖ: А проекты всё это время будут заморожены.

С. МИТРОХИН: Да. Ничего страшного. Ничего не упадет с неба. А потом выяснится, что то, что будет предложено, гораздо эффективнее. Например, обязательно должна возрасти поддержка общественного транспорта, сейчас она крайне недостаточна.

О. ЧИЖ: Что-то, но с общественным транспортом, мне кажется, сейчас…

С. МИТРОХИН: Специалисты говорят, что должен быть эффективный город, удобный для жизни, это баланс между интересами автомобилистов и пешеходов. Пешеходы – это и те, кто ездят на общественном транспорте. Так у нас резко сдвинут баланс в сторону автомобилистов, и они в конечном счете от этого и сами страдают, потому что это является источником многочисленных пробок.

О. ЧИЖ: Тогда весь город нужно перестраивать.

С. МИТРОХИН: Нам Вукан Вучек объяснил очень четко.

О. ЧИЖ: Как он вас впечатлил.

С. МИТРОХИН: Специалист с мировым именем, он очень четко излагает, автор фундаментальных трудов. Первый раз встречался с таким ученым в области транспорта. И он объяснил, что многие хватались за голову в свое время и в Париже, и в Мадриде в середине прошлого века. Он говорит, что у них была примерно такая же ситуация, как и у нас. Сейчас это совершенно другие города. Но Москва идет не по этому пути, она идет к углублению этого самого кризиса.

Так вот я обеспечу экспертное обсуждение этого вопроса, с привлечением независимых экспертов, а не только тех, которые получают зарплату. Я назначу руководителем генплана не девочку, которая никогда не занималась градостроительством и транспортом, а занималась математикой и здравоохранением, как сейчас, а назначу квалифицированного, грамотного специалиста, имеющего практический опыт. В совокупности со всеми этими экспертами, специалистами я разработаю основу нового генерального плана Москвы. Старый генплан, принятый еще при Лужкове, не годится никуда, как минимум потому что Москва уже выросла в два с половиной раза.

О. ЧИЖ: Т.е. еще одна стройка следом за большой Москвой?

С. МИТРОХИН: Почему вы считаете, что генплан – это большая стройка?

О. ЧИЖ: Это преобразования.

С. МИТРОХИН: Я в своем генплане, знаете, что предусмотрю? Строительство коммерческого жилья, которое сегодня покупается либо олигархами, либо сверхбогатыми людьми со всего мира и спекулянтами, я резко ограничу строительство коммерческого жилья какими-нибудь зонами, может быть, на территории нынешних промзон, небольшими. Основной массив земли, который еще остался незастроенным, передам под строительство доступного жилья для очередников, на которых сегодня идет атака со стороны правительства Москвы, их из очереди выбивают. Посмотрите на отчет уполномоченного по правам человека Музыкантского. Я введу принцип софинансирования жилищного строительства, когда москвич средней состоятельности, представитель среднего класса может себе купить жилье не по ипотеке, а на принципах софинансирования.

О. ЧИЖ: Вы так просто об этом говорите, как будто это делается по щелчку пальцев.

С. МИТРОХИН: Для этого нужна политическая воля. Когда вы говорите, что гигантская стройка какая-то… Ничего не гигантская стройка. Будет принята принципиально другая схема организации транспорта, роль общественного транспорта повысится. Больше средств будет направляться на строительство метрополитена. Я считаю, что Москве нужен современный трамвай, не такой, как раньше, дребезжащий на всю округу и создающий резонанс в домах, а новые модели. По этому пути шел и Париж…

О. ЧИЖ: А их и делают, новые модели. И метро по стройке сейчас рекорды бьет.

С. МИТРОХИН: Метро у нас мало строят. Вы знаете, почему пожар произошел в метро, одна из причин?

О. ЧИЖ: По-моему, еще специалисты не знают.

С. МИТРОХИН: Наши специалисты партии «Яблоко» знают, по финансам и по бюджету. Мы выяснили, что за время правления Собянина финансирования мероприятий по безопасности московского метро сократилось в 10 раз, даже больше. Это одна из причин.

О. ЧИЖ: А откуда эти данные?

С. МИТРОХИН: Всё это опубликовано. Надо работать с документами.

О. ЧИЖ: Мероприятия по обеспечению безопасности – что это такое?

С. МИТРОХИН: Противопожарная безопасность, антитеррористическая.

О. ЧИЖ: Людей меньше стало, которые за этим следят?

С. МИТРОХИН: И людей стало меньше, и соответствующих профилактических работ, осмотров и так далее. Это огромный комплекс мероприятий, который должен проводиться. Да, это стоит денег. Так вот на это сокращение пошло. У нас же на многие статьи пошло сокращение. У нас в прошлом году, например, сократилось финансирование медицины в Москве на 20 млрд. рублей. Здесь использовали наши московские правители так называемый 83-й федеральный закон, который изменил принцип финансирования медицины. Эта история происходила и в других регионах. Но если бы власть думала о медицине в этих регионах, в том числе и в Москве, она бы этого не допустила. А сейчас мы сталкиваемся с проблемой снижения зарплат медикам. Потому что новые главврачи вынуждены экономить на зарплатах. Если власть этого не хочет допустить, она может этого не допустить. Так вот моя власть будет именно такая.

О. ЧИЖ: Не допустить. Каким образом вы собираетесь добавить денег на медицину? Откуда?

С. МИТРОХИН: Я сейчас говорю о том, что в прошлом году из фонда медицинского страхования было затрачено на 20 млрд. меньше, чем в предыдущем. Значит, эти деньги куда-то ушли. Наверное, они ушли на какие-то транспортные проекты, я не знаю на что, это надо изучать. Кстати, вот еще один момент, как я буду этим вопросом заниматься.

У нас есть Контрольно-счетная палата в Москве, там работают очень квалифицированные специалисты, аудиторы и так далее. Сейчас они готовят свои отчеты для депутатов, чиновников, мэрии и так далее. Отчеты очень интересные. Если их почитаешь, иногда волосы дыбом становятся, сколько средств разбазариваются. Но потом эти отчеты ложатся под сукно, никто не направляет их в прокуратуру, чтобы проводились проверки, возбуждались уголовные дела. А всё это буду делать. Вот тогда-то я и выясню, почему из фонда медицинского страхования ушли деньги не известно куда.

Я проведу аудит всех жилищно-коммунальных контор, выясню, что много лет они надували москвичей. Москвичи переплачивали за их услуги. Мне интересна история с приватизацией компании МОЭК, главного топливного монополиста в Москве. Почему его приватизировали в октябре прошлого года? Значит, кто-то сейчас нагревает руки на этих тарифах, какие-то частники. У государства стало меньше возможностей контролировать эту бывшую госкомпанию.

А те, которые еще не передали полностью в частные руки (а я считаю, что это неприемлемо, — приватизировать элементы жизненно важной инфраструктуры), там, используя возможности, связанные с государственным пакетом в этих компаниях, я, естественно, буду жестко и очень четко контролировать их деятельность и не позволю им раздувать тарифы. Я их заставлю вывешивать информацию обо всех своих затратах, обо всех своих штатах в Интернете.

Я заставлю региональную энергетическую комиссию выкладывать всю информацию, выкладывать экспертизу по обоснованию тарифов, что сейчас не делается. А не делается – это что значит? Всё это непрозрачно. Помните пословицу – ловить рыбку в мутной воде. Вот сейчас всё наше ЖКХ в Москве и во всей России – это мутная вода, и в ней ловят рыбку мошенники. ЖКХ превратилось в кормушку.

Мое главное лекарство от этой мутной воды, дуст такой – это прозрачность. Заставить их всех отчитываться, создать наконец единую детализированную систему отчетности о деятельности всех коммунальных компаний, включая и управляющие организации, и поставщиков ресурсов и так далее, на основе полной прозрачности.

Вот тогда мы увидим, кто ворует из них, от правоохранительных органов будем требовать посадить воров, как минимум выбрасывать с их должностей и набирать честных людей. Тогда будет порядок в ЖКХ и не будет необходимости даже в течение длительного времени повышать тарифы. Мы можем даже на какое-то время их заморозить.

О. ЧИЖ: Виктор вам пишет: «Я знаю, что, кроме смены людей, надо менять структуру и принципы управления городом. Ваши основные принципы в этом направлении». Прозрачность – это и есть ваш основной принцип?

С. МИТРОХИН: Мы же говорим про разные проблемы. Не только эта, конечно. Смотрите, в городе сегодня отсутствует система обратной связи между властью и москвичами. Поэтому мой главный лозунг компании будет такой. Московскую власть – под контроль москвичей. Судьбу Москвы должны определять москвичи, а власть должна им помогать это делать. Сегодня всё наоборот.

Сегодня судьбу Москвы определяют чиновники, многие из которых не являются москвичами. Я, кстати, считаю, что это неправильно, что в любом регионе и в любом городе все-таки должны быть руководителями местные жители. Я вижу, как эти чиновники не чувствуют Москву, они ее не понимают. Их решения, даже на уровне культуры, интеллекта не адекватны образовательному, культурному потенциалу москвичей. Поэтому и кадровая моя политика будет соответствующая.

Сейчас у нас даже сложились уже землячества, причем не связанные с Москвой. Вот строительный комплекс у нас контролирует землячество. Я не буду называть какое, я не собираюсь никакие страсти разжигать, но это неправильно. Почему непрофессиональные люди назначаются? А это близкие, свои люди, какого-то своего, близкого клана, по принципу прежнего места работы. Это абсолютно неправильно.

Моя кадровая политика будет принципиально иной. Установление комплексной системной связи между властью и москвичами через множество механизмов. Первое – нужна не карманная Мосгордума, которая обслуживает бюрократию московскую, а нужна Дума, которая обслуживает москвичей. Для этого нужны честные выборы. Я сказал, первый мой шаг – работа с бюджетом, это неизбежно. Бюджет нужно принимать, городу нужно жить на следующий год. А после этого я потребую провести досрочные выборы Московской Городской Думы уже в марте следующего года. Потому что Мосгордума должна контролировать бюрократию. Если нет контроля за бюрократией – значит, есть тотальная коррупция. Чтобы она контролировала, туда должны придти представители москвичей на честных выборах. Это обязательно. Если у власти есть политическая воля обеспечить честные выборы, у мэра Москвы, он их обязательно обеспечит. Это будет моим вторым шагом. И после этого обязательно повышение полномочий Мосгордумы.

О. ЧИЖ: Каких?

С. МИТРОХИН: И при Лужкове, и при Собянине происходил следующий процесс. У Московской Думы отнимали полномочия, и бюрократия присваивала их себе. Какие? Очень важные, с точки зрения борьбы с коррупцией. Утверждение программ приватизации. Я сказал – приватизировали такой монстр, как МОЭК. Депутаты это мероприятия не утверждали.

О. ЧИЖ: Т.е. приватизацию объектов нужно проводить через Мосгордуму.

С. МИТРОХИН: Каждая программа приватизации должна утверждаться Мосгордумой. Ставки и тарифы по ряду коммунальных услуг тоже должны утверждаться Мосгордумой.

О. ЧИЖ: А что это судьбоносно изменит? Просто деньги будут заноситься в Мосгордуму.

С. МИТРОХИН: Нет. Я же был депутатом Мосгордумы, я знаю, как это устроено. Исполнительная власть полностью закрыта. Когда она что-то утверждает, в этом никто не участвует. Дума открыта, особенно если будут другие депутаты, не обслуживающие власть, как «Единая Россия», а более-менее самостоятельные, нормальные депутаты. Они будут проводить слушания, на слушания они будут звать общественность, как я это делал, когда был депутатом Мосгордумы, звать прессу, звать блогеров наконец. Этот процесс станет прозрачным. Тогда можно было бы, например, не допустить приватизации МОЭК, если бы такое право было.

Кроме того, смотрите, целевые программы. Сначала отменили право Мосгордумы утверждать краткосрочные целевые программы, потом и долгосрочные. А что такое целевые программы? Это же огромные деньги, притом деньги на что? Почему бюрократия без всяких совещаний с депутатами, с обществом наконец определяет, что тут надо делать, что не надо делать? Последняя программа, которая утверждалась формально, была программа капремонта. А сейчас вообще ничего не утверждается. А если не утверждается, если нет ни одного лучика прозрачности в этой системе, значит, там будет воровство.

О. ЧИЖ: Откуда же у вас такая уверенность, что вместе с гипотетической сменой мэра придут совершенно чистые депутаты, которые как будто выросли где-то в других условиях, у них другие принципы?

С. МИТРОХИН: Что значит «чистые депутаты»? Придут все-таки реальные представители москвичей. Москвичи очень умные, образованные люди, они не будут избирать заведомых негодяев туда. Сейчас многие попадают совсем не потому, что за них проголосовали москвичи, а потому что за них накидали бюллетени во время выборов. Эти люди, да, с ними надо будет работать, и мэр обязан работать. Мэр обязан отчитываться перед депутатами. Я считаю, что надо вернуть институт отчетности, чтобы каждого не только мэра, но и каждого руководителя департамента могли депутаты вызывать на ковер, чего сейчас нет. Т.е. огромное количество мероприятий, которые делает власть в Москве, связанных с волеизъявлением москвичей.

О. ЧИЖ: Сергей Митрохин — председатель партии «Яблоко».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире