28 января 2000
Z Интервью Все выпуски

итоги встречи министров финансов стран «большой восьмерки» в Японии; возможные инвестиции стран G-8 в Россию; — ситуация на российском финанс


Время выхода в эфир: 28 января 2000, 17:15

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Александр Лившиц, спецпредставитель Президента РФ по связям с индустриально развитыми странами, министр РФ.
Эфир ведет Марина Королева.

М.КОРОЛЕВА: Давайте начнем с всемирного форума в Давосе, который открылся вчера. Загадочное все-таки место Давос! Я слышала две совершенно диаметрально противоположные точки зрения. Первая: в Давосе ничего не происходит, там просто некая приятная и очень интересная тусовка. И второе мнение: в Давосе решаются судьбы мира.
А.ЛИВШИЦ: Ни то и ни другое. Я бы предложил третий вариант: просто это очень удобный случай для политической и деловой элиты мира сэкономить время. Вместо того чтобы ездить из страны в страну, летать на самолетах, можно за день-два-три повидаться друг с другом и обсудить то, что друг друга интересует. Мне приходилось там бывать, и я могу пожелать нашим, кто там сейчас участвует, только одного: не ругайтесь друг с другом перед иностранцами.
М.КОРОЛЕВА: А что, было такое?
А.ЛИВШИЦ: Не просто было, это такая интересная традиция — она, по моим наблюдениям, к сожалению, есть только у нас, — когда начинается выяснение отношений или, тем более, критикуют власть или вообще страну. Как правило, это пользуется большой популярностью это нечасто встречающееся событие. Хотелось бы не то что консолидированной позиции, разница во мнениях обычна, но сводить счеты друг с другом лучше на собственной территории, желательно, когда не присутствует толпа иностранцев.
М.КОРОЛЕВА: А что, никто больше не критикует, скажем, состояние экономики своей страны в докладе?
А.ЛИВШИЦ: Я такого практически не встречал. Иностранцы обладают особым чувством гордости. Они могут быть не согласны друг с другом, но на публике они не любят это выплескивать.
М.КОРОЛЕВА: Может быть, у них ситуация гораздо лучше, чем у нас?
А.ЛИВШИЦ: У них свои проблемы, у нас свои. Но я надеюсь, что, особенно в нынешней ситуации, непростой для России, усугублять, спорить и тыкать друг в друга пальцами желательно, чтобы они сумели этого избежать.
М.КОРОЛЕВА: Вы все-таки, как мне кажется, немного ушли от ответа. Все-таки решается что-нибудь в Давосе или нет реально?
А.ЛИВШИЦ: Бывает, что решается. Но, как правило, если что-то и решается, то на предварительном уровне. Скажем, там могут встретиться два бизнесмена, которые давно хотели повидаться, но не было времени. Там могут встретиться два или три политика из разных стран и обсудить то, что их интересует. Но какие-то принципиальные решения Может быть, только в 1996 году, как нам рассказывали, там был судьбоносный сбор для России. В этом году, наверное, едва ли для этого есть основания.
М.КОРОЛЕВА: Я смотрела репортажи по поводу Давосского форума. Там речь идет о том, что фактически России на этот раз особого внимания не уделяется, да просто никакого не уделяется.
А.ЛИВШИЦ: И очень хорошо! Слава Богу!
М.КОРОЛЕВА: Значит ли это, что у нас действительно все хорошо? Тем более учитывая, что у нас президентские выборы на носу и состояние экономики, наверное, не в самом лучшем виде. Почему мы никого сейчас не интересуем-то?
А.ЛИВШИЦ: Вообще говоря, не только у нас президентские выборы. В Америке тоже. Но там, как Вы догадываетесь, не проводят специального заседания, что будет в Америке накануне выборов. То обстоятельство, что нет ажиотажа вокруг России, означает, что либо мы всем надоели что, вообще говоря, частично похоже на правду, — либо мы настолько вросли в мировое сообщество, что происходящее в России не вызывает такого трепета, как в начале 90-х годов. Скорее всего, и первое, и второе правильно.
М.КОРОЛЕВА: Тем не менее, говорить, что Россия никого не интересует сейчас в мире, наверное, трудно, особенно учитывая вчерашнюю сессию Парламентской ассамблеи Совета Европы. На этом заседании речь шла фактически только о России, точнее об одном аспекте о чеченском вопросе. Кстати, Ваш комментарий по поводу вчерашнего решения сессии ПАСЕ?
А.ЛИВШИЦ: Решение положительное.
М.КОРОЛЕВА: Но с небольшим перевесом.
А.ЛИВШИЦ: Да. У меня тоже, как у министра Иванова, как он сказал, противоречивые чувства. Пока дело до санкций не дошло. У нас это интерпретируется неточно. Одной фразой я бы это обозначил так: не отбирают то, что уже есть, не уменьшают объем отношений, которые уже есть, но и не улучшают его тоже. Т.е. не отнимают, но и не дают обещанное. Вот как обстоят дела. На мой взгляд, санкции в отношении России бессмысленны по той причине, что у нас нет иного выхода, кроме как довести операцию против террористов до конца. Мы не позволим ходить по нашей территории вооруженным людям с непонятными задачами. А точнее, очень даже понятными, когда они стреляют в наших граждан, взрывают что-то, перемещаются и прочее. Это не позволит никакая страна. Поэтому санкциями ничего сделать нельзя. Мы все равно это будем делать, что бы ни происходило, и доводить до конца.
М.КОРОЛЕВА: Но ведь они говорят о соразмерности этих действий.
А.ЛИВШИЦ: А кто на сегодняшний день объяснил, что такое соразмерность?
М.КОРОЛЕВА: Вы опять, как министр Иванов вчера.
А.ЛИВШИЦ: Я могу продолжить. Существует такое мнение, наши депутаты его придерживаются, что надо их больше информировать о том, что происходит в Чечне. Я  за. Этим информированием МИД, и Ваш покорный слуга, и другие люди занимаются уже все полгода, как идет эта операция. Мы им натолкали массу информации. И, скажу Вам честно, они знают почти всё. Дальше информировать можно, но, на мой взгляд, диалог с ними по поводу чеченской операции надо переводить в несколько иную плоскость.
М.КОРОЛЕВА: Т.е. дело не в информации?
А.ЛИВШИЦ: Не только в информации. Дело в другом. Мы постоянно что-то объясняем и отвечаем на их вопросы. Мои коллеги уже, зная о старой передаче, когда я приезжаю, садятся и говорят: «Так, ну что, выездная передача спросим Лившица. Кто первый?». Немец говорит: «Я первый». Потом японец, американец и так далее. Настало время политического диалога. В смысле, по крайней мере поначалу, в прояснении позиций. Никто пока не объяснил, что такое соразмерность. Если бы это была старая русская сказка, что в чистом поле, за пределами населенного пункта, где-то сидит бабушка и пьет чай из самовара с вареньем, выезжает дружина террористов. Против нее вылетает компания федералов, и они, кто сильнее так и подавляют. Этого же нет. Поэтому на вопрос: «А как же так, и по мирным жителям достается» Если они сидят в одном месте, каким образом их оттуда вытащить, чтобы разобраться, кто здесь хозяин, на своей земле? Я считаю, что надо прояснять позицию. Мы будем это делать, и я буду это делать в течение ближайших поездок. Вы нас ругаете за несоразмерность. Пожалуйста, объясните нам точно, что вы понимаете под соразмерностью. Вторая позиция: что вы понимаете под политическим урегулированием. Мы ведем переговоры со старейшинами, с лидерами отдельных районов Чечни? Ведем. Это урегулирование? Мы же в них не стреляем, мы же с ними разговариваем. Это урегулирование. Не нравится? А почему? Вопрос третий: надо закончить военную операцию. А что это такое закончить? Если останется сто боевиков с гранатометами и автоматами и за ними будут гоняться тысячи омоновцев это продолжение операции или не продолжение? Какой критерий?
М.КОРОЛЕВА: Фактически, Вы предлагаете отвечать вопросом на вопрос, но без надежды получить ответ, да?
А.ЛИВШИЦ: Отнюдь. Политический диалог, который от нас хотят, возможен, когда хотя бы ясна позиция. Вот их точка, она не совпадает с нашей. Пожалуйста, эту точку обозначьте. Может быть, мы подумаем и двинемся в сторону вашей позиции. Может быть нет, но для начала надо ее хотя бы знать, иначе это превращается просто в кампанию, а не в диалог.
М.КОРОЛЕВА: Я бы хотела вернуться к санкциям. Действительно, пока санкции не объявлены никакие, это правда. Но санкциями продолжают грозить. Вот теперь намечена новая точка апрель, где, возможно, снова будет обсуждаться чеченский вопрос в Страсбурге. Не так давно Российский союз промышленников и предпринимателей рекомендовал российским бизнесменам не заключать новые контрактные договоры со странами Европы, потому что санкции впереди, неизвестно, что будет, зачем же заключать контракты.
А.ЛИВШИЦ: Я могу высказать свою точку зрения. На мой взгляд, это не самое лучшее заявление уважаемого мною РСПП. Таки вещи, прежде всего, стоило бы координировать. Говоря открытым текстом, что нарываться, вытаскивать наполовину меч из ножен, говорить, что вот мы с вами будем прерывать контакты. Что, за душой много торговых сил, чтобы вытаскивать оружие торговой войны? Что, такие уже здоровые, мощные, что мы всем будем угрожать?
М.КОРОЛЕВА: А рисковать-то, с другой стороны, наверное, тоже не хочется предпринимателю, который ведет бизнес.
А.ЛИВШИЦ: За последствия отвечает тот, кто сделал первый шаг. Это несколько нам усложняет ситуацию, потому что, когда мы говорим о том, что против нас хотят что-то сделать, в ответ я уже несколько раз слышал: «Подождите, вы же первые заявили, что вы рвете контракты, не хотите заключать». Зачем это надо было делать? По-моему, если это и делать, то в полной координации с МИДом, Минторгом, сообща, раз мы вместе в одной лодке.
М.КОРОЛЕВА: Я хотела бы вернуть Вас на неделю назад. Вы были тогда в Японии, и там была встреча т.н. шерпов (так это называется?) личных представителей глав государств.
А.ЛИВШИЦ: Да, так.
М.КОРОЛЕВА: Кроме того, там были еще и министры финансов стран «восьмерки». Насколько была эффективна эта встреча? Я знаю, что там проблемы России как раз обсуждались.
А.ЛИВШИЦ: По собранию министров финансов и председателей Центральных банков мне добавить нечего к тому, что говорили Геращенко и Касьянов. По нашей встрече я могу сказать, что подготовка саммита на Окинаве идет нормально. Все наши позиции, которые мы хотим иметь на Окинаве, стоят в проектах коммюнике. Какого-то давления не было. Но обычная ситуация, когда все по кругу меня спрашивают, как мы там живем, я уже к этому привык. Скоро сам начну их спрашивать, как и обещал.
М.КОРОЛЕВА: Наверное, это было не праздное любопытство. Что-то, во-первых, узнали, а с другой стороны, может быть, и сами что-то пообещали?
А.ЛИВШИЦ: Началось интересное движение. Пока мне сложно сказать, во что это обернется. В странах «большой семерки», наших партнерах, зреет идея о создании структуры, которая бы занималась инвестициями в Россию. Речь идет всего о двух задачах. Первая задача это блокирование, предотвращение конфликтов, которые есть у иностранцев в России.
М.КОРОЛЕВА: Т.е. у иностранных компаний?
А.ЛИВШИЦ: Да. А невероятные приключения есть не только у итальянцев в России. У всех. Причем, приключения действительно невероятные. Я этим занимаюсь каждый день. Деньги отнимают наши от нечего делать, стоит только затянуть. Как мне сказал один мой знакомый, узнав, что я опять куда-то еду: «Ты, главное, скажи, чтобы они внесли к нам деньги, а дальше мы разберемся». Потом это заканчивается тяжелейшими судами. Речь идет о превентивных мерах до судов. И второе направление этой структуры могло бы быть рекомендации России по поводу новых законов, поправок, применения законов, т.е. то, что нужно нам самим. Эта структура должна быть за границей, она должна быть только частной, без всяких бюджетов, без всяких правительств. Сейчас началось обсуждение среди крупных предпринимателей в странах «семерки», и я это продолжу, когда отправлюсь в очередную командировку. Может быть, к середине февраля, может, к концу февраля кое-что прояснится и я смогу говорить об этом более определенно. Желание я такое видел.
М.КОРОЛЕВА: Кстати, там же, в Японии, Вы сказали, пока в предварительном ключе, о том, что Вы по поручению Владимира Путина вскоре отправитесь в целую серию поездок по индустриально развитым странам. Как я понимаю, Вы там будете говорить в том числе и об этом, видимо, — об инвестиционном климате в России, об инвестициях возможных.
А.ЛИВШИЦ: Да, разумеется. Я получил два поручения от и.о. президента. Одно касается Северной Америки, Соединенных Штатов и Канады, другое Европы. Я планирую улететь в Вашингтон 11 февраля, и до 24 марта, в этот период я буду в Москве примерно четыре дня. Все остальное время я буду там. Там три темы. Одна это продолжение консультаций с официальными лицами. Они, как правило, конфиденциальные и очень важные, потому что они или предупреждают о каких-то грозящих нам угрозах, либо о чем-то хорошем говорят. Вторая часть это крупный бизнес во всех этих странах. Все эти встречи уже практически готовы, можно улетать хоть сегодня. И третья часть это встречи с редакторами газет и телевидения. Из трех компонентов будут состоять эти поездки.
М.КОРОЛЕВА: Насколько это связано с президентскими выборами в России? Фактически Вы уезжаете на всю предвыборную кампанию. Можно ли считать, что Вы становитесь спецпосланником одного из кандидатов в президенты и ныне исполняющего обязанности президента Владимира Путина. Вы будете разъяснять фактически позицию его правительства, нынешнего, и агитировать?
А.ЛИВШИЦ: Другого просто нет. Я буду разъяснять то, что делает правительство, если это понадобится. Конечно, в каждом городе меня будут спрашивать о Чечне, никуда отсюда не уйдешь. Но я не представитель кандидата в президенты, я представитель действующего президента и намерен говорить, разумеется, об интересах России в первую очередь. Конечно, все они спрашивают, кто такой Путин, что за человек, чего он хочет, что будет после выборов. Мы очень серьезно готовимся к ответам на эти вопросы.
М.КОРОЛЕВА: Вы сами признаете, что на деньги, как теперь говорят, «кидают» в России иностранные компании, которые сюда приезжают с инвестициями или с какими-то проектами. Скажите честно, Вы с легким сердцем будете уговаривать компании, каких-то лиц в странах, куда Вы поедете, инвестировать в Россию?
А.ЛИВШИЦ: А я никогда никого не уговариваю. Я вообще не уговариваю никого.
М.КОРОЛЕВА: Но Вам придется объяснять, почему они могут вкладывать деньги в Россию.
А.ЛИВШИЦ: И этого я не делаю. Я делаю другое. Когда это удается, я им рассказываю, кого удалось защитить и как. А это удалось сделать, и целую серию конфликтов удалось предотвратить и просто помирить. Я не жених или невеста, я сват. Когда они рука об руку идут и начинают вести переговоры, я тут же от них отхожу, мне больше там нечего делать. Но зачастую месяцами их усаживаешь, чтобы они вообще разговаривали. Не то что вникать в это, а чтобы они просто говорили друг с другом. Это довольно тяжкий труд.
М.КОРОЛЕВА: Вы говорите, что представляете действующего президента России. Вы отчетливо представляете себе экономическую сторону его будущей деятельности? Вы можете дать гарантию того, что нынешняя политика не изменится после того, как Владимир Путин станет президентом?
А.ЛИВШИЦ: Гарантию может дать только новый президент, безусловно. Но то, что планируется делать, мне известно, и я об этом буду рассказывать.
М.КОРОЛЕВА: Как бы Вы оценили нынешнюю ситуацию на российском финансовом рынке, нынешнюю экономическую ситуацию? Вроде как речь идет о том, что у нас сейчас все неплохо благодаря достаточно высоким ценам на нефть в мире. Это так?
А.ЛИВШИЦ: Не только это. Есть и целенаправленные действия самого правительства. Но, конечно, цены на нефть это важнейший фактор. Я убежден в одном: что на одном колесе уехать далеко нельзя. Красивый пируэт возможен, но далеко проехать невозможно. Тем более что нельзя исключать, что страны крупнейшие потребители нефти могут принять ответные меры, потому что им не нравится, когда растут цены. Когда я встречаюсь со своими коллегами и мы начинаем обсуждать, у кого что болит, все говорят: «Ты знаешь, у нас такие проблемы: растут цены на нефть». Я говорю: «Кому проблемы, а кому нечаянная радость». Мы тут расходимся. Но долго это продолжаться не может, и ответные действия в случае продолжения роста нефтяных цен, причем действия отнюдь не антироссийские и отнюдь не политические, а чисто экономические, вполне могут быть. К этому надо готовиться, что мы и стараемся делать.
М.КОРОЛЕВА: Вопрос с пейджера. Он совсем не относится к теме нашей сегодняшней беседы. «Ответьте, пожалуйста, на давно мучающий меня вопрос, не является ли поэт Семен Ефимович Лившиц Вашим двоюродным братом», — спрашивает Александр.
А.ЛИВШИЦ: Уважаемые радиослушатели и, возможно, телезрители. У меня нет братьев, у меня есть только одна сестра. Почему я говорю это с таким ожесточением? Существует несколько людей, которые действуют следующим образом: он приходит на прием в министерство и говорит: «Здравствуйте, меня зовут Юрий Яковлевич Лившиц. Меня к вам послал мой брат». Он, правда, чтит уголовный кодекс: он не говорит, что это я. Его зовут Ваня, или Петя, или как-то еще. А лопухов огромное количество. Время от времени мне звонят и говорят: «Вы знаете, Ваше поручение выполнено, квоты предоставлены». Ну что я могу сказать? Это мило, но когда мне рассказали, как эти ребята действуют, я понял, что привлечь их не за что, потому что они никогда не называют прямо меня. Повторяю: братьев нет. Имеется одна сестра, которая не ходит по министерствам и не собирается этого делать.
М.КОРОЛЕВА: Ну, дети лейтенанта Шмидта были всегда, как известно. Последний вопрос: «Известны Ваши афоризмы: «делиться надо», «какая страна, такой и бюджет». Какой афоризм скажете, который бы соответствовал нынешней обстановке в стране?».
А.ЛИВШИЦ: На ходу не могу, но любимая фраза Вообще, лучше всего те, которые получаются сами собой. Кстати, лучше всего они получаются у Виктора Степановича. Тут мне конкурировать невозможно. А фраза была достаточно точной: как только появились товары, сразу исчезли деньги, что, действительно, характеризовало первую половину 90-х годов в полном объеме.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Александр Лившиц, спецпредставитель Президента РФ по связям с индустриально развитыми странами, министр РФ.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире