31 января 2000
Z Интервью Все выпуски

Вооруженный захват Качканарского горнообогатительного комбината «Ванадий»


Время выхода в эфир: 31 января 2000, 17:15

А.ПЛЮЩЕВ: Расскажите, пожалуйста, что у вас произошло, из-за чего вы здесь оказались.

Д.ХАЙДАРОВ: В ночь с 28 на 29 число произошел вооруженный захват административного здания Качканарского горно-обогатительного комбината «Ванадий». В 23:30 вооруженные люди во главе с господином Козицыным, который является одновременно генеральным директором «Уралэлектромеди», ворвались в административное здание Качканарского рудоуправления, заперли весь оставшийся персонал в отдельную комнату и объявили о том, что власть на Качканарском ГОКе сменилась. Этому предшествовало заявление некоторых членов Совета директоров о том, что они требуют созыва внеочередного заседания Совета директоров с повесткой дня о снятии генерального директора и о снятии председателя Совета директоров. Получив ответ от господина Гореева (это председатель Совета директоров Качканарского ГОКа) о том, что в ближайшее время он рассмотрит место и время проведения этого заседания, они, не дожидаясь времени и места проведения Совета директоров, прислали новое требование о созыве Совета директоров, но уже с заочным голосованием. Согласно уставу Качканарского ГОКа и Положению о Совете директоров, исключительной компетенцией председателя Совета директоров является назначение места, времени проведения Совета директоров и повестки дня Совета директоров. Это его исключительная компетенция. Тем более вопрос о снятии генерального директора и председателя Совета директоров по этому же уставу и по Положению о Совете директоров является очным голосованием. Тем самым, были нарушены все процессуальные нормы как законодательства, так и трудового кодекса. Уголовную сторону этого дела не берусь комментировать, потому что мне сложно комментировать это. Наши заявления поданы в Генеральную прокуратуру и в милицию, и я думаю, что компетентные органы в состоянии разобраться с тем, что произошло на Качканарском ГОКе.

А.ПЛЮЩЕВ: Я так понимаю, что это не первое подобное происшествие. В чем Вы находите сходства и отличия? Мы уже слышали много и о проблемах на Ачинском комбинате, и на других подобных предприятиях.

Д.ХАЙДАРОВ: Парадоксальность ситуации заключается в том, что группа, захватившая комбинат, не имеет ни одной акции Качканарского ГОКа. Она опирается только на силовое давление и на поддержку местных правоохранительных органов и путем захвата пытается заставить акционеров, которые работают на этом комбинате, перейти к мягкому обсуждению проблемы отчуждения собственности у этих акционеров. Обладая силой, разговаривать с позиции силы с акционерами довольно просто. Это оказалось, действительно, в России новоявленной схемой захвата предприятий. Я знаю, что приблизительно такая же ситуация складывается и на Кузнецком металлургическом комбинате. Я знаю, что на некоторых угольных разрезах в Междуреченске складывается подобная ситуация. Зайти силой на предприятие, поменять руководителя и уже с позиции силы диктовать акционерам линию поведения, линию экономического существования предприятия приблизительно такой подход. Я думаю, что это последняя разработка определенных структур по работе с предприятиями.

А.ПЛЮЩЕВ: Евгений, какова Ваша точка зрения на эту ситуацию? Как Вы можете оценить то, что происходит?

Е.АШЕНБРЕНЕР: Мне очень сложно оценивать обстановку, которая происходит. Это выходит за все нормы, за все законы. Складывается впечатление, что на территории Свердловской области не действуют ни российские законы, ни какие-либо другие нормы международного права. От лица акционеров мы можем сказать, что мы, как и раньше, так и сейчас полностью поддерживаем господина Хайдарова. Мы его выдвигали на пост генерального директора, до сих пор его поддерживаем и будем поддерживать дальше.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы акционер из Германии. Можно ли представить себе что-либо подобное на каком-либо германском предприятии с участием иностранного капитала?

Е.АШЕНБРЕНЕР: Даже если бы там не было иностранного капитала, такая ситуация невозможна.

А.ПЛЮЩЕВ: Господин Хайдаров, что Вы дальше делать собираетесь? Как выходить из ситуации?

Д.ХАЙДАРОВ: Событие произошло с пятницы на субботу. У юристов было время подготовить заявление и в прокуратуру, и в правоохранительные органы, что мы и сделали плодотворно. Сегодня мы подали заявление в Генпрокуратуру и подали исковые заявления в суд как от акционеров, так и от частных вкладчиков. Я, как генеральный директор, также подал исковое заявление в суд, тем более что по трудовому законодательству, если человек находится на больничном листе, — а я после операции, и это известие о захвате Качканарского ГОКа меня застигло именно в больнице Меня вообще удивляет ситуация, когда человека или генерального директора сняли, зная, что нарушают закон, по крайней мере трудовое законодательство.

А.ПЛЮЩЕВ: КЗОТ Вы имеете в виду?

Д.ХАЙДАРОВ: Да. Что мы планируем делать? Естественно, мы планируем, что после рассмотрения наших заявлений правоохранительные органы и власти примут соответствующие меры к тому, чтобы эта вооруженная группа людей во главе с Козицыным Андреем Анатольевичем покинула комбинат, не нанося ущерба как производственной части этого комбината, так и документальной. Если в этой стране существует закон, то мы в ближайшее время вернемся на комбинат. Чтобы этот процесс не превратился в процесс уголовный и длительный, мне бы хотелось видеть, когда мы вернемся на комбинат, что все лежит на своем месте, потому что я отвечаю перед акционерами этого общества за сохранность имущества, за деятельность этого комбината и за социальную сторону на комбинате.

А.ПЛЮЩЕВ: Вопрос на пейджер: «Скажите, в чем причина этих беспорядков? Как вы считаете, может быть, были проблемы с зарплатой? Может, в этом причина? Сколько получают рабочие, сколько акционеры?» спрашивает Кирилл.

Д.ХАЙДАРОВ: Проблема с зарплатой на Качканарском ГОКе действительно существовала до нашего прихода. Была задолженность. Новые акционеры пришли в ноябре 1998 года, и проблема с зарплатой действительно существовала. ГОК лежал на боку. Кредиторская задолженность комбината составляла ориентировочно 1 миллиард 700 миллионов рублей.

А.ПЛЮЩЕВ: Т.е. это сколько вы должны были?

Д.ХАЙДАРОВ: Да, задолженность комбината как во все налоговые службы, так и перед поставщиками и потребителями. Проблема с зарплатой действительно существовала, но до нашего прихода. Она была в районе 150-ти миллионов рублей, это вместе с налогами. Но с помощью прямых инвестиций со стороны инвесторов именно прямых инвестиций, потому что у нас возникают проблемы пролонгации кредитов с иностранными фирмами, потому что весь заработок практически акционеры отдают на то, чтобы погасить кредиторскую задолженность. Первое, что мы сделали, придя на комбинат, — это полностью погасили долги по заработной плате. Люди стали получать заработную плату, как при социализме, ровно по часам, перестала волновать эта проблема жителей Качканара, и говорить о том, что проблема заработной платы побудила тех людей, которые вооруженным путем захватили комбинат, я не могу. Руководством комбината регулярно индексировалась заработная плата. Последняя индексация моим приказом была подписана с 1 февраля на 15 процентов. Предпоследняя в ноябре, на 15 процентов. В общей сложности за весь 1999 года индексация составила около сорока процентов. Говорить о том, что заработная плата явилась толчком к тому, чтобы вооруженным путем какая-либо группа могла захватывать любое предприятие, это вообще не постановка вопроса. Если какой-либо вопрос может возникнуть и это будет достаточной мерой для того, чтобы вооруженным путем захватывать предприятия, можно перевернуть всю страну. Это крайний беспредел. Я думаю, что никакой повод не может явиться в нашем государстве поводом для вооруженного захвата чужой собственности. Что касается размеров заработной платы, средний уровень ее составляет около 2200 рублей, что выше заработной платы в среднем по Свердловской области. Говорить о том, что заработная плата явилась толчком, — это абсурд. Тем более к вооруженному захвату.

А.ПЛЮЩЕВ: Я читал газету «Ведомости», когда готовился к этой беседе. Там пишут, что новое руководство завода, которое пришло к власти на Качканарском горно-обогатительном комбинате, говорит, что рабочие уже оказали свою поддержку. Это так?

Д.ХАЙДАРОВ: Я действительно слышал, что профсоюзный комитет на бумаге поддержал новое руководство. Но я знаю точно, что народ, сам трудовой коллектив проявил агрессивный нрав, высыпал на площадь перед административным зданием мэрии города. Около тысячи человек блокировали мэрию и требовали показать документы, на основании которых был смещен генеральный директор. На что мэр ответил так: «Есть господин Козицын, у него и спрашивайте».

А.ПЛЮЩЕВ: Это новый руководитель, да?

Д.ХАЙДАРОВ: Да. Вообще это вошло в моду, видимо, в России, и у господина Козицына в частности — баловаться захватами предприятий. Я знаю, что буквально недавно он проводил точно такой же штурм на Серовском металлургическом комбинате. Но там народ не стал манифестировать, а просто взял в руки ту арматуру, которую они выпускают, и дал достойный ответ службе безопасности Уралэлектромеди, которая пыталась ворваться в заводоуправление Серовского металлургического комбината. Мода, видимо, распространяется, и без достойных комментариев со стороны правоохранительных органов она может распространиться, как грипп, который мы ожидаем сейчас в Москве.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, Вы наверняка же ожидали чего-то подобного. Или не ожидали?

Д.ХАЙДАРОВ: Я такого не ожидал, потому что это беспредел, потому что такого ожидать невозможно. Акционеры, которые выдвинули по моей рекомендации членов Совета директоров (они, кстати, обратились к губернатору Свердловской области с совместным заявлением о том, чтобы он разобрался в этой ситуации), были сильно удивлены тем, что по моему предложению предложенные члены Совета директоров поставили комбинат на грань того, что может произойти, предположим, остановка этого комбината. Это градообразующее предприятие, и 80-85 процентов всех налогов Качканара это горнообогатительный комбинат. От жизни Качканарского ГОКа зависит жизнедеятельность Нижнетагильского металлургического комбината.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, только что пришел вопрос: «Кто стоит за Козицыным и как это может отразиться на судьбе Нижнетагильского металлургического комбината?» из Тагила Погребняк Людмила Анатольевна спрашивает.

Д.ХАЙДАРОВ: За Козицыным, видимо, стоят его акционеры. При захвате Качканарского ГОКа присутствовал такой небезызвестный в России человек, как господин Махмудов Искандер. Он является акционером Уралэлектромеди, и он проявляет в последнее время большой интерес к Нижнетагильскому металлургическому комбинату. А так как на Нижнетагильском металлургическом комбинате уже сложилась спокойная обстановка и контрольный пакет контролируется объединенной группой, то влиять на ситуацию в Нижнем Тагиле оказалось невозможно. Можно влиять, видимо, посредством поставки сырья с Качканарского ГОКа. Поэтому, видимо, прослеживается такая связь у господина Махмудова. Я читал и «Эксперт», и «Коммерсант» фамилия Махмудова проскальзывала при смене власти, например, на Кузнецком металлургическом комбинате. Как в дальнейшем будет прослеживаться эта ситуация, модной она будет или не модной, я думаю, что рассудит время. Буквально сегодня я слышал выступление и.о. президента господина Путина, и он сказал, что страна должна жить по закону. Я надеюсь, что в нашей стране, гражданином которой я являюсь, жизнь будет строиться строго по тем законам, которые принимает общество.

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» были Джалол Хайдаров, генеральный директор ОАО «Качканарский ГОК Ванадий», и Евгений Ашенбренер, представитель зарубежных инвесторов в этом ОАО.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире