07 февраля 2000
Z Интервью Все выпуски

возможные последствия планируемой денежной эмиссии в России, взаимоотношения с международными финансовыми организациями


Время выхода в эфир: 07 февраля 2000, 15:30

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» первый заместитель министра финансов РФ Алексей Кудрин.


А.ПЛЮЩЕВ: Сегодня министр финансов, он же первый вице-премьер Михаил Касьянов заявил о возможности привлечения кредитов ЦБ Минфином для выплаты внешних долгов в марте. Февраль, как сказал Михаил Касьянов, мы проживем без заимствований, а в марте придется, возможно. С чем это связано, прежде всего?
А.КУДРИН: В бюджете этого года, утвержденном нашим парламентом, нашей Думой, предусмотрено выделение кредитов Центрального банка правительству 1 млрд. долларов в валюте на длительный срок и до 30 млрд. рублей на короткий срок, внутри года (т.е. если мы сейчас возьмем, мы должны будем вернуть в конце года). Эти инструменты, которые нам разрешено использовать для поддержки расходов и уплаты долгов, могут не использоваться. Но в настоящий момент, в связи с тем, что у нас нет запланированных платежей или заимствований у Международного Валютного Фонда, у других кредиторов, а внешние долги нам нужно платить, мы можем прибегнуть к таким инструментам. Но если у нас доходы бюджета будут идти хорошо и будут превышать запланированные, то такие кредиты нам, может быть, придется брать в совершенно незначительной степени.
А.ПЛЮЩЕВ: Это в лучшем случае, да? Давайте попробуем объяснить, что означает, когда Минфин берет кредит у Центробанка. Вообще, и Минфин, и Центробанк — для нормального обывателя, как мне кажется, это суть олицетворение государства, некие ведомства. Получается, что государство само у себя берет взаймы.
А.КУДРИН: Конечно. Здесь есть строгие законы и правила, по которым регулируется количество такого рода кредитов в обращении. Скажем, это всегда связывают с эмиссионным финансированием. Но прямая эмиссия в нашей стране запрещена законом, на самом деле. В бюджетах очередных лет это можно как-то частично предусматривать, но прямой эмиссии, когда мы просто берем и печатаем деньги, передаем правительству: вот, тратьте такого, конечно, у нас нет. Слава Богу, мы от этого отошли, и сегодня и мысли ни у кого не возникает о том, чтобы к такому виду финансирования вернуться. Хотя в прежние годы это было неоднократно. Известны пресловутые кредиты на пополнение оборотных средств предприятий, сезонные финансирования промышленности или сельского хозяйства. Кредиты ЦБ давались банкам, банки раздавали предприятиям. Естественно, увеличивалась денежная масса в обращении, естественно, она не была обеспечена соответствующей товарной массой, скоростью обращения капитала. Это все выплескивалось на спекулятивный рынок и увеличивало инфляцию. Просто были построены конкретные понятные зависимости такого роста инфляции и такого рода эмиссии. Сейчас о таком, конечно, не идет речь. Слава Богу, мы уже научились и к такому не вернемся. Мы не хотим, чтобы росли цены и падал жизненный уровень наших трудящихся. На первом этапе вроде как промышленность поддерживается, а на втором этапе теряют люди, и теряют значительно больше, чем мы получили эффект. В настоящее время сохранились такие кредиты, которые или не повлияют на эту ситуацию, на инфляцию, или повлияют минимально. Например, кредиты Центрального банка в валюте. Очевидно, что они реально не давят в виде рублевой денежной массы на внутренний рынок. Они уплачиваются внешним кредиторам, в виде валюты уходят за рубеж. Это долги государства, это святое, от этого зависит весь авторитет государства, выполнение международных правил и норм, и в зависимости от этого государству дают дальше кредиты и заключают договоры с коммерческими структурами по поставке товаров. Т.е. от того, насколько страна четко может выполнять обязательства по внешним долгам, зависит отношение к стране и на коммерческом уровне. В этой связи, мы обязаны платить, мы считаем, что мы должны платить. И здесь мы вправе привлекать кредиты Центрального банка, разрешенные Думой. Считается, что нужно брать не много, потому что это, безусловно, сокращает золотовалютные ресурсы, и это, конечно, уменьшает обеспеченность рубля, который вращается на внутреннем рынке. Таким образом, косвенно такого рода кредиты могут влиять на ликвидность, т.е. на рубль, на курс. Но в настоящее время платежный баланс страны, т.е. приход валюты в страну по сравнению с уходом валюты по всем контрактам, включая государственные и коммерческие, положительный. Это означает, что валюты в страну приходит больше. Благодаря хорошим ценам на нефть, на газ, благодаря тому, что у нас сейчас пошел экспорт и других товаров, другой продукции, она стала выгодной, и у нас, как Вы знаете, экспортный сектор сейчас серьезно поднялся. Это означает, что у нас валюты приходит больше, и у нас сейчас золотовалютные ресурсы страны растут. А раз растут, мы можем часть из этого роста взять для погашения внешних долгов. Таким образом, мы не снижаем золотовалютные ресурсы, они просто наращиваются медленнее. В связи с этим, мы видим, что при сохраняющейся положительной тенденции даже более высокого обеспечения рубля этими золотовалютными ресурсами мы, тем не менее, выполняем свои обязательства по внешнему долгу. Это нормально, это естественно, этого все от нас ждут. Такого рода кредит фактически не имеет никакого эмиссионного характера. Кредиты в рублях, которые мы брали в прошлом году Т.е. мы не просто забирали деньги у Центрального банка и раздавали, а мы брали кредит и обслуживаем его по ставкам, близким к рыночным, хотя чуть-чуть ниже. Тем самым, мы сбиваем эмиссионный эффект с рублевых кредитов, и они сегодня тоже не являются негативными или влияющими отрицательно на рынок. А в этом году мы рублевый кредит имеем право взять, но только на небольшое время. Это не позволит проявиться какого-то рода негативным эффектам. Таким образом, предоставление этих кредитов это понятие, скорее всего, нельзя отнести к эмиссионному характеру финансирования. Сегодня мы находимся в рамках контролируемых параметров денежно-кредитной массы, и я считаю, что те меры, которые предусмотрены и Законом о бюджете, и действиями правительства, они сегодня совершенно адекватны.
А.ПЛЮЩЕВ: Я задам уточняющий вопрос. Если я правильно понял, в ходе этого заимствования новых денег напечатано не будет, будет расходоваться часть валютного запаса.
А.КУДРИН: В отношении погашения внешнего долга да. В отношении рублевых кредитов
А.ПЛЮЩЕВ: С какими целями, кстати, рублевые кредиты привлекаются?
А.КУДРИН: Чисто для ликвидации сезонных разрывов в финансировании народного хозяйства. Например, сейчас весна, и начинается весенний сев, начинается завоз товаров на Крайний Север, когда идет половодье на реках, куда можно завести только по воде, например. Или начинаются летние отпуска, учителя, преподаватели в ВУЗах уходят в отпуска, и у нас объем зарплаты, которую мы должны выплатить, удваивается. Всем должны в июне выплатить чуть ли не двух-трехмесячную зарплату. Такого рода факторы влияют на сезонный характер. И мы стараемся, действительно, выплатить все это вовремя, и тем самым нам нужно в этом месяце больше денег, зато в следующем месяце нам нужно меньше. Мы сглаживаем такие сезонные скачки, тем самым используем помощь Центрального банка.
А.ПЛЮЩЕВ: Вообще, это очень здорово, что чиновники Минфина находят время и терпение это объяснить, потому что, честно говоря, из сообщений информационных агентств даже людям, не один год проработавшим в информации и связанным с информацией, мало что понятно. Сегодня заявлялось, что объем заимствований у Центробанка согласован с МВФ. Однако ряд условий Россией не выполнен пока. Это сегодня директор МВФ от России заявил. Когда можно надеяться на благополучный исход переговоров с МВФ?
А.КУДРИН: Вы затронули серьезную тему. В ходе обсуждения с МВФ в начале этого года параметров развития страны, в том числе кредитно-денежной программы, мы получили взаимное полное понимание позиций сторон. Сегодня мы здорово продвинулись навстречу друг другу. Самое главное, даже такой строгий критик, как МВФ, представляющий кредиторов западных стран, убедился, что доходы и расходы федерального бюджета на этот год реальны, т.е. что правительство действительно соберет эти средства и действительно проведет эти расходы. Поэтому мы можем ожидать и в этом году стопроцентного исполнения бюджета. И все учителя, все врачи федерального подчинения, военные, другие направления, связанные с поддержкой экономики, из федерального бюджета все средства получат вовремя. Это подтверждается теперь на самом высоком, международном уровне. Это первое. Это ответ тем критикам, которые нас пугали, что в марте-апреле придется проводить секвестр, что бюджет нереален и так далее. Теперь эту тему можно закрыть и отложить в архив. Другие вопросы связаны как раз с вопросом о платежном балансе страны, который планируется от цен, в том числе на нефть, или объемов экспорта. Это кредитно-денежная программа, связанная с объемом, которой мы собираемся увеличить золотовалютные ресурсы страны, курс рубля, который мы собираемся обеспечить. Это зависит не только от того прогнозируемого, как получится, а это зависит от политики страны. Меньше возьмем кредитов в Центральном банке значит, рубль может укрепляться. Не просто даже его курс падать, а он может увеличиваться по сравнению с долларом. Допустим, представители МВФ считают, что нужно укреплять рубль. Здесь очень важно найти золотую середину, поскольку курс всегда влияет и на экспорт, и на импорт в страну, он влияет косвенно и на инфляцию. Здесь нужно найти ту золотую середину, по которой мы должны пройти в 2000 году. Мы же не собираемся снизить инфляцию до нуля. Мы собираемся ее оставить в диапазоне где-то от 18 до 20 процентов. Таким образом, мы эти вопросы обсуждали. Например, с повышением доверия к экономике через более понятную программу: формирование нового Кабинета после выборов, формирование программы работы правительства доверие может резко увеличиться, и экономика будет в себя принимать новые инвестиции, люди будут более спокойно держать средства в рублях. Эти моменты могут повлиять на параметры кредитно-денежных программ. Их мы и обсуждали в ходе переговоров.
А.ПЛЮЩЕВ: Вопрос на пейджер: «Почему наше правительство должно брать деньги в долг у ЦБ, а не в коммерческих банках, которых развелось миллион? Ни в одной стране такого нет, а ведь это наши бюджетные деньги».
А.КУДРИН: Здесь сразу несколько вопросов. В самом главном вопрос очень правильный — почему мы берем деньги в Центральном банке, а не в коммерческих банках, не на рынке. В свое время мы брали на рынке, через ГКО. Это краткосрочные государственные облигации, которые, в связи с тем, что рынок был не таким стабильным, давались на короткое время под очень высокие проценты. И сейчас рынок еще не стабилен, особенно после такого крупного финансового кризиса, который у нас был в 1998 году, он еще не пришел в норму. Мы еще не все наши обязательства перед кредиторами по тем облигациям строго стали выполнять. Сейчас идет, как Вы знаете, обсуждение и погашение облигаций внутреннего валютного займа, третий транш, начало его переоформления. Т.е. мы не смогли вовремя его выдать. Поэтому доверие к государству по новым заимствованиям подорвано, оно еще не восстановилось, поэтому сегодня взять на внутреннем рынке можно на короткий срок и только под высокий процент. Платить как раз нам придется за процент коммерческим банкам наши бюджетные деньги, деньги налогоплательщиков. Много средств мы взять не можем. Мы берем сейчас на рынках определенное количество средств. У нас бывает миллиард два миллиарда рублей в месяц. Раньше мы брали десятки миллиардов в месяц, когда-то, в хорошие времена. Пока что это доверие, объем кредитов, их цена показывает, что еще мы не восстановили прежний уровень доверия. Поэтому если сейчас брать на рынках, он (а) не дает, (б) — дает под высокую цену, и нам приходится много средств из бюджета, которые мы должны тратить на нашу поддержку учителей и врачей, тратить на проценты коммерческим банкам. Поэтому мы подкредитовываемся из Центрального банка, но, как я сказал, в таких ограниченных размерах, которые не повлияют на ситуацию по инфляции, по ликвидности на рынках, не подорвут доверие к рублю. Нам приходится выбирать из этих двух форм заимствования. Но мы ожидаем, что после выборов, сформирования нового Кабинета более ясной станет политика, и такое доверие, безусловно, возрастет. Это, как правило, происходит во всех странах. У нас будет возможность брать на рынке нормально, на долгий срок, под небольшой процент, и, тем самым, нам не придется возвращаться к кредитам Центрального банка.
А.ПЛЮЩЕВ: Т.е. сейчас и возможности-то большой нет перехватить денег без ущерба для бюджета?
А.КУДРИН: Да. Если мы будем такими крупными заемщиками на рынке, то предложение меньше, чем спрос, цены взовьются, общая процентная ставка по кредитам в стране пойдет вверх, и мы тогда подорвем позиции частного сектора. Банкам будет выгоднее давать правительству под высокий процент, чем частному сектору на его коммерческие проекты, на его инвестиционные проекты под низкую ставку. Мы здесь можем рынок даже еще подорвать, кроме того, что нам самим это невыгодно.
А.ПЛЮЩЕВ: Я хотел бы вернуться к переговорам с Международным Валютным Фондом. Вы сказали, что есть продвижки в переговорах, но не было Вами сказано того, с чего я начинал вопрос: когда можно надеяться на возобновление кредитования. Сейчас я хочу немножко сместить акцент. Возможно ли это до президентских выборов?
А.КУДРИН: В принципе, теоретически возможно. Мы разъехались с хорошим пониманием позиций друг друга, хотя мы до конца не договорились. Скажем так, мы представили концепцию развития на ближайшие два-три месяца, полгода друг другу, согласились с тем, что и у той, и у другой позиции есть серьезные основания, что процесс может пойти или тем, или другим путем. Мы считали, что мы можем действовать таким образом, как мы предложили, и тем самым добиться не ухудшения ситуации, а улучшения. МВФ считает по-своему. Но, я повторяю, позиции очень сближены, они в рамках допустимых значений. Здесь может случиться так, что если мы пойдем хорошо и это будет общий вектор, то такая помощь в виде кредитования ускорится. Но мне кажется, что сейчас говорить о кредитах до выборов, скорее всего, маловероятно, и нам придется их подождать до времени после выборов. Серьезных потерь нет, но, как я сказал, мы по погашению внешнего долга можем получить средства Центрального банка. Они будут незначительными, и мы выполним все свои обязательства и не подорвем никакие позиции на внутреннем и на внешнем рынке.
А.ПЛЮЩЕВ: Вопрос на пейджер. Не думаю, что это напрямую к Вам, но просто интересно, что Вы думаете по этому поводу: «Не думает ли правительство повысить процент по вкладам в рублях?». Наверное, логичнее было бы задать этот вопрос председателю Сбербанка. Тем не менее, что касается привлечения средств населения, повышение процентов по вкладам в рублях это же более привлекательно для того, чтобы население приносило свои деньги и вкладывало их в экономику страны. Что собирается делать правительство для привлечения средств населения?
А.КУДРИН: В настоящее время тенденция такова, что инфляция в стране снижается. В прошлом году она была около 30-ти, в этом году мы думаем, что 18-20 процентов. Таким образом, общий вектор на снижение. Поэтому те процентные ставки, которые применялись раньше банками, были выше. Сейчас банки вынуждены даже снижать. Понятно почему. Ведь Сбербанк это коммерческий банк, он берет деньги у населения, он должен разместить их под такой же высокий процент и, тем самым, из этого заработка вернуть проценты населению. Таких проектов в условиях снижения инфляции становится все меньше и меньше, т.е. цены растут все меньше, т.е. процентная ставка по кредитам становится все меньше. Поэтому у Сбербанка меньше возможностей получить такую процентную ставку по взятым у населения и вложенным в проекты кредитам. Поэтому сейчас не тот момент, когда будет повышаться ставка. Если Вы знаете, в январе Центральный банк снизил ставку рефинансирования, т.е. он дал сигнал рынку, что ситуация меняется. Причем, она меняется в лучшую сторону, нужно это принимать. Т.е. банки или предприятия могут заимствовать кредиты по низшей ставке. Это означает, дать работу предприятиям, дать им возможность пополнить оборотные средства, закупить оборудование и сырье, отработать, заплатить налоги в бюджет. Вот это как раз работает на улучшение ситуации в экономике. Поэтому не надо бояться снижения процентных ставок. И поэтому, по-видимому, не будут сейчас расти ставки и по вкладам населения.
А.ПЛЮЩЕВ: Последний вопрос об иностранных инвестициях в российскую экономику. Насколько сейчас этот процесс идет вообще? Идут ли иностранные инвестиции в нашу экономику? Как Вы думаете, как будет развиваться ситуация после президентских выборов?
А.КУДРИН: Общая инвестиционная привлекательность в России выросла заметно с начала прошлого года до начала этого года. Очевидно, почему: в России экономический рост, рост промышленности, положительный платежный баланс. Т.е. вложенные сюда средства можно будет спокойно вывезти, раз хороший идет приток и отток валюты в стране. Т.е. режим валютный не изменился. Кроме того, сейчас позитивный рост, связанный с действиями правительства. Как вы знаете, назначение и.о. президента дало сразу сигнал рынку корпоративных ценных бумаг, и он вырос на 15-20 процентов, даже в тот момент, когда только было объявлено это назначение. Это означает, что у западных инвесторов позитивные ожидания. Причем, последнее заявление Владимира Путина о том, что во главу своей работы он ставит сохранение законности и исполнение законности, укрепление работы судов, защиту прав акционеров, это сегодня, я знаю, позитивно оценивается на Западе. Но это пока еще заявление. Масса примеров, когда права акционеров, в том числе иностранных, не всегда находят поддержку и защиту. По мере того, как будут реальные факты, свидетельства того, что правительство всерьез этим займется и поддержит инвесторов, которые вложили сюда свои средства, поддержит в их правах, в законности всех действий внутри акционерных обществ, я думаю, что позитивные ожидания будут расти. За последние три месяца серьезно ситуация переломиться не могла. Она, конечно, изменится, скорее всего, серьезно к лучшему после президентских выборов.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был первый заместитель министра финансов РФ Алексей Кудрин.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире