21 февраля 2000
Z Интервью Все выпуски

завершение регистрации кандидатов в президенты РФ; перспектива рассмотрения в Верховном суде РФ дела об отказе в регистрации лидеру ЛДПР


Время выхода в эфир: 21 февраля 2000, 18:00

21 февраля 2000 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» секретарь ЦИК Ольга Застрожная.
Эфир ведет Ольга Бычкова.

О.БЫЧКОВА: Сегодня завершилась регистрация кандидатов в президенты России. Список закрыт?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Да, список закрыт. Все начиналось с 41-ой инициативы. 8 инициатив мы не зарегистрировали, отказали, 31-у инициативную группу зарегистрировали. 15 из них сдали подписи, 11 мы сегодня зарегистрировали и четырем отказали всего. Те, кого зарегистрировали, это следующие: Зюганов, Подберезкин, Путин, Тулеев, Титов, Говорухин, Явлинский, Панфилова, Скуратов, Савостьянов и Джабраилов.
О.БЫЧКОВА: Сегодня все было не очень гладко с регистрацией кандидатов. Я знаю, что у Юрия Скуратова были проблемы с подписными листами.
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Да, у Юрия Скуратова были проблемы до самого последнего момента, можно сказать, потому что доля недостоверных подписей у него была почти 15 процентов, где-то пограничный был рубеж. Вы знаете, что если доля недостоверных подписей 15% при выборочной проверке будет, тогда возможен отказ в регистрации. Но у него это получилось из-за того, что сборщики в целом ряде городов, указывая город своего проживания, не указывали субъект Федерации. Скажем, Пятигорск они не указывали Ставропольский край, Воркута не указывали республику Коми. По закону должны были указывать.
О.БЫЧКОВА: Т.е. «недостоверная» это на самом деле значит не фальсифицированная, а неправильно оформленная.
О.ЗАСТРОЖНАЯ: На самом деле, подписи и сами сборщики, что было проверено, были вполне реальными людьми, они вели сбор подписей. Но невыполнение такого момента поставило на грань отказа.
О.БЫЧКОВА: Тем не менее, с подписями и с подписными листами сейчас, видимо, разворачивается новый скандал. Председатель Центризбиркома Александр Вешняков уже сказал, что известны фирмы, которые занимаются изготовлением подписных листов. Какие новые подробности есть на этот счет?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Я бы не сказала, что известны фирмы. Если бы они были известны, все было бы намного легче. Известно, что они есть. Мы знали об этом, получив эти папки с подписными листами, практически с самого начала, потому что по многим папкам с подписными листами просто визуально видно, что подписи рисованные. Это встречалось у ряда кандидатов.
О.БЫЧКОВА: У каких, например?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Я сейчас даже не помню. Это очень часто встречалось. Но, во-первых, у кого-то это было мало, это браковалось, когда это было возможно, когда мог дать эксперт заключение, что недостоверная подпись. А как раз лица, кто снял, кому мы отказали скажем, Хрусталев отозвал свое заявление именно потому, что процент этих недостоверных подписей был очень велик. Или Аксентьев-Кикалишвили, сегодня мы ему отказали в регистрации.
О.БЫЧКОВА: Ему отказали именно потому, что там были такие подписи?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Да, у него за 20 процентов уже выходило недостоверных подписей. Мы далеки от того, чтобы обвинять в этом самих кандидатов, но, очевидно, те, кто организовывал сбор подписей, доверились недобросовестным людям.
О.БЫЧКОВА: Что известно об этих фирмах? Много ли их, где они находятся: в Москве, в регионах?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Опять же, по слухам, то, что в Москве, мы вчера могли сделать вывод из передачи, которая была в «Зеркале» у Сванидзе. До нас доходили сведения, что в Свердловске есть такие умельцы, которые занимаются этим делом. Если бы мы точно знали, было бы все намного проще. Сейчас мы обратились со специальным представлением в МВД, в Генеральную прокуратуру с тем, чтобы они в как можно более короткий срок выяснили, что это. Если вдруг им удастся это сделать, то неизвестно, какой будет поворот у ряда кандидатов.
О.БЫЧКОВА: Кто-то из кандидатов может быть снят с выборов?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Может.
О.БЫЧКОВА: Как поздно это может произойти?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Это может произойти до самого дня выборов. Это ведь уголовное дело, это фальсификация документов. Если будут вскрыты такие факты и будут доказаны, то даже не по количеству подписей возможна отмена регистрации, а по нарушению порядка сбора подписей: они же не собирались, они изготовлялись, т.е. здесь не было сбора как такового, они просто изготавливались.
О.БЫЧКОВА: По каким причинам еще зарегистрированные уже кандидаты могут сойти с дистанции в оставшиеся дни?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: По каким причинам может быть отменена регистрация? По разным. Это может быть нарушение правил агитации, это может быть нарушение правил расходования средств избирательного фонда или принятие анонимных или вообще незаконных пожертвований. Масса там всяких причин может быть.
О.БЫЧКОВА: Можно, например, перечислить анонимное пожертвование, и затем кандидат, не совершавший ничего противозаконного, может быть снят с дистанции.
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Закон уж не так тупо подходит к этой ситуации. Кандидат, конечно, не виноват, если ему анонимное пожертвование перечислят, но он должен на это среагировать и перечислить эту анонимную сумму в доходы бюджета. Он не должен ее использовать. Вот если он ее использует, вот тут он будет за это отвечать.
О.БЫЧКОВА: Это решение будет принимать Центризбирком?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Да, конечно. По всем зарегистрированным кандидатам только мы принимаем решения.
О.БЫЧКОВА: Недавно «Союз правых сил» обратился в Центризбирком с просьбой о проведении референдума по четырем вопросам, в том числе о снятии депутатской неприкосновенности, о частной собственности на землю, о профессиональной армии и так далее. Ему было отказано в этом. Правые сейчас говорят о том, что Центризбирком забраковал их подписные листы по несерьезным причинам. Что там произошло?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Обратились-то они уже давно, просто процесс сбора подписей довольно длительный шел по субъектам. А получилась вот какая история. Дело в том, что закон о референдуме это конституционный закон, он по юридической силе выше всех остальных избирательных законов. В этом конституционном законе написано, что избиратель должен указывать дату своего рождения. А «дата рождения» это день, месяц и год рождения, вот что это означает. Во всех остальных избирательных законах, в том числе и Законе об основных гарантиях избирательных прав граждан, где тоже есть раздел о референдуме, написано просто: «Год рождения», потому что вообще, как правило, эту дату указывает только 18-летний гражданин. И сборщики подписей, которые собирали подписи по референдуму, не обратили внимания на этот нюанс. Нужно было писать день, месяц, год рождения каждого потенциального участника референдума, а они написали год. Если смотреть на эту проблему по сути, то, конечно, какая разница. Подписи-то они на самом деле собрали.
О.БЫЧКОВА: Не фальсифицированные.
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Нет, конечно. У них более двух миллионов подписей настоящих, не фальсифицированных. Там был отсев и по другим основаниям, скажем, неправильно паспорт указан и так далее. Но это конституционный закон. Мы иного решения юридически принять не могли при всем понимании этой ситуации и при том, что председатель Центральной избирательной комиссии обратился Мы же признали значимость всех этих вопросов, и он обратился с письмом к и.о. президента, и в Государственную Думу, и в Совет Федерации, и в Федеральное собрание с тем, чтобы законодательным путем решить эти вопросы. Но чисто юридически мы, как правоприменительный орган, ничего не могли сделать, потому что это требование закона.
О.БЫЧКОВА: Какова дальнейшая судьба этого референдума?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Да нет никакой у него судьбы, поскольку отказано. Они могут обжаловать в Верховный суд наше решение, безусловно, но я думаю, что это малоперспективное дело, поскольку сегодня как раз Верховный суд отказал Гончару, автору предыдущей инициативы по референдуму, о воссоединении России и Белоруссии, которому мы отказали по этим же основаниям. Они ту же самую ошибку совершили. Это чистая ошибка.
О.БЫЧКОВА: Значит, сейчас эти два референдума не проходят, т.е. 26 марта их уже никак не будет?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Они и не предполагались 26 марта. Там ведь довольно длительная процедура. Если бы мы признали подписи нормальными, то потом было бы обращение в Конституционный суд, потом только президент. Кстати, у нас сейчас исполняющий обязанности президента, а закон нигде не говорит, что исполняющий обязанности может назначить референдум. Там тоже проблема возникла. Поэтому нет, на 26-ое оно и не предполагалось.
О.БЫЧКОВА: Инициаторы этих референдумов теперь, судя по всему, должны всю свою работу проделать заново, если они хотят добиться.
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Я думаю, что у них есть гораздо более короткий и, самое главное, более эффективный путь: добиваться принятия этих законов в Государственной Думе. Тем более что исполняющий обязанности президента их поддерживает.
О.БЫЧКОВА: Еще одна скандальная ситуация в Центризбиркоме вокруг лидера ЛДПР Владимира Жириновского. Он обещал подать апелляцию в Верховный суд и добиться своего. Как обстоит дело сегодня?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Пока он в Верховный суд не обращался с жалобой на наше решение. Сегодня я по радио слышала, что он завтра-послезавтра после подготовки документов обратится. На мой взгляд, там перспектив нет. Мы точно применили норму закона, которая считает неуказание квартиры существенной недостоверностью данных. Если раньше, при выборе депутатов Государственной Думы, наша комиссия должна была сама решать и методом проб и ошибок вышла на определенные критерии существенности и несущественности недостоверности, то теперь, чтобы этого не было, в законе точно сказано, что неуказание квартиры, земельного участка, жилого дома, предприятия или части предприятия, воздушного судна в собственности является существенным нарушением, которое может явиться основанием для отказа.
О.БЫЧКОВА: Т.е. Владимир Жириновский уже не имеет шансов стать 12-м кандидатом в бюллетене.
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Я, конечно, не могут предвосхищать решение суда, но думаю, что нет, потому что мы просто точно применили норму закона, и все. Я понимаю его огорчение, потому что, действительно, это нелепо получилось. При обилии квартир они забыли про одну. Но это обязанность кандидатов.
О.БЫЧКОВА: Будут ли проводиться выборы на территории Чечни? Там шла речь о выборах президента и о довыборах в Государственную Думу.
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Нет, выборы в Государственную Думу там проводиться не будут, потому что нужно образовать округ с определенным количеством избирателей, там явка имеет большое значение для того, чтобы выборы состоялись. А выборы президента там будут проводиться на той территории, где возможно обеспечить требования закона.
О.БЫЧКОВА: Сейчас у Вас есть представление о том, как велика эта территория?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Нашими избирательными мерками я могу сказать так: 15 территориальных избирательных комиссий там создается сейчас. Это значит, примерно 15 районов.
О.БЫЧКОВА: Из скольких?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Вот этого я не могу сказать, каково там сейчас административно-территориальное деление и как оно выглядит. Они могут и не совпадать с территорией района. Это зависит, очевидно, от того, как там расположено население, вооруженные силы наши и так далее. Трудно сказать, как там сейчас география складывается. Но в том числе и в Грозном.
О.БЫЧКОВА: Членов Центризбиркома не смущает то обстоятельство, что очень большая, если не большая часть жителей Чечни находится сейчас за ее пределами?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Нет, это обстоятельство как раз нисколько не смущает, потому что они спокойно примут участие в выборах, находясь там, где они есть: в Ингушетии, в Дагестане. Они будут там голосовать и участвовать в выборах.
О.БЫЧКОВА: Как будет организована работа избирательных комиссий на территории Чечни при условии, что даже на тех территориях, которые находятся под контролем федеральных сил, обстановка все равно неспокойная? Будут ли это свободные выборы, которые обеспечиваются штыками?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Да нет, конечно, ни о каких штыках там речи быть не может. Вся проблема состоит в обеспечении нормальной процедуры выборов. На самом деле, это довольно рутинная вещь. Чтобы провести выборы, что нужно сделать? Нужно составить списки избирателей. Сейчас этим занимается временная администрация. Нужно выяснить, сколько там самих жителей Чечни, а, кроме того, там будут голосовать и те лица, которые там по линии МВД или министерства обороны находятся, участвуют в вооруженных действиях. Составляются эти списки, определяются участки, куда можно прийти проголосовать, оборудуются эти участки. Времени на все эти дела довольно мало, но, тем не менее, выборы все равно там будут проводиться по общим стандартам, без всяких исключений. Т.е. это будут свободные выборы, и избирательные участки будут оборудованы так, чтобы воля каждого избирателя была выражена свободно, т.е. тайна голосования будет обеспечена обязательно.
О.БЫЧКОВА: Вы не ожидаете возможных протестов по поводу проведения и действительности выборов в Чечне?
О.ЗАСТРОЖНАЯ: Насчет действительности — нет. Протестов с чьей стороны? Если люди на выборы придут, то они тем самым подтвердят свое желание участвовать. Если они не захотят участвовать, они просто не пойдут на избирательные участки. Понятно, что там особый режим, что там будет предпринято максимум усилий для того, чтобы там была спокойная обстановка. Я думаю, ничего особенно такого не предвидится.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» была секретарь ЦИК Ольга Застрожная.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире