22 марта 2000
Z Интервью Все выпуски

возбуждение уголовного дела против руководителей «Трасткредитбанка»


Время выхода в эфир: 22 марта 2000, 17:15

22 марта 2000 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» подполковник юстиции Владимир Мартынов, начальник центра общественных связей следственного комитета при МВД РФ.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мы говорим о возбуждении уголовного дела против руководителей «Трасткредитбанка». Агентства сообщают о том, что в Москве ликвидировано крупнейшее организованное преступное сообщество, финансирующее чеченские бандформирования. Ваши комментарии?
В.МАРТЫНОВ: Во-первых, это уголовное дело было возбуждено 20 марта. Вчера проводился большой массив оперативных и следственных мероприятий. В ходе этих следственных мероприятий было задействовано — только эти цифры уже о чем-то говорят — 50 следователей следственного комитета, свыше ста сотрудников оперативных подразделений Главного управления по борьбе с организованной преступностью, центрального регионального управления и регионального управления по Московской области. Основанием для возбуждения этого уголовного дела и послужили материалы, оперативные разработки Главного управления по борьбе с организованной преступностью. Оперативникам стали известны данные о деятельности организованной преступной группы, которая занималась незаконной банковской деятельностью: легализацией, т.е. отмыванием незаконно полученных денежных средств, и лже-предпринимательством. Поясню для слушателей, что такое лже-предпринимательство. Это когда какая-то фирма создается специально для того, чтобы, например, получить кредит и исчезнуть вместе с этим кредитом. Или получить какой-то подряд, получить под него средства и исчезнуть вместе с подрядом.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: В тех же агентствах прошла информация о том, что «Трасткредитбанк» был создан в 1993 году. Есть ли информация, эта структура создавалась специально «под» или она вошла в преступный бизнес в процессе своей деятельности?
В.МАРТЫНОВ: Я думаю, что эти вопросы будут выяснены в ходе предварительного следствия, которое начато по этому уголовному делу. Наверняка уже и оперативными, и следственными действиями доказано, что преступная деятельность длилась с ноября 1999 года вплоть до позавчерашнего или вчерашнего дня. Это мы знаем точно. Что же касается более раннего периода действий этого банка, на эти вопросы даст ответы следствие.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Есть информация о том, что в числе вкладчиков банка есть и частные лица. Руководство, «верхушка» арестована. Сам банк функционирует? Ведь не первый и не последний, к сожалению, в России случай такой.
В.МАРТЫНОВ: Я думаю, что следственные органы сделают все для того, чтобы обыкновенные граждане, просто вкладчики банка не пострадали или пострадали как можно меньше. Но если будет доказано, что их средства тоже использовались для ведения преступной деятельности, то в каждом отдельном случае будет решаться отдельно судьба этих денежных средств. Можно сказать уже сегодня, что по оперативным данным через банк незаконно было обналичено свыше 20 млн. долларов США. А часть из этих денег использовалась экстремистскими вооруженными формированиями на территории Чечни, одним словом, бандформированиями, для покупки боеприпасов, обмундирования, оружия и так далее.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я понимаю, что ответ на многие вопросы даст исключительно суд. Но скажите, пожалуйста, существуют ли на сегодняшний день в материалах дела, которое сейчас расследуется, например, указания на тех лиц, которых Министерство печати признает террористами?
В.МАРТЫНОВ: Начнем с того, что террористом может признать только суд того или иного человека, с моей точки зрения, равно как и преступником. Будучи юристом, другого подхода к этому вопросу я не вижу и не могу назвать. Есть, тем не менее, люди, которые ведут преступную деятельность, которые занимаются террористической деятельностью. Террористом участника бандформирования, наверное, можно назвать еще до суда, если будет доказано, что он являлся членом этого бандформирования и вел террористическую деятельность как на территории Чечни, так и на территории всей остальной России. Что же касается конкретных лиц и конкретных следов, ведущих в бандформирования, пока я бы не стал отвечать на этот вопрос, поскольку если мы сегодня скажем об этом, то я боюсь, что завтра этот след будет утерян.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Что грозит задержанным?
В.МАРТЫНОВ: По статье о незаконной банковской деятельности максимальное наказание, насколько я помню, — семь лет лишения свободы. Две другие статьи, по которым они обвиняются, — это незаконное предпринимательство и лже-предпринимательство — санкции ниже. Т.е. максимально — 7 лет лишения свободы, если не будет доказано прямое пособничество в бандитской деятельности, в террористической деятельности. Но тогда уже речь будет идти о других статьях Уголовного кодекса.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: О каких?
В.МАРТЫНОВ: Это терроризм, это участие в незаконных вооруженных формированиях, это разбойные нападения и так далее.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Сегодня очень многие финансовые и банковские структуры для себя делают разницу между понятиями «честный» и «законопослушный». Деятельность, о которой мы в настоящий момент говорим, является, с Вашей точки зрения, все-таки именно тем следом, ведущим к терроризму, к тем самым преступлениям, о которых столько говорят сегодня?
В.МАРТЫНОВ: К сожалению, я думаю, пока все говорит о том, что этот банк принимал участие в финансировании незаконных вооруженных формирований. Т.е., таким образом, он принимал участие в тех боевых действиях, и отнюдь не на стороне федеральных войск, которые ведутся сейчас в Чечне. Это с одной стороны. С другой стороны, напомню, что я юрист, для меня не существует разницы между честным и законопослушным. Законопослушный — значит честный. Если нечестный — то не законопослушный.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Первый заместитель начальника Главного управления по борьбе с оргпреступностью МВД России заявил о том, что речь идет в данном деле не только о «Трасткредитбанке», но также о банке «Хлеб России» и об акционерном коммерческом банке «ИРС». Это так?
В.МАРТЫНОВ: Да. У нас есть сведения о том, что эти банки были причастны к деятельности «Трасткредита». Вчера было проведено в общей сложности 32 обыска, в том числе в «Трасткредите», о котором мы говорили, и в «Хлебе России», и в «ИРС», о которых Вы только что упомянули. Кроме того, были проведены обыски также в четырех коммерческих организациях и в 12-ти квартирах по местам проживания фигурантов по делу.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Помимо перечисленных организаций есть еще какие-то организации, о которых Вы можете сегодня говорить?
В.МАРТЫНОВ: Сегодня я могу сказать, что в результате действий следователей следственного комитета и оперативников подразделений Главного управления по борьбе с организованной преступностью была пресечена незаконная деятельность кроме «Трасткредита» также обществ с ограниченной ответственностью «Сервисснаб», «Олигархия», «Оптимум-Н», «Радуга-Прим», «Рассвет-98» и закрытого акционерного общества «К-Траст». Отмечу, что руководитель «Рассвета-98», так же как и трое руководителей банка «Трасткредит», задержан в качестве подозреваемого по этому же уголовному делу.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Возникает еще один вопрос. Все перечисленные Вами организации — фигуранты именно по одному уголовному делу? Каждая из них представляла собой винтик одного механизма или это были разные структуры?
В.МАРТЫНОВ: Все перечисленные мной организации и люди проходят по одному уголовному делу, в рамках которого и проводились следственные мероприятия, о которых я рассказывал.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я не пытаюсь лезть в вашу епархию, но почему задержание было проведено именно в эти дни? Ведь уголовное дело не вчера появилось. Насколько я понимаю, судя по количеству людей, задействованных в этом деле со стороны закона, все это началось не вчера, да?
В.МАРТЫНОВ: Вы задаете сейчас вопрос, ответ на который напрямую есть в Уголовном кодексе РСФСР, по которому мы живем сейчас. Уголовное дело было возбуждено 20 марта 2000 года. Т.е. оно было возбуждено два дня назад. Вчера были проведены все необходимые следственные действия, в результате которых появились основания для задержания тех или иных лиц. Если бы это произошло под 23 февраля, например, Вы бы меня спросили, а почему накануне Дня защитника отечества. Сегодня Вы меня спрашиваете, почему именно сейчас. Потому что раньше не было оснований. А медлить нельзя.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я объясню свой вопрос, сославшись на информационные агентства. По словам первого зама начальника следственного комитета МВД, операция по ликвидации сети, в которую преимущественно входили лица чеченской национальности, была назначена на 21 марта. Вот и понятно, с чем связано. Это так, кстати?
В.МАРТЫНОВ: Конечно. Вопрос тогда, когда она была назначена на 21 марта. 20-го.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я попросила бы Вас все-таки ответить еще раз на этот вопрос. Действительно ли среди фигурантов по этому делу большинство — лица чеченской национальности?
В.МАРТЫНОВ: Я перечислю просто людей, которые задержаны. Президент акционерного коммерческого банка «Трасткредит» Дадаева, вице-президент Тарасюк, начальник валютного отдела Пискунова и директор общества с ограниченной ответственностью «Рассвет-98» Ашаев. Кроме того, по делу допрошено уже свыше 20 людей. Пока их статус — свидетели по делу. В основном это уроженцы Чеченской республики.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Через 72 часа, если не поступит новая информация по делу, задержанные будут выпущены?
В.МАРТЫНОВ: Закон предусматривает следующие варианты. Первое: в течение 72 часов задержанному в качестве подозреваемого должно быть предъявлено обвинение и избрана мера пресечения. Эта мера пресечения может быть как связана с лишением свободы, так и не связана с этим — т.е. подписка о невыезде, поручительство, залог и так далее. Если в течение 72 часов не найдены основания для предъявления обвинения, то опять возможно два варианта. Первый вариант — подозреваемый освобождается из мест временного содержания. И второй вариант: с санкции прокурора в порядке статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса они задерживаются на срок в общей сложности до 10 суток. Т.е. трое суток проходит, и еще семь суток. В течение этих уже десяти суток, но уже с санкции прокурора, им должно быть предъявлено обвинение. Если оно им не предъявлено в течение этих десяти суток (т.е. дополнительных семи), они должны быть освобождены.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был подполковник юстиции Владимир Мартынов, начальник центра общественных связей следственного комитета при МВД РФ.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире