28 января 2000
Z Интервью Все выпуски

Политическая обстановка в России после парламентских и накануне президентских выборов; пути урегулирования ситуации в Чеченской республике


Время выхода в эфир: 28 января 2000, 19:15

С.БУНТМАН: Вас сейчас реже слышат почему? Потому что демократическая идея умерла? Или новые времена?

М.САЛЬЕ: Я не знаю, почему пресса ко мне не обращается даже сейчас, когда у меня от иностранной прессы дома каждый день 2-3 корреспондента, -российской прессы я не вижу.

С.БУНТМАН: Санкт-Петербург сейчас у нас очень странно рассматривается как кузница кадров для новой России.

М.САЛЬЕ: Да, это есть.

С.БУНТМАН: Если при советской власти Ленинград считался неправильным и очень часто его чистили от партийных кадров, сейчас у нас идет новый петербургский период России. Какой он, этот период, который мы условно можем назвать и путинским? Хотя бы эти 3 месяца, даже если Владимира Владимировича не выберут?

М.САЛЬЕ: Ну, этот питерский период начался ведь не с Владимира Владимировича Путина, он начался гораздо раньше фактически с Чубайса, с того времени, когда большая когорта депутатов пришла на Съезд народных депутатов , и в правительство пришло очень много людей из Петербурга. Но заканчивается он  я так думаю, заканчивается таким странным образом, что, начав с демократов, мы приходим, в конце концов, к человеку, который никогда в жизни себя с демократами не отождествлял, ни разу, и даже во время избирательной кампании Единства не было объявлено программой, не было сказано, что это демократы, а уж тем более правый центр. И, что очень важно, человек он из органов безопасности.

С.БУНТМАН: Человек из органов безопасности — это как клеймо. Не похоже ли это на ку-клукс-клановский подход? Если человек из органов безопасности, значит, он заведомо антидемократ и зажиматель всего.

М.САЛЬЕ: Конечно, это не клеймо, и, конечно, этот подход обязательно должен быть дифференцирован. Но не случайно в бывших странах соцлагеря в некоторых даже есть закон о люстрации, касающийся именно сотрудников органов безопасности. Клеймо — не клеймо, но в голове все равно остается Кроме того, Владимир Владимирович Путин не изменял этим «органам» на протяжении всей своей карьеры. Его последняя должность непосредственно перед назначением сначала премьер-министром, а потом исполняющим обязанности президента это директор ФСБ. У него стойкая приверженность к «органам», у нас антипатия к «органам».

С.БУНТМАН: Даже если они новые российские? ФСБ все-таки это не КГБ.

М.САЛЬЕ: ФСБ это не КГБ. Не знаю, насколько обновлен кадровый состав ФСБ В стойком неприятии этих «органов» нет абсолютно ничего удивительного, потому что это неприятие к ним есть не только в странах, прошедших этот страшный коммунистический путь, но и в других странах тоже. А вот человек во главе государства из этих «органов», да еще прошедший коммунистический путь — это, несомненно, символ.

С.БУНТМАН: Символично было и то, что почти день в день с назначением Владимира Путина премьер-министром пришла депеша, что ночью в Польше был изгнан из правительства министр внутренних дел по обвинению в связях с «органами» коммунистических времен в Польше.

М.САЛЬЕ: В Польше как раз и есть этот закон о люстрации.

С.БУНТМАН: 13 января в испанской газете Вангардия Вы были упомянуты в связи с делом начала 90-х гг.: тогдашний Ленсовет разбирал историю с льготами, поставками продовольствия, и к этому делу имел отношение Владимир Путин. Ваша фамилия была названа среди тех депутатов, которые занимались этим делом . Это так?

М.САЛЬЕ: Это так. Я была в то время депутатом двух уровней России и Ленсовета. В Ленсовете я возглавляла комиссию по продовольствию, времена были страшные, продовольствия не было. От правительства России была получена лицензия на экспорт редких металлов бартер был — в связи с отсутствием продовольствия Была создана комиссия по расследованию этого дела, я ее возглавляла. Мы действительно этим занимались.

С.БУНТМАН: И что там было?

М.САЛЬЕ: Были обнаружены нарушения. Это было очень давно, и я это плохо помню. Но что я помню точно это демпинговые цены на экспорт, то есть цены, заниженные в 2-3 раза и даже на порядок по сравнению с мировыми. Все это контролировалось по ценам на мировых биржах. На импорт продовольствия, наоборот, не очень существенно завышенные цены, но, поскольку объемы были большие, разница была очень существенная, что, несомненно, наносило ущерб городу. Цифра была подсчитана, я ее не помню. Но по тем временам это была очень значительная цифра. Это сейчас плюнуть и растереть, поскольку воруют так, что цифры уже даже никакого значения не имеют Второе, что было установлено этой комиссией, — это то, что фирмы, которые заключали контракты руководил всей работой Владимир Владимирович выглядели подставными, дутыми фирмами-однодневками, которые исчезнут, как только они совершат эту операцию. И третье это то, что в контрактах было заложено нарушение таможенных правил. Все это было доложено Ленсовету, было подготовлено по результатам работы заключение, сопровождавшееся огромным количеством документов, президиум Ленсовета полностью согласился с нашими выводами. Дело было передано в контрольное управление администрацией президента Болдыреву. Болдырев назначил комиссию, комиссия приехала в Питер и никаких результатов. Болдырев скоро ушел в отставку.

С.БУНТМАН: Значит, все ушло в песок?

М.САЛЬЕ: Да.

С.БУНТМАН: Говорят, что Владимир Путин очень трогательно относится к Анатолию Собчаку и вот сейчас вызволил его из той беды, в которую он попал в последнее время. Как Вы относитесь к этой истории с Анатолием Собчаком и к позиции Путина?

М.САЛЬЕ: Как я отношусь? Трогательно отношусь к этой истории. Собчак по рекомендации ректора нашего университета, по-моему, Меркурьев тогда был ректором, взял Путина на работу в Исполком и потом в мэрию. Путин возглавлял там сначала Комитет по внешнеэкономическим связям, затем стал первым замом. Он решал абсолютно все вопросы. Без резолюции Путина Собчак не подписывал ни один документ это было правилом. Претензии к Путину со сторон — было еще одно депутатское расследование, были иски председателя совета Александра Беляева там очень много было различных дел. Я думаю, что Собчак и Путин очень тесно связаны во всех делах, которые в Петербурге вершились. Нас, депутатов, назначение Путина не удивило нисколько, потому что Собчак имел обыкновение брать в свой аппарат если не наиболее реакционные, то наиболее одиозные фигуры из бывшей коммунистической номенклатуры, отнюдь не демократического толка. Путин продемонстрировал верность своему бывшему патрону, и это неслучайно: потому что все дела, которые там вершились, вершились вместе. Тогда Путин под крышей Собчака, теперь Собчак под крышей Путина — вот и все. А что тут удивительного? Очень трогательно

С.БУНТМАН: Роли поменялись

М.САЛЬЕ: Роли поменялись, но игра не поменялась.

С.БУНТМАН: И удобнее, чтобы Собчак был здесь, а не где-то там?

М.САЛЬЕ: Я думаю, поскольку есть такой плодотворный опыт совместной работы, почему бы не продолжить его?

С.БУНТМАН: Вопрос с пейджера: Почему нам, россиянам, силой навязывают Путина? Почему этим занимаются лидеры 12 стран СНГ? Откуда знание прекрасных деловых качеств Путина? Я ни черта не понимаю! Есть вопрос и об Анатолии Чубайсе: Почему Анатолий Чубайс так встал за Путина и говорит сейчас о возрождении русской армии, так поддерживает кампанию в Чечне и вообще поддерживает Владимира Путина? Как Вам кажется, что это такое — всеобщая поддержка и стран СНГ, и Анатолия Чубайса?

М.САЛЬЕ: Первая часть вопроса относительно того, что нам навязывают Путина А кто нам его навязывает? Ведь никто не заставлял россиян бежать голосовать за Единство, ведь было понятно, что за этим стоял Путин. Никакой программы, ничего Мы сами это сделали. И не надо кивать на кого-то: это сделали мы сами, избиратели, которые за него голосовали.

С.БУНТМАН: Вы имеете в виду голосование в парламентских выборах за Единство?

М.САЛЬЕ: Да, конечно. Тогда было объявлено, что это партия Путина, это все знали

С.БУНТМАН: И за СПС тоже.

М.САЛЬЕ: СПС — я с вами согласна. Но это все-таки было сбоку. А здесь Шойгу однозначно заявил, что это партия Путина. Путин никого не обманул, он не заявлял, что это правый центр. Кричать в Думе, что кого-то обманули, бессмысленно: сами себя обманули! Сейчас, теперь уже, действительно идет кампания навязывания, потому что на встрече лидеров стран СНГ все говорили о Путине , как об уже готовом президенте, практически занявшем этот трон. Нам его навязывают, потому что хотят сохранить существующий режим, те олигархи, которых защищает Путин. Простите за абсолютную тривиальность того, что я говорю, но это вещи достаточно очевидные: им нужен человек, который будет охранять их интересы. Только у меня для них есть замечание: насколько они уверены в том, что все они под этим крылом сохранятся и все их интересы будут соблюдены? Конечно, свои группы будут, но круг их может быть не такой, какой он есть на сегодняшний день. И в этой связи позиция Чубайса мне не до конца понятна. Ее я могу объяснить только тем, что Анатолий Борисович надеется на то, что будут проходить экономические реформы по либеральным принципам. Все, что до сегодняшнего дня опубликовал Путин, в том числе его статья в Независимой газете 30 декабря, этому противоречит, практика действий Путина этому противоречит. Поэтому позиция Чубайса мне непонятна. Хотя я, в отличие от многих россиян, отношусь к этому человеку с большим уважением и очень ценю его и как организатора, и как экономиста.

С.БУНТМАН: Сразу начали задавать вопросы о Петербурге и, естественно, тут же  о том, что известно о расследовании дела по убийству Галины Васильевны Старовойтовой.

М.САЛЬЕ: Мне ничего не известно. Если что-то известно, то только из прессы. Я на эту тему разговаривала в последний раз с Сергеем Владимировичем Степашиным, когда он еще был министром внутренних дел, то есть осенью, скоро после убийства Галины Васильевны Мне известно вот что: что это убийство никогда не будет раскрыто вот это мне известно абсолютно точно.

С.БУНТМАН: Вопрос по демократическим организациям Петербурга. Вопрос, пришедший по Интернету: Насколько масштабна фигура Руслана Линькова, что его выбрали главой партийной организации вместо Галины Старовойтовой?

М.САЛЬЕ: Во-первых, неверно, что его выбрали главой партийной организации. Главой партии Демократическая Россия избран ныне и тогда депутат Государственной Думы Юрий Рыбаков, а не Руслан Линьков. Но, тем не менее, Руслан Линьков это действительно масштабная фигура, я очень хорошо его знаю. Это необычайно честный, необычайно порядочный человек с очень твердой позицией. Человек, который был предан лично Галине Васильевне, прекрасный журналист. И в масштабе Петербурга это очень заметная фигура.

С.БУНТМАН: Вопрос, который очень часто задается: Сколько голосов потеряли после защиты и поддержки чеченских бандитов в 94-96 году? — тут почему-то упоминаются Гайдар и Ковалев. Я думаю, наконец мы скажем и о Вашей позиции, и о позиции демократов Вашей закалки по поводу чеченской войны.

М.САЛЬЕ: В 94-м году демократы по своей позиции защиты чеченского народа, а не чеченских бандитов, не потеряли ровным счетом ничего. Тогда эту позицию разделяли все россияне. Большинство из них было против той войны, поэтому это была позиция, которая, наоборот, прибавляла, а не убавляла очки. Вопрос был бы правомерен, если бы вы спросили, сколько Явлинский на этих выборах потерял голосов за то, что он не поддержал войну в Чечне, а встал на защиту все того же чеченского народа. Я думаю, что много. Потому что, как говорит Путин, информационная война выиграна. Выиграна она исключительно потому, что мы получаем в очень сильной степени дозированную информацию о том, что происходит в Чечне. Очень немногие средства массовой информации публикуют об этом правду, и не потому что они не хотят, а потому, что они не могут. Тем не менее, то, что в последние дни прошло на канале НТВ передача из Ростова и последняя передача Киселева Глас народа — показывает, что эта блокада все-таки прорывается, что правду о количестве убитых там скрыть нельзя и что мнение людей начинает меняться. Мое мнение таково: народ победить нельзя. И как в 94-м, в 96-м году это была война народа, так и сегодня. Сегодня, правда, в гораздо меньшей степени, чем тогда, потому что просто сил уже нет. Я всецело за борьбу с терроризмом, но для этого существуют совершенно иные механизмы. И, как справедливо говорят сегодня очень многие люди, если так бороться с терроризмом в Чечне, то нужно бомбами закидать всю Россию. Россия вся поражена терроризмом, абсолютно вся Кроме того, так же, как в 96-м году, происходит нарушение всех возможных российских законов. Но главное не это, а то, что устроили сегодня в Чечне, так ведя борьбу с терроризмом. Нам обеспечили партизанскую войну на долгие годы, Чечне обеспечили оккупационный режим на долгие годы. И главное это не решает проблему. Никакой борьбы с терроризмом не происходит. Терроризм как был, так и есть, так и останется. Вот и все.

С.БУНТМАН: Самый последний вопрос, на который я бы хотел получить однозначный ответ: с приходом Путина ограничения свободы слова видятся Вам?

М.САЛЬЕ: Ответ однозначный: видятся, и сильно.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире