В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Ренат Акчурин, один из ведущих кардиологов страны.


А.ПЛЮЩЕВ: Я напомню, что Ренат Сулейманович это тот человек, который делал знаменитую операцию на сердце президенту. Сегодня мы хотели бы поговорить не об этом или не столько об этом, тем более что повод уже давно исчерпан этот. У меня лежит сообщение ИТАР-ТАСС еще от 8 ноября (именно с этого срока мы пытаемся связаться с Ренатом Акчуриным, чтобы он нам пояснил), что открыты генетические причины инфаркта, что позволяет надеяться на скорую победу над ним мировой медицины. На пороге 2000 года, на пороге 21 века, через год он наступает, хотелось бы спросить, насколько человечество подошло близко к полной победе над инфарктом.
Р.АКЧУРИН: Примерно так же близко, как к клонированию себе подобных. Т.е. мы еще далеки, открыты только зачатки этого, и говорить о том, что мы победим в ближайшие сто лет инфаркт миокарда было бы по меньшей мере наивным. Я думаю, что работы для кардиологов и кардиохирургов, к которым я отношусь, еще хватит на много лет, особенно в наших условиях.
А.ПЛЮЩЕВ: Какая сейчас главная проблема, краеугольный камень современной кардиологии, современной кардиохирургии?
Р.АКЧУРИН: В нашей стране или вообще?
А.ПЛЮЩЕВ: Давайте и в нашей стране, и вообще.
Р.АКЧУРИН: Если говорить о нашей стране, то главная проблема это финансирование кардиологических клиник, создание определенной идеологии, при которой кардиолог не нуждался бы ни в чем. Тогда мы можем гарантировать какие-то победы в области кардиологии. Глобально сегодня проблемы делятся на две части. Одна из них в области инфаркта это, действительно, создание генноинженерных препаратов, которые позволили бы восстановить рубец, возникший после инфаркта, вырастить там мышцу, вырастить мышечную клетку. Это научная задача. Практическая задача у хирургов уменьшить боль, уменьшить объем разрезов, доступов, сократить травму для больного и быстрее его поставить на ноги, потому что сегодня, мы это уже и здесь понимаем, в России, койкодень это очень дорогая штука, не только для государства, но и для пациента.
А.ПЛЮЩЕВ: За последнее время в нашей стране как изменился характер кардиологических заболеваний? Что увеличилось, что уменьшилось, что носит массовый характер?
Р.АКЧУРИН: Структура заболеваемости, в частности, ишемических больных осталась той же, может быть, даже усилилась, в связи с известными всем вашим слушателям, я надеюсь, причинами. Может быть, немножко уменьшилось количество больных ревматическими пороками, поскольку в течение многих лет кардиологи довольно успешно занимаются профилактикой этого. Но в целом структура так быстро не меняется. Если мягко сказать, при абсолютной неспособности Минздрава коррелировать как-то это с помощью финансовых вливаний, конечно, мы долго будет ждать изменений в структуре кардиологической заболеваемости. Нужны деньги.
А.ПЛЮЩЕВ: Увеличилась ли за последние годы это, может быть, подвопрос от предыдущего заболеваемость, скажем, той же ишемической болезнью сердца?
Р.АКЧУРИН: Я не берусь Вам сказать точные цифры, но думаю, что да.
А.ПЛЮЩЕВ: Я все-таки хочу вернуться к Вашей операции на сердце президента. Вы последний раз когда наблюдали Вашего пациента?
Р.АКЧУРИН: Я думаю, где-нибудь полгода назад. Был этапный осмотр Бориса Николаевича, все было нормально.
А.ПЛЮЩЕВ: Вы сейчас сказали, все было нормально. Это, как у врачей пишется, «состояние удовлетворительное», да?
Р.АКЧУРИН: Да, мы примерно так, мы не делим больных, мы не говорим, блестящее состояние или отвратительное, хотя по-разному оцениваются больные. Мы говорим, действительно, две оценки: удовлетворительное и неудовлетворительное. Насколько я помню, и я четко помню, говорили об удовлетворительном состоянии сердечно-сосудистой системы президента.
А.ПЛЮЩЕВ: Может быть, будет нескромный вопрос, я не знаю. Примерно раз в полгода же осматривают президента.
Р.АКЧУРИН: Что-нибудь так, не чаще.
А.ПЛЮЩЕВ: Т.е. скоро должен быть плановый осмотр Бориса Николаевича.
Р.АКЧУРИН: Вполне возможно.
А.ПЛЮЩЕВ: Будем надеяться, что у президента с сердцем все будет в порядке и на этот раз врачи тоже поставят удовлетворительную оценку состояния здоровья президента. Я тут смотрел различные телевизионные передачи, особенно накануне выборов они почему-то обострились с этим. Была высказана мысль о том, что в свое время, когда высокопоставленные наши чиновники были очень больными людьми, наша медицина если не процветала, то, во всяком случае, не бедствовала. У меня опять же, может быть, нескромный вопрос: Ваша клиника после операции на сердце президента почувствовала материально на себе свою успешную деятельность?
Р.АКЧУРИН: Нет. В целом я бы отметил следующим образом последние десять лет. Если мы раньше говорили о том, что медицина абсолютно доступна для всех, в России все-таки выполнялось примерно в два раза меньше операций на сердце, чем за последние десять лет. И это было связано, прежде всего, с тем, что достаточно большое количество людей проповедовали необходимость создания всего своего собственного. С развитием и с возникновением перестройки мы стали чаще обращаться к тем разработкам, которые уже стали достоянием всего мира, и это существенно улучшило результаты самих операций и, вместе с тем, количество операций. Единственная сложность, которая при этом возникла, — это сложность, я еще раз возвращаюсь, может быть, это избито, но сложность с бюджетным финансированием медицинских учреждений, которые занимаются этим. Нам с Вами вполне понятно, что операцию на сердце просто так пациент не потянет, он должен около трех тысяч долларов заплатить за расходный материал, поскольку у вас в больнице нет бюджетных средств, примерно столько же он уплатит за уход и еще столько же за операцию. Это минимальная стоимость операции. Сегодня в любой стране социализированного капитализма, скажем, в Израиле, в Швеции, стоимость такой операции колеблется от 15 до 20 тысяч долларов США. У нас это делается практически по себестоимости расходных материалов, поэтому говорить о том, что мы ждем какого-то скачка, не приходится.
А.ПЛЮЩЕВ: А какая сейчас самая дорогая операция на сердце?
Р.АКЧУРИН: Я думаю, трансплантация сердца, поскольку после трансплантации вы в течение оставшейся жизни пациента должны его наблюдать и лечить специальными препаратами.
А.ПЛЮЩЕВ: Насколько доступно населению, насколько человек, который страдает ишемической болезнью сердца, может рассчитывать на операцию аортокоронарного шунтирования? Насколько ему это будет по деньгам?
Р.АКЧУРИН: Это может мгновенно решиться тогда, когда обязательное медицинское страхование возьмет на себя самую необходимую часть населения, скажем, больных с ишемической болезнью сердца. Вот тогда пациенты смогут рассчитывать на операции. Но при этом и медицинская часть должна соответствовать этому обязательному медицинскому страхованию, стараясь максимально снизить стоимость операций. На сегодня обязательное медицинское страхование, насколько мне известно, не покрывает расходов, которые связаны с операциями на открытом сердце.
А.ПЛЮЩЕВ: Мы переходим к вопросам, которые вы задали на наш эфирный пейджер. Очень много вопросов по состоянию здоровья Бориса Николаевича. В частности, спрашивают, как состояние его печени и почек, чем объясняется сильная одышка у нашего президента, не болезнью ли, и чем объясняется изменение тембра голоса, которое мы в последней видеозаписи президента могли наблюдать. Тем более что сейчас пришла новость, что Борис Николаевич не будет сегодня на новогоднем приеме.
Р.АКЧУРИН: Все эти три вопроса одного ответа не заслуживают, поэтому я бы их разбил. Скажем, изменение тембра голоса и легкая одышка может быть связана с избыточной полнотой президента. Я, к сожалению, занимаюсь оценкой своей, хирургической части работы время от времени, а постоянное наблюдение за Борисом Николаевичем ведет целая медицинская клиника Управления делами президента, где есть врачи, терапевты и так дальше. Что касается печени и почек Бориса Николаевича, я для особо любопытных могу ответить, что они в полном порядке, по крайней мере, полугодовой давности. А тембр голоса меняется в связи с полнотой человека.
А.ПЛЮЩЕВ: Еще несколько вопросов с пейджера, они касаются ишемической болезни сердца. Во-первых, какой образ жизни нужно вести, чтобы не заработать ишемическую болезнь сердца. И во-вторых, — может быть, связанный, может, не связанный, как хотите, можете разбить эти вопросы, — это полезен ли холестерин или вреден, потому что существуют разные точки зрения на этот вопрос.
Р.АКЧУРИН: В первую очередь, любой образ жизни человека как живущего млекопитающего должен быть достаточно активным. Пассивность не допускается. Человек, который занимается ходьбой, каким-то видом спорта, обыкновенной физкультурой, плаванием, какими-то приятными для себя физическими занятиями, он меньше подвержен атеросклеротическим поражениям сосудов. А что касается уровня холестерина и пользы его или вреда, это палка о двух концах. При, скажем, чрезмерном увлечении препаратами, которые снижают уровень холестерина, американцы заметили на очень больших статистиках, на огромных подсчетах, что у этих больных возрастает количество суицидальных попыток, т.е. самоубийственных, в связи с тем, что холестерин это основное вещество, которое содержится в головном мозге и обеспечивает энергетику и мыслительные процессы. Поэтому тут всегда надо соблюдать золотую гиппократову серединку, не излишествовать, не злоупотреблять и так дальше.
А.ПЛЮЩЕВ: «Насколько опасно для человека утолщение митрального клапана?» спрашивают.
Р.АКЧУРИН: Все зависит от того, какого генеза это утолщение. Если это развитие атеросклероза и в клапане оседает тот же самый холестерин, который постепенно превращается в кальций, это достаточно опасное заболевание, которое с прогрессированием приводит к недостаточности митрального клапана и к необходимости оперативной коррекции, операции. Если это связано с каким-то воспалением, то его можно вылечить медикаментозным путем, вовремя остановить. Будет несколько утолщен клапан. Но это достаточно редко бывает. Бывает истончение клапана или разрыв его, связанный с инфарктом миокарда перенесенным или с каким-то другим соединительно-тканным заболеванием. Но в таких случаях тоже хирургия очень эффективная.
А.ПЛЮЩЕВ: Я компоную вопросы. «Сколько стоит операция аортокоронарного шунтирования в Вашем центре?». И сразу же сюда же: «В свое время было заявлено, что президенту операция была сделана бесплатно, как гражданину. Почему любой гражданин должен платить?».
Р.АКЧУРИН: В нашем центре операции делаются в основном бесплатно пациентам. К великому сожалению, в связи с недостатком оксигенаторов и с очень большой очередью из этих больных мы вынуждены просить их ожидать долго, до трех месяцев. Хотя для сравнения могу сказать, что в Финляндии, Швеции очередь до полутора-двух лет у таких пациентов, хотя они делают гораздо больше нас операций. Недостаточно высокое количество операций также связано и с низким уровнем зарплаты медработников. Наконец, что делают пациенты, которые поступают к нам на операцию: они покупают расходные материалы. Те, кто в состоянии приобрести расходные материалы, — это примерно около двух тысяч так называемых «условных единиц», — идут вне очереди, так же, как и коммерческие больные, которые приносят зарплату всему коллективу.
А.ПЛЮЩЕВ: Хочу отвлечься от пейджера на секунду. Как Вы оцениваете состояние подготовки сейчас кардиохирургов? Насколько новые хирурги, которые к вам приходят, квалифицированны? Как Вы оцениваете нынешнюю школу?
Р.АКЧУРИН: Я убежден совершенно серьезно в том, что сделать быстро кардиохирургию в нашей стране, так внезапно, как, помните, в свое время китайцы варили металл в каждом дворе, не удастся, потому что качество этого металла, так же как качество хирургов, будет близко к специализации «зауряд-врачей». Помните, во время Второй мировой войны, чтобы обеспечить достаточное количество медработников, люди за полтора-два года заканчивали медвуз и получали такую профессию зауряд-врач, и он служил какое-то время в армии. Кардиохирургия это довольно тонкая, деликатная область. Мне кажется, для того, чтобы ее закончить, врач обязательно должен пройти терапию, общую хирургию уже после окончания института и затем прийти к нам на учебу на три-четыре года, как минимум.
А.ПЛЮЩЕВ: Продолжаю читать вопросы с пейджера. «Как Вы относитесь к использованию аспирина в качестве профилактического средства?».
Р.АКЧУРИН: Пожалуй, сегодня это одно из наиболее доказанных эффективных средств в профилактике инфарктов и тромбозов, особенно у людей среднего возраста, когда мы знаем уже, что у него есть сужение каких-то артерий, будь то коронарные или мозговые. Аспирин в очень небольших дозах позволяет существенно снизить опасность тромбоза, закупорки этих сосудов и последующих катастроф.
А.ПЛЮЩЕВ: «Как нужно себя вести после инфаркта? Мне 50 лет, я мастер спорта».
Р.АКЧУРИН: Нужно определиться, во-первых, со временем. После инфаркта нужно восстановиться, хотя бы 4-5 месяцев. Если не возникнет никакой стенокардии, постепенно наращивать физическую активность, но совсем не спортивную, о которой говорит ваш слушатель, и затем обращаться к врачам с тем, чтобы провести специальные физические тесты на выносливость сердца и на выносливость сердечных артерий.
А.ПЛЮЩЕВ: «Какое влияние оказывают погодные неблагоприятные условия на больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями?».
Р.АКЧУРИН: Довольно существенное. Существующая служба метеопатий, я помню, по телевидению это довольно часто было, предсказывала всегда надвигающиеся какие-то изменения. Существенные изменения, потому что в связи со снижением атмосферного давления снижается порциальное содержание газов в крови, в том числе кислорода. Естественно, больные, у которых ухудшено кровоснабжение сердечной мышцы или головного мозга, чувствуют себя хуже в этот период.
А.ПЛЮЩЕВ: Вы знаете, — я сейчас обращаюсь к радиослушателям, — потрясающе. Я мало внимания вообще уделяю своему здоровью, медицине вообще. Слушая успокаивающий голос Рената Сулеймановича, мне уже как-то хочется заняться сердечком, легкими, несмотря на то, что я относительно молодой человек, еще рано об этом думать. У нас скоро Новый год намечается тут. Что бы Вы посоветовали слушателям, чтобы не напрягать сердце, чтобы, как говорят, не сорвать?
Р.АКЧУРИН: Вы имеете в виду в момент празднования Нового года?
А.ПЛЮЩЕВ: Ну, праздники.
Р.АКЧУРИН: Побольше активности, танцевать, гулять, петь, играть в снежки, кататься на лыжах, использовать эти дни для себя, для того, чтобы хоть немножко привести себя в нормальный тонус, поскольку значительная часть из нас сидит в кабинетах или работает на определенном рабочем месте, неподвижный образ жизни ведет, поэтому это все нужно. Тем, кто предпочитает сидеть за хорошим и красивым столом, не советую перегружаться, чтобы легче чувствовать себя, легче и глубже спать и проснуться со свежим чувством в последнем году уходящего тысячелетия.
А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Со своей стороны надеюсь, что больных у Вас за эти праздничные дни не увеличится, хотя бы потому, что Вы сейчас рассказали, что нужно и что не нужно делать.
Р.АКЧУРИН: Спасибо, это наши взаимные мечты, я думаю, и слушателей, и мои тоже.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Ренат Акчурин, один из ведущих кардиологов страны.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире