31 января 2000
Z Интервью Все выпуски

Проблема альтернативной воинской службы; суды над отказниками


Время выхода в эфир: 31 января 2000, 19:15

В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы секретарь Антимилитаристской радикальной ассоциации (АРА) Николай Храмов.
Эфир ведет Сергей Корзун

С.КОРЗУН: Слово радикальный меня немножко насторожило. За словом радикалы мерещатся люди, которые неистово сражаются за какое-то дело. Это так и есть?
Н.ХРАМОВ: Наверно, о степени нашей неистовости должны судить те граждане, за права которых мы боремся, и те государственные институты, за реформы которых мы боремся. А что касается происхождения нашего названия, то здесь все просто. Антимилитаристская радикальная ассоциация, или Антимилитаристская ассоциация радикальной партии, является дочерней организацией международной неправительственной организации, которая называется Транснациональная радикальная партия. Она возникла и действует в Италии, а также в ряде других стран Западной Европы, Америки, Восточной Европы, в том числе и в России. Она зарегистрирована при ООН как неправительственная организация с консультативным статусом первой категории. Что же касается того, почему радикальная, то здесь все просто. Мы, борясь за либеральные реформы, за правовое государство, за право на жизнь, пытаемся заглянуть в корень всех тех проблем, которые стоят в центре нашего внимания. Именно поэтому, от латинского слова radice, радикальная.
С.КОРЗУН: То есть, это не то, что связывается с радикалами в политике?
Н.ХРАМОВ: Тут, наверно, просто вопрос о лексической традиции Потому что, скажем, в России, в Англии, Германии под радикалами часто подразумевают экстремистов, а в таких странах, как Италия, Франция, в средиземноморской политической традиции, откуда происходит наша организация, радикалами традиционно, еще с конца прошлого века, называли леволиберальные гражданские партии.
С.КОРЗУН: Кто является членами этой ассоциации?
Н.ХРАМОВ: Эту организацию сокращенно АРА создали в 1995 году несколько десятков членов Радикальной партии, которые решили объединить свои усилия в рамках специальной дочерней организации, чтобы заниматься конкретно и в первую очередь одним из направлений деятельности Радикальной партии. Тогда, в 1995 году, мы поставили во главу угла борьбу не за признание права на отказ от военной службы по убеждениям, потому что такого права мы добились еще в 1992 году, когда оно получило закрепление в российской Конституции, но за скорейшее принятие федерального закона об альтернативной гражданской службе. Конечно, это не закрывает того факта, что любой, даже самый либеральный закон об альтернативной службе, который будет принят, является компромиссом. Вообще нашей стратегической целью является полная отмена призывного рабства. Петиционная кампания, которую мы сейчас ведем, называется Третье тысячелетие без призывного рабства. Целью является отмена воинской обязанности и переход на полностью добровольный профессиональный принцип комплектования вооруженных сил.
С.КОРЗУН: Осуществляете ли вы в какой-то мере координацию с Комитетом солдатских матерей?
Н.ХРАМОВ: Да, я бы сказал, в самой большой мере. Во-первых, на личном уровне. Дело в том, что многие, если не большинство, создателей и руководителей Комитета солдатских матерей, или Союза комитетов солдатских матерей России, как сейчас он официально называется, одновременно явились учредителями Антимилитаристской радикальной ассоциации и принимают в ее деятельности активное участие. Достаточно сказать о Людмиле Николаевне Образцовой, которая, по-моему, позавчера выступала в прямом эфире Эха Москвы: она является председателем генерального совета нашей ассоциации.
С.КОРЗУН: Теперь к человеческим проблемам сегодняшнего дня. Что больше всего заботит вашу Ассоциацию, над чем она работает сегодня?
Н.ХРАМОВ: Тут трудно ошибиться и трудно сделать неверное предположение: над тем, что больше всего сейчас заботит наших людей, а именно над тем, что наша страна сейчас находится в состоянии необъявленной войны, что в нашей стране на наших глазах происходит рост милитаризма, невиданный нами с тех пор, как рухнула советская власть. Вот конкретно две фамилии, это очень знаковые фамилии. Одну из них мы слышим каждый день Я вот сейчас ехал в машине и слушал все время про то, какие новости поступают об Андрее Бабицком. Я его знаю очень давно. Андрей Бабицкий это символ той информационной войны, которую режим сейчас ведет с журналистами, которые пытаются объективно освещать то, что происходит в Чечне, ту войну, которую российское государство и российская армия ведет против мирных граждан Чечни. Вторая фамилия это фамилия нашего товарища Дмитрия Неверовского, человека, который отказался от военной службы по убеждениям, в знак протеста против войны в Чечне, и 25 ноября 99 года был в Обнинске Калужской области приговорен судом к 2 годам лишения свободы по статье 328 часть 1 Уголовного кодекса России За уклонение от военной службы. При этом Конституция РФ в статье 59 часть 3 гарантирует каждому гражданину право на отказ от военной службы по убеждениям и на замену этой службы альтернативной гражданской службой, чего, собственно, и требовал Неверовский. Сейчас он находится в тюрьме, в следственном изоляторе 371 города Калуги и ожидает рассмотрения своего дела в кассационной инстанции Калужским областным судом. Я являюсь одним из его защитников, и 8 февраля я поеду в Калугу, где в областном суде будет слушаться дело Неверовского по нашей кассационной жалобе. Неверовский это, пожалуй, символ другой войны, которую ведет режим, которую он ведет против молодых граждан, которые не желают становиться послушными объектами неправильно понимаемой ими государственной воли, которые не желают становиться пушечным мясом, которые не желают быть убитыми в Чечне и не желают становиться убийцами, что еще хуже. Неверовский об этом открыто написал из тюремной камеры в январе. Он написал обращение к российским призывникам, призвав их отказываться от военной службы по убеждениям в знак протеста против войны в Чечне. И 18-го числа не замедлила последовать реакция: Дима был помещен в тюремный карцер. И 26-го он вынужден был объявить сухую голодовку, потому что можете себе представить, какова сейчас ситуация в карцере в эти 25-градусные морозы: неотапливаемое помещение без еды, без воды, по сути мы можем говорить о применении пыток к нему Но, к счастью, сегодня за полчаса до эфира я получил известие о том, что в пятницу вечером он был освобожден из карцера и переведен обратно в камеру.
С.КОРЗУН: Но случай Неверовского не единственный не только у нас в стране, но и вообще в истории. Можно вспомнить, что в период Вьетнамской войны в Соединенных Штатах точно так же сажали в тюрьмы даже весьма известных людей, которые отказывались служить в армии. Можно ли урегулировать ситуацию до такой степени, что она удовлетворит вашу Радикальную ассоциацию?
Н.ХРАМОВ: Речь идет не о том, чтобы удовлетворить нашу маленькую Ассоциацию. Речь идет о том, чтобы удовлетворить наше общество и наше государство. Ситуация довольно проста. Я еще раз повторю, что Конституция Российской Федерации гарантирует гражданину, чьи убеждения несовместимы с прохождением военной службы, право замены этой службы на альтернативную гражданскую службу. Федеральный закон об альтернативной гражданской службе до сих пор не принят Государственной Думой. В первом чтении он был рассмотрен еще в декабре 1994 года, и затем, в октябре 1998, он был отклонен Госдумой во втором чтении. Получается, что если мы будем помнить о том, что Конституция является документом высшей юридической силы и права и свободы, гарантированные Конституцией в силу ее 18-й статьи обладают прямым действием, мы видим, что право на отказ по убеждениям от военной службы есть у каждого гражданина. Но механизма реализации обязанности пройти взамен альтернативную гражданскую службу нет. До тех пор, пока вообще существует обязательный призыв на военную службу
С.КОРЗУН: Суды принимают во внимание положения Конституции? Понятно, что это документ непрямого действия Или прямого?
Н.ХРАМОВ: Нет, Конституция это документ прямого действия, и всякий суд и вообще любой орган государственной власти, будь то представительная власть, судебная или исполнительная, обязан при осуществлении своих функций руководствоваться напрямую положениями Конституции, в особенности если речь идет о правах, гарантированных гражданам Конституцией. Что касается судов Хотя Конституция провозглашает, что мы являемся правовым государством, на самом деле до реального правового государства нам, видимо, еще далеко. Поэтому сейчас суды завалены жалобами призывников на неправомерные решения призывных комиссий, призывающих их на военную службу, несмотря на то, что они заявляют о своем требовании альтернативной службы. Судебная практика по таким делам — по гражданским делам, по искам призывников, по их жалобам на действия призывных комиссий разная, неоднозначная. По нашей практике 30% судов принимают законные решения, основываясь на Конституции, на ее прямом действии. В то же время, 70% решений других судов и в последние три года почти 100% решений московских судов — нам просто неизвестны другие случаи являются противоречащими Конституции, то есть отказывают призывникам в удовлетворении их жалобы. Здесь, наверно, имеет смысл обратить внимание на личную позицию госпожи Корневой, председателя Мосгорсуда, поскольку многие судьи в приватных разговорах ссылаются именно на ее позицию, препятствующую принятию законных решений по таким делам.
С.КОРЗУН: Вопрос с пейджера от Валерия Владимировича: Мужчины испокон веков были защитниками своего двора, города, государства. Что же за это убеждения? Кто же будет защищать себя, мать, Родину?
Н.ХРАМОВ: Я на самом деле согласен с вопросом, поставленным Валерием Владимировичем. Есть очень хорошее высказывание, которое очень давно у нас известно: есть такая профессия — Родину защищать. Мне, как, наверно, и Валерию Владимировичу, как, наверно, и другим нашим слушателям, хотелось бы, чтобы меня защищали те люди, которые оказались в армии потому, что они захотели там оказаться, а не потому, что их доставила туда милиция в наручниках. А что касается убеждений у людей могут быть разные убеждения. И право на религиозные или пацифистские, морально-этические, философские и любые другие убеждения, которые могут противоречить несению военной службы, — это неотъемлемое право человека. Оно зафиксировано и в международных правовых документах, и в нашей Конституции. Тут, как говорится, спорить не о чем.
В прямом эфире радиостанции Эхо Москвы был секретарь Антимилитаристской радикальной ассоциации (АРА) Николай Храмов.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире